<<
>>

Социальные источники становления промышленного права в России во второй половине XIX начале XX веков

Отмена крепостного права и проведение ряда буржуазных реформ внесли существенные изменения в социальную основу жизни населения всей Российской империи.

Конец XIX века и начало XX веков был отмечен быстрым увеличением численности населения Российской империи, лишь за период с 1897 года по 1913 год оно возросло на 1/3 и перед первой мировой войной без Финляндии составляло 165,7 млн. человек. Значительный рост достигался за счет высокого уровня рождаемости и снижения смертности: в 1909-1913 годы на тысячу населения приходилось 44 родившихся[16].

Социальная структура России на рубеже XIX-XX веков отражала продолжающийся процесс становления в стране индустриального, буржуазного общества. Многоукладность экономки обуславливала обилие социальных слоев и групп, большое число из которых были лица с временным социальным статусом.

Самым многочисленным классом в общественной структуре станы оставалось крестьянство. B сельской местности неуклонно развивались капиталистические отношения, возникло такое явление, как батрачество, расслоение крестьянства привело к образованию, наряду с помещиками, класса кулаков.

Дворянство, сохранившее свой привилегированный статус, оставалось по-прежнему на положении первого сословия империи. Ослабление позиций дворянства, представители которого не всегда могли приспособиться к реалиям капиталистических отношений в России, не отражалось на прочных связях с монархией и бюрократией. Bлияние дворянства распространялось на верховную власть, а также на местное самоуправление, что отражалось на ходе становления законодательной базы в промышленной сфере.

Разрыв между высшими слоями и основной массой населения России был чрезвычайно велик. Bзаимное отчуждение и противостояние этих слоев должно было обернуться их столкновением в период стремительного развития страны в ходе реформ, в это время наметилось разрушение старой сословной структуры и возрастала социальная активность широких слоев населения.

Начавшийся процесс формирования капиталистической промышленности, основанный на наемном труде, был одним из направлений общего глобального социального процесса: наличие капиталистической промышленности означал наличие свободных рабочих, готовых вступать в договорные отношения, а также наличие достаточно обширного социального слоя лиц, готовых предоставить работу и оплатить ее[17]. В этот период активно формируются индивидуальные субъекты правового регулирования промышленного производства Российской империи.

Дворянство, в большинстве своем, оказалось экономически заинтересованным в том, чтобы получили развитие крестьянское промышленное и торговое предпринимательство. В связи с этим B России возник своеобразный слой предпринимателей-крепостных, многие из которых стали основателями целых отраслей промышленности и династий промышленников. Родом из крепостных крестьян были такие известные промышленники, как известный железнодорожный строитель П. И. Губонин, на чьи средства было выстроено Коммиссаровское техническое училище в Москве, готовившее техников, очень ценившихся в московской промышленности; И.М. Гарелин - один из основателей мануфактурной промышленности в Иваново-Вознесенске, был крепостным крестьянином графа Шереметева; династии Разореновых в Костромской губернии, Шорыгиных и Сеньковых во Владимирской[18].

В то же время дворянство не хотело отказываться от привилегии эксплуатации крепостного труда.

Результатом этого на определенном этапе имел место быть противоречивый исторический процесс, при котором в экономической сфере возникли основы для развития крупного производства, социальная почва для этого была не

3

достаточно подготовлена.

Bажным последствием развития капиталистических отношений в Российской империи явилось формирование новых классов - буржуазии и пролетариата, которые явились серьезной силой в обществе, способной отстаивать свои права и интересы.

Численность промышленного пролетариата постоянно возрастала, в 1913 году в стране насчитывалось около 18 млн. человек[19]. Состав рабочее класса при этом был достаточно неоднороден: в крупной промышленности преобладали потомственные пролетарии, в строительстве и других отраслях было много выходцев из деревни. Быстрыми темпами росла численность лиц, занятых неквалифицированным трудом, доля высококвалифицированных и высокооплачиваемых рабочих была сравнительно невелика.

Необходимо указать, что уже к середине XIX века русский рабочий класс не был столь безнадежно отсталым, серым и безграмотным, как обычно считается. Однако развитие общественных и экономических организаций рабочих шло очень медленно, и главным тормозящим фактором была, конечно, система крепостничества. Она ограничивала спрос на промышленные товары почти исключительно государственными закупками, поскольку дворянство и богатые купцы относились с пренебрежением к промышленным товарам отечественного производства. Представителей же менее обеспеченных городских классов, которые могли бы быть активными покупателями, было в то время очень мало, и потребление ими промышленных товаров было также незначительным. Жители деревень, составлявшие в то время подавляющее большинство всего населения страны, обходились товарами собственного производства. B результате число промышленных предприятий и количество рабочих, занятых на этих предприятиях, до освобождения крестьян были относительно незначительными.

Капиталистическая эволюция страны дала возможность формирования нового класса российского общества - буржуазии. Промышленная буржуазия сформировалась в немногих крупнейших экономических центрах и в основном на базе отраслей легкой промышленности. B начале XX века торговые отношения в среде русской буржуазии преобладали над промышленными. Bажнейшим центром национального промышленного и торгового капитала стала московская буржуазия, в лице таких ярких представителей, как Морозовы и Мамонтовы. Среди представителей петербургского делового мира преобладали не потомственные российские предприниматели, а выходцы из среды технической интеллигенции, чиновничества, а также иностранные капиталисты. Слой средних предпринимателей при этом был весьма тонок, а сама капиталистическая элита - немногочисленна, только в 1905 году годовой доход от торгово-промышленной деятельности на сумму свыше 20 тыс. руб. получало лишь 12 377 человек[20].

На этом этапе идет зарождение различных коллективных субъектов правового регулирования промышленного производства Российской империи.

Появление и развитие буржуазной интеллигенции в России не сопровождалось параллельным, хотя бы и несколько отстающим развитием профсоюзного движения среди русских рабочих. До 1905 года профсоюзное движение, политические организации и партии в России было фактически вне закона. Забастовки во всех формах пресекались властью нередко с помощью военных. Однако забастовочное движение не утихало, различного толка коллективные образования продолжали существовать.

Подъем общественного движения в стране проявился в натиске на охваченное кризисом царское правительство.

Крестьянские волнения 1859-1860 годов, охватившие ряд губерний, в послереформенный период становились более организованными, определившими свои цели и методы борьбы.

Социальная активность населения не ограничивалась только политической активностью и помимо попыток создания рабочих организаций с политическим уклоном, существовал и ряд ассоциаций трудящихся (кустарей, приказчиков, рабочих), созданных с целью взаимопомощи. По разным данным общества взаимопомощи разного типа насчитывалось около ста к началу XX века. Эти общества оказывали своим членам финансовую помощь в случае заболевания, безработицы и иных невзгод.

Наряду с этими организациями, существовали и разного рода похоронные общества. В 1898 году в России их было ориентировочно 113.

У еврейских ремесленников Северо-Западного края подобные организации существовали с XVIII века и носили имя хевр. Первоначально, когда хевры еще носили религиозный характер, это были смешанные организации рабочих и работодателей. C развитием же классового антагонизма рабочие начали покидать хевры и создавать свои собственные организации — в основном из наемных рабочих и уже в 1890 годах начали появляться чисто пролетарские хевры, напоминая своим составом, целями и задачами профсоюзное движение Западной Европы[21].

Появление первых стачечных фондов среди еврейских рабочих в 80-х годах В.В. Святловский относит к началу распространения социал- демократической пропаганды среди еврейского пролетариата. Численность этих пролетарских хевр была незначительной. Например, в 1895 году в Вильно было 27 таких профессиональных организаций с общим членством 850 человек. Согласно сообщению Бунда (еврейской социал-демократической партии) международному социалистическому конгрессу в Париже, в 1900 году 20% всех еврейских рабочих Белостока, 24% - Вильно, 40% — Гомеля и от 25 до 40% — Минска были членами различных профессиональных рабочих организаций, которые за период с 1897 по 1900 год провели 262 стачки. При этом в 91% случаев рабочие добились той или иной формы успеха, то есть достигли хотя бы части своих целей[22]. Некоторые из переродившихся или видоизменившихся обществ и стачечных фондов превратились в подлинные подпольные профсоюзы. Так, в городе Вильно уже в 1888 году существовал профсоюз сапожников в несколько сотен членов. А в 1894 году в Вильно был создан союз щеточников, который вскоре распространился и на другие города Северо-Западного края, то есть Белоруссию и Литву[23].

B целом, во внутренних областях России, значение различных обществ взаимопомощи и фондов взаимного страхования было не таким большим, как на периферии. Однако недооценивать их роль тоже нельзя. Первым таким фондом или обществом был так называемый Германский или Немецкий фонд, созданный в Петербурге в 1838 году немецкими ремесленниками в Санкт-Петербурге. B 1851 году появилась другая русская организация: "Фонд типографских рабочих Академии наук". Этот фонд заботился о больных и инвалидах из своей среды. По словам Р. Якуба, он был чем-то средним между страховой организацией и пенсионным фондом[24]. Тремя годами позже такая же организация была создана петербургскими типографскими рабочими. Аналогичные общества взаимопомощи и пенсионные фонды начали появляться в России в 1850-х годах и среди железнодорожных рабочих. По императорскому Указу от 30 мая 1888 года, эти организации на всех государственных и частных железных дорогах стали даже обязательными. Это дает право говорит о том, что государство содействовало развитию среди рабочих такого рода фондов[25]. Особой популярностью фонды взаимопомощи пользовались среди приказчиков. Первый такой фонд был организован в Риге в 1859 году, следующий - в 1863 году в Москве, а к 1898 году на территории Европейской России, не считая Польши, Прибалтики и Финляндии, было уже 74 общества взаимопомощи приказчиков с общим количеством членов более 20

3

тысяч человек .

Несколько иное направление имели товарищества, союзы и фонды шахтеров. Первые организации такого рода появились в Польше после указа Александра I от 27 февраля 1817 года, а Закон 8 марта 1861 года сделал такие фонды обязательными и для рудокопных предприятий Урала.

Статья 659 Устава Горного разрешала учреждение особых горнозаводских товариществ, по образцу тех организаций, которые существовали на казенных горных заводах. Среди их целей были названы: разбор возникающих между рабочими разногласий, попечение о рабочих в болезни, старости и домашних несчастьях и ряд других. B товариществах могли принимать участие все постоянные рабочие завода, их исполнительным органом являлся «попечительный горнозаводской приказ», состоящий, по закону 1861 года, из председателя, назначаемого управлением завода, и четырех членов, избираемых рабочими[26]. Приказы были призваны помогать престарелым и сиротам, вспомогательные кассы, школы, больницы, лечение и денежное пособие больным рабочим также входило в их ведение.

Различие между такого рода объединениями и фондами взаимопомощи, за исключением железных дорог, где по закону фонды имели общегосударственное национальное значение, заключалось в обязательном характере объединений и в том факте, что закон давал последним право регулировать промышленные конфликты рабочих с работодателями, которые сопротивлялись этой функции союза. М.И. Туган-Барановский в своей известной книге «Русская фабрика в прошлом и настоящем» приводил ряд примеров, когда конфликты из-за

сопротивления работодателей должны были быть урегулированы

2

высшими административными органами .

Социал-демократ В.В. Святловский не признавал эти фонды и товарищества в качестве непосредственных предшественников профсоюзного движения в России и опирался на тот довод, что развившиеся после 1905 года официальные открытые профсоюзы имели самое широкое распространение в Донбассе, где таких ассоциаций, фондов и товариществ не было, в то же время на Урале, где они были, профсоюзное движение разваливалось медленнее. Представляется, что указанный аргумент является как раз демонстрацией успеха первоначальных товариществ или обществ, поскольку именно благодаря этому уральские шахтеры и рабочие не видели никакого смысла в отмене или замене их товариществ новыми профсоюзами, находившимися под командой радикальных революционеров, в большинстве своем - меньшевиков.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что при более продуманном и дальновидном отношении царских властей профсоюзное движение могло бы развиться более естественным и мирным путем, и не примкнуло бы в дальнейшем к революционному движению, каковым оно стало после 1905 года, когда во главе его оказались не рабочие, а профессиональные революционеры.

В 1905 году в уральских обществах взаимопомощи шахтеров было 16 тысяч членов, а общий капитал их составлял 1 миллион 902 тысячи 585 рублей. Три тысячи пенсионеров получали из этих фондов пенсии. Средний размер пенсии равнялся примерно 30 рублям в год на человека[27]. Исходя из цен рассматриваемого периода, указанная сумма пенсии являлась достаточно весомой в бюджете семьи.

Свидетельство историка рабочего движения социал-демократа Д.Кольцова указывало на то, что с конца 1880-х годов общества взаимопомощи начали развиваться на заводах и фабриках повсеместно, а не только среди ремесленных рабочих, железнодорожников, шахтеров и приказчиков. Самым большим из таких чисто фабрично-заводских касс взаимопомощи было созданное в 1898 году Харьковское общество взаимопомощи, руководство которым осуществляла группа рабочих. Общество охватывало лиц, занятых в ремесленном производстве и механической промышленности. Устав общества был весьма широким и защищал своих членов даже от полицейского вмешательства и ограничивался лишь рамками существовавших имперских законов. Общество избегало чисто политических целей и пользовалось значительным влиянием среди рабочих всех профессий города Харькова.

По примеру этого общества организации подобного типа начали создавать портные, рабочие табачной промышленности, строительные рабочие и рабочие текстильных фабрик. Харьковское же общество из общества взаимопомощи постепенно и мирно переросло в профессиональный союз.

Д. Кольцов в своих исследованиях опровергает вышеприведенное утверждение В.В. Святловского и других социал-демократов о том, что

будто общества взаимопомощи ничего общего не имели с профсоюзным

2

движением .

Указанные свидетельства с большой долей вероятности позволят предположить, что профсоюзное движение России зарождалось из такого рода обществ и союзов, а не из подвергшихся политическому влиянию и быстро распавшихся петербургского и одесского союзов 1870-х годов.

Со стороны государства также делались попытки оказания социальной помощи населению. Bесьма важным в области общественного призрения мероприятием в середине 90-х гг. явилось учреждение Bысочайшим указом 1 сентября 1895 года «Попечительства о Домах Трудолюбия и Работных Домах». B Указе говорилось: «B непрестанных заботах о всех верноподданных наших, Мы обратили внимание на горестную судьбу тех из них, которые, терпя крайнюю нужду, тщетно ищут себе заработка и приюта. Стремясь к облегчению участи неимущих доставлением им честного труда, как единственного залога счастливой и на христианских началах основанной жизни, признали Мы за благо учредить особое Попечительство о Домах Трудолюбия и Работных Домах, предназначаемые оказывать существующим подобного рода учреждениям необходимую поддержку и помощь, а также содействовать приумножению их в Империи»[28]. Как следовало из Указа, главная цель домов трудолюбия состояла не только в том, чтобы предоставить людям временную работу и обучить профессии, но и в нравственном перевоспитании призреваемых и укреплении их сил для самостоятельной честной трудовой жизни. К концу 1895 г. в различных городах России существовало уже 44 Дома Трудолюбия[29].

Попечительство, находившееся под покровительством императрицы Александры Федоровны, обязано было координировать деятельность городов и общественных организаций в области трудовой помощи. Деятельность Попечительства должна была также выражаться в содействии устройства Домов трудолюбия и работных домов путем

выдачи им срочных ссуд и единовременных пособий, в подготовке

3

рекомендаций, касающихся их успешной деятельности .

C 1897 г. Попечительство стало издавать журнал «Трудовая помощь». Кроме трудовой помощи в конце 90-х годов практиковались и другие формы оказания социальной помощи общественными организациями и частными лицами: биржи труда, специализированные мастерские для женщин, воскресные профессиональные школы[30].

Важно отметить, что именно в этот период появляются новые принципы социальной помощи. Происходила децентрализация социального призрения и обеспечения, индивидуализация помощи, сами люди нацеливались на использование своих внутренних ресурсов для решения собственных проблем[31].

Мероприятия, проводившиеся со стороны государства в социальной сфере также способствовали зарождению как индивидуальных, так и коллективных субъектов в сфере правового регулирования промышленного производства России.

Складывающаяся ситуация в стране указывала на возникшую необходимость урегулирования на законодательном уровне формирования коллективных субъектов в промышленной сфере. Закон от 4 марта 1906 года об обществах и союзах впервые узаконил учреждение обществ путем простой регистрации. Профессиональные общества регистрировались губернским или городским по делам об обществах присутствием. В состав, рассматривающий дела о профессиональных союзах, включались старший фабричный инспектор или окружной горный инженер, а к заявлению прилагался устав общества, отвечающий определенным требованиям закона. Процедура закрытия или приостановления деятельность таких обществ происходила по правилам, когда присутствие, по представлению председателя в лице Губернатора, Градоначальника или Обер- полицмейстера, могла закрыть общество или приостановить его деятельность ввиду того, что такая деятельность угрожала общественной безопасности и спокойствию или принимала явно безнравственное направление.

В профессиональные общества могли вступать только те лица, которые занимались в торговых и промышленных предприятиях одинаковыми, однородными, либо имеющими между собой связь работами или промыслами, а также владельцы однородных промышленных и торговых предприятий. На основании вышеуказанного закона общества могли ставить целью обширный круг вопросов, среди которых были урегулирование недоразумений, возникших на почве договорных отношений между работниками и работодателями, устройство касс взаимопомощи, устройство библиотек и профессиональных школ, а также оказание содействия в трудоустройстве и юридическая помощь своим членам. Таким обществам было предоставлено право на обращение в соответствующие государственные органы с ходатайствами и предложениями, входящими в круг их деятельности. На основании этого закона были организованы профессиональные союзы предпринимателей и союзы рабочих.

Во второй половине XIX начале XX веков были сформированы как индивидуальные, так и коллективные субъекты правового регулирования промышленного производства Российской империи, оказавшие огромное влияние на формирование промышленного законодательства.

1.2.

<< | >>
Источник: Ковалева Н.В.. равовое регулирование промышленного производства Российской империи во второй половине XIX - начале XX веков : монография / Н. В. Ковалева. - 2-е изд., испр. и доп. - Кострома: Изд-во Костромского госуд. технолог. ун-та,2008. - 180 с. - (Труды ученых юридического института КГТУ).. 2008

Еще по теме Социальные источники становления промышленного права в России во второй половине XIX начале XX веков:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -