<<
>>

Теория промышленного права в трудах российских и зарубежных ученых второй половины XIX века

Фундаментальные изменения во всех сферах государственного устройства Российской империи второй половины XIX века заложили основу совершенно нового подхода к правовому регулированию промышленного производства.

В разные исторические периоды объем влияния государственных структур на деятельность процессов внутри общества был различен. Со временем государство шло по пути расширения своих полномочий. В изучаемый период правительственной опеке были подвергнуты многие сферы жизни общества, в том числе особое внимание уделялось устанавливающимся отношениям в промышленной сфере[64].

Наметились две наиболее общие тенденции деятельности правительственных органов по урегулированию общественных процессов в стране. C одной стороны предпринимались попытки ограничить деятельность правительства рамками охраны безопасности граждан, предполагая, что их благосостояние будет обеспечено свободным соперничеством частных лиц. Однако, небывалое развитие промышленности, торговли и транспортной инфраструктуры сделали очевидной необходимость государственного вмешательства чуть ли не во все отрасли народного хозяйства. Соответственно, деятельность государства была направлена на урегулирование этих сфер, и прежде

V/ KJ T^

всего, экономической и производственной. В ходе урегулирования ряда общественных процессов выяснилось, что далеко не все отношения можно упорядочить лишь с принятием новых нормативных актов. Требовался комплексный подход к решению конкретных задач.

Классически определенные направления теории промышленного права рассматривались в двух основных аспектах: в праве вмешательства государства в область труда вообще и в праве вмешательства государства в область мануфактурной промышленности, при этом последняя затрагивала отношения промышленников с другими промышленниками, отношения промышленников к рабочим, отношения промышленников к потребителям, отношения промышленников K обществу[65].

Многоплановость теории промышленного права позволяет в рамках настоящего исследования обратить внимание на право вмешательства государства в ту область общественных отношений, которая формируется в сфере промышленного производства.

Правовое регулирование в промышленной сфере затрагивало в рассматриваемый период истории огромный пласт общественных отношений, требующий серьезного теоретического исследования. С.С. Алексеев указывал, что «правовое регулирование - это осуществляемое при помощи права, всей системы правовых средств воздействие на общественные отношения, на поведение людей»[66], при этом право представляло собой статику правовых явлений, а правое

регулирование отражало динамику, «само действие юридических норм,

3

всех других правовых явлений».

Для любого исследования необходимо рассмотреть формирование объекта правового регулирования и определиться, что именно является объектом тех или иных отношений. B правоотношении, как сложном и многоэлементном общественном отношении, объект являлся одним из его элементов, то есть предметом окружающего мира, по поводу

4

которого сложились правоотношения .

B литературе до сих пор спорным является вопрос о понятии объекта правового регулирования. Н.М. Коркунов считал, что необходимым элементов каждого юридического отношения являются субъекты права и обязанности. Однако этим не исчерпываются необходимые элементы юридического отношения. Право, по мнению Н.М. Коркунова, есть возможность осуществления интереса, а осуществление наших интересов предполагает непременно пользование для этого теми или другими средствами. Поэтому каждое право необходимо и должно иметь свой объект, пользование которым и ведет к осуществлению интереса, составляющего содержание права[67]. B данной конструкции субъективный интерес приравнен к содержанию права, с выведением его за пределы правового отношения. Проекцией субъективного интереса в составе элементов юридического отношения является объект как средство удовлетворения интереса.

В отличие от Н.М. Коркунова, для которого объект в структуре правоотношения выступает в качестве средства удовлетворения интереса, где можно предположить, что в этом качестве он должен быть присущ лишь частноправовым отношениям, Г.Ф. Шершеневич включал объект в структуру и частноправовых и публично-правовых отношений, указывая, что в объекте права скрещиваются интересы управомоченного и обязанного субъектов и юридическое отношение есть отношение вынужденно разграниченных интересов[68]. Далее Г.Ф. Шершеневич указывал, что объект права следует искать в благах, обеспечиваемых правом, как цели, а не в установленном поведении, как средстве. C этой стороны следует признать правильным определение

объекта права как всего того, что служит средством осуществления

2

разграничиваемых правом интересов .

Можно предположить, что объектом правового регулирования промышленного производства являлась вся совокупность общественных отношений в промышленной сфере.

В связи с этим совокупность общественных отношений B промышленном секторе экономики достаточно условно предложено выделить и сгруппировать в несколько направлений: регулирование отношений в процессе учреждения и создания промышленных заведений; регулирование функционирования всего производственного цикла предприятий; прекращение деятельности промышленных заведений; сбор и систематизацию статистических сведений о промышленном производстве; теорию промышленного права, как основу для формирования политики государства в промышленной сфере.

Презюмируя свободу промышленности, государство через систему нормативных актов должно было создать необходимые

3

условия для развития промышленности .

Сложность данной проблемы в рассматриваемый исторический период заключался в том, что промышленное производство было новым явлением общественной жизни, в котором для урегулирования даже части отношений внутри него требовалось время и постоянные усовершенствования нормативной базы. Этим объясняются многочисленные пробелы законодательства о промышленности России второй половины XIX - начале XX веков.

Промышленная политика государства в изучаемом периоде заключалась в решении одной из своих основных целей: отследить и урегулировать наиболее важные сферы организации промышленных заведений, дать возможность развиваться новым и перспективным производствам, корректируя финансово-налоговую политику и управленческую инфраструктуру[69]. Игнорирование этих направлений, по меньшей мере, привело бы к стагнации промышленного производства и к ослаблению экономики в целом.

В дореволюционной Росси правительство позволяло создавать новые производства частным предпринимателям, и более того, помогало им, субсидируя, защищая их от иностранных конкурентов, создавая льготный налоговый режим[70].

Таким образом, теория промышленного права, затрагивая право вмешательства государства в промышленные отношения, обращает внимание на серьезный аспект данной проблемы - степень ограничения свободы участников таких отношений. C одной стороны система промышленной свободы может привести через состояние анархии к, так называемому, промышленному феодализму, с другой стороны, введение не подвергшихся серьезному анализу, ограничений нанесет непоправимый вред правам людей и затормозит развитие промышленности[71]. Неразрывная связь продуманной промышленной политики с экономическим курсом страны служили залогом процветания Российской империи.

Интенсивное развитие отечественной торговли и промышленности Д.А. Гурьев считал необходимым для того, чтобы военное могущество Российской империи подкреплялось устойчивостью экономики, поддерживаемой государственным кредитом. Хотя план Д.А. Гурьева был направлен на постепенное сближение принципов устройства экономики России с развитыми странами Европы, он не разделял взглядов популярного в России начала XIX в. экономиста Адама Смита на проблему государственного вмешательства в экономику. Д.А. Гурьев считал такое вмешательство желательным (в частности, развитие на пользу торговли и промышленности государственного кредита и протекционизм). Такая позиция была обусловлена российскими реалиями - неразвитостью фабричного производства и слабостью российской буржуазии[72].

Рассматривая теорию промышленного права, необходимо указать отправные моменты данной теории применительно к российской действительности второй половины XIX начала XX веков. Общая промышленная политика государства, позиция государственных структур в сфере защиты промышленных изобретений, контроль

процесса учреждения и функционирования промышленных заведений, формирование конкурентной среды в правовом пространстве

Российской империи стали основой промышленной политики

государства.

Регулирование на законодательном уровне процесса учреждения и размещения промышленных заведений явилось изначальными

направлениями деятельности государства в промышленной сфере. Действовавшая в России система разрешительного акционерного учредительства, согласно которой устав любой акционерной компании должен был учреждаться в Министерстве Финансов, имела целью всецело контролировать процесс учреждения промышленных заведений. Исследуя общие тенденции торгово-промышленной политики во второй половине XIX века, Л.Е. Шепелев отмечал, что министерские административные распоряжения в России играли существенную роль, открывая путь к обходу законодательных норм, где административным путем дополнялось законодательство[73].

Можно утверждать, что государство придерживалось административно-управленческой модели руководства по отношению к казенным заводам, где управление осуществлялось путем административных предписаний. Воздействие на частные предприятия со стороны государственных структур было более гибким и заключалось, прежде всего,

в экономическом воздействии на такие заведения. Некоторая либеральная тенденция в правовой сфере регулирования частных производств компенсировалась достаточно жестким правовым регулированием ряда производственных процессов в промышленных заведениях.

Запрет, как способ правового регулирования, повлиял на размещение промышленных производств и развитие той или иной отрасли в территориальном аспекте, затронув, таким образом, всю промышленную и социальную инфраструктуру определенного региона.

В то же время запрет размещения промышленных заведений в экологически значимых местах явился основой для сохранения природных ресурсов.

Со стороны государства устанавливались основные положения о правах и обязанностях, связанных с содержанием фабричных и

W TN c<

заводских заведений. B отношении казенных предприятий устанавливалось, что «казна владеет, распоряжает и управляет принадлежащими ей мануфактурами, фабриками и заводами на праве полной собственности»[74]. По свойству прав владения фабричная и заводская промышленности делилась на казенную и частную[75]. Отдельно от казенных и частных заведений выделялись мануфактуры, принадлежащие «Императорским Bоспитательным Домам и другим установлениям»[76]. Bладельческие заводы, фабрики и мануфактуры составляли полную собственность тех, кому принадлежали[77]. Понятие «владельческих заводов» раскрывалось в Уставе Горном, где указывалось, что к ним относятся заводы, которые были учреждены и функционируют без участия казны частными лицами на землях, принадлежащих им в полной собственности[78].

Начиная с 80-х годов XVIII века частная горная промышленность производилась на землях казенных, посессионных и владельческих, кроме этого с 1870 года производство золотого промысла разрешалось частным лицам на землях, принадлежащих Кабинету Его Императорского Bеличества[79].

Сбор и систематизация различных статистических данных о промышленности было еще одним направлением государственного вмешательства в промышленность, с помощью которого вырабатывались стратегические направления промышленного развития Российской империи.

Промышленное производство второй половины XIX века было не таким разветвленным, а имущественный оборот не столь сложным, как в современном мире. Однако, именно с начала XIX века стали проявляться тенденции влияния государства в промышленной сфере.

Упрощенное деление промышленных заведений на казенные и частные отражалось на степени вмешательства в их деятельность со стороны государства. А.А. Погодин утверждает, что государство в этот период вполне справлялось с принадлежащей ему собственностью путем административного регулирования, отмечая при этом значительность, но не всеобъемлемость доли государственной собственности в общей структуре имущества, находящегося на территории России[80].

Сферы государственного регулирования промышленности создали костяк императивных норм в области промышленного законодательства Российской империи, заложили основополагающие направления всего промышленного развития страны.

2.1. Структура и функции государственных органов в сфере промышленного производства Российской империи

В середине XIX века произошло перераспределение функций ряда государственных структур, в том числе изменились направления деятельности органов, отвечающих за отношения в сфере промышленного производства.

Вступление России на путь капиталистического развития требовало усиления деятельности правительственных органов по руководству промышленностью и торговлей. Органы управления промышленностью Российской империи второй половины XIX начала XX веков были сосредоточены, прежде всего, в рамках Министерства Финансов и Министерства Государственных Имуществ[81].

После Крестьянской реформы 1861 года значительно усилилась роль Министерства Финансов, на которое были возложены функции проведения выкупных аукционов по всей стране. Расширение функций Министерства Финансов позволило создать Главное выкупное учреждение, которое контролировало крестьян по своевременной выплате долгов за полученные ими наделы.

К числу учреждений Министерства Финансов, ведающих как финансовыми, так и вопросами внутреннего управления относились: Совет по тарифным делам, Тарифный комитет, Железнодорожный Департамент, Департамент Торговли и Мануфактур и Совет государственных кредитных установлений.

Принятия общероссийских правовых актов, направленных на урегулирование тех или иных отношений в промышленной сфере, для данного исследования требует определить структуру и компетенцию государственных органов управления и контроля за промышленными заведениями.

Возникшая необходимость поощрять развитие частного капитала, инвестиционную деятельность в различных формах диктовала необходимость новых форм деятельности государственных структур. В рассматриваемый период такая деятельность называлась попечительством и руководил ей, образованный в аппарате Министерства Финансов, Департамент Торговли и Мануфактур. Прежде всего, он осуществлял руководство казенной промышленностью, в которую входили принадлежащие государству и лично царю предприятия, а также оказывал финансовую помощь частной промышленности.

Особо выделялась горная и золотодобывающая промышленности. Частная горнопромышленность и казенные горные заводы находились в ведении Министерства Государственных Имуществ, горные заводы в Алтайском и Нерчинском округах, а также Императорская Екатеринбургская гранильная фабрика и принадлежащий к ней Горношитский мраморный завод относились к Министерству Императорского Двора по Кабинету Его Императорского Величества, а Императорская Петергофская гранильная фабрика была в ведении того же Министерства по Главному Управлению Уделов[82].

Министр Государственных Имуществ, как Главнокомандующий горной частью, осуществлял свои функции посредством Горного Департамента, Горного Совета, Горного Ученого Комитета и местных горных установлений[83]. Расширенные функции данного Министерства включали в себя как заведывание горными и золотыми промыслами и заводами, так и соляным производством.

Деятельности Министра Государственных Имуществ по горным заводам частных людей имела целью «попечение о снабжении заводчиков всеми законными пособиями, нужными для действия заводов»[84], наблюдение за заводами со стороны Министра в основе своей служило увеличению их количества, а также повышению показателей «выплавки и выделки металлов, и особенно изделий, нужных для Государства и для внешней торговли»[85].

Для местного управления горной частью были образованы восемь горных областей с делением каждой области на округа по надзору за частной горнопромышленностью (всего 34 округа): Уральская

(включала 8 округов), Западно-Сибирская (6), Восточно-Сибирская (6), Кавказская (4), область южной России (4), область губерний Царства Польского (3), Замосковная (2), Северная (1).[86] Разветвленная структура государственных органов включала местные Горные Управления по заведыванию частными и казенными горными заводами и промыслами в горных областях; должности Окружного Инженера, Помощника Окружного Инженера, Маркшейдера и Горного Надсмотрщика по надзору за частной горнопромышленностью в пределах горного округа. Заведывание некоторыми округами казенных горных заводов входило в ведение Окружного Управления, Заводские Управления казенных горных заводов были созданы для заведывания заводами, должность Смотрителя казенных соляных промыслов была учреждена для заведования казенными соляными источниками, отданными в частное содержание[87].

Горные Управления заведовали всеми частными и казенными горными заводами и промыслами, из широкого круга обязанностей которых выделялось наблюдение за точным исполнением законов и распоряжений Правительства по всем частям горного управления, попечение о развитии горной промышленности вообще и оказание возможного покровительства частной горной и горнозаводской промышленности, надзор за соблюдением правил о безопасности горных и заводских работ, общее наблюдение в указываемых законом

случаях за правильностью горных работ в техническом отношении, а

2

также разрешение постройки новых заводов .

Со временем все большее значение в деле внутреннего управления промышленностью Министерства Финансов стали играть Департамент Торговли и Мануфактур и состоящий при нем Совет Торговли и Мануфактур, при этом основными функциями этих учреждений было содействие развитию обрабатывающей промышленности, внутренней и внешней торговли, взимание различных внутренних торгово­промышленных пошлин.

Глава вторая книги первой Устава о промышленности так и называлась «Об учреждении управления заводами, фабриками и мануфактурами» и определяла, что казенные заводы, фабрики и мануфактуры должны состоять в ведении того министерства, которому они подчинялись на основании своего устава или «особого Bысочайшего повеления»[88]. B большинстве случаев дела, относящиеся к заводским, фабричным и мануфактурным заведениям, были в ведении Департамента Торговли и Мануфактур Министерства Финансов[89].

Исключение составляли технические учебные заведения, учреждаемые в целях содействия развитию и усовершенствованию фабричной и заводской промышленности[90]. Учреждение горных учебных заведений находилось в ведении Министерства Государственных Имуществ по

Горному Департаменту и имело целью «образования сведущих в горном

2

деле лиц»[91].

Структура органов управления заводами, фабриками и мануфактурами строилась в рамках Министерства Финансов. В Министерстве Финансов существовал Департамент Торговли и Мануфактур, а в целях «содействия правительству в изыскании мер в пользу торговой и мануфактурной промышленности», отвечая общим и местным «условия и потребностям», а также для разъяснения вопросов, возникающих по делам управления промышленностью, был организован Совет Торговли и Мануфактур в городе С.-Петербурге с отделением в городе Москве. Организация соответствующих Комитетов Торговли и Мануфактур в других городах не являлось обязательным

3

условие».

Комитеты Торговли и Мануфактур могли учреждаться по инициативе городского общества, Городской Думы, а также от местного купеческого общества, при этом заявление поступало к Министру Финансов через Губернатора, который давал по нему заключение, а в дальнейшем следовало разрешение Министерства Финансов[92].

Обязанности Комитетов Торговли и Мануфактур заключались в обсуждении, по предложениям Министерства Финансов, Совета Торговли и Мануфактур и губернского начальства, общих вопросов торговли и промышленности, а также вопросов устройства и содержания торговых и мануфактурных заведений. Кроме этого обсуждались вопросы местной торговли и промышленности с представлением в дальнейшем принятым по ним предложениям в Министерство Финансов. В обязанность Комитетов входило представление в Министерство Финансов ежегодно, в январе, обзора о положении и ходе торговли и промышленности в местности, на которую распространялось действие Комитета[93]. Совет Торговли и

Мануфактур состоял из 24 специалистов по торговле и промышленности, был наделен в большинстве своем совещательными функциями: разработанные им предложения по поводу улучшений и развития промышленности. Нередко предложения касались хозяйственной, санитарной и политической частей торгово­промышленного дела. Состав, устройство и предметы ведения Департамента Торговли и Мануфактур, Совета Торговли и Мануфактур и его отделения в городе Москве определялись в Учреждении Министерства Финансов[94].

Отдельно необходимо указать на институт Губернских Механиков, важность и своевременность введения которого повлияло на развитие промышленности Российской империи рассматриваемого периода.

Министр Финансов определял губернии, где наиболее занимались мануфактурной промышленностью с целью назначения в них Механиков, в чьи обязанности входило указания фабрикантам способов усовершенствования их заведений. В город Москву также назначался и Помощник Механика, дополнительно предусматривалось, по представлениям Губернатора, число Механиков в каждой губернии «соответственно действительной надобности»[95].

На должности Механиков преимущественно назначались «отличные воспитанники С.-Петербургского Практического

Технологического Института» или вольные механики по отзыву

3

соответствующего заведения.

Губернские Механики состояли в городе Москве при Московском Отделении Совета Торговли и Мануфактур, в других губерниях - при Комитетах Торговли и Мануфактур. В губерниях, где не было образовано Комитетов Торговли и Мануфактур, Губернские Механики состояли при Губернаторах, от которых зависело назначение и распределение их деятельности[96]. Механики были обязаны исполнять поручения Губернаторов, они осматривали фабрики и заводы, освидетельствовали паровые машины и котлы, составляли описи фабричных заведений, оценивали данные заведения. Московское Отделение Совета Торговли и Мануфактур и Губернаторы были обязаны по истечении каждые полгода сообщать Министру Финансов подробные сведения о занятиях Механиков, об исполненных ими поручениях и об успехах их действий[97].

Для надзора за заводами и заводскими складами при изготовлении взрывчатых веществ Министром Торговли и Промышленности назначались особые Инспектора, через которых Губернскому начальству предоставлялось производить осмотр заводов. О результатах таких осмотров доводилось до сведения Министра Торговли и Промышленности. Инспекторы и должностные лица, командируемые для осмотра заводов, обязаны были хранить в тайне ставшие им известные сведения о технических особенностях производства, составляющую промысловую тайну заводчиков[98]. Собственники заводов, в случае прибытия по их ходатайству особых Инспекторов, должны были предоставить им жилое помещение при заводе, а также возместить расходы казне на их содержание, установленные Министром Торговли и Промышленности по соглашению с Государственным Контролером[99].

Структура государственных органов в сфере контроля производства, испытания, перевозки и хранения минеральных масел, нефти и продуктов ее перегонки представляла собой разветвленную сеть чиновников, прежде всего в Бакинском и Батумской районах Российской империи. Управление акцизными сборами также находилось в структуре Министерства Финансов.

Определение температуры вспышки и других качеств осветительных минеральных масел, вывозимых с заводов Бакинского района, возлагалось на Управление акцизными сборами Закавказского края и производилось под руководством его Управляющего Старшими и Младшими Техниками по освидетельствованию минеральных масел[100]. Для разрешения различных сложных ситуаций, которые могли возникнуть при испытании минеральных масел между техниками, заводчиками и отправителями нефтяных продуктов, а также для разработки статистических данных по нефтеобрабатывающей промышленности был учрежден Технический Комитет в городе Баку в ведении Отдела Промышленности. Председатель этого Комитета назначался Министром Торговли и Промышленности, его состав был сформирован из нижеозначенных лиц и был достаточного представителен. В Технический Комитет входили: один представитель от местного горного управления, по назначению данного управления, один из Старших Техников по освидетельствованию минеральных масел, по назначению Управляющего акцизными сборами Закавказского края, местный Окружной Надзиратель акцизных сборов, Техник Комитета и три представителя от местных нефтепромышленников, при этом Техник Комитета и Окружной Надзиратель акцизных сборов были «Непременные Члены Комитета»[101].

В компетенцию Бакинского Технического Комитета входило обсуждение вопросов об основаниях и условиях испытаний осветительных минеральных масел и представление Министру Торговли и Промышленности предложений по этим вопросам. Рассмотрение разногласий между техниками по освидетельствованию минеральных масел и нефтепромышленниками и отправителями означенных продуктов по поводу испытания минеральных масел также возлагалось на Технический Комитет[102].

Заведывание лабораторией, входившей в состав Комитета, возлагалось на Техника Комитета, в подчинении которого был назначен Лаборант. Разработка статистических данных о нефтеобрабатывающей промышленности являлось непосредственной обязанностью Техника Комитета, она осуществлялась под руководством Председателя Комитета[103].

Статистические данные, собираемые Комитетом, охватывали количество вывоза из Баку нефти и продуктов ее переработки морем и сухопутным путем, а также размеры производства продуктов перегонки нефти на местном уровне. Технический Комитет обязан был составлять и предоставлять ежегодные финансовые отчеты о своей деятельности в Отдел Промышленности Министерства Торговли и Промышленности, а также в Отдел Неокладных Сборов Главного Управления Неокладных Сборов и Казенной Продажи Питей Министерства Финансов[104].

Надзор за производством мастерства и торговли золотыми и серебряными изделиями осуществлял Департамент Государственного Казначейства, посредством направления своих чиновников для осмотра фабрик, мастерских и торговых помещений, в которых производились изделия из золота, серебра, накладного серебра или их сплавов. Депутаты, назначаемые для содействия такому контролю, должны были быть избираемы с участием одного или нескольких лиц из среды мастеров, фабрикантов или торговцев золотыми и серебряными изделиями.[105] Представительство на стороне государственных структур лиц из числа промышленников помогало лучше разбираться в производственном процессе, быстрее решать скопившиеся проблемы.

Для формирования и становления правового регулирования промышленности особо необходимо выделить и акцентировать внимания для данного исследования на промышленных заведениях, подпадавших под надзор Фабричной Инспекции. Именно с введением института Фабричных Инспекторов начался серьезный подход к промышленности в России, как серьезнейшему фактору развития всей экономики страны, так и возникновению серьезных предпосылок урегулирования новых промышленных отношений с помощью ряда правовых механизмов.

Институт Фабричных Инспекторов обозначил совершенно новый этап развития правового регулирования в сфере промышленных отношений в Российской империи. В соответствии с положениями закона от 1 июля 1882 года Фабричная Инспекция была определена, как особая Инспекция, образованная для надзора за исполнением постановлений о работе и обучении малолетних рабочих. На Инспекторов было возложено наблюдение за исполнением постановлений о занятиях малолетних рабочих и посещении ими начальных училищ, составлении, при участии чинов местной полиции, протоколов о нарушениях упомянутых постановлений и передача этих протоколов в надлежащие судебные установления, а также обвинение на суде виновных в совершении означенных проступков. Подробные указания относительно обязанностей и порядка действия Инспекторов устанавливались в особой инструкции, утверждаемой Министерством Финансов по соглашению с Министерством Внутренних Дел и Народного Просвещения[106].

Местности, в которых существовала фабричная, заводская и мануфактурная промышленность, входили в особые округа, число которых, а также распределение между ними губерний и областей, утверждалось в законодательном порядке.

Структура органов Инспекции первоначально выглядела следующим образом: Инспекция находилась в ведении Министерства Финансов по Департаменту Торговли и Мануфактур, окружные Инспектора подчинялись непосредственно Главному Инспектору, количественный состав окружных Инспекторов определялся «по надобности» и состоял из одного или нескольких Инспекторов[107].

Особой комиссией, образованной при Министерстве Bнутренниx Дел, под председательствам B.K Плеве, были разработаны положения, Bысочайше утвержденные в последствии 3 июня 1886 года[108], которые были названы «По проекту Правил о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих и об увеличении числа чинов фабричной инспекции»[109]. B соответствии с этим документом произошло увеличение числа чинов Фабричной Инспекции.

Закон 3 июня 1886 года содержал в себе «двоякаго рода постановлешя»[110], одни касались общих условий найма рабочих: определялся порядок заключения, исполнения, прекращения и расторжения договоров и обеспечивались общими средствами судебной защиты; другие постановления преследовали цель соблюдения на фабриках и заводах необходимого порядка и назывались «Правила о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих»[111].

«Перваго рода постановления» о найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры, касающиеся договорных отношений между сторонами, были изданы в виде общего для всей империи закона. Особого рода правила, явились дополнением к общим положениями закона и вводились с определенной последовательностью в разных губерниях. Начиная с 1 октября 1886 года данные правила распространились на Санкт-Петербургскую, Московскую и Владимирскую губернии, с 11 июля 1891 года на губернии Варшавскую и Петроковскую, с 1 мая 1894 года на Костромскую, Нижегородскую, Ярославскую, Тверскую и ряд других губерний, окончательно закон 3 июня 1886 года был введен в действие в полном объеме во всех 60 губерниях Твропейской России с 1 июля 1897 года, с той же последовательностью открывались Губернские по фабричным делам Присутствия[112].

Законоположениями, начиная с 1882 года и по 1892 год, были определены и доработаны нормы, регулирующие правовой статус, права и обязанности института Фабричных Инспекторов. Система фабричного надзора все также строилась по принципу, где губернии были объединены в округа, в которых существовала фабричная, заводская и мануфактурная промышленность. В каждом округе состояло по одному Инспектору и по одному Помощнику, а общий надзор за всеми округами вверялся Главному Инспектору[113].

В этот период существовало 9 округов: С.-Петербургский, Московский, Владимирский, Казанский, Воронежский, Харьковский, Киевский, Виленский и Варшавский[114].

Структура органов управления развивающейся промышленностью должна была иметь строгую организацию и подчиненность.

Закон от 14 марта 1894 года упразднил должность Главного Инспектора и отменил деление на округа. Обязанности Главного Фабричного Инспектора, в связи с упразднением этой должности, были возложены непосредственно на Департамент Торговли и Мануфактур и заключались в наблюдении за исполнением законов, касающихся работ малолетних и женщин на фабриках, исполнении фабрикантами и заводчиками всех предписанных им правил, а также общее регулирование отношений между рабочими и работодателями в сфере обрабатывающей промышленности[115].

В дальнейшем должность Окружного Фабричного Инспектора была переименована в должность Старшего Фабричного Инспектора, а должность Помощника Окружного Инспектора - в должность Фабричного Инспектора[116]. Губерния делилась на промышленные участки, во главе участка стоял Участковый Фабричный Инспектор. Постановлялось должности Фабричных Инспекторов замещать лицами, окончившими курсы в высших и преимущественно технических учебных заведениях[117].

7 июля 1899 года была учрежден институт Окружных Фабричных Инспекторов с делением на 6 округов, во главе которых были поставлены Окружные Инспектора.

Статистические сведения о количестве инспекторов, исходя из свода отчетов Фабричных Инспекторов за вторую половину 1900 года, указывали, что штатная численность Фабричных Инспекторов в 1900 году достигала 6 окружных, 61 старшего (по одному в каждой губернии или области), 190 участковых, а также 10 кандидатов[118].

Своды отчетов Фабричных Инспекторов за период с 1900 по 1913 годы интересны, прежде всего, для данного исследования в части организации и численности чинов Фабричной Инспекции, а также частоты посещения ими промышленных заведений.

В соответствии с отчетом за 1901 года вся территория Российской империи, на которую распространялось действие фабричных законов, достигла деления на 225 участка. В каждой губернии ответственность за деятельность Инспекции и руководство ее лежало на Старшем Инспекторе, имевшем в подчинении от 1 до 22 Инспекторов, в среднем на каждого Фабричного Инспектора приходилось по 81,6 промышленных заведений[119]. Число участков, состоявших в ведении одного Инспектора, в 1902 году составляло 231, на каждого из Инспекторов, в среднем приходилось по 77,1 промышленных заведений[120]. В 1903 году число участков, и, соответственно, число Инспекторов составило 228, в среднем - по 73,7 промышленных заведения[121]. Изменение административных округов на Кавказе со второй половины 1903 года повлекло за собой образование двух новых участков в Батумском и Сухумском округах, таким образом, в 1904 году общее число участков составило 230, среднее количество промышленных заведений, приходившегося на одного Инспектора - 69,1[122]. Обозначенные факты указывали на явную тенденцию к увеличению количества участков, и в то же время, к сокращению средней численности промышленных заведений, приходившейся на одного Участкового Инспектора.

Формирование института Фабричных Инспекторов стало серьезным шагом на пути правового регулирования отношений в сфере промышленного производства Российской империи, положило начало разработке новых и усовершенствованию имеющихся нормативных актов в этой области.

Если давать сравнительный анализ промежутка времени между началом интенсивного промышленного развития России и ряда Европейских стран и появлением в этих странах органов, осуществляющих надзорные и контрольные функции на промышленных предприятиях, то России прошла этот путь достаточно быстро, ориентировочно за пятилетний срок. Этому способствовало стачечное движение, а также сравнительно позднее промышленное

развитие России того периода, которое диктовало ускоренный темп

2

развития в этом направлении .

Начиная с 1886 года надзор за соблюдением на фабриках и заводах должного благоустройства и порядка возлагалось на местное губернское начальство и осуществлялось им при содействии Губернских по фабричным делам Присутствий, чинов фабричной инспекции и полиции[123]. Со стороны государства тем самым начали создаваться дополнительные органы по укреплению системы надзора в сфере промышленного производства.

Губернские по фабричным дела Присутствия образовывались под председательством Губернатора, из Bице-Губернатора, Прокурора Окружного Суда или его Товарища, Начальника Губернского Жандармского Управления, Окружного Фабричного Инспектора или его Помощника, Председателя или Члена Губернской-Земской Управы, по выбору этой Управы, и Городского Головы губернского города или Члена местной Городской Управы по выбору самой Управы[124].

Некоторые особенности при формировании Присутствий имели С.-Петербург и Москва. Состав С.-Петербурского и Московского Губернских по фабричным делам Присутствий при рассмотрении дел, относящихся к городским фабриками и заводам, строились по принципу, где председательство в Присутствии возлагалось в С.- Петербурге на Градоначальника, а в Москве на Обер-Полицейместера. В С.-Петербурге Вице-Губернатор заменял Помощника Градоначальника, при этом в Москве данная должность была отдана одному из Полицеймейстеров. Общим правилом также было установлено, что в обеих столицах и городах, где существовали совещательные учреждения по части торговли и мануфактурной промышленности, Члены Присутствий от земского и городского управления заменялись двумя Членами: в С.-Петербурге - Совета Торговли и Мануфактур, в Москве - Членами его Отделения, а в прочих местностях - Комитетов Торговли и Мануфактур[125].

В дальнейшем статья о формировании Губернских по фабричным делам Присутствий была дополнительна положением, по которому в состав Присутствий при рассмотрении дел о мастерских частных железных дорог обязательно должны были входить на правах членов с решающим голосом директор или управляющих соответствующей железной дороги и представитель соответствующей железнодорожной

3

полиции .

Кроме обязательных условий по формированию Губернских по фабричным делам Присутствий, законодатель предусматривал некоторые рекомендательные меры по формированию Присутствий. C целью более компетентного решения тех или иных вопросов B промышленной сфере в заседания Губернских по фабричным делам Присутствий с правом совещательного голоса приглашались Губернский Врачебный Инспектор, Губернский Инженер или Архитектор и Механик, а также иные лица, от которых ожидали полезные сведения и объяснения по обсуждаемым вопросам[126].

Законом на Губернские по фабричным делам Присутствия возлагались функции по изданию обязательных постановлений о мерах по охране жизни, здоровья и нравственности рабочих на предприятии, оказании им врачебной помощи; разрешение дел о нарушениях со стороны заведующих промышленными заведениями; разрешение сомнений чинов Фабричной Инспекции о применении действующего законодательства и некоторые иные функции[127].

Обязательные постановления Губернского по фабричным делам Присутствия публиковались в местных ведомостях и выставлялись в Полицейских Управления, Волостных Правлениях и на тех фабриках и заводах, для которых они были изданы. Жалобы на постановления Губернского по фабричным делам Присутствия приносились в месячный срок со дня объявления Министру Финансов и разрешались им по соглашению с Министром Внутренних Дел[128].

Исполнение закона обеспечивалось надзором со стороны Фабричной Инспекции и Губернских по фабричным делам Присутствий, при этом жалобы на распоряжения чинов Инспекции приносились Губернским по фабричным делам Присутствиям В течение месяца со дня объявления распоряжения[129].

В соответствии со ст. 58 Устава о промышленности Губернскими по фабричным делам Присутствиями о противозаконных и неправильных действиях чинов Фабричной Инспекции с начало доводилось до сведения Главного Инспектора[130], а затем Департаменту Торговли и Мануфактур[131].

В журнале Особого Высочайшего учрежденного Совещания по вопросу об уменьшении рабочего времени на фабриках и заводах на заседании 20 декабря 1896 года указывалось на желание обеспечения губернского начальства большей власти, чем оно имело до 1886 года в делах надзора за фабриками, что явилось следствием учреждения Губернских по фабричным делам Присутствий. Обширные полномочия, предоставленные этим Присутствиям значительно расширили власть губернаторской администрации по водворению благоустройства и порядка на фабриках. Министр Финансов высказывал мнение, что деятельность Присутствий, где губернатор будет одновременно являться его председателем, способствует установлению необходимой связи между высшим представителем местной власти и органами, призванными к непосредственному наблюдению за исполнением закона[132].

Отмечалось, что обеспечить влияние на ход фабричной жизни Присутствия могли через право издавать обязательные постановления о мерах безопасности на фабриках, налагая на фабрикантов денежные взыскания за неисполнение требований закона, а также отменой неправильных распоряжений инспекций. Присутствия также были призваны разрешать все сомнения самой Фабричной Инспекции по вопросам применения законодательства. B то же время Министр Bнутренниx Дел отмечал, что данные учреждения сравнительно малодеятельные и слишком удаленные от непосредственного надзора за фабриками. B пример приводилось Санкт-Петербургское столичное по фабричным делам Присутствие, имеющее в своем ведении 872 фабрики со 101 000 рабочих, руководителем которого был Градоначальник и без того обремененным многим и сложными обязанностями[133].

B соответствии с Уставом Горным Присутствия по горнозаводским делам были учреждены «для надзора за соблюдением должного благоустройства и порядка на частных горных заводах и

3

промыслах, за исключением промыслов золотых» и имели незначительные отличия от Губернских по фабричным делам Присутствий[134].

Со временем структура института Присутствий была усовершенствована. Устав о промышленном труде в разделе «О надзоре за промышленными предприятиями» содержал положение о нахождении при Министерстве Торговли и Промышленности Главного по фабричным и горнозаводским делам Присутствия[135].

Надзор за соблюдением на фабриках, заводах и горных промыслах «должного благоустройства, порядка и безопасности» по прежнему возлагалось на местное губернское начальство, осуществлению такого надзора должны были содействовать: Губернские или Областные по фабричным и горнозаводским делам Присутствия, Присутствия по горнозаводским делам, Присутствия по нефтяным делам при Бакинском Градоначальнике, Фабричные Инспектора, Окружные Инспектора и их Помощники, Горные Исправники и горнополицейская стража, а также чины общей полиции[136].

В округах казенных горных заводов такого рода надзор возлагался на местное заводское начальство и чинов общей полиции[137].

На законодательном уровне конкретно прописывалось кем возглавлялось и кто должен был состоять в том или ином Губернском или Областном по фабричным и горнозаводским делам Присутствии[138]. В то же время Министру Торговли и Промышленности предоставлялось право не включать Окружных Инженеров и их Помощников в состав тех Присутствий по фабричным и горнозаводским делам, в округах которых была мало развита горная промышленность[139].

Главное по фабричным и горнозаводским делам Присутствие возглавило наблюдение за правильностью применения законов, касающихся промышленных заведений. На Губернские и Областные по фабричным делам Присутствия было возложено издание обязательных постановлений для применения их к местным условиям и частным случаям на основе правил, установленных Главным по фабричным и горнозаводским делам Присутствием, при этом их постановления не должны были касаться вопросов технического характера о мерах, подлежащих соблюдению для сохранения жизни и здоровья рабочих на производстве[140].

На основании Устава Горного функции Губернских или Областных по фабричным и горнозаводским делам Присутствий были расширены функциями Присутствий по горнозаводским делам (Статьи 173-174 Устава Горного, изд. 1912 года)[141]. Издание подробных правил о порядке Д.производства в Присутствиях, о порядке действия чинов Фабричной Инспекции по надзору за фабриками и заводами и об отношении их к губернскому начальству и полиции, а также об обязанностях полиции по надзору за благоустройством на фабриках и заводах перешли из ведения Министра Внутренних Дел и Финансов в ведение Главного по фабричным и горнозаводским делам Присутствия[142].

Особенностью города Москвы в рассматриваемый период было создание особого Комитета для наблюдения за устранением на фабриках и заводах опасности пожара и порчи воды, «и вообще для надзора за всеми предметами полицейского их устройства». Состав особого Комитета был достаточно представителен, а курировал его Московский Генерал-Губернатор. Комитет был обязан наблюдать за тем, чтобы на фабриках и заводах в городе Москве и уезде «были принимаемы все необходимые меры к отвращению пожаров, чтобы заведения, расположенные при истоках и реках, не производили смрада и порчи воды; чтобы рабочие не были стеснены в размещении; чтобы фабрики и заводы были вновь устраиваемы с соблюдением всех предосторожностей от пожаров, и чтобы вообще на фабриках и заводах были исполняемы в точности правила, требуемые в полицейском отношении»[143]. В связи с этим Московскому Генерал-Губернатору предоставлялось право вместе с Министром Финансов снабдить Комитет особой инструкцией с подробным указанием возложенных на Комитет обязанностей[144].

При всем разнообразии государственных структур по управлению и контролю промышленной сферой, их можно было условно разделить на структуры общегосударственного уровня и местные органы. Функции данных структур делились по объему полномочий относительно казенных предприятий, где кроме стандартных функций контроля и надзора за промышленными заведениями, к ним относились и функции управления казенными предприятиями и распоряжения имуществом этих же предприятий. В отношении частных промышленных заведений государственные органы, в большинстве своем, осуществляли контрольные и надзорные функции.

Необходимо подчеркнуть, что государство выступало в качестве основного субъекта правового регулирования промышленного

производства. B правоотношениях данного вида государство являлось обязывающей стороной в лице уполномоченных на то и иерархически выстроенных государственных органов.

2.3.

<< | >>
Источник: Ковалева Н.В.. равовое регулирование промышленного производства Российской империи во второй половине XIX - начале XX веков : монография / Н. В. Ковалева. - 2-е изд., испр. и доп. - Кострома: Изд-во Костромского госуд. технолог. ун-та,2008. - 180 с. - (Труды ученых юридического института КГТУ).. 2008

Еще по теме Теория промышленного права в трудах российских и зарубежных ученых второй половины XIX века:

  1. Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗВИТИЯ НАУКИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
  2. 2.3. Развитие науки российского административного права
  3. § 1 Научные концепции о сущности и определении места международного торгового права в системе МПП
  4. § 2. Формы взаимодействия гражданского общества и государства
  5. Сословная правосубъектность подданных Российской империи и перспективы ее эволюции
  6. 2. Понятие и сущность принципа реального исполнения обязательств в России
  7. § 2. Б. Н. Чичерин о русской историй
  8. «Техника» и генезис: субъективное и объективное основание факторных свойств политических мифов
  9. 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕГИОНАЛИСТИКА В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
  10. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. Теория промышленного права в трудах российских и зарубежных ученых второй половины XIX века
  13. ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
  14. ВЕРХОВНАЯ ВЛАСТЬ B ПОИСКАХ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОГО ЕДИНСТВА
  15. 5. 2. Статистические публикации Российской империи
  16. ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  17. § 1.1. Понятие корпорации в зарубежной и отечественной правовой доктрине
  18. § 2.3. Правовые основы вложения иностранного капитала в советскую экономику периода НЭПа
  19. Становление и развитие понятия «национальная безопасность»
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -