<<
>>

3. Особенности осуществления преимущественных прав приобретения долей (акций), отчуждаемых участниками хозяйственных обществ

В юридической литературе наибольшее освещение получили вопросы осуществления участниками хозяйственных обществ преимущественного права приобретения долей (акций), отчуждаемых другими участниками в пользу третьих лиц.
Субъектами указанного права являются акционеры закрытого общества, статус которых подтверждается выпиской из реестра акционеров, предусмотренной ст. 46 Федерального закона "Об акционерных обществах" <1>, а также участники обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью. Уступка указанного преимущественного корпоративного права приобретения долей (акций) не допускается. Содержанием данного права является установленная Законом возможность преимущественного приобретения одними участниками хозяйственного общества долей (акций), продаваемых другими участниками общества третьему лицу. Доли (акции) могут быть приобретены участниками хозяйственного общества по цене предложения третьему лицу пропорционально размерам принадлежащих им долей (количеству акций) в уставном капитале общества. Указанная выше норма носит диспозитивный характер и применяется, если уставом хозяйственного общества не предусмотрен иной порядок осуществления этого преимущественного корпоративного права (абз. 4 п. 3 ст. 7 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Что касается обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью, то иной порядок помимо устава может быть определен соглашением, заключаемым участниками таких обществ (абз. 1 п. 4 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Подчеркнем, что Закон связывает возможность осуществления преимущественного корпоративного права приобретения долей (акций) с намерением отчуждения их третьим лицам. В юридической литературе было высказано мнение, согласно которому устав хозяйственного общества может предусматривать преимущественное право и в случаях, когда доли (акции) отчуждаются иным участникам хозяйственного общества. Изложенная позиция обосновывается целесообразностью создания механизма недопущения перераспределения контрольных функций внутрихозяйственного общества среди его участников <2>. При всей разумности данного довода представляется, что действующее законодательство не позволяет предусматривать в уставах хозяйственных обществ возможность возникновения преимущественного права при отчуждении долей (акций) в пользу иных участников общества, поскольку соответствующие положения Закона сформулированы в виде императивных норм.

<1> Постановление ФАС Московского округа от 27 февраля 2001 г. N КГ-А40/666-

01.

<2> Более подробно см.: Шапкина Г.С. Как применять акционерное законодательство (комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003. N 19) // Хозяйство и право. 2004. N 1.

Участникам обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью законодатель предоставил более широкие полномочия по определению в уставах обществ порядка возникновения и осуществления преимущественных корпоративных прав. Само отчуждение доли в уставном капитале общества с ограниченной или дополнительной ответственностью третьему лицу может быть запрещено уставом хозяйственного общества, что исключит возможность появления оснований возникновения преимущественных корпоративных прав покупки доли (п.

2 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Помимо статуса субъекта, приобретающего доли (акции), для осуществления преимущественного права имеют значение и условия отчуждения долей (акций) приобретателю.

Во-первых, доли (акции) должны отчуждаться путем продажи. Применительно к акционерным обществам такое толкование Закона было дано в подп. 9 п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19. Согласно подп. "б" п. 12 Постановления Пленума ВС РФ N 90 и Пленума ВАС РФ N 14 от 9 декабря 1999 г. "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" на случаи безвозмездной передачи участником принадлежащей ему доли третьему лицу право преимущественной покупки не распространяется. Но и в этом случае далеко не любое возмездное отчуждение долей позволит участникам общества осуществить их преимущественное приобретение. Так, если доли отчуждаются по договору мены, то, на наш взгляд, нет оснований для применения преимущественного права. Речь идет не только о буквальном толковании Закона, но и о существе преимущественного права. Безусловно, преимущественное право приобретения долей общества с ограниченной и дополнительной ответственностью является гарантией защиты прав участников, которые, приобретая доли, получают возможность сохранить свою долю участия в уставном капитале общества. Но очевидно, что при этом не должны нарушаться права участника, связанные с распоряжением долями. Именно поэтому преимущественное право может быть осуществлено участниками общества на условиях отчуждения долей третьему лицу. Эти условия выступают в качестве пределов осуществления преимущественного права приобретения долей. Если такие условия не могут быть выполнены, то преимущественное право не может быть осуществлено. Осуществление права с выходом за пределы его осуществления будет обычным злоупотреблением правом. Теоретически можно представить ситуацию, когда один или несколько участников общества, обладая однородным имуществом, могут передать отчуждателю доли в обмен на эту долю имущественный эквивалент того же рода, что и третье лицо - потенциальный приобретатель доли. Очевидно, что чем больше участников в обществе, тем меньше вероятность того, что все они обладают необходимым для обмена имуществом. Ситуация становится неразрешимой, если доли предполагается обменять на индивидуально-определенную вещь. В данном случае участники общества фактически не в состоянии передать в обмен на доли то же имущество, что и третье лицо - приобретатель доли. Отметим, что в литературе даже применительно к акционерному обществу было высказано мнение о возможности применения преимущественного права приобретения акций в случае отчуждения их по договору мены <1>. Согласимся с Л.А. Новоселовой, полагающей, что данная позиция вряд ли может быть подкреплена ссылкой на п. 5 ст. 250 ГК РФ, предусматривающий, что правила о преимущественной покупке доли в общей собственности распространяются и на случаи отчуждения доли по договору мены, поскольку воля законодателя, направленная на включение договоров мены в круг сделок, совершение которых может осуществляться лишь с соблюдением преимущественных прав, должна получить прямое закрепление в законе в виде предписания, что и было сделано в п. 5 ст. 250 ГК РФ <2>. Как уже отмечалось, Федеральный закон "Об акционерных обществах" такого предписания не содержит.

<1> См., например: Шапкина Г.С. Указ. соч.

<2> Новоселова Л. А. Преимущественное право приобретения акций в закрытом акционерном обществе // Арбитражная практика. 2004. N 4.

Отсутствие у участников общества с ограниченной и дополнительной ответственностью преимущественных прав при отчуждении доли третьему лицу иным образом, чем продажа, компенсируется иными механизмами защиты их прав. Так, в уставе общества может быть установлено требование о получении предварительного согласия самого общества или остальных участников на такую сделку (п. 5 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Однако положения устава, предусматривающие получение такого согласия при продаже доли, должны считаться недействительными как противоречащие Закону.

Нет также достаточных оснований и для применения преимущественного права приобретения долей (акций) при отчуждении последних с публичных торгов. В пользу такого вывода косвенным образом свидетельствует п. 9 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Проведение публичных торгов, связанных, например, с реализацией арестованных долей (акций), регламентировано специальными нормами, содержащимися, в частности, в Федеральном законе от 2 октября 2007 г. N 229- ФЗ "Об исполнительном производстве" <1>. Порядок реализации долей (акций) в рамках конкурсного производства также определяется специальным законодательством, каковым является законодательство о несостоятельности (банкротстве) <2>. Победителем торгов признается лицо, выигравшее их согласно условиям проведения торгов, а не в результате осуществления преимущественного права приобретения долей (акций) <3>. Объясняется это прежде всего тем, что нормы права, регламентирующие порядок подготовки и проведения публичных торгов, в своем большинстве относятся к сфере публичного, а не частного права, к которому как раз и принадлежит подавляющая часть норм Федерального закона "Об акционерных обществах" и Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

<1> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

<2> См., например, Постановление ФАС Московского округа от 24 марта 2004 г. N КГ-А41/902-04-Д1.

<3> См., например, Постановления ФАС Поволжского округа от 27 июня 2002 г. N А72-126/02-Р8; от 20 февраля 2003 г. N А72-4660/02-И247; от 24 марта 2003 г. N А72- 4486/2002-А221.

Как отмечалось выше, преимущественное право приобретения долей (акций) не применяется в случаях их безвозмездного отчуждения. Это обстоятельство часто используется недобросовестными участниками гражданского оборота в целях обхода преимущественного права. Классической стала схема дарения акции физическому лицу или некоммерческой организации, которые впоследствии дарят эту акцию коммерческой организации. Последняя, став участником общества, может уже свободно приобрести все акции, принадлежащие участнику общества, подарившему одну из них физическому лицу или некоммерческой организации. Сделки с физическим лицом или некоммерческой организацией используются в этой схеме в качестве промежуточного этапа по причинам запрета дарения между коммерческими организациями, за исключением обычных подарков (ст. 575 ГК РФ), к которым акции не относятся <1>. Доказать, что договор дарения заключался сторонами не с целью безвозмездной передачи акции, а с целью обхода преимущественного права приобретения акций, довольно трудно. В тех случаях, когда это удается, такая сделка будет считаться мнимой как совершенная лишь для вида (п. 1 ст. 170 ГК РФ). Стороны такой сделки не стремятся к достижению правового результата в виде безвозмездного приобретения акции. Цель такой сделки совершенно иная: неприменение преимущественного права приобретения акций. Именно поэтому данная сделка может быть охарактеризована в качестве мнимой, хотя с этим согласны не все правоведы <2>.

<1> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 июля 2002 г. N Ф04/2350- 684/А27-2002.

<2> См., например: Новоселова Л. А. Указ. соч.

Если же фактически акции были переданы не безвозмездно, а за плату, то договор дарения будет являться притворной сделкой. В случае предоставления заинтересованным лицом, имеющим преимущественное право на приобретение акций, доказательств, свидетельствующих о том, что договор безвозмездного отчуждения акций (дарения), заключенный участником общества с третьим лицом, является притворной сделкой и фактически акции были отчуждены на возмездной основе, такой договор в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ является ничтожным, а к сделке, с учетом ее существа, применяются правила, регулирующие соответствующий договор (абз. 2 подп. 8 п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19).

И мнимая, и притворная сделки будут являться сделками, совершенными в обход Закона, устанавливающего для акционера закрытого общества особый способ осуществления права распоряжения акциями путем их продажи. Этот способ предполагает соблюдение преимущественного права приобретения акций, которым наделены остальные акционеры закрытого общества. Все сказанное выше о действиях приобретателей акций, направленных на обход положений Закона о преимущественных правах, справедливо и для безвозмездного приобретения части доли в уставном капитале общества с ограниченной и дополнительной ответственностью с целью последующего приобретения всей доли целиком. Вместе с тем совершить указанные сделки в обществе с ограниченной и дополнительной ответственностью сложнее, чем в закрытом акционерном обществе, поскольку их совершению может препятствовать реализация норм-дозволений, содержащихся в п. п. 2, 5 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Во-вторых, участники общества могут воспользоваться преимущественным правом приобретения долей (акций), продаваемых другими участниками, если они согласны приобрести предложенные им доли (акции) по цене и на условиях их предложения третьему лицу. Если участник общества не в состоянии предложить такую же цену за продаваемые доли (акции), как и третье лицо, или выполнить другие условия договора купли-продажи долей (акций), на которых предлагается купить доли (акции), то он не может осуществить свое преимущественное право. Ни Закон, ни Высший Арбитражный Суд РФ не дают перечня таких условий. В каждом конкретном случае они могут существенно различаться. Главное, чтобы эти условия были определены продавцом в извещении о продаже долей (акций), направляемом в общество. Наиболее часто в качестве такого условия выступает возможность рассрочки платежа <1>.

<1> См., например, Постановление ФАС Московского округа от 25 апреля 2002 г. N КГ-А40/2542-02.

В-третьих, в результате осуществления участниками общества преимущественного права приобретения долей (акций), продаваемых третьему лицу, должны быть приобретены все предлагаемые к продаже доли (акции). Как разъяснил Высший Арбитражный Суд РФ, если участники закрытого акционерного общества (общество) согласны купить лишь часть отчуждаемых акций, акционер вправе продать их третьему лицу по цене и на условиях, сообщенных им другим акционерам и обществу (подп. 5 п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19). То же самое можно сказать и о случае, когда участники общества готовы купить лишь часть отчуждаемой доли в уставном капитале общества с ограниченной и дополнительной ответственностью.

Наконец, преимущественное право приобретения долей (акций) может быть осуществлено в течение строго определенного срока. Начало течения этого срока, который по своей природе является пресекательным, обусловлено исполнением продавцом долей (акций) информационных обязанностей по отношению к участникам общества и к самому обществу. Участник общества, намеренный продать свою долю (акции) третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий продажи доли (акций). Как правило, извещение участников общества осуществляется через само общество. Исчисление срока осуществления преимущественного права приобретения доли (акций) в уставном капитале общества ведется от даты получения обществом соответствующего извещения участника, продающего долю (акции). До истечения указанного срока как участники общества, так и само общество могут отказаться от осуществления преимущественного права приобретения доли (акций). Подчеркнем, что преимущественное право приобретения доли (акций) может возникнуть у самого общества, если это право предусмотрено его уставом и участники общества не осуществили принадлежащие им соответствующие преимущественные права.

Участник общества, продающий свою долю (акции) с нарушением требований закона о необходимости соблюдения преимущественных прав других участников на приобретение отчуждаемой доли (акций), совершает противозаконные сделки, которые, однако, не являются ничтожными согласно ст. 168 ГК РФ, поскольку в данном случае в силу положений той же статьи закон предусматривает иные последствия нарушения. Так, при продаже доли (акций) с нарушением преимущественного права приобретения любой участник общества и (или) общество, если уставом общества предусмотрено преимущественное право приобретения обществом доли (акций), вправе потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя. В подавляющем большинстве случаев в целях защиты преимущественного права приобретения доли (акций) такой способ защиты права, как перевод прав и обязанностей по договору купли- продажи, фактически не может быть использован. Права и обязанности покупателя могут быть переведены по действующему договору. По договору, который прекратил свое действие в связи с надлежащим исполнением порожденных им обязательств, возможность такого перевода выглядит более чем сомнительной.

К моменту рассмотрения соответствующего иска в суде переход прав на долю (акции) общества на третье лицо, как правило, уже произошел, переданная доля (акции) оплачена. В соответствии с абз. 2 п. 6 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" приобретатель доли в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об уступке доли. При этом нет необходимости предоставлять доказательства соблюдения преимущественных прав покупки доли, принадлежащих участникам общества. У закрытого акционерного общества, самостоятельно ведущего реестр акционеров, или у регистратора также нет легальных оснований для отказа в регистрации перехода права собственности на акции на третье лицо. Согласно п. 7.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг лицо, ведущее реестр акционеров, для регистрации перехода права собственности на акции не вправе требовать от продавца предоставления иных документов, за исключением предусмотренных указанным выше нормативным правовым актом. В перечне требуемых документов отсутствуют документы, подтверждающие отказ акционеров и (или) самого общества от осуществления преимущественного права приобретения продаваемых акций. Очевидно, что при отчуждении доли (акций) нельзя руководствоваться правилами об отчуждении имущества, обремененного обязательствами. Передача имущества, обремененного обязательствами, осуществляется с письменного согласия лица, в интересах которого было осуществлено такое обременение. В данном случае отчуждаемая доля (акции), принадлежащая одному из участников, не обременяется обязательствами в интересах других участников. У последних есть лишь преимущественное право на заключение договора купли-продажи доли (акций) по сравнению с третьими лицами. До акцепта участниками общества оферты, сделанной лицом, продающим долю (акции), в порядке, предусмотренном абз. 5 п. 3 ст. 7 Федерального закона "Об акционерных обществах" и абз. 2 п. 4 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", между участниками общества вообще не возникает никаких обязательственных правоотношений, связанных с отчуждаемой долей (акциями).

В том случае, когда продавец и покупатель надлежащим образом исполнили обязательства, вытекающие из договора купли-продажи, есть все основания для утверждения об окончании действия такого договора (п. 3 ст. 425 ГК РФ). В этой связи справедливым представляется мнение о том, что в таких случаях речь идет, по существу, не о переводе прав и обязанностей по договору, а о фактическом выкупе доли (акций) <1>.

<1> Скловский К., Смирнова М. Указ. соч.

Истцами по указанным искам будут являться участники общества, чье преимущественное право нарушено, или само общество, если оно в соответствии с уставом наделено преимущественным правом приобретения доли (акций). В литературе было высказано мнение, что в случае предъявления исков о переводе прав и обязанностей по договору купли-продажи акций несколькими акционерами приоритет должен отдаваться лицу, первым обратившемуся с соответствующим иском <1>. Ответчиком по данному иску будет выступать третье лицо - покупатель доли (акций). Если иск предъявлен к продавцу доли (акций), то суд по ходатайству истца либо с его согласия может заменить ненадлежащего ответчика надлежащим. Тогда же, когда согласия на замену ответчика от истца не получено, суд может с согласия истца привлечь покупателя доли (акций) в качестве второго ответчика <2>.

<1> См.: Новоселова Л. А. Указ. соч.

<2> Постановление ФАС Московского округа от 6 августа 2001 г. N КГ-А40/3952-01.

Что касается подведомственности данного вида споров арбитражным судам, то этот вопрос требует некоторого уточнения. На первый взгляд споры об осуществлении и защите преимущественного права приобретения доли (акций) должны рассматривать суды общей юрисдикции, если истец или ответчик по данному спору является физическим лицом, не обладающим статусом индивидуального предпринимателя. Такой вывод следует из буквального толкования подп. 4 п. 1 ст. 33 АПК РФ, предусматривающего специальную подведомственность применительно к корпоративным спорам. Как известно, арбитражное процессуальное законодательство выделяет два основных вида корпоративных споров. Прежде всего это споры между хозяйственным обществом и его участниками, а также споры, возникающие между самими участниками даже тогда, когда один из них является гражданином, не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, если указанные споры связаны с предпринимательской или иной экономической деятельностью хозяйственного общества. Строго говоря, третье лицо - приобретатель доли (акций) на момент рассмотрения спора может еще не успеть стать участником общества. Насколько правомерно относить спор в этом случае на разрешение арбитражного суда? В настоящий момент арбитражная практика исходит из того, что дела подобной категории подлежат рассмотрению арбитражными судами, поскольку разрешению подлежит спор, касающийся корпоративных прав <1>.

<1> См., например, Постановления ФАС Московского округа от 23 мая 2003 г. N КГ- А40/2447-03, от 4 июня 2004 г. N КГ-А40/4360-04.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 3. Особенности осуществления преимущественных прав приобретения долей (акций), отчуждаемых участниками хозяйственных обществ:

  1. § 2- Развитие организационно-правовых форм субъектов торгового (предпринимательского) нрава в XVIII в. - середине XIX
  2. § 2. Виды пределов осуществления прав акционеров
  3. §3.2. Специфика осуществления прав ] миноритарными акционерами.
  4. Круг лиц, имеющих право оспорить решение общего собрания акционеров.
  5. 3. Особенности осуществления преимущественных прав приобретения долей (акций), отчуждаемых участниками хозяйственных обществ
  6. 4. Иные обязанности участников хозяйственных обществ
  7. Особенности правового положения хозяйственных обществ
  8. 1.2. Акционерное общество (АО) Понятие АО
  9. 1.3. Общество с ограниченной ответственностью (ООО) Понятие ООО
  10. Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.
  11. §2. Виды юридических лиц как субъектов предпринимательской деятельности
  12. §1. Особенности возникновения и осуществления гражданских прав субъектов предпринимательской деятельности
  13. Федор Олегович Богатырев Залог прав
  14. Подходы при определении цены в различных сделках
  15. Введение
  16. Г ВЕЩНОЕ ПРАВО
  17. § 1. Хозяйственные общества
  18. § 2. Правовой режим сделок, в совершении которых имеется заинтересованность
  19. § 1. Торговые товарищества (общества)
  20. § 1. Инвестиционная деятельность и организационно-правовая форма акционерного общества
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -