<<
>>

§ 1.2. Структурно-функциональные характеристики правосознания обеспечении правовой защиты граждан

Правосознание в качестве элемента механизма защиты прав и свобод граждан само по себе является сложной системой взаимосвязанных элементов, поэтому вполне оправданным, с нашей точки зрения, является обращение к структурно-функциональному анализу объекта исследования, который позволит еще более полно и всесторонне раскрыть природу, сущность, назначение правосознания, многообразие и взаимодействие его составляющих.

Заметим, что повышенное внимание к системному подходу в настоящее время объясняется соответствием его как метода усложнившимся задачам общественной практики, задачам познания и конструирования больших, сверхсложных систем. Феномен системного подхода отражает, прежде всего, определенную закономерность в развитии самой науки, а именно усиление интегративных тенденций в познании на современном этапе развития науки.

Надо сказать, что до недавнего времени в научном познании преобладал аналитический подход, который как метод научной деятельности и в настоящее время не утратил своего значения. Отсюда слово «анализ» стало синонимом научного исследования вообще.

Однако на определенном этапе научного познания возникает насущная потребность в интеграции и систематизации собранного материала, что может быть успешно сделано лишь на основе системного подхода, который органически сочетает в себе и анализ, и синтез.

Важным аспектом системного подхода является также выработка нового принципа его использования - создание нового, единого и более оптимального подхода (общей методологии) к познанию для применения его

к любому познаваемому материалу с целью получить наиболее полное и целостное представление об объекте исследования.

Понятие «система» в управленческом и социально-информационном смысле в правоведении было введено Д.А. Керимовым, который полагал, что «применение системно-структурного подходах исследованию правовых явлений позволяет вскрыть внутреннее единство права, органическую взаимосвязь и гармоническое взаимодействие его составляющих»1.

Значительное внимание использованию системного подхода к анализу правовых явлений в своих работах уделяет Н.В. Витрук, который, проанализировав имеющиеся системные исследования в области права, отмечает, что «по существу, все государственные и правовые явления можно рассматривать как системы, которые между собой связаны и опять-таки составляют системы»[55][56]. Исходя из кибернетического толкования сложной динамической системы, он рассматривает любую социально-правовую систему как совокупность (комплекс) взаимосвязанных и взаимодействующих частей (элементов) целого, функционирование которых ориентировано на достижение поставленной цели.

Со своей стороны отметим, что преобладающее значение в любой системе имеют те внутренние связи между ее компонентами, которые делают тот или иной объект системой и выявляются поэтому лишь на системном уровне его рассмотрения. В системном подходе они получили наименование системообразующих связей (факторов), благодаря присутствию которых система приобретает свойство целостности - наличие новых интегративных качеств, отсутствующих у отдельных компонентов, но возникающих в результате их взаимодействия в определенной системе.

Методология научного познания явлений правовой действительности исходит из того, что все правовые категории состоят из множества систем. Юридические науки, отрасли права и правовые дисциплины занимаются

изучением и исследованием основ функционирования как правовой системы в целом, так и составляющих ее подсистем с точки зрения структуры, их целей, задач, субъектов и объектов воздействия, каналов прямых и обратных связей информационных процессов и иных характеристик.

Основным понятием, используемым в системном подходе, является конечно же понятие «система». Оно возникло в глубокой древности, долгое время оставаясь, несмотря на широкое употребление, категорией теоретически неразработанной.

Являясь производным от греческого «systema», оно означает «составление» и отражает тот простой опыт, что вещи не являются аморфными, нерасчлененными и при ближайшем рассмотрении оказываются «составленными» из «частей», которые можно расчленить»1.

Остановимся на основных философских понятиях теории систем, которые будут учтены нами в ходе исследования.

Система (греч. systema — составленное из частей, соединенное) - совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство[57][58].

Элемент (лат. elementum — стихия, первоначальное вещество) - понятие объекта, входящего в состав определенной системы и рассматриваемого в ее пределах как неделимый (напр., атом в системе «молекула», электрон в системе «атом» и т. д.)[59].

Структура (лат. structura — строение) — строение и внутренняя форма организации системы, выступающая как единство устойчивых взаимосвязей между ее элементами, а также законов данных взаимосвязей[60].

Функции (лат. functio — исполнение, совершение) - внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений,

например, функции органов чувств в организме, функции денег, функции государства в обществе и т. д.1

Правосознание следует рассматривать как систему ввиду того, что:

- правосознание имеет определенные цели, структуру, функции и принципы;

- элементы правосознания имеют упорядоченный, системный характер, элементы сравнительно устойчиво связаны между собой;

- носителями правосознания являются отдельные личности, составляющие системное образование - общество.

Системный характер природы правосознания отмечался в юридической литературе, в частности, были выделены следующие элементы системы правосознания:

- структурная организация целей и задач;

- окружающая среда;

- относительная изолированность от окружающей среды;

- самостоятельность функционального процесса[61][62].

С учетом изложенного и изменившихся социально-политических реалий попытаемся в актуализированном виде раскрыть системный потенциал атрибутов правосознания.

Первым атрибутом правосознания как системы является наличие у него определенных целей и задач.

Если под целью понимать «идеальное,

3

мысленное предвосхищение результата деятельности»[63] или «идеальный конечный результат, который хочет получить субъект управления»[64], то цель правосознания состоит в достижении соответствующих развитию общества уровня правопорядка и законности. Тогда в качестве задач можно назвать:

формулирование законодателем нормы права, ее применение правоприменителем, формирование судьей внутреннего убеждения при принятии решения и т.д. Поставленные задачи решаются посредством выработки правовых чувств, эмоций, идей, взглядов, оценок, установок и других проявлений, выражающих отношение людей к явлениям правовой действительности.

Второй атрибут - наличие окружающей среды; поскольку человек - социальное существо; индивид, обладающий сознанием, подвергается воздействию окружающей среды, в которой он существует.

Третий атрибут правосознания - относительная изолированность от окружающей среды; проблема относительной изолированности и самостоятельности правосознания заключает в себе два направления ее разрешения, внешнее - заключается в том, что правосознание обладает определенной степенью автономности и изолированности от окружающей среды, и внутреннее - состоит в том, что правосознание как форма общественного сознания имеет относительную самостоятельность.

Следует отметить, что степень автономности правосознания зависит от сочетания ее составляющих управляемых и неуправляемых компонентов. «Однажды возникнув, запускается процесс самоорганизации, заставляющий сознание субъектов изменять в ходе своего развития критерии оценки правовых явлений, усиливать или ослаблять роль правовых ценностей как регуляторов профессионального поведения и т.д. Одновременно система начинает стремиться к своему самоограничению путем установления границ между собой и окружающей средой. Немаловажно и то, что «внутренняя» граница имеет пространство, в котором могут находиться элементы пограничных форм сознания. Более того, «территории» разных сфер сознания частично совпадают.

Например, политическое сознание имеет общую «территорию» с правосознанием, а правосознание занимает часть «территории» нравственного сознания»[65].

Правосознание состоит из относительно прочных образований в виде идеологии и теорий, а также имеющиеся внутренние ресурсы, такие как возможность автономно работать с имеющимися знаниями, волевой компонент, а также преемственность в развитии правосознания позволяют ему относительно независимо функционировать от окружающей среды и других форм общественного сознания.

Еще одним важным атрибутом является самостоятельный функциональный процесс, осуществляемый правосознанием; функция «(от лат. functio) - совершение, исполнение, отношение двух (группы) объектов, в котором изменение одного из них ведет к изменению другого»1; в социологии под функцией понимается роль, которую определенный социальный институт или частный социальный процесс выполняет относительно потребностей общественной системы более высокого уровня организации или интересов составляющих ее классов, социальных групп и индивидов[66][67].

В соответствии с классификацией систем, предложенной основателем кибернетики Н. Винером[68], правосознание является системой активной, целенаправленной и открытой, т.е. обладающей специальными активными процессами обмена со средой, именуемыми обратной связью, сохраняя при этом свои основные признаки.

Правосознание как система соответствует всем признакам сложной системы, а именно: имеет иерархические уровни и централизованное управление (подчинительные связи элементов и направленность субъекта носителя правосознания), предметные и оптимизационные цели, противоречия между разными целями для системы в целом и противоречия целей элементов системы целям системы.

Возможность системы адаптироваться к внешним условиям с сохранением внутреннего равновесного состояния указывает на то, что сложностью изучения данной системы является необходимость учета человеческого фактора.

На различных стадиях функционирования правосознания его целенаправленность и ценностная ориентированность могут приобретать ту или иную направленность.

Поэтому мы в целом согласны с мнением О.Н. Мигущенко, утверждающей, что «целеустремленной системой правосознание будет выступать, прежде всего, на переходных этапах общественного развития, а динамизм системы правосознания проявится в ее способности равновозможного, гибкого осуществления функций каждым элементом системы в зависимости от ситуации»1.

Действительно, вслед за изменением соотношения между идеологическим и психологическим компонентами, изменяется исполнение правосознанием своих функций. В свою очередь, изменение функций правосознания, например, использование его в качестве источника права, незамедлительно отразится на его структуре.

Интересна в этом плане позиция В.Д. Могилевского, который, рассматривая проблемы построения организационной системы, относит к ней и правосознание[69][70].

Считаем мнение данного ученого обоснованным, и вот почему.

Если обратиться к энциклопедическому словарю, то там приводяся следующие признаки организации:

1) внутренняя упорядоченность, согласованность, взаимодействие более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленные его строением;

2) совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого;

3) объединение людей, совместно реализующих программу или цель и действующих на основе определенных правил и процедур[71].

Как видно, первое и второе определения содержат все признаки правосознания, а именно: внутреннюю упорядоченность и взаимодействие частей целого, а также совокупность процессов, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого.

Для построения и дальнейшего функционирования организационной системы необходимо в имеющейся среде создать три яруса.

Первый (нижний) - структурированный нравственными категориями, значимыми для среды, в которой создается система. Здесь воплощаются религиозные и моральные представления о добре и зле. Этот ярус достаточно стабилен и консервативен.

Средний ярус - правовой, обусловленный действующим законодательством. Он развивает представления о добре и зле и придает им силу императивов. Будучи центральным, согласует потребности концептуального порядка с нравственными ценностями.

Верхний ярус воплощает некую идею или концепцию. Эта идея интегрирует взгляды людей на организацию своего общества и представления о добре и зле. Этот ярус может создаваться как революционно, так и эволюционно. Средой же для правосознания является общество в целом, поэтому представленная структура является структурой системы «общество».

Вообще рассмотрение системы в виде трехъярусной конструкции обусловлено высоким уровнем развития не только самого общества, но и входящих в нее подсистем и их элементов, структура которых усложняется по мере развития комплексной системы «общество».

Системный подход включает следующие элементы:

- системно-элементный анализ, состоящий в выявлении элементов, составляющих данную систему;

- системно-структурный анализ, заключающийся в выяснении внутренних связей и зависимостей между элементами данной системы и позволяющий получить представление о внутренней организации (строении) исследуемой системы;

- системно-функциональный, означающий выявление функций, для выполнения которых созданы и существуют соответствующие системы;

- системно-целевой, предполагающий необходимость научного определения целей и подцелей системы, их взаимной увязки между собой;

- системно-ресурсный, заключающийся в тщательном выявлении ресурсов, требующихся для функционирования системы, для решения системой той или иной проблемы;

- системно-интеграционный, состоящий в определении совокупности качественных свойств системы, обеспечивающих её целостность и особенность;

- системно-коммуникационный, означающий необходимость выявления внешних связей данной системы с другими, то есть, ее связей с окружающей средой;

- системно-исторический, позволяющий выяснить условия во времени возникновения исследуемой системы, пройденные ею этапы, современное состояние, а также возможные перспективы развития.

Продолжая отметим, что место и роль структуры в существовании всякой социальной системы определяется тем, что именно структура является материальным носителем ее внутренней упорядоченности, обуславливает присущую ей целостность и относительную устойчивость. В этом смысле понятие структуры отражает «статику» системы. Исследование данного статического момента системы принято называть структурным анализом и рассматривать его в качестве одного из конкретных, относительно самостоятельных аспектов системного подхода.

Следует при этом иметь в виду, что правильное понимание и плодотворное использование структурного анализа возможно лишь на основе выявления и дифференциации совокупности образующих систему компонентов (системно-элементного анализа), качественная природа которых, их связи и взаимодействия влияют не только на структуру, но и на другие стороны, свойства и особенности той или иной системы.

В то же время понятие структуры столь же далеко от единообразного толкования в философской и юридической литературе, как и понятие системы. В нашей работе представляется целесообразным исходить из сформулированного В.С. Тюхтиным понимания структуры как вида (или формы) упорядоченности компонентов системы, который устойчив (инвариантен) относительно некоторых ее изменений, преобразований1.

В данной позиции отражаются две принципиально важные особенности содержания структуры всякой социальной системы:

а) структура системы отражает специфику ее компонентов и структурных связей между ними;

б) структура обладает относительной устойчивостью во времени, благодаря чему система существует как относительно самостоятельный и обособленный объект. Более того, являясь наиболее устойчивой характеристикой системы, она позволяет накапливать в определенных пределах количественные изменения, неизбежно происходящие в процессе функционирования, предопределяя тем самым последующее развитие, преобразование системы.

Традиционно структура правосознания рассматривается с точки зрения двух подходов: гносеологического и социологического[72][73]. Гносеологический подход предлагает рассматривать структуру правосознания (хотя и достаточно условно) через правовую психологию и правовую идеологию. В свою очередь, социологический подход к структуре правосознания

подразумевает выделение трех составляющих (уровней правосознания): познавательное, оценочное и практическое правосознание.

Как известно, идеология является системой взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений1.

В свою очередь, под правовой идеологией понимается совокупность знаний и представлений о действующем праве и явлениях правовой реальности.

Правовая идеология связана с идеологией политической, на что достаточно часто обращается внимание в юридической литературе. Так, О.В. Мартышин, рассматривая правовую идеологию как систему теоретических взглядов на государство и право, обусловленную социальными ценностями и мировоззрением, отмечает, что «правовая идеология становится частью политической идеологии, и тем самым прямо или косвенно правовой идеологии придается официальный, нормативный характер. Господство одной политико-правовой идеологии может прямо закрепляться в действующей конституции того или иного государства. Так было, например, в Советском Союзе, когда идеология правящей партии КПСС фактически возводилась в ранг закона. В современной Конституции Российской Федерации этого нет. Напротив, в Конституции Российской Федерации декларируется идеологическое многообразие»[74][75].

Правовую идеологию составляют теоретическое осознание и оценка права, типы правопонимания, ее роль заключается в том, что на основе правовых воззрений, теорий, доктрин осуществляется правотворчество.

Особой важностью в правовой идеологии обладает юридическая наука, ввиду того, что научная теория определяет стратегию развития правовой жизни общества на основе всестороннего анализа правовой ситуации.

Безусловно, еще одним важным элементом правосознания является правовая психология.

Современная юридическая наука рассматривает правовую психологию в виде несистематизированного и нерационализированного восприятия правовой действительности, выраженного чувствами, эмоциями и переживаниями, характерными для общества в целом или конкретной социальной группы1.

Достаточно образно и в то же время четко определяют правовую психологию М.К. Горбатова и А.В. Домнина, как «живой источник правовых идей и представлений, без правильного понимания которых любая правовая политика обречена на провал»[76][77].

Правовая психология заключает в себе подлинную легитимацию существующих власти и правопорядка. Еще Коркунов Н.М. отмечал обязанность властвующих при отправлении функций государства учитывать и отражать в актах властвования представления о государстве и праве, сформировавшиеся в общественном правосознании: «Для того чтобы орган власти мог в своей деятельности опереться на сознание подчиняющихся их зависимости от государства, необходимо, чтобы его действия находились в известном соответствии с этим сознанием подвластных, с теми представлениями, какие они имеют о государстве, о его отношении к праву, к личной и общественной свободе»[78].

Подчеркнем, что в сфере правового регулирования человек не может руководствоваться только рациональным мышлением, так как эмоции включены в структуру сознания, эмоциональная окраска существенно отражается на характере и направленности правового поведения.

На данный факт обращает внимание В.К. Бабаев, который на основе анализа отношения людей к законодательству, предлагает в правосознании выделять следующие элементы:

- информационный, который заключается осознании того или иного объема информации о законе (всестороннем или поверхностном), так как без информации о законе не может быть отношения к нему;

- оценочный - получив информацию о нормативном акте, человек как- то к нему относится, как-то его оценивает, сопоставляет с собственными ценностями, на основе ценностных представлений определяются мотивы поведения человека в правовой сфере;

- волевой - формируется на основе информационного и оценочного элементов, так, узнав о законе и оценив его, человек решает, что он будет делать в условиях, предусмотренных законом, волевую направленность правосознания иногда именуют правовой установкой, психологической направленностью, готовностью человека как-то действовать в сфере правового регулирования1.

В.С. Нерсесянц выделяет в структуре правосознания два различных познавательных уровня: уровень эмпирического правосознания, который заключается в осмыслении права в чувственно - образной форме; и уровень теоретического правосознания, который заключается в логико-понятийной форме и представлен в юридической науке[79][80].

И.Л. Честнов и А.Б. Сапельников определяют в структуре правосознания уровни, которые различны по глубине и характеру восприятия правовой реальности:

- первый - уровень бессознательного проявляется в индивидуальных установках и архетипах коллективного бессознательного; при этом под установками понимается внутренняя склонность, направленность индивида к определенным действиям, а под архетипами коллективного бессознательного - исходные начала любой культуры, проявляющиеся в мифах, легендах, сказках и стереотипах массового поведения;

- вторым уровнем правосознания является обыденный уровень; характеризующийся отсутствием у субъекта специальных профессиональных или теоретических знаний о праве; значение обыденного уровня правосознания заключается в том, что именно здесь происходит легитимация существующего правопорядка и первичная правовая социализация индивидов;

- третий уровень - профессиональный: восприятие происходит на основе специальных знаний, которыми наделен юрист - практик.

- четвертый уровень - профессиональный, характеризуется тем, что правовая реальность, о которой теоретик должен судить с профессиональной точки зрения, объясняется и оценивается с позиций соответствующих теорий[81].

Интересна точка зрения Я.В. Турбовой, которая при рассмотрении роли различных компонентов структуры и уровней правосознания, в основе рациональной стороны массового правосознания усматривает знания и представления о правовых нормах, принципах и иных правовых явлениях. Этот автор отмечает, что данные знания «проникают» в массовое правосознание при ознакомлении с правовыми актами. Рациональную сторону массового правосознания составляют представления о том, что является правомерным и противоправным, каковы правовые последствия поведения, субъективные права и обязанности граждан, правомочия

юридических лиц, государственных органов. Только лишь знание норм и принципов права, далеко не гарантируют их претворение в жизнь[82].

Конечно же, важна и эмоциональная позиция субъектов по отношению к праву. Правовые эмоции и чувства участвуют в формировании рационально-эмоциональных компонентов правосознания, то есть отношений к правовым предписаниям и оценки правовых явлений. В отношениях к правовым требованиям определяется субъективная значимость правового явления как полезного или вредного, приемлемого или неприемлемого, что выражается в высказываниях и поступках людей. Поскольку отношение всегда выражается в оценке, то можно говорить о признании полезности правового явления.

Оценочные и эмоциональные компоненты существенно влияют на его поведенческий уровень, формируют правовые убеждения и привычки. Правовые убеждения и привычки являются результатами познавательно­эмоциональной активности субъектов.

Правовые убеждения - внутренне воспринятые и усвоенные правовые воззрения, порождающие готовность к действию.

Правовая привычка - устойчивая внутренняя потребность индивида в постоянном соблюдении и исполнении правовых требований и возможно­стей. Степень развитости и распространенности правовых привычек в обществе является осязаемым показателем его правовой культуры.

В результате практической реализации ценностного отношения с участием воли, возникает правовая установка. Правовая установка - это готовность личности проявить активность в области познания, применения, реализации права, а также в правотворчестве, это «настройка» всей структуры правосознания, всех его элементов таким образом, чтобы личность смогла выполнить нормативные предписания. Правовая установка выступает в качестве связующего звена между правосознанием и правовой

деятельностью, при этом в зависимости от типа установок (положительные или отрицательные) правовое поведение осуществляется в соответствии с требованиями закона либо противоречит ему.

Совокупность правовых установок составляет правовые ориентации личности, представляющие собой функциональный аспект правосознания с точки зрения общей направленности субъекта на достижение целей правового регулирования; действия правовых ориентаций продолжительнее и результативнее, чем правовых установок; правовые ориентации определяют приоритеты правоприменительной и правотворческой деятельности в государстве1.

В современной юридической доктрине определенное внимание уделяется значению иррациональных аспектов в познании государственно­правовых явлений. Так, И.А. Исаевым правовая общественная психология рассматривается как реальный опыт, который и должна обобщать юридическая наука, решая проблемы становления нового правосознания российского общества в условиях глобализации. По его мнению, в общественном сознании все более крепнут идеи о сильной власти и государстве, с которыми люди связывают свои надежды на социальную защищенность и социальную справедливость. Сильное государство и демократическое государство - это две стороны одной медали[83][84].

Научный интерес заключен и в самостоятельности такого феномена, как конституционное правосознание. Так, В.В. Никитяевой конституционное правосознание рассматривается «как специфическое проявление общественного и правового сознания, как социальный фактор, позволяющий выявить отношение к конституционным нормам - признание объективной необходимости Конституции РФ и ее приоритета в правовой системе

государства»1. С ее точки зрения, это необходимая форма жизнедеятельности человека, служащая внутренним регулятором юридически значимого поведения и источником правовой активности в конституционно-правовой сфере, претворения юридических норм в фактической деятельности граждан и должностных лиц[85][86].

Полагаем, что рассуждения названного выше автора в целом верны и ценны в исследовании правосознания в целом, однако мы не согласны с необходимостью излишнего дробления общего понятия правосознания по критерию объекта; в противном случае рано или поздно мы будем вынуждены выделять административное, уголовное и т.д. и т.п. правосознание.

Подобно характеристике внутреннего устройства системы, анализ ее функционирования, то есть «динамики», составляет относительно самостоятельный аспект системного подхода (так называемый функциональный анализ) и предполагает использование понятия функций.

Думается, есть необходимость при рассмотрении функций правосознания определенное внимание уделить проблемам его формирования, поскольку формирование правосознания - сложный процесс, состоящий из объективных и субъективных компонентов.

В юридической литературе высказаны разные суждения относительно факторов, влияющих на правосознание.

Так, Е.А. Белканов, опираясь на психологический аспект правосознания, считает, что правосознание формируется в основном под воздействием трех групп явлений: иных форм сознания; социальных условий; бессознательного[87].

Существует и другая точка зрения, согласно которой правосознание формируется на основе использования механизмов информационного и ценностно-мотивационного правового воздействия1.

По мнению М.Ю. Осипова, механизм информационного воздействия права представляет собой систему приемов, факторов, способов, направленных на осознание права как ценности, формирование у индивидуума мотивации, средств, направленных на доведение содержания правовых норм до субъекта права, отнеся к таковым: действия, направленные на доведение правовой информации до субъекта права, а также действия, направленные на восприятие правовой информации. Восприятие правовой информации включает в себя три этапа:

1) обнародование нормативно-правового акта международного договора;

2) восприятие правовой информации;

3) формирование соответствующих знаний и представлений о действующем праве[88][89].

В свою очередь, ценностно-мотивационное воздействие права имеет свой специфический механизм, под которым понимается система приемов, факторов, способов, направленных на осознание права как ценности, формирование у индивидуума мотивации, проявляющейся в стремлении субъекта действовать по праву. Данный механизм предполагает наличие также трех стадий, обеспечивающих понимание ценности права:

1 - осознание ценности права;

2 - осознание своей и чужой свободы;

3 - осознание права как нормативной формы свободы, порядка, справедливости1.

Кроме того, к этапам ценностно-мотивационного воздействия права М.Ю. Осиповым отнесены: анализ полученной правовой информации с целью выявления в этой информации положений, обеспечивающих свободу субъекту права, а также порядок и справедливость; оценка значимости данных положений для индивидуума; формирование соответствующего отношения к действующему праву, к деятельности по толкованию норм права, к своим правам и обязанностям и к правам и обязанностям других субъектов права; осознание необходимости соблюдать нормы права или стремление игнорировать правовые предписания при каждом удобном случае и воплощение этого элемента в поведении субъекта права[90][91].

Опираясь на вышесказанное, с нашей точки зрения, сущность процесса формирования правосознания заключается в следующем.

Структура правосознания предопределяет различную роль его эле­ментов в правовом регулировании и видах юридической деятельности, в том числе правоприменительной. Формирование правосознания является целостным процессом, состоящим из взаимосвязи его компонентов - познавательного, оценочного и регулятивного. Познавательный компонент состоит из совокупности правовых знаний; оценочный - это эмоциональное отношение личности, с учетом конкретной жизненной ситуации, основанное на приобретенном опыте и знаниях; регулятивный компонент формирует установки к действию на основе двух вышеуказанных компонентов.

Теперь более подробно рассмотрим функции правосознания.

Понятие «функция» (от лат. functio - исполнение - осуществление) - это: 1) деятельность, обязанность, работа; внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений (например, функция

органов чувств, функция денег); 2) в социологии - роль, которую выполняет определенный социальный институт или процесс по отношению к целому (например, функция государства, семьи и т. д. в обществе)1.

надо заметить, что в юридической доктрине единого мнения по поводу функций правосознания не сложилось.

Так, И.Е. Фарбер выделяет правотворческую, правоприменительную и воспитательную функции; Е.А. Лукашева - гносеологическую, прогнозирующую, правового моделирования и регулирующую функции; В.А. Шегорцов - когнитивную, идеологическую, нормативно­прогностическую, регулирования и моделирования; Н.А. Бура - правообразующую, регулятивную, правовоспитательную, развития правовой науки и формирования коммунистического сознания; К.Т. Бельский - отражательно-познавательную, информационную, оценочную,

регулятивную, воспитательную, прогностическую; Н.Н. Вопленко - познавательную, оценочную, регулятивную и воспитательную[92][93].

С нашей точки зрения, более продуктивным является подход, предложенный Н.Я. Соколовым, который считает, что каждая функция является частью более общей функции, и так до первичной регулирующей функции. По его мнению, регулирующая функция конкретизируется теологической (целеполагающей), генерационной и праксиологической, а теологическая раскрывается в познавательной, оценочной и поведенческой функциях[94].

Исходя из сущностных характеристик правосознания, рассмотренных в предыдущем параграфе, солидаризируясь с точкой зрения ряда ученых1, со своей стороны предлагаем выделять познавательную, оценочную, регулятивную, прогностическую и коммуникативную функции.

1. Познавательная функция правосознания нацелена на приобретение индивидом некоторой суммы юридических знаний, которая является результатом мыслительной деятельности и определяется понятием «правовая подготовка».

В этой связи следует согласиться с мнением И.В. Тишиной о том, что правовая подготовка не означает только процесс или результат овладения теоретическими знаниями[95][96]. Только воссоздание реальных юридически значимых ситуаций, их анализ и поиск и оценка различных видов действия может стать основой для формирования умения пользоваться теоретиче­скими знаниями и перевести их в плоскость практических навыков.

Применительно к защите прав и свобод гражданина познавательная функция выражается в осознании субъектом своих прав, а также предусмотренных законом возможных порядка и способов их защиты.

2. Оценочная функция правосознания выражается в определенном эмоциональном отношении (приятии или неприятии) личности к различным явлениям правовой жизни, исходя из своего опыта. Такое отношение проявляется в оценке субъектом тех знаний и опыта, который он накапливает, в контексте данной ситуации или с перспективой на будущее. Степень оценки зависит от ценности объекта желания, цели конкретной деятельности, что служит основанием для выбора предпочтительных элементов системы права.

Такие отношения могут быть поделены на четыре основных группы:

• к праву и законодательству в целом;

• к правоохранительным органам;

• к правовому поведению окружающих;

• к правомерности своего собственного поведения.

В результате практической реализации ценностного отношения человека ко всем перечисленным выше объектам возникает правовая установка, которая в основе своей представляет особое интеллектуально- эмоционально-волевое образование.

Такая установка выражается в степени готовности субъекта оценивать информацию, явления и процессы и адекватно реагировать на них своими действиями. Такие установки формируют жизненные ориентиры и при­оритеты личности. Это своего рода стратегия деятельности в юридически значимых ситуациях, носящая внутренний характер.

3. Регулятивная функция правосознания проявляется в результате реализации внутреннего плана оценочных отношений и включает в себя различные источники правовой активности. Показателем ее служит либо правомерное поведение (как результат положительного уровня правосознания) и противоправное поведение (как следствие деформации правосознания).

4. Прогностическая функция правосознания заключается в возможности прогнозировать будущее состояние правовой системы исходя из комплекса явлений и процессов, оказывающих влияние на правовую сторону жизнедеятельности общества и государства.

5. Коммуникативная функция правосознания служит базисом для социального взаимодействия людей, установления контактов, передачи информации и возможности управления другими.

6. Функция моделирования в правосознании состоит в способности формирования различных моделей поведения в юридически значимых ситуациях.

На основе вышеизложенного можно говорить о том, что правосознание представляет собой искусственную систему ввиду того, что существует только в области, охваченной сознательной деятельностью человека.

В результате рассмотрения структурно-функциональных характеристик правосознания и его роли в правовой защите граждан есть основания сделать следующие выводы:

Правосознание в качестве элемента механизма защиты прав и свобод граждан само по себе является сложной системой взаимосвязанных элементов, поэтому вполне оправданным, с нашей точки зрения, является обращение к структурно-функциональному анализу объекта исследования, который еще более эффективно позволит раскрыть природу, сущность, назначение правосознания, многообразие и взаимодействие его составляющих.

Правосознание следует рассматривать как систему ввиду того, что а) оно имеет определенные цели, структуру, функции и принципы; б) элементы правосознания имеют упорядоченный, системный характер, элементы сравнительно устойчиво связаны между собой; в) носителями правосознания являются отдельные личности, составляющие системное образование - общество.

Системный характер природы правосознания предполагает наличие у него определенных атрибутов: структурной организации целей и задач; окружающей среды; относительной изолированности от окружающей среды; самостоятельности функционального процесса.

Традиционно структура правосознания рассматривается с точки зрения двух подходов: гносеологического и социологического. Гносеологический подход предлагает рассматривать структуру правосознания (хотя и достаточно условно) через правовую психологию и правовую идеологию. В свою очередь, социологический подход к структуре правосознания подразумевает выделение трех составляющих (уровней правосознания): познавательное, оценочное и практическое правосознание.

Исходя из сущностных характеристик правосознания мы предлагаем выделять познавательную, оценочную, регулятивную, прогностическую и коммуникативную функции.

Познавательная функция правосознания нацелена на приобретение индивидом некоторой суммы юридических знаний, которая является результатом мыслительной деятельности и определяется понятием «правовая подготовка». Применительно к защите прав и свобод гражданина познавательная функция выражается в осознании субъектом своих прав, а также предусмотренных законом возможных порядка и способов их защиты.

Оценочная функция правосознания выражается в определенном эмоциональном отношении (приятии или неприятии) личности к различным явлениям правовой жизни, исходя из своего опыта. В результате практической реализации ценностного отношения человека ко всем перечисленным выше объектам возникает правовая установка, которая в основе своей представляет особое интеллектуально-эмоционально-волевое образование.

Регулятивная функция правосознания проявляется в результате реализации внутреннего плана оценочных отношений и включает в себя различные источники правовой активности. Показателем ее служит либо правомерное поведение (как результат положительного уровня правосознания) и противоправное поведение (как следствие деформации правосознания).

Прогностическая функция правосознания заключается в возможности прогнозировать будущее состояние правовой системы исходя из комплекса явлений и процессов, оказывающих влияние на правовую сторону жизнедеятельности общества и государства.

Коммуникативная функция правосознания служит базисом для социального взаимодействия людей, установления контактов, передачи информации и возможности управления другими.

<< | >>
Источник: АНТОНОВА Жанна Дмитриевна. ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ В МЕХАНИЗМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Курск - 2015. 2015

Еще по теме § 1.2. Структурно-функциональные характеристики правосознания обеспечении правовой защиты граждан:

  1. Переход к системному анализу, моделированию, структурно-функциональному методу
  2. 16.1. Общая характеристика правосознания и правовой культуры в государственно организованном обществе
  3. ЛЕКЦИЯ 13. Правосознание и правовая культура.
  4. Вопрос 87. Правосознание и правовая культура.
  5. Правосознание и правовая культура
  6. ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ. ПРАВОСОЗНАНИЕ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА
  7. Тема 29. Правосознание и правовая культура
  8. БЕЛИК ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Рязань 2014, 2014
  9. § 3. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  10. § 4. Соотношение материальных и процессуальных норм права в обеспечении правовой защиты осужденных к лишению свободы
  11. § 2. Конституционно-правовые гарантии и нормы уголовно-исполнительного законодательства в области правовой защиты осужденных
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -