<<
>>

§ 2.1. Понятие механизма защиты прав и свобод граждан

Вначале следует отметить, что несмотря на то, что категория «механизм защиты прав и свобод граждан» получила определенное освещение в юридической (особенно отраслевой) литературе, как представляется, данные исследования пока не достигли такой цели, как системная и комплексная разработка рассматриваемого понятия.

На данную ситуацию обращает внимание ряд ученых, и даже выделяются причины такого пробела.

В частности, Е.В. Киричек применительно к организационно - правовому механизму обеспечения конституционных прав и свобод граждан в РФ объясняет эту ситуация двумя обстоятельствами: первое связано с разобщенностью и размытостью границ в понимании и истолковании организационно-правового механизма (многообразие взглядов, теорий, подходов, точек зрения, научных школ), а второе, довольно часто, достаточным считается исследование только признаков данной правовой категории[97].

Со своей стороны отметим, что понятие механизма в праве широко используется в научной литературе, являясь одной из важных категорий как в общей теории права и государства, так и отраслевых науках. Оно весьма богато по содержанию и употребляется в различных смыслах и контекстах, однако общим является то, что оно олицетворяет функциональную характеристику права - комплекс юридических средств, необходимых для

достижения соответствующих целей, действующих последовательно в соответствии с определенной юридической процедурой (схемой).

Вместе с тем, хотя названное правовое понятие подвергалось более или менее глубокому анализу уже давно и не раз (особенно в отождествлении с механизмом правового регулирования), однако четкого представления о категории «правовой механизм» так и не было получено.

Думается, что (условно) можно выделить три причины подобной ситуации.

Во-первых, в юридической литературе отсутствует единство мнений в отношении общетеоретической сущности механизмов в праве, как и научных исследований монографического уровня, непосредственно посвященных анализу данной категории.

Во-вторых, данная категория сравнительно недавно стала широко использоваться в различных отраслях права за пределами рамок административного управления и ведомственного нормотворчества.

И, как следствие, в-третьих, термин «механизм» в праве (хотя и довольно редко - авт.) относительно свободно и часто неоправданно используется законодателем в различных нормативно-правовых актах.

В итоге, несмотря на многообразие значений категории «механизм» в научной литературе, она пока не получила полного освещения и, в основном, используется в различных отраслях права, как правило, применительно к характеристике функционирования тех или иных явлений. Примером могут послужить такие определения, как «механизм защиты детей»[98], «механизм

гражданской ответственности»1, «механизм обеспечения реализации уголовного наказания»[99][100] и т.д. и т.п.

Обозначенная проблема усугубляется еще и тем, что даже в рамках узкоотраслевых исследований понятие правового механизма часто используется как «обиходное», уже известное и не нуждающееся в уточнении, а правовой механизм нередко упоминается только в названии работы. В результате растет количество научных трудов, в которых данное понятие употребляется применительно к объектам правового регулирования (особенно в отраслях права), видам деятельности, субъектам права и т.д. подчас относительно свободно и часто неоправданно, без учета предназначения и истинной сущности рассматриваемой категории в системе правового регулирования.

Надо также сказать и о том, что наряду с вышеизложенным, определенное распространение категория «правовой механизм» получила и в

3 законодательстве[101].

В настоящее время на федеральном уровне насчитывается десятки подзаконных нормативно-правовых актов, оперирующих понятием «механизм», «правовой механизм» и «организационно-правовой механизм», однако в силу распорядительного характера данных документов определения рассматриваемого понятия в них не содержится.

Высшие суды Российской Федерации в своих постановлениях и определениях также широко использует термин «правовой механизм в различных его аспектах (таких, как «правовой механизм удовлетворения

имущественных требований кредиторов»1, «правовые механизмы компенсации потерь, вызванные неисполнением ответчиком судебного акта»[102][103] и другие), причем в тех случаях, когда исследуемый судом нормативный материал не содержит данного словосочетания.

Таким образом, механизм в праве - многозначное, межотраслевое и междисциплинарное понятие, правомерно используемое в различных областях научного знания и в текстах нормативно-правовых актов, которое прочно вошло в юридическую терминологию и общественно-политический лексикон для обозначения комплекса правовых средств в общей теории права и ряде юридических отраслей (гражданском, административном, земельном, экологическом и других).

И тем не менее, понятие правового механизма остается одним из наиболее дискуссионных и сложных в правоведении, представляющих обширное поле для научных споров об универсальности, сущности, предназначении и характере правовых механизмов.

Следовательно, для преодоления узкоотраслевого понимания правовых механизмов и нередко произвольного использования этого термина в текстах нормативно-правовых актов и в научных исследованиях существует объективная необходимость постановки теории правовых механизмов как перспективного общетеоретического научного направления.

С нашей точки зрения, в целях унификации представлений о сущности правового механизма целесообразно вначале обратиться к первоначальному смыслу слова «механизм», что даст возможность вывести логичное определение этого термина и позволит оценить обоснованность его использования в науке и законодательстве.

В переводе с немецкого (Mechanismus), французского (mecanisme). Греческого (греч. Mechane) механизм есть орудие, машина. Это: 1.

Внутреннее устройство машины, прибора, аппарата, приводящее их в действие (часовой механизм); 2.

перен. Система, устройство, определяющие порядок какого-нибудь вида деятельности, процесса1.

Комплексному пониманию правового механизма может способствовать и обращение к опыту других наук.

Так, в частности, в экономической науке под рыночным механизмом понимается совокупность организационных структур и конкретных форм функционирования (подчеркнуто нами - авт.) рынка, методов управления и правовых норм, с помощью которых производители (продавцы) и потребители (покупатели) учитывают и используют конкретно складывающуюся на рынке обстановку (конъюнктуру рынка)[104][105].

Политологическая наука, оперируя понятием механизма политического, под последним понимается система действий политических институтов и организаций, предназначенная для преобразования свойств, характеристик, других параметров общественного (социального, экономического, собственно политического) развития в требуемом направлении[106].

Из изложенного следует вывод о том, что главное назначение механизмов вообще (пока безотносительно к механизму правовому) состоит в достижении с помощью различных средств, методов и способов в соответствии с определенной процедурой (схемой) соответствующих целей.

С учетом сказанного перейдем к непосредственному рассмотрению понятия «правовой механизм», прежде всего, в его соотношении с категориями «механизм правового регулирования», «механизм государства», «механизм действия права», «механизм обеспечения прав и свобод», «организационно-правовой механизм», «государственно-правовой механизм» и другими.

В отечественной науке основой для исследования общетеоретической проблемы правового механизма послужили работы П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса, Н.В. Крыленко и других. В их трудах, в частности, была проанализирована объективная природа права, содержалась критика абсолютизации роли государства по отношению к праву и т.п.

В начале 60-х годов ХХ века появляются труды таких ученых, как Н.Г. Александров, С.Н.

Братусь, С.С. Алексеев, В.М. Горшенев, Д.А. Керимов, Л.С. Явич, посвященные проблемам правового регулирования, его предмету, методам, механизмам. В это же самое время объектами исследования стано­вятся правоприменение (П.Е. Недбайло, Н.Н. Вопленко, А.Т. Элькинд и др.), правотворчество (О.А. Гаврилов, Н.И. Колдаева, А.В. Мицкевич, А.С. Пи- голкин, С.В. Поленина, Р.О. Халфина и др.), эффективность правовых норм (В.Н. Кудрявцев, В.В. Глазырин, В.И. Никитский, И.С. Самощенко), правоприменительные акты (В.В. Лазарев), специально-юридический анализ действия закона (А.А. Тилле, М.Д. Шаргородский, В.Д. Попков), теория юридических норм (М.И. Байтин, В.К. Бабаев, В.М. Баранов, Т.Н. Радько).

С середины 60-х годов в советской юридической науке начала разрабатываться категория «механизм правового регулирования общественных отношений». На рубеже 70-х годов появились серьезные исследования по проблемам правового поведения, правового сознания, правовой активности, правовой культуры (А.Ф. Гранин, В.Н. Кудрявцев, Н.Я. Соколов, Е.А. Лукашева, В.В. Оксамытный, Е.В. Назаренко, В.П. Сальников и др.). И, если до этого разнообразные государственно-правовые явления рассматривались обычно в статике и изолированно друг от друга, то теперь проблема обеспечения прав личности подверглась комплексному исследованию во взаимосвязи с социальная природой функционирования права и государственно-правового механизма.

Юридическая наука активно использует понятие «механизм» для обозначения функционирования и развития тех либо иных правовых явлений, благодаря чему в научных обиход вошли такие понятия, как:

- «механизм правового регулирования»[107];

- «механизм правотворчества»2;

- «механизм формирования правомерного поведения»5;

4

- «юридический механизм управления» ;

- «механизм реализации личных конституционных прав и свобод граждан»5;

- общий механизм действия права6;

- социальный механизм уважения к праву7 и другие5.

При наличии такого множества трудов, непосредственно посвященных правовым механизмам, в общетеоретической и отраслевой юридической литературе, логично было бы предположить наличие единой теории (концепции) правовых механизмов.

О целесообразности выделения изучения правовых механизмов в самостоятельное научное направление пишет, в частности, К.В. Шундиков. Он предлагает под правовым механизмом понимать объективированный на нормативном уровне, системно организованный комплекс юридических средств, необходимый и достаточный для достижения конкретной цели

(совокупности целей) и «прочертить» теоретическую границу между понятиями «механизм правового регулирования» и «правовой механизм»1.

Между тем, данная теория отсутствует, как отсутствуют ее единые методологические основы и единый научный инструментарий. Именно поэтому востребована ее дальнейшая научная разработка, систематизация и уточнение ее понятийного аппарата и содержания.

Со своей стороны нельзя не сказать о том, что механизм в праве является сложным системным образованием, включающим в себя компоненты как социального, юридического, так и политического характера. Элементы данного механизма находятся во взаимодействии друг с другом и характеризуются соподчиненными организационными связями, при этом, в целом, составляя органически взаимосвязанную систему.

Изучение работ по данной проблематике[108][109] показывает, что в целом в

основе теории правовых механизмов лежат три основные концепции:

- концепция механизма действия права (включая теорию механизма правового регулирования общественных отношений; принципы и гарантии обеспечения действия правовых механизмов, в т.ч. юридическую ответственность за нарушение правовых предписаний);

- концепция механизма государства;

- идеологическая концепция (правовая культура, правовое сознание, правовое воспитание и их роль в достижении эффективности функционирования правового механизма).

Таким образом, при построении методологических основ теории правовых механизмов необходим комплексный подход, основанный на

объединении государственной, правовой и идеологической сторон правового механизма - в нашем случае, механизма защиты прав и свобод граждан.

В науке правовые механизмы предлагается рассматривать в статике и динамике. В статике правовой механизм определяется как совокупность взаимосвязанных компонентов; в динамике - как деятельность системообразующих элементов, направленная на реализацию основных целей и задач этого механизма7.

Особо отмечается, что действие механизма государственно-правового обеспечения прав и свобод личности (динамическая сторона) зависит непосредственно от отношения самой личности к своим правам и свободам, от степени ее социально-правовой активности[110][111]. То есть, подчеркнем, действие данного механизма во многом зависит от уровня правосознания граждан.

Как представляется, целесообразно по теме исследования рассмотреть, хотя бы вкратце, перечисленные концепции и показать их роль в формировании теории правового механизма.

Итак, концепция механизма действия права. В юридической литературе до недавнего времени понятия «действие права» и «реализация права»

3 отождествлялись[112].

Считаем, что данные выводы в определенной степени основываются на терминологической близости понятий «реализация» и «действие», однако данные понятия нельзя признать идентичными, и вот почему.

Думается, что достаточно точно соотношение понятий «реализация права» и «действие права» отражается в высказывании Д.А. Керимова о том, что действие права - это более широкое понятие, чем реализация правовых норм; в свою очередь реализация правовых норм - это более высокая ступень действия права1.

Еще более подробно осветил сущность действия права В.И. Гойман. Действие права, по его мнению, - это обусловленное социально­экономическими условиями, потребностями и интересами людей свойство (способность) права в определенной среде оказывать информативное и ценностно-мотивационное воздействие на личность, общности людей и вследствие этого обеспечивать соответственно целям, принципам и предписаниям права правомерный характер их деятельности и поступков, достижение цивилизованными средствами фактических результатов и на этой основе способствовать утверждению реального господства права в общественных отношениях. В связи с этим реализация права - представляется как составляющая его действия, характеризующая право со стороны результативности, осуществимости в фактических правомерных действиях, т.е. правомерном поведении его адресатов[113][114].

Из данных высказываний вытекают следующие выводы:

- действие права охватывает своим содержанием реализацию права;

- реализация права, как правило, означает результативность действия права, на достижение его фактических и юридических целей.

В свою очередь, категория «механизм правового регулирования» (далее: МПР) является фундаментальной общетеоретической категорией и своего рода методологической основой для отраслевых юридических наук в изучении узкоотраслевых специальных механизмов.

В этом плане следует сослаться на, полагаем, справедливое высказывание Ю.Г. Арзамасова и Я.Е. Наконечного о роли механизма

правового регулирования: «базовое понятие «механизм правового регулирования» стало теоретической основой, определенной «стартовой площадкой» для осуществления исследований механизмов правового регулирования различных отраслей и институтов права и отраслей законодательства»1.

Корреспондирует данному суждению и мнение К.В. Шундикова о том, изучение механизма правового регулирования представляет собой «особый аспект исследования права и правовой системы общества в целом, рассмотрение их в определенной относительно автономной плоскости - под углом зрения их практической работы, функционирования»[115][116].

Соответственно, возможен вывод о возможности формирования понимания роли права как активного регулятора жизни социума, раскрытия значения данной категории как средства решения социальных проблем.

Заметим, что идеи о наличии в праве самоорганизованных механизмов и воздействии права на общественные отношения были выдвинуты в 50-е годы ХХ века в трудах Н.Г. Александрова[117], Л.С. Явича[118].

В дальнейшем они были восприняты и получили свое развитие в работах С.С. Алексеева, А.М. Витченко, В.М. Горшенева, В.П. Казимирчука, А.В. Малько, В.М. Сырых, К.В. Шундикова и других ученых.

Ю.Г. Арзамасовым даже предложена своеобразная периодизация теории (концепции) механизма правового регулирования. По его мнению, целесообразно выделить следующие этапы: 1) разработка теории норм права, теории юридических фактов, теории правовых отношений; 2) опубликование монографии С.С. Алексеева «Механизм правового регулирования в социалистическом государстве» и ее обсуждение; 3) появление исследований

отраслевых механизмов правового регулирования; 4) разработка самостоятельной теории правовых средств1.

Как отмечается радом авторов, в настоящее время в правопонимании сложилось два основных аспекта - юридический и социальный. Суть юридического аспекта заключается «в раскрытии взаимосвязи прав и обязанностей в общественной жизни, определения сути правового порядка, форм и средств его обеспечения»; социального - в исследовании места и роли права в общественной жизни, его обусловленности социально­экономическими факторами, потребностями отдельных социальных групп и населения в целом[119][120].

Так, В.М. Сырых обращает внимание на существование юридического механизма правового регулирования (совокупность правовых средств, применяемых в рамках отдельных стадий процесса правового регулирования (правотворчества, правореализации и государственного принуждения), и социального механизма правового регулирования (правовые нормы, иные правовые явления, а также социальные факторы, оказывающие на них позитивное либо негативное воздействие, связанные причинно-следственной связью)[121].

С точки зрения двух данных подходов предлагаем и мы рассматривать понятие «механизм правового регулирования».

В рамках юридического подхода наибольшее распространение получила инструментальная теория права (инструментализм), родоначальником которой является С.С. Алексеев. Согласно его определению, под механизмом правового регулирования понимается взятая в единстве система всех правовых средств, организованных последовательным

образом, посредством которой обеспечивается правовое воздействие на общественные отношения1.

Следует отметить, что С.С. Алексеев не включает в понятие МПР деятельность компетентных органов, направленных на реализацию права, а считает, что лучше обозначать ее термином «структура правового регу- лирования»[122][123].

В одной из работ более позднего периода этот ученый оставил данное определение МПР без изменения, указав, что оно охватывает комплекс фрагментов правовой действительности, относящихся к догме права, т. е. комплекс последовательно связанных правовых средств, и в этом отношении МПР имеет инструментальный характер[124].

Необходимо также согласиться с мнением В.Б. Исаковым о том, что МПР - это технологическая схема, зная которую юрист может представить себе, какие этапы пройдет процесс воплощения нормы права в жизнь, какие остановки и сбои могут произойти в этом процессе, а значит - в состоянии предложить научно обоснованный план повышения эффективности право-

4 вого регулирования за счет укрепления его основных звеньев[125].

Названный подход был воспринят впоследствии многими учеными.

Так, С.А. Комаров сущность механизма правового регулирования видит в результативном, нормативно-организационном воздействии на общественные отношения всей системы специальных правовых средств, так и иных правовых явлений[126]. В.К. Бабаев механизм правового регулирования определяет как совокупность юридических средств, при помощи которые

осуществляется правовое регулирование1. Аналогичное определение приводит В.К. Русинов, подчеркивая при этом системный характер совокупности юридических средств[127][128].

По мнению А.В. Малько, МПР представляет собой систему правовых средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права. Автор также выделяет три признака МПР: цель, средства достижения цели и результативность[129]. Однако считаем, что некоторую дискуссионность определению МПР придает утверждение автора о том, что целью его является преодоление препятствий. В нашем случае, при рассмотрении механизма защиты прав и свобод граждан, это утверждение безусловно. Однако в правовом регулировании имеют место и случаи так называемой «беспрепятственной реализации права», и в этом случае данное определение не будет в полной мере отражать сущность объекта исследования.

Таким образом, характерной методологической чертой инструментального подхода является использование понятия «правовое средство» (правовой инструмент).

Заметим, что в науке высказан ряд определений данного понятия, однако общим для них является то, что под правовыми средствами понимается определенная совокупность правовых установлений (инструментов), «воплощающих регулятивную силу права»[130],

удовлетворяющих интересы субъектов права и обеспечивающих достижение социально полезных целей[131], «реальное функционирование которых приводит

к практическому осуществлению объективного и субъективного права, его претворению в жизнь, достижению конечного социально-экономического результата»1.

Инструментальный подход часто применяется в отраслевых юридических исследованиях, поскольку в целом ориентирован на юридическую практику и эффективность правового регулирования.

Однако существуют работы, в которых инструментальная ценность права недооценивается или вообще воспринимается в негативном свете.

Например, С.П. Нарыкова считает, что самым неприятным итогом доминирования широко представленного в общей теории права инструментального подхода к исследованию правового механизма, наметившегося на уровне отдельных положений, является тенденция возврата к хорошо известному восприятию права в качестве средства, устанавливаемого и охраняемого господствующим классом (в современной трактовке — государством в лице политических элит), т. е. политического средства[132][133].

Инструментальная ценность права, с нашей точки зрения, состоит не в его политической обусловленности, а в использовании его как мощного инструмента (механизма) регулятивного воздействия, обеспечивающего с помощью юридических средств четкость, определенность, контролируемость достижения целей социального развития.

В качестве некоторого промежуточного итога следует отметить, что МПР является частью правового регулирования, которое, в свою очередь, является результатом реализации специально-юридических функций права: регулятивной и охранительной.

Соответственно, МПР:

- является системой специально-юридических средств воздействия права на определенный вид общественных отношений;

- представляет собой «ориентир», «схему», «алгоритм» правотворческих субъектов

- включает в себя механизм защиты права, т. е. не только регулятивные, но и охранительные средства.

С точки зрения социологического подхода, основы которого были заложены в 70-е годы ХХ века В.П. Казимирчуком, нормативные предписания законов направлены на оформление социального поведения на всех уровнях его действия - от общества в целом до конкретной личности1.

Данные социальные уровни права принято считать ключевыми звеньями социального механизма его действия, поскольку именно здесь происходит перевод правовых установлений в социальную практику, то есть в реально складывающиеся на их основе правоотношения.

Элементами (этапами) механизма социального действия права становится доведение правовых норм и предписаний до всеобщего сведения, или до сведения узкой социальной группы, на которую распространяется исключительное действие правовой нормы, постановка в нормативном правовом акте социально полезной цели, социально-правовой контроль [134][135].

Несмотря на наличие инструментального и социологического понимания механизма правового регулирования в качестве основных методологических подходов, можно констатировать наличие и иных (субсидиарных) аспектов.

Так, по мнению С.С. Алексеева, психологический аспект механизма правового регулирования представляет собой проекцию способов правового регулирования на психологическую сферу личности. Ценность психологического аспекта механизма правового регулирования, по мнению

ученого, может быть проанализирована через призму использования таких правовых средств как обязывание, дозволение и запрет1.

Полагаем, и в этом следует согласиться с А.В. Евтеевым[136][137], что выбор той или иной методологической концепции, которой следует руководствоваться при анализе механизма правового регулирования, обусловливается спецификой самого предмета регулирования, т.е. особенностей регламентированной группы общественных отношений, а также тех целей, которые ставит перед собой исследователь.

Соответственно, на наш взгляд, при изучении правового механизма защиты прав и свобод следует использовать интегративный подход, необходимость применения которого обусловлена самой природой правовой защиты как явления юридического, социального, психологического, политического и иного характера.

Относительно концепции механизма государства отметим следующее. В настоящее время в юридической науке существует множество подходов, среди которых наибольшее распространение получили: узкий, широкий и функциональный[138].

Узкий подход к определению механизма государства предполагает отождествлением понятия «механизм государства» и « государственный аппарат».

Так, В. М. Сырых механизм государства определяет как совокупность государственных органов, осуществляющих государственную власть и обеспечивающих реализацию функций государства[139].

С точки зрения широкого подхода, механизм государства включает в себя, помимо государственного аппарата, материальные придатки.

Так, М.И. Байтин под механизмом государства понимает «пронизанную едиными законодательными принципами, основанную на разделении власти, располагающую необходимыми материальными придатками систему государственных органов, посредством которых осуществляются задачи и функции государства»1 .

Существует и так называемый «функциональный» подход к рассмотрению механизма государства.

Например, по Э. П. Григонису механизм государства - это функционирование системы органов государства в их взаимосвязи и взаимодействии[140][141]

Высказан также точка зрения о том, что механизм государства есть совокупность государственных органов, предприятий и учреждений в

3

состоянии динамики[142].

Систематизируя данные подходы и преломляя их к предмету нашего исследования, можно сделать следующие промежуточные выводы:

- деятельность всех государственных органов, входящих в механизм государства, должна быть законной, то есть соответствующей положениям Конституции Российской Федерации и других законов;

- в механизме государства в качестве структурных элементов моно выделить: государственные органы, учреждения, организации, предприятия, материальные средства, вооруженные силы, в совокупности составляющие структуру механизма государства, основанную на определенной иерархии;

- элементы структуры механизма государства находятся во взаимосвязи и взаимодействии;

- каждый из государственных органов, составляющих единый государственный механизм, наделен определенными полномочиями, в рамках которых реализуются функции и задачи государства.

В результате синтеза основных точек зрения, приведенных и проанализированных в предыдущем параграфе, можно констатировать, что правовой механизм есть некоторая система1, совокупность определенных явлений, призванных обеспечить достижение целей правового регулирования.

Полагаем, что еще одним важным моментом при формулировании определения правового механизма является разграничение его со смежными общетеоретическими категориями, которые в связи с этим необходимо подвергнуть анализу.

Правовой механизм и механизм правового регулирования. Наиболее подробно вопросы соотношения правового механизма и механизма правового регулирования разработаны К.В. Шундиковым[143][144].

Различность данных явлений можно выразить:

- в природе рассматриваемых механизмов: МПР есть система этапов регулятивного правового воздействия, а правовой механизм - система правовых средств;

- в их инструментальной структуре: МПР - более богат по содержанию. Помимо правовых регуляторов (составляющих структуру правовых механизмов) он включает и неправовые элементы;

- в их функциональной роли: функциональная роль МПР заключается в обеспечении практической реализации поставленных законодательных целей, реализации интересов субъектов правовых отношений, безотносительно к их содержательной специфике;

- в их инструментальной структуре: инструментальная структура МПР устойчива и практически индифферентна по отношению к характеру задачи, которую он призван разрешить. Элементный же состав конкретного правового механизма всегда специфичен и зависит от особенностей целевой ориентации законодателя[145].

Правовой механизм и правовой институт (как обособленный комплекс правовых предписаний, регулирующий с помощью специфичных приемов и способов, однородный вид или сторону общественных отношений).

Правовые механизмы, как правило, включаются в структуру правовых институтов в качестве их регулятивных компонентов. Так, например, институт гражданско-правовой ответственности включает в себя законодательно закрепленный механизм ее реализации и не исчерпывается по объему своего содержания только данным механизмом.

Таким образом, по объему понятие «правовой институт» шире понятия «правовой механизм».

Правового механизм и правовая процедура (как особый, нормативно установленный порядок осуществления всех видов юридической деятельности). При всей схожести данных понятий (целенаправленность; ориентация на достижение конкретных юридически значимых результатов; служебный характер) они дифференцируются по структуре и содержанию.

Структура процедуры включает нормативно обозначенные стадии, юридически смоделированные этапы, образующие определенный «алгоритм» развития юридической деятельности, то есть процедура характеризует, глав­ным образом, формальную, организационную сторону юридической практики.

Правовой механизм - это юридическая конструкция, характеризующая не только формально-процедурную сторону правового воздействия, но и его

инструментальную оснащенность. Процедура - лишь один из логических структурных элементов правового механизма.

Для примера можно сравнить такие понятия, как «процедура контроля» и «механизм контроля». Понятие «механизм ...» призвано отразить не только основные стадии контроля (охватываются понятием процедуры), но и все многообразие правовых средств, задействованных на тех или иных его этапах, учитывать разнообразные варианты и нюансы их взаимодействия1.

Правовой механизм и правовой режим (как особый порядок правового регулирования, выраженный в комплексе правовых средств - дозволений, позитивных обязываний и запретов, и позволяющий обеспечить устойчивое регулирование определенной группы общественных отношений).

Несмотря на то, что в основе и правовых механизмов, и правовых режимов лежат правовые средства, данные понятия не тождественны.

Специфика природы правового режима состоит в особом сочетании (комбинации) способов и типов правового регулирования в отношении субъектов права, их деятельности, объектов правового регулирования[146][147].

Правовая природа правовых механизмов носит организационный характер, меньший масштаб распространения, более предметные цели и связана с гарантированным обеспечением оптимальности достижения конкретных юридических целей и задач.

Продолжая исследование, отметим следующее обстоятельство: поскольку нами выработана лишь основа для определения правового механизма, необходимо выделить и другие характерные его признаки, приступим к их установлению и характеристике.

1 . Правовой механизм, как и любое средство правового регулирования, подлежит обязательному нормативно-правовому закреплению.

Закрепление правовых механизмов в нормативно-правовых актах различного уровня посредством письменной формы позволяет:

- четко обозначить комплекс правовых средств, используемых для регулирования (охраны) общественных отношений. Это необходимо как для правоприменителя, так и иным субъектам, реализующим право;

- предоставить субъектам информацию о правилах поведения и тем самым настроить (мотивировать) их на правомерное поведение.

2. Правовой механизм представляет собой специфическую юридическую конструкцию, с помощью которой закрепляются (объективируются вовне) юридические инструменты, направленные на реализацию прав и законных интересов субъектов права.

3. Специфическая цель правового механизма.

Отметим, что в общей теории права разработке вопросов относительно целей уделяется значительное внимание1. При этом обращает на себя внимание тот факт, что большинством ученых категории «цель» и «средство» рассматриваются как парные. Как справедливо замечает С.К. Струнков, рассмотрение понятия «правовые средства» невозможно без сопоставления с такой его парной категорией как «цель»[148][149].

В подтверждение сказанного в философии цель - предвосхищение в сознании результата, на достижение которого направлены действия. Цель, выражая активную сторону человеческого сознания, должна находиться в соответствии с объективными законами, реальными возможностями окружающего мира и самого субъекта. Цель может стать силой, изменяющей действительность, только во взаимодействии с определенными средствами, необходимыми для ее практической реализации. Различаются отдаленные,

близкие и непосредственные, общие и частные, промежуточные и конечные цели1.

Цель представляет собой будущий результат, то, к чему стремится субъект; цель - это представление о модели будущего результата, способного удовлетворить исходную потребность при имеющихся реальных возможностях, оцененных по результатам прошлого опыта[150][151].

Целесообразность пронизывает все сферы современного общества, является непременным условием юридической деятельности. «Цель как философская категория, - пишет Д.А. Керимов, - лежит в основе познания существа права, процесса его создания и реализации, развития и совершенствования»[152][153].

В свою очередь, К.В. Шундиков среди целей правовых механизмов выделяет функциональные и предметные ориентиры. Функциональная цель, по его мнению, осуществляется уже на начальном этапе практического использования нормативных инструментов субъектами правоотношений. Предметные цели отражают своим содержанием конечные результаты, которые должны наступить при использовании юридических среде на практике, конкретные последствия правового регулирования, выраженные в определенных изменениях в системе социальных отношений, которых не

4 существовало до использования правового инструментария .

С нашей точки зрения, под целью правового механизма следует понимать предполагаемую или закрепленную государством идеальную модель определенного социального явления (состояния, процесса), достигаемую при помощи реализации правовых средств, входящих в его (правового механизма) состав.

4. Системный характер правовых механизмов, как их признак, проявляется в том, что правовой механизм, будучи инструментом в системе правового регулирования, сам является системным образованием, состоящим из подсистем, характеризующихся целостностью, целесообразностью, логичностью, сочетаемостью и т.д.

5. Комплексный характер правовых механизмов

Правовой механизм - это упорядоченная совокупность (система) правовых средств. В рамках этой системы правовые средства сочетаются строго определенным образом, тесно взаимосвязаны и действуют комплексно в целях удовлетворения интересов субъектов права.

Правовой механизм по своей юридической природе снабжен всеми средствами, необходимыми и достаточными для его функционирования (правила поведения, положительные и отрицательные санкции, включая юридическую ответственность за нарушение законных требований и т.д.). При этом действие правовых механизмов охватывает целый комплекс систем, взятых во временных и пространственных границах (права, обязанности, запреты, принципы, презумпции, фикции, сроки, процедуры, меры поощрения, меры ответственности и др.).

6. Особая структура правового механизма.

Структуру правового механизма составляют следующие основные блоки:

- механизм государства - государственные органы, обеспечивающие функционирование правового механизма (в нашем случае, механизма защиты прав и свобод граждан);

- механизм действия права (правовые нормы, правоотношения, акты реализации права, включая акты правоприменения, юридические процедуры, принципы действия и гарантии обеспечения действия правовых механизмов);

- идеологические средства (правосознание, правовая культура, правовое воспитание и т.д.), создающие социально-психологические условия для эффективного действия правовых механизмов.

Некоторые ученые в структуре правового механизма выделяют организационные (комплекс мер, выраженных в исполнительной, распорядительной, кадровой, информационной и иной деятельности) и материально-технические, финансовые средства, необходимые для обеспечения функционирования правовых механизмов1. И с этим подходом можно согласиться.

Правовое сознание и правовая культура оказывает непосредственное влияние на любой правовой механизм.

На данное обстоятельство, в частности, обращает внимание Ю.В. Анохин, когда пишет: «.правовая культура и правовое сознание и основанная на них правовая активность граждан представляют собой условия реального действия механизма обеспечения прав и свобод личности. Именно правовая культура и правовое сознание, на наш взгляд, с одной стороны, выражают сущность и социальное назначение механизма, а с другой - предопределяют основные направления его функционирования и тенденции развития»[154][155].

Мы полностью разделяем данную точку зрения. Что же касается места и роли правового сознания в правовом механизме, то они будут проанализированы в следующих главах настоящего диссертационного исследования на примере механизма защиты прав и свобод.

7. Связь с правовыми процедурами, наличие определенной «программы», «алгоритма» действия правового механизма предусматривающего какие средства, на каком этапе и при каких условиях должны быть задействованы.

Таким образом, правовой механизм представляет собой нормативно закрепленный, системно организованный комплекс правовых средств, обеспеченный деятельностью государственных органов и служащий достижению в соответствии с определенной юридической процедурой определенных целей.

Исследуя механизм защиты прав и свобод граждан, следует отметить, что в работах многих авторов, посвященных непосредственно механизмам защиты (охраны, обеспечения и т.д.) прав и свобод граждан внимание преимущественно акцентируется на нормативно-правовом (социально­правовом) аспекте.

Так, рассматривая механизм социально-правовой защиты прав и свобод личности, А.С. Мордовец пишет, что это определенная система средств и факторов, обеспечивающих необходимые условия уважения всех прав и основных свобод человека, вытекающих из достоинства, присущего человеческой личности, и являющихся существенными для ее свободного и полного развития»1.

В.Н. Бутылин обращает внимание на то, что «качество и эффективность государственной охраны конституционных прав и свобод человека и гражданина определяется . качеством самой нормативно­правовой основы», «правовые меры предполагают принятие комплексного законодательного акта об основах государственной системы охраны конституционных прав и свобод граждан» и т.д.[156][157] При этом автор подробно характеризует формы, методы и направления деятельности государства, его органов и должностных лиц в сфере охраны конституционных прав и свобод граждан.

К.К. Гасанов конституционный механизм обеспечения основных прав человека определяет как «взятую в единстве систему взаимодействующих

конституционно-правовых средств, при помощи которых государство осуществляет юридическое воздействие на правоотношения между субъектами права в целях признания, соблюдения и реализации основных прав человека»1.

В работе С.В. Рыбак структура механизма обеспечения прав человека также соотносится со структурой механизма правового регулирования[158][159].

С нашей точки зрения, правовая основа, безусловно, важнейшая, но не единственная составляющая механизма защиты прав и свобод человека. Необходима, и в этом мы согласны с мнением Ю.В. Анохина[160], также деятельность государства (и его составных частей) во взаимодействии с иными элементами политической системы общества.

С точки зрения такого интегративного подхода, правовой механизм защиты прав и свобод граждан в самом общем виде можно представить как совокупность правовых норм, правовых учреждений и юридических процедур, при помощи которых осуществляется охрана и восстановление прав и свобод гражданина.

По итогам рассмотрения вопросов относительно понятия механизма защиты прав и свобод граждан можно сделать следующие выводы:

Понятие механизма в праве широко используется в научной литературе, являясь одной из важных категорий как в общей теории права и государства, так и отраслевых науках. Оно весьма богато по содержанию и употребляется в различных смыслах и контекстах, однако общим является то, что оно олицетворяет функциональную характеристику права - комплекс юридических средств, необходимых для достижения соответствующих

целей, действующих последовательно в соответствии с определенной юридической процедурой (схемой).

Юридическая наука активно использует понятие «механизм» для обозначения функционирования и развития тех либо иных правовых явлений, благодаря чему в научных обиход вошли такие понятия, как «механизм правового регулирования»; «механизм правотворчества»; «механизм формирования правомерного поведения»; «юридический механизм управления»; «механизм реализации личных конституционных прав и свобод граждан»; общий механизм действия права; социальный механизм уважения к праву и другие.

Правовой механизм представляет собой нормативно закрепленный, системно организованный комплекс правовых средств, обеспеченный деятельностью государственных органов и служащий достижению в соответствии с определенной юридической процедурой определенных целей.

Правовой механизм защиты прав и свобод граждан в самом общем виде можно представить как совокупность правовых норм, правовых учреждений и юридических процедур, при помощи которых осуществляется охрана и восстановление прав и свобод гражданина.

<< | >>
Источник: АНТОНОВА Жанна Дмитриевна. ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ В МЕХАНИЗМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Курск - 2015. 2015

Еще по теме § 2.1. Понятие механизма защиты прав и свобод граждан:

  1. Конституционно-правовой механизм защиты прав и свобод
  2. § 2. Механизм реализации политических прав и свобод граждан в Российской Федерации
  3. § 1. ЗНАЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ОБВИНЯЕМОГО НА РАССМОТРЕНИЕ ЕГО ДЕЛА СУДОМ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА ОТ НЕЗАКОННОГО, НЕОБОСНОВАННОГО И НЕСПРАВЕДЛИВОГО ОБВИНЕНИЯ И УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ
  4. 5 Административно-правовые формы защиты прав и свобод человека и гражданина
  5. 5.2 Защита прав и свобод граждан при применении мер административного принуждения
  6. 6 Механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина в зарубежных государствах
  7. Глава X. Конституционный контроль в системе механизмов защиты прав и свобод человека и гражданина
  8. §3. Неправительственные организации в механизме защиты прав и свобод человека в Российской Федерации
  9. § 3. Понятие и содержание механизма реализации прав и свобод человека и гражданина
  10. § 1. значение конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей для защиты прав и свобод человека и гражданина от незаконного, необоснованного и несправедливого обвинения и уголовного наказания
  11. Юридический механизм охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина
  12. Национальный (внутригосударственный) и международный механиз­мы защиты прав и свобод.
  13. ГЛАВА 2. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ГОСУДАРСТВЕННЫХ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ ОРГАНОВ ПО СОДЕЙСТВИЮ ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И ИХ ЗАЩИТЕ И ИХ РОЛЬ В МЕХАНИЗМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УНИТАРНЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ
  14. АНТОНОВА Жанна Дмитриевна. ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ В МЕХАНИЗМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Курск - 2015, 2015
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -