<<
>>

§ 3 Судебное управление как структурно-функциональный элемент в системе советского государственного управления

Проблематика роли и места судебного управления в деятельности судеб­ной системы периода самодержавия, правления Временного правительства, со­ветской государственности и в сфере современной судебной власти интересует исследователей уже на протяжении длительного времени.

Точка зрения на эту проблему меняется в зависимости от конкретно-исторических условий развития государства. Изменение этих условий приводит к появлению новых концепций, в которых предыдущий опыт судебного управления подвергается критическому переосмыслению, а новые исторические обстоятельства приводят к выработке иных моделей судебного управления. Многие исследователи, оказавшись под влиянием социально-политических условий, следуют за ними при обосновании тех или иных изменений, происходивших в судебной системе, в том числе и в области судебного управления. Одновременно продолжаются дискуссии о функциях органов судебного управления и, самое главное, о степени эффектив­ности их деятельности.

Изучение истории реформирования судебной системы при Временном правительстве и после установления советской власти позволяет создать тео­рию возникновения судебного управления путем постижения эволюции судеб­ной системы. Особенно важно выяснить обобщенную теорию судебного управ­ления в настоящее время уже как составной части судебной власти. Безусловно, роль управления в сфере судебной власти чрезвычайно велика. Поэтому нельзя столь категорично приходить к выводу, что руководство деятельностью ниже­стоящих судов, судебное управление, формирование судейского корпуса могут и должны рассматриваться как виды деятельности отдельных звеньев судебной системы. Каждое из них имеет свои полномочия, следовательно, и свои функ­ции, но названная деятельность имеет лишь косвенное отношение к реализации судебной власти, прямо не связанное с полномочиями по разрешению социаль­ных конфликтов, осуществляемых судом с использованием особой процедуры. Названные виды деятельности не могут считаться и формами осуществления судебной власти. Вполне возможно, исходя из этих положений, понятие управ­ления в судебной системе воспринималось через систему административного управления, имевшего косвенное отношение к отправлению правосудия. Тем не менее специализированные органы судебного управления (органы юстиции, вышестоящие суды) рассматривались как единая организационная система ад­министративного управления, объединенная едиными целями и управляемая единым органом власти. И все же для того чтобы понять зарождение института судебного управления в Советской России, необходимо еще раз обратиться к историческому опыту создания судебной системы пролетарского государства. Февральская революция 1917 года, проходившая под лозунгами демократиче­ских преобразований, поставила одной из первоочередных задач проведение реорганизации и судебной системы, доставшейся в наследство от самодержа­вия. Главной задачей специальной юридической комиссии Временного прави­тельства было возвращение судоустройства и судопроизводства к принципам судебной реформы 1864 г., искаженной последующими новеллами и преобра­зованиями, подорвавшими такие принципы, как гласность, независимость су­дей и участие в суде общественного элемента[69]. То, чего добилось Временное правительство в рамках реорганизации судебной системы, доставшейся в наследство от самодержавия, подробно изложено автором исследования в пара­графе «Реформаторские идеи Временного правительства России по реорганиза­ции судебной системы и судебного управления самодержавия» данной работы.

Единственно можно добавить, что в целях реформирования существо­вавшей в Российской Империи судебной системы Временное правительство принимает ряд судоустройственных актов. Среди них, «Положение о времен­ных судах», «О временном возложении на членов Петроградского окружного суда обязанностей мировых судей», «Об устройстве полковых судов», «Об от­мене правил устава военно-судебного о представлении на усмотрение верхов­ной власти и высших военно-начальствующих лиц приговоров военных судов», «О временном устройстве местного суда», «О порядке рассмотрения дел о ли­цах, арестованных во внесудебном порядке», «О сокращении срока наказания

142

лицам, осужденным временными судами» и др .

На этом преобразования, проводимые Временным правительством в сфе­ре судебной системы, в основном завершились, поскольку в результате Ок­тябрьской революции 1917 года на территории России была создана республика

Советов с утверждением диктатуры пролетариата[70].

Со сменой политического режима в России складываются чрезвычайные обстоятельства, заставляющие советский государственный аппарат максималь­но консолидироваться для отражения объединенного натиска внутренней и внешней контрреволюции[71]. В связи с чем создание судов приобретает поли­тический и ситуативный характер. По этому поводу В.И. Ленин писал, что но­вый суд «нужен прежде всего для борьбы против эксплуататоров, пытающихся

145

восстановить свое господство или отстаивать свои привилегии» .

Становится очевидным, что при таких обстоятельствах консервативную для Советской России судебную систему оставлять в таком виде нельзя. К это­му добавляется еще один фактор. В этот период зарождающиеся суды рассмат­ривались в аспекте правоохранительном как средство обеспечения общего де­мократического и социального порядка в стране. В первых актах советской вла­сти даже указывались основные задачи, стоящие перед судами: «борьба с маро­дерством и хищениями, саботажем, злоупотреблениями торговцев, промыш-

146

ленников, чиновников и прочих лиц» .

Именно в этих целях в первые дни после Октябрьской революции в Пет­рограде был образован народный суд Выборгского района, а в Кронштадте «суд общественной совести», состоящий из представителей местного Совета, боль­шевистской организации и профсоюзов. После этого по всей стране, где сти­хийно, а где организованно, стали образовываться революционные суды, рево­люционные трибуналы, военно-революционные, народно-административные суды, местные и окружные народные суды, товарищеские и революционные суды в частях Красной Гвардии, выборные полковые (бригадные) батарейные суды при воинских частях, морские суды в военно-морском флоте, революци­онные военные железнодорожные трибуналы, революционные военные трибу­налы войск внутренней охраны, местные национальные суды (шариатские, су-

147

ды казиев, аксакалов) . В сельской местности создавались сельские и волост­ные суды.

По этому поводу летом 1918 года Народный комиссариат юстиции РСФСР, на который были возложены полномочия по организации советской судебной системы, указывал, что «имеется масса самочинно и странно образо­ванных судов, вроде военно-полевых судов, судебно-юридических палат и т.п.». Помимо этого, он обращает внимание и на то, что каждое государствен­ное учреждение претендует на право самостоятельного и безапелляционного разрешения судебных дел[72].

Такое положение, на взгляд автора исследования, сложилось не случайно. Представляется, что пришедшие к власти большевики на первоначальных эта­пах постреволюционного периода имели все же весьма приблизительное и смутное представление о том, как и в каких условиях будет проходить государ­ственное строительство, в том числе и судоустройство Советской России.

Между тем запущенный процесс формирования новой судебной системы Советской республики привел к пониманию всей глубины, сложности и мас­штабности такой организации. В результате осмысления в стране начинается активный законотворческий процесс, поиск новых путей организации судов и их взаимоотношений с исполнительно-распорядительными органами. Только за три года после Октябрьской революции 1917 года (1917-1920 гг.), было при­нято три декрета о суде и два положения о народном суде. Среди них основным документом, определившим структуру, организационные формы и общие принципы советской судебной системы, стало Положение о судоустройстве РСФСР, принятое 11 ноября 1922 года[73].

По мере организации деятельности судов все более ощущается необхо­димость и в управлении судами, поскольку без решения различных организа­ционных вопросов суды были не в состоянии выполнять возложенные на них задачи. В связи с чем функция судебного управления стала занимать одно из ключевых направлений в деятельности Наркомюста РСФСР.

В юридической литературе под судебным управлением принято понимать особый вид деятельности специально созданных органов по развитию, упоря­дочению и обеспечению эффективного функционирования судебной системы, реализующей государственную политику в области правосудия[74].

Для обозначения такого специфичного вида деятельности в законодатель­стве советского периода применялись и другие термины, как «общее руковод­ство судами», «контроль над судами», «судебное администрирование», «орга­низация и инструктирование судов» «судебно-административное управление», «управление в области юстиции», «организационное руководство судами». Та­ким образом, в языке теории обеспечительной деятельности советских судов сосуществовали различные по звучанию, но практически одинаковые по со­держанию терминологические единицы.

Тем не менее сама идея судебного управления, определения наиболее эффективных приемов и методов управления судебной системой стала все больше привлекать внимание ученых и практиков, находить отражение в мно­гочисленных публикациях и научных трудах советского периода. Среди них можно назвать работы И.Д. Перлова и Л.С. Симкина, которые понятия «судеб­ное управление» и «организационное руководство судами» считали тожде­ственными и равнозначными[75].

Как тождественные по своему содержанию рассматривал эти понятия и А.С. Смыкалин. В то же время, по его мнению, понятие «организационное ру­ководство судами» следует использовать в модели раздельной деятельности ор­ганов юстиции и судов, а термин «судебное управление» лучше использовать в

152

период, когда названные органы были объединены .

Ряд авторов придерживается иной точки зрения. Так, Э.Я. Стумбина и С.М. Ходыревский рассматривают понятие «организационное руководство су­дами» как более узкое. По их мнению, в отличие от понятия «судебное управле­ние» в его содержание не входит деятельность соответствующих государствен­ных органов по изданию законов и других нормативных актов, регламентирую-

153

щих вопросы организации судебной системы . Поэтому, как считает С.М. Хо­дыревский, «судебное управление» является более широким понятием[76].

В советской юридической литературе 50-х годов вводится еще одно поня- тие-«управление в области юстиции», которое нередко отождествлялось с по­нятием «судебное управление» и стало предметом исследований таких ученых, как Д.С. Карев, Ф.Г. Тарасенко, И.Д. Перлов, В.П. Божьев[77], Т.Н. Доброволь­ская, Н.В. Блинова[78]. По их мнению, понятие «управление в области юстиции» - это руководство не только деятельностью судов, но и деятельностью по орга­низации и руководству адвокатурой и нотариатом как органами, содействую­щими суду в осуществлении правосудия.

В свою очередь, Л.П. Маковская, давая определение понятию «управле­ние в области юстиции», приходит к выводу, что органами управления в обла­сти юстиции являются органы, осуществляющие организационное руководство судами (судебное управление) и другими органами, выполняющими вспомога-

157

тельные функции . Отсюда, как считает Л.П.Маковская, понятие «организа­ционное руководство судами» все же более узкое по содержанию и входит в понятие «управление в области юстиции».

Представляется очень важным, что в ряде работ, раскрывающих суть су­дебного управления, делаются выводы о том, что в его осуществлении участво­вали не только органы юстиции, но и высшие и местные органы государствен­ной власти и государственного управления[79].

Анализу законодательных актов, регулирующих деятельность по руко­водству судами на разных этапах исторического развития советской судебной системы, посвятил свои исследования А.И. Казаков, который указывает, что хо­тя термины «судебное управление» и «организационное руководство судами» возникли и сложились не сразу, однако это вовсе не означает, что функция по руководству судами у молодой Советской республики отсутствовала. Развивая в этой области исследования М.В. Кожевникова,[80] он указывает, что функция

организации и руководства судами возникла одновременно с советскими суда-

160 ми .

При этом следует отметить, что наиболее часто используемый термин «су­дебное управление» возник именно в советский период, будучи впервые упо­треблен в статье 8 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве от 29 октября 1924 года. Впоследствии данный термин широко применялся в РСФСР во второй половине 20-х и первой половине 50-х гг. про­шлого столетия, а затем был вытеснен термином «организационное руковод­ство судами»[81].

Тем не менее, забегая несколько вперед, можно с полной уверенностью сказать, что появление в научном обороте понятия «судебное управление» ста­ло знаковым событием, определяющим его место в далекой перспективе как составной части современной судебной власти.

На взгляд автора данного исследования, в советский период под поняти­ями «судебное управление» или «организационное руководство судами» по су­ти фиксировалось качественное состояние отношений государственного управ­ления и его вида деятельности в судебной сфере. Государство было обязано со­здавать условия для особой специфичной сферы, поскольку развитие и посту­пательное движение судебной системы означало и поступательное развитие са­мого государства. В то же время через институт судебного управления госу­дарство осуществляло повседневное руководство судами.

Судебное управление в системе советского государственного управления включало в себя целый комплекс вопросов. Среди них создание судов и орга­низация их деятельности; проведение выборов судей и народных заседателей; ревизия и проверка судов; изучение и обобщение судебной практики. Наряду с названными организационными мероприятиями органы судебного управления осуществляли в отношении судов полномочия контрольного и властно­распорядительного характера. Например, вопросы управления судебной систе­мой были предметом рассмотрения партийных и советских органов как на уровне ЦК ВКП (б), ВЦИК и СНК РСФСР, так и в нижестоящих партийно­советских органах. Следует отметить, что партийные органы играли особую роль в руководстве как судебными органами, так и органами судебного управ­ления. Кроме принятия партийных директив по вопросам судебного строитель­ства, они оказывали воздействие на суды и органы судебного управления через решение кадровых вопросов. Используя кадровые «рычаги», руководители пар­тийных организаций вмешивались в деятельность судов, давая судьям указа­ния по разрешению конкретных дел, санкционировали проведение уголовно­правовых кампаний, вплоть до определения времени и места проведения су­дебных процессов[82].

Важную роль в разработке рекомендаций органам судебного управления играли Всероссийские съезды деятелей советской юстиции: первый и второй съезды были проведены в 1918 г., третий - в 1920 г., четвертый - в 1922 г., пя­тый в 1924 г. и последний, шестой - в 1929 г. (в дальнейшем созывались лишь совещания работников юстиции). Съезды прекратили созывать в 30-е годы, по­скольку при определении государственной политики в сфере правосудия уже перестало учитываться мнение местных работников юстиции, в том числе и су­дей.

Специализированными органами, непосредственно выполнявшими функ­цию судебного управления, являлись: наркоматы юстиции союзных и автоном­ных республик, местные комиссариаты юстиции, отделы юстиции губернскими исполнительными комитетами (губисполкомами), губернские советы народных судей и уездные бюро юстиции (со второй половины 1918г. до судебной ре­формы 1922 г.). С началом действия Положение о судоустройстве РСФСР уже сама судебная система включается в процесс судебного управления, сочетая в себе как судебные, так и управленческие функции. Наиболее активными про­водниками управленческих функций становятся президиумы и отделы краевых и губернских судов, а также уполномоченные названных судов в уездах. Таким образом, система органов судебного управления, их компетенция и полномочия претерпевали на разных этапах развития Советского государства значительную эволюцию.

Первым таким этапом явилось возложение обязанностей по судебному управлению на Наркомюст РСФСР, законодательным закреплением которого явилось принятие 30 января 1919 года «Положения об отделах юстиции губерн­ских исполнительных комитетов». Такие отделы создавались при губернских исполкомах Советов и возглавлялись председателем, который утверждался в Наркомюсте РСФСР. При председателе имелась коллегия, решавшая все важ­нейшие вопросы, относящиеся к компетенции отдела (утверждение циркуляров и инструкций, контроль за судами в части реализации решений Наркомюста РСФСР и осуществление функций судебного надзора)[83].

Отделы юстиции губернских исполкомов имели практически однотипные структурные подразделения: общий, административно-хозяйственный, судеб­но-следственный, карательный. Однако в отдельных случаях по согласованию с Наркомюстом РСФСР могли иметь и юридический подотдел. Сфера деятель­ности судебно-следственного подотдела заключалась в организации работы народных судов, революционных трибуналов, следственных комиссий, колле­гий обвинителей и защитников. Помимо указанных полномочий названный подотдел оказывал Наркомюсту РСФСР содействие в созыве Всероссийских съездов деятелей советской юстиции, на него была возложена организация со­ставления списков народных заседателей и обязанность сбора статистических данных о работе судов.[84]

В этот же период в Москве и Петрограде были созданы подотделы юсти­ции (районные отделы). Однако статус их определялся специальной инструкци­ей Наркомюста РСФСР от 10 марта 1919 года. Согласно данной инструкции они находились в подчинении городских отделов юстиции Москвы и Петрогра­да, приравненных к губернским. В функциональные обязанности подотделов юстиции по судебной линии входили: предварительная проверка кандидатур на должности народных судей, подбор народных заседателей, подготовка совеща­ний районных судей и докладов в советские органы о работе судов на их терри­тории.

Задачи и функции судебного управления в первые годы советской власти реализуются в конкретных действиях органов и должностных лиц, осуществля­ющих такое управление. Анализ такой деятельности на фоне политического устройства и особенностях советской государственной идеологии позволяет считать, что судебное управление - это лишь распределение функций государ­ства (исходя из указанных выше терминов и понятий), но никак не предостав­ление самостоятельности и независимости судебной системе. Такой подход к пониманию сущности судебного управления, особенно на начальных этапах советского периода, может оказать серьезное воздействие на теоретическое осмысление всего процесса осуществления государственного управления в Со­ветской России.

Судебное управление как вид государственной деятельности (процесс) заключается в целенаправленном воздействии специализированных органов на суды. В процессе судебного управления достигается необходимый государству управленческий результат путем реализации имеющихся у него государст­венно-властных полномочий. Поэтому судебное управление в этом смысле-это вид подзаконной, исполнительно-распорядительной и административно­управленческой деятельности специально уполномоченных на то субъектов.

В результате проведенного исследования автор приходит к выводу, что понятие государственного управления как системы советского государства яв­ляется более широким, чем понятие судебного управления как вида деятельно­сти. В результате государственное управление, являясь более широким по объ­ему, разрабатывает стратегию и тактику администрирования судебной системы страны, целью которой является эффективная организация судебной деятель­ности и оптимизация функционирования всех звеньев судебной системы (со­здание или упразднение судов, организационное, кадровое, финансовое и мате­риально-техническое обеспечение, издание нормативно-правовых актов управ­ления судебной системой).

По мнению автора, судебное управление советского периода развивалось в двух направлениях: организационно-контрольном и материально-техничес­ком (обеспечительном). К организационно-контрольному направлению автор относит разрешение следующих вопросов: а) формирование судебных органов (разработка предложений по вопросам организации судов, проведение выборов судей и народных заседателей); б) обеспечение необходимых условий деятель­ности судов (работа с кадрами судов, изучение и обобщение судебной практи­ки, организация работы по ведению судебной статистики, планирование работы в судах, организация профилактической работы судов и пропаганда судьями советского законодательства; в) общий контроль за работой судов (проведение проверок организации их работы, отчетность судей перед избирателями или ор­ганами, их избравшими); организация распространения передовых методов и опыта управленческой работы (применительно к нижестоящим судам и органам юстиции).

Организационно-контрольное направление реализовывалось, как прави­ло, в правовой форме и носило в отношении судей регулятивный, право­охранительный и контрольный характер. Значительное место в данном меха­низме занимали и императивные предписания, связанные в основном с идеоло­гическими установками Советского государства. Любое утверждение судей о подчинении их только закону воспринималось партийными органами и органа­ми юстиции как непонимание политики партии и противопоставление ей[85].

Вторым направлением в деятельности органов судебного управления со­ветского периода являлось материально-техническое (обеспечительное) направление. Названное направление всегда носило и носит по настоящее вре­мя вспомогательный характер. К ним относятся материально-техническое и финансовое обеспечение, обеспечение судов нормативным материалом и лите­ратурой, ведение делопроизводства и т.п. Они не облекаются в правовую форму и не вызывают юридических последствий.

Функции судебного управления в разные исторические периоды возлага­лись то на органы юстиции, то на вышестоящие суды. Совмещение в вышесто­ящем суде процессуальных и организационно-управленческих функций приво­дило к снижению принципиальности вышестоящих судов. В то же время кон­центрация функций судебного управления в органах исполнительной власти приводила к тому, что оно быстро переходило из организационно­управленческой сферы в процессуально-правовую, означающее вмешательство исполнительных органов в судебную деятельность. Особенно это наглядно видно в моделях судебного управления советского периода. Однако прежде чем их раскрыть надо уяснить, что же понимается под моделью управления? По мнению автора исследования, под моделью судебного управления понимается теоретически и практически выстроенная совокупность представлений о том, как выглядит система управления (субъекты судебного управления), как она воздействует на объект управления (судебную систему, суды, судьи, работники аппарата), как адаптируется к изменениям в политической ситуации и обще­ственной жизни, чтобы управляемая организация (из числа названных выше объектов управления) могла добиваться поставленных целей, устойчиво разви­ваться, обеспечивать отправление правосудия и тем самым показывать свою жизнеспособность. Модель судебного управления включает в себя базовые принципы управления (общественно-политические, организационно­

структурные и организационно-функциональные), стратегическое видение, це­левые установки и задачи, структуру и порядок взаимодействия ее элементов, организационную культуру, аналитический мониторинг и контроль за ситуаци­ей, динамику и мотивационную политику. Безусловно, любая модель судебного управления базируется на историческом опыте. Наука судебного управления в этом отношении мало отличается от других наук. Как и любая наука, она инте­ресуется прошлым, настоящим и будущим. Анализ прошлого позволяет лучше понять настоящее, чтобы спрогнозировать, заглянуть в будущее. Знание исто­рии судебного управления определяет многие возможности его эффективного совершенствования в современный период. Ведь многие формы и методы со­временного судебного управления - это не что иное, как совокупность факто­ров, которые объективно зародились в прошлом и по мере их эволюционного развития стали играть ключевую роль. Поэтому понимание их источников поз­воляет ответить на вопрос, какие формы и методы судебного управления следу­ет применять в настоящее время, что является главным, а что-второстепенным. Следует также учесть, что судебное управление в некоторые исторические пе­риоды было ситуационным, при котором использовались его возможности пря­мого приложения к конкретным условиям (особенно это характерно для перио­да правления Временного правительства, первых лет становления советской власти, периода гражданской и Великой Отечественной войн). Ситуативная теория судебного управления внесла большой вклад в науку управления. В названные исторические периоды судебное управление наиболее жестко концен­трировало свою деятельность на конкретной ситуации, определяло значимые пе­ременные ситуации и их влияние на эффективность судебной деятельности.

Таким образом, судебное управление сформировалось как сложное явле­ние со множеством сторон и форм своего проявления. Обладая определенными признаками, оно рассматривалось как особая функция государства, выражаю­щаяся в деятельности специализированных государственных органов, направ­ленная на получение и анализ информации о процессах и явлениях, происхо­дящих в судебной системе, на установление нормативных предписаний для су­дейского сообщества, организационного и материально-технического обеспе­чения. Вместе с тем на любом этапе исторического развития Советское госу­дарство через органы судебного управления осуществляло свои контрольные функции в сфере судебной деятельности. В связи с чем автор исследования приходит к выводу, что институту судебного управления советского периода присущи все сущностные признаки, которые свойственны государству в целом:

1) судебное управление - это форма политической и государственной ор­ганизации, выступающая важнейшим инструментом государства по реализации его целей и задач в сфере судебной деятельности (единство партийного и госу­дарственного управления (номенклатурный принцип));

2) судебное управление-это аппарат, объединяющий людей профессио­нально занятых организацией, руководством и управлением в судебной сфере (партийные и советские органы, Наркомюст РСФСР, Верховный Суд РСФСР);

3) судебное управление осуществляется от имени государства независимо от их задач и вида деятельности, которые они исполняют;

4) судебное управление выступает как государственно-властная деятель­ность;

5) органы судебного управления дают судьям обязательные для исполне­ния указания, подчас вмешиваясь в их процессуальную деятельность;

6) органы судебного управления могут ставить вопрос о привлечении к ответственности судей за ненадлежащее исполнение своих обязанностей либо непосредственно применять меры государственного принуждения.

Из перечисленных признаков следует вывод, что судебное управление как форма реализации государственного управления в судебной системе обес­печивает проверку выполнения законов и иных нормативных актов (партийных и советских директив и указаний) с целью недопущения отклонений от уста­новленных законодательством норм и правил. При этом необходимо отметить, что эффективность судебного управления заключается в реализации государ­ственных установок не только на качественное отправление правосудия, но и на создание надлежащих условий для его отправления (организационное, кад­ровое, финансовое и материально-техническое обеспечение). При этом органы судебного управления неукоснительно исполняют сами и, в свою очередь, тре­буют от судей и работников аппарата судов (возможно, и через принуждение) соблюдения заданной государством модели поведения.

Фундаментальной предпосылкой для создания любой модели управления, в том числе и судебной, выступает правовой тип властвования, заключающий­ся в правовой организации власти, правовом функционировании власти и пра­вовом целеполагании власти. Очевидно, что в каждой из трех названных со­ставляющих присутствует контрольный элемент, позволяющий обеспечить нерушимость основ правовой конструкции власти, а равно стабильность ее раз­вития, что обусловливает и правовой характер самого государственного кон­троля.

Эволюция управленческой мысли в судебной системе наиболее ярко от­ражается в ее управленческих моделях. Из исследований, проведенных учены­ми в области судебного управления, архивных данных и историко-правовой ли­тературы, видно, что модели судебного управления эволюционировали в соот­ветствии с объективными условиями и потребностями государства в течение исторически длительного периода времени. В случае если модель судебного управления начинала неадекватно отражать на практике не только потребности судебной системы, но и видение гражданского общества о месте и роли судов и тем самым сдерживать или отбрасывать назад развитие судебной системы, сме­нялась модель судебного управления. Безусловно, в очередную модель судеб­ного управления интегрировались все положительные факторы и тенденции предыдущей модели и тем самым принималась на вооружение наиболее эффек­тивная модель.

По мере того как развивались и усложнялись общественные отношения, по мере становления и развития Советского государства, усложнялось, струк­турировалось и содержательно обогащалось и судебное управление. В своем развитии управленческая мысль в судебной системе претерпевала существен­ные изменения, что позволяет выделить определенные этапы такого управления и их модели. Например, Е.Б. Абросимова выделила две модели судебного управления в РСФСР, назвав их «организационным обеспечением правосудия», поскольку названную функцию осуществляли «или органы юстиции, или выс­шие судебные органы»[86]. В свою очередь, А.И. Казаков указал на четыре этапа развития института судебного управления в РСФСР: 1917-1922 гг., 1922-1939 гг., 1939-1956 гг. и 1956-1970 гг., вполне возможно подразумевая под ними и

167

модели судебного управления .

В начале 1920-х годов исследования в области управления, прекращен­ные в связи с Октябрьской революцией 1917 года, были возобновлены, и в ре­зультате были сформулированы «основные законы научной организации труда (НОТ)». Эти научные разработки стали постепенно внедряться и в судебное управление[87]. Особенно важной для судебной сферы стала концепция так называемых «трудовых установок», содержащая элементы психологии, органи­зации рабочего места и самоорганизации судей и работников аппарата[88].

В юридической литературе существует мнение, что в ходе проведения судебно-правовой реформы 1990 года произошло отмирание института судеб­ного управления. А его правовая природа по отношению исключительно к со­ветскому периоду сравнительно подробно изучена как в теоретическом, так и в историко-правовом аспектах. Однако с таким утверждением вряд ли можно со­гласиться по следующим причинам.

Институт советского судебного управления (организационного руковод­ства судами) представляет собой последовательную смену периодов развития управленческой мысли, каждому из которых присуще преобладание тех или иных приоритетов. Следовательно, генезис судебного управления (организа­ционного руководства судами) позволяет при изучении прошлого опыта и накопленных знаний оценить современное состояние судебной системы, то есть, сопоставив прошлое и настоящее, можно увидеть тенденции развития су­дебной власти даже в будущем. Таким образом, изучение генезиса судебного управления имеет огромное значение для становления современной самостоя­тельной и независимой судебной власти. Следует подчеркнуть, что современная судебная система, по сравнению с дореформенной, имеет сложную внутреннюю структуру, элементы которой имеют разную способность влиять на сущностные признаки нынешней модели внутрисистемного управления в сфере судебной власти, но, будучи взаимосвязанными и взаимозависимыми, обуславливают не только прямое, но и синергетическое воздействие на эффективность модели. Го­воря о синергетическом подходе к ныне действующей судебной власти, мы ви­дим, что это сверхсложная (не только по своему внутреннему содержанию, но и специфичности задач и целей, стоящих перед ней), самоорганизующаяся, откры­тая, нелинейная система, со всеми присущими ей свойствами и принципами развития. Главная роль здесь принадлежит внутренней самоорганизации, даю­щей судебной власти возможность выхода на совокупность внутренних и внеш­них условий, способствующих выбору одного из вариантов устойчивого разви­тия, к которому она стремится. Собственно именно в плоскости внутренней са­моорганизации заключается тенденция развития, инициирующая процесс само- достраивания судебной системы. В частности, речь идет о создании новых орга­нов судейского сообщества (экзаменационных комиссий по приему квалифика­ционных экзаменов у кандидатов на должности судей), создании такого судебно­го органа, как Дисциплинарное судебное присутствие, и других новациях, ини­циированных самой судебной властью. Эта ситуация, когда сама судебная власть внутри у себя осуществляет поиск проблемных зон и посредством управ­ления реагирует на изменение внешних и внутренних условий деятельности судебной власти. Достаточно лишь возбудить действие внутренних тенденций, и судебная система сама построит необходимую структуру.

Отсюда следует, что судебное управление как институт не отмирает, а трансформируется в новое качественное состояние и продолжает непрерывное воздействие на все процессы, происходящие внутри судебной власти. Управ­ление есть процесс, а система управления - механизм, который обеспечивает эффективность отправления правосудия. Таким образом, под моделью судеб­ного управления как в период самодержавия, Временного правительства, в со­ветский, так и постсоветский периоды понимается теоретически выстроенная совокупность представлений о том, как выглядит система управления, как она воздействует на суды (объект управления), степень ее адаптации к изменениям в социальной и политической жизни государства в целях устойчивого развития и обеспечения качественного правосудия.

Как уже указывалось выше, судебное управление включает в себя базо­вые принципы управления, стратегическое видение, целевые установки и зада­чи, вырабатываемые совместно с судейским сообществом ценности и поведен­ческие критерии, структуру органов судебного управления и порядок их взаи­модействия, организационную культуру и контрольные функции. Однако если первое определение более всего подходило к модели судебного управления со­ветского периода, то последнее определение наиболее характерно для совре­менной модели внутрисистемного управления в структурах судебной власти.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Абдулин Р.С.. Формирование и развитие судебного управления в России с 1917 до се­редины 1990 годов: монография. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та,2013. 282 с.. 2013

Еще по теме § 3 Судебное управление как структурно-функциональный элемент в системе советского государственного управления:

  1. Глава IV. СООТНОШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ НАЧАЛ В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. 2.2. Организация и управление системой подготовки, переподготовки и повышения квалификации государственных служащих
  3. § 4. Государственный механизм
  4. 5. О СИСТЕМЕ ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  5. §1. Система российского права как разновидность социальной системы
  6. § 3 Судебное управление как структурно-функциональный элемент в системе советского государственного управления
  7. § 4 Основные тенденции развития и определение периодизации судебного управления
  8. § 2 Преемственность и новации в организации управления судебной деятельностью в 1917-начале 1920-х гг.
  9. § 3 Определение идеологических и организационных принципов судебного управления в 1920-начале 1930-х гг.
  10. §2 Система элементов, определяющая юридическую конструкцию судебного управления в период децентрализации государственной власти
  11. §4 Образование Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации как результат эволюции организационного обеспечения деятельности судов
  12. Государственное устройство постсоциалистической России
  13. 3. Политическая система советского общества. Основные понятия.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -