<<
>>

§ 2. Гражданские правоотношения, вытекающие из месячного плана перевозок, как структурная часть перевозочного обязательства

1. В настоящее время господствующим по вопросу о структуре перевозочных правоотношений является взгляд, согласно которому они образуют д в а с а м о с т о я т е л ь н ы х о б я з а т е л ь с т в а, одно из которых включает правоотношения, вытекающие из плана перевозок, а другое – правоотношения, имеющие договорный характер1.

Выдвинутое в начале 50-х годов это воззрение на природу правоотношений при грузовой перевозке с редким единодушием воспринято в цивилистике в качестве положения, которое не нуждается в дополнительной проверке2.

1 Изволенский В.Н. Правовые вопросы железнодорожных перевозок. М.: Трансжелдориздат, 1951. С. 19 и 39; 1955. С. 23 и 40–41; Шкундин З.И. Договоры перевозки // Советское гражданское право: Учебник для юрид. вузов / Под ред. С.Н. Братуся. Ч. II. Госюриздат, 1951. Гл. XI. С. 187–194); Xалфина Р.О. Административный акт и гражданско-правовой договор // Советское государство и право. 1952. № 1. С. 47–48; Ее же. Значение и сущность договора в советском социалистическом праве. Изд-во Академии наук СССР, 1954. С. 185–186.

2 Если обратиться к литературе по транспортному праву последних лет, то нельзя не заметить, что трактовка правоотношений при железнодорожной перевозке грузов как правоотношений двойного рода рассматривается как сама собой разумеющаяся, очевидная. См.: Тарасов М.А. Договор перевозки по советскому праву. Водтрансиздат, 1954; Яичков К.К. Договор перевозки и его значение в осуществлении планов народнохозяйственной деятельности // Советское государство и право. 1955. № 5; Егоров К.Ф. Цит. автореф. С. 6, 11; Грибанов В.П. Плановый характер договора железнодорожной перевозки // Вопросы советского транспортного права. Госюриздат, 1957.

337

Гражданская ответственность за невыполнение плана ж.-д. перевозки грузов

Однако насколько приемлема такая трактовка перевозочного обязательства? В поисках ответа на этот вопрос мы находим, что в одной из работ, посвященной характеристике оснований возникновения перевозочных правоотношений, предпринята интересная попытка рассмотреть их в качестве е д и н о г о о б я з а т е л ь с т в а. Автор этой работы – Я.И. Рапопорт, так же как и сторонники «двух обязательств», исходя из двух юридических фактов (плана и договора), попытался показать, что «железнодорожная перевозка грузов должна быть отнесена к числу тех обязательственных правоотношений, по которым конечный результат (доставка груза по назначению) наступает в итоге выполнения не одного, а нескольких обязательств, из которых промежуточные… имеют некоторое самостоятельное правовое значение»1. Аналогичное мнение высказал Д.М. Генкин, который отметил, что «по обязательству железнодорожной перевозки, возникающему п е р в о н а ч а л ь н о непосредственно из плана, а з а т е м оформляемому договором при сдаче железной дороге груза к перевозке и р а с с м а т р и в а е м о м у к а к е д и н о е п р а в о о т н о ш е н и е, управлению железной дороги предоставляется ряд административных правомочий (разрядка моя. – С.А.)…»2.

Правда, Я.И. Рапопорт и Д.М. Генкин оставили эти положения, на наш взгляд, без достаточно четкой, развернутой аргументации. Но при дополнительном обосновании и уточнении они имеют несомненную теоретическую ценность: положения о единстве обязательства железнодорожной перевозки грузов являются тем исходным пунктом, который, как нам представляется, открывает путь к решению специальных проблем, связанных с практикой правового регулирования грузовых перевозок.

2. Характеризуя структуру грузоперевозочных правоотношений, необходимо иметь в виду, что самостоятельность тех или иных правоотношений, образующих отдельное, обособленное гражданско-правовое обязательство, должна вытекать из обособленности правообразующих для этого обязательства юридических фактов. На первый взгляд такие юридические факты при грузовой перевозке выделяются четко и рельефно – это план и договор.

1 Рапопорт Я.И. Об основаниях возникновения обязательства из железнодорожной перевозки грузов // Научные записки Харьковского института советской торговли. 1952. Вып. III (V). С. 188.

2 Генкин Д.М. Предмет советского гражданского права // Советское государство

и право. 1955. № 1. С. 103.

338

Глава первая. Правовая природа имущественной ответственности

Однако проделанный ранее анализ процесса составления и, в особенности, порядка выполнения плана перевозок показал, что, помимо месячного плана и перевозочного договора, имеются другие юридические факты, играющие в сфере перевозочных отношений немаловажную правообразующую роль. К этим юридическим фактам относятся и совершаемые железной дорогой властные административно-правовые акты (задания на пятидневку), и односторонние акты грузоотправителя, имеющие гражданско-правовое значение (пятидневные заявки), и, наконец, заключенные железной дорогой и грузоотправителем разовые гражданско-правовые соглашения (соглашение о сгущении погрузки). Некоторые из этих актов играют правообразующую роль лишь в рамках месячного плана (пятидневные заявки), другие, присоединяясь к нему, образуют вместе с планом фактический состав, необходимый для возникновения соответствующих правоотношений (соглашение на сгущение погрузки).

Одной лишь ссылки на вышеприведенный перечень юридических фактов достаточно, чтобы признать упрощенным взгляд на правовую природу правоотношений грузовой перевозки как на отношения, вытекающие только из месячного плана и только из перевозочного договора, оформляемого накладной. При дальнейшем анализе перевозочных правоотношений выясняется, что имеется еще ряд правопорождающих фактов, среди которых особо важно указать на принятие грузополучателем груза в свое ведение, а также на принятие грузоотправителем и грузополучателем подвижного состава под погрузку или выгрузку. Первый из названных юридических фактов является основанием возникновения гражданско-правовых обязанностей грузополучателя перед железной дорогой как субъектом гражданских правоотношений1, в т о р о й о б о с о б л я е т ц е л ы й к о м -

1 Обязанности грузополучателя, предусмотренные ст. 85 Устава ж. д., имеют административно-правовую природу. Перевозочный договор, который является своеобразным договором в пользу третьего лица, никаких гражданско-правовых обязанностей на организацию, указанную в накладной в качестве грузополучателя, не возлагает. Распространение обязывающей силы договора на лиц, не участвующих в его заключении, противоречит самой сущности договорного регулирования общественных отношений. Однако, характеризуя принятие грузополучателем груза как основание возложения на него обязанностей по перевозочному договору, следует иметь в виду, что принятие клиентом груза – это длящийся процесс, который лишь начинается востребованием груза получателем. Что же касается формулировки ст. 209 Устава ж. д., предусматривающей переход ответственности на грузополучателя «…при прибытии груза на станцию», то очевидно, что эта формулировка нуждается в распространительном толковании, поскольку прибытие груза на станцию, характеризуя завершение операций по перемещению груза с технической стороны, не может иметь значения для решения вопросов правопреемства.

339

Гражданская ответственность за невыполнение плана ж.-д. перевозки грузов

п л е к с п р а в о о т н о ш е н и й, н а п р а в л е н н ы х н а о б е с п е ч е н и е р а ц и о н а л ь н о г о и с п о л ь з о в а н и я г р у з о о т п р а в и т е л е м и г р у з о п о л у ч а т е л е м п о д в и ж н о г о с о с т а в а1.

Но многообразие юридических фактов, являющихся основанием возникновения перевозочных правоотношений, не ведет к расчленению последних по нескольким самостоятельным, обособленным обязательствам, а, напротив, говорит о единстве обязательства грузовой перевозки, охватывающего в единое целое все эти правоотношения. Такой вывод следует из наличия теснейшей, последовательной связи между указанными правообразующими фактами. Даже при сведении правовой природы обязанностей сторон только к месячному плану и договору перевозки единство двух правоотношений, объявленных

«самостоятельными», проступает ясно и отчетливо. На эту связь двух

«самостоятельных» обязательств обратил внимание и З.И. Шкундин. Он писал, говоря о двух «самостоятельных» обязательствах: «Первое из них предшествует второму. Если первое обязательство не выполнено… второе обязательство не возникает. Выполнение же первого обязательства… прекращая его действие, вместе с тем является предпосылкой… возникновения второго обязательства»2.

При более же широком подходе к правовой характеристике отношений по грузовой перевозке, когда они исследуются под углом зрения всех основных правообразующих фактов, обнаруживается, что предусмотренные правовыми обязанностями действия сторон настолько тесно связаны между собой, что могут рассматриваться только лишь как содержание единого обязательства.

Так, подача железной дорогой подвижного состава под подгрузку и прием его клиентом означают одновременно и исполнение дорогой обязанностей, вытекающих из месячного плана, и односторонний акт

1 Обязанности грузоотправителя, связанные с погрузкой и выгрузкой подвижного состава (не допускать простоя подвижного состава, его недогруза или перегруза, повреждения и т.д.), представляют из себя обособленную и компактную группу, не находящую непосредственного юридического обоснования ни в договоре грузовой перевозки, ни в месячном плане. Так, применительно к перевозочному договору можно отметить, что при исполнении грузоотправителем обязанностей, связанных с загрузкой подвижного состава, стороны еще не вступили в договорные отношения, а при исполнении аналогичных обязанностей грузоотправителем, связанных с выгрузкой, перевозочный договор уже прекращен исполнением. О разграничении обязанностей, вытекающих из плана перевозок, и обязанностей, вытекающих из принятия грузоотправителем подвижного состава под погрузку или выгрузку, см. ниже.

2 Шкундин З.И. Договоры перевозки // Советское гражданское право: Учебник для

юрид. вузов / Под ред. С.Н. Братуся. Ч. II. Госюриздат, 1951. Гл. XI. С. 186–187.

340

Глава первая. Правовая природа имущественной ответственности

грузоотправителя по принятию этого подвижного состава, влекущего возникновение целой группы обязанностей, связанных с погрузкой вагонов. Погрузка вагонов и принятие погруженных вагонов дорогой означают одновременно исполнение клиентом обязанностей по месячному плану и первую ступень вступления сторон в договорные отношения. Такой же двусторонний характер имеют действия дороги по выдаче груза получателю и подаче ему подвижного состава под выгрузку. Действия сторон, завершающие исполнение одних обязанностей по перевозке грузов и имеющие поэтому правопрекращающее значение, в то же самое время играют по отношению к другим обязанностям правопорождающую роль.

Но если анализ оснований возникновения перевозочных правоотношений ничего не дает для обособления двух самостоятельных обязательств, то нельзя ли прийти к такому результату, используя другие признаки обязательства? З.И. Шкундин обстоятельнее, чем другие авторы, развил, на наш взгляд, мысль о самостоятельности правоотношений, вытекающих из месячного плана и перевозочного договора. Он утверждал, что «…они различаются по ряду других существенных признаков: а) они возникают из разных оснований; б) они различны по содержанию; в) они регулируются разными нормами; г) каждое из них обеспечено особыми гражданско-правовыми санкциями; д) лишь с момента заключения договора, то есть возникновения второго обязательства, в отношения по перевозке включается грузополучатель, приобретающий определенные права и несущий определенные обязанности»1. Однако, помимо первого из названных автором признаков – признака, нами уже разобранного, – все остальные едва ли свидетельствуют о существовании двух «особых» обязательств.

Они могут, конечно, выражать признаки самостоятельного обязательства. Но с тем же успехом они могут отражать и особенности правоотношений в рамках единого, н о с л о ж н о г о п о с в о е й с т р у к т у р е обязательства. Существование таких структурно-сложных обязательств давно уже признано в советской юридической литературе2.

1 Шкундин З.И. Указ. глава учебника. С. 188. З.И. Шкундин без какой-либо аргументации распространяет обязывающую силу договора на грузополучателя.

2 Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. Юриздат, 1940. С. 60–74. О значении категории структурно-сложного обязательства см. также: Александров Н.Г. Некоторые вопросы учения о правоотношении // Труды научной сессии ВИЮН 1–6 июля 1946 г. 1948. С. 38–39; Гурвич М.А. К вопросу о предмете науки со-

ветского гражданского процесса // Ученые записки ВИЮН. Вып. 4. 1955. С. 49–50.

341

Гражданская ответственность за невыполнение плана ж.-д. перевозки грузов

Вместе с тем приведенные соображения вовсе не исключают того, что правоотношения, вытекающие из плана перевозок, обособляются внутри единого обязательства грузовой перевозки. Их поэтому можно рассматривать в качестве о т н о с и т е л ь н о с а м о с т о я т е л ь н ы х обязательственных отношений, выполняющих роль ч а с т и с т р у к т у р н о с л о ж н о г о о б я з а т е л ь с т в а, – обязательства железнодорожной перевозки в целом. Но это уже иная постановка вопроса, в корне отличная от той, которую отстаивают названные выше авторы. Каждое из обязательственных отношений внутри гражданских правоотношений по перевозке в целом трактуется лишь как часть более сложного образования, в пределах которого оно только и может существовать.

Последовательная связь правообразующих фактов в сфере грузовой перевозки и структурное единство перевозочных правоотношений являются лишь юридическим выражением технологической и организационной нераздельности процесса перевозки.

Двоякое значение многих юридических фактов, играющих для одних юридических обязанностей правопрекращающую, а для других – правообразующую роль, объясняется тем, что завершение одного действия, составляющего звено единого процесса перевозки, означает в то же самое время начальную фазу следующего очередного действия. Это единство процесса перевозки и не позволяет расчленить правоотношения, складывающиеся по мере последовательного развития перевозочных отношений.

Характеризуемая особенность перевозочных отношений была подмечена М.А. Тарасовым, который, завершая свое исследование правовых вопросов перевозки, подчеркнул их нераздельность. «В процессе перевозки, – отметил он, – имеют важное значение непрерывность и последовательность заранее установленных действий, которые так тесно связаны между собой, что выпадение хотя бы одного звена нарушает всю цепь и прерывает исполнение перевозки. Из органического единства процесса вытекает понятие о неделимости предмета обязательства»1.

Технологическое и организационное единство процесса перевозки является тем экономическим критерием, который в конечном счете определяет границы структурно-сложного обязательства железнодо-

1 Тарасов М.А. Договор перевозки по советскому праву. Водтрансиздат, 1954. С. 174–175. Казалось бы, что из этих в достаточной мере четких и определенных положений сейчас же будет сделан вывод о единстве обязательства перевозки. Однако такого вывода автор не делает.

342

Глава первая. Правовая природа имущественной ответственности

рожной перевозки грузов. Состав, система обязательственных отношений обусловлены составом, системой соответствующих разновидностей экономических отношений. Если же исходить из признаков, по мнению З.И. Шкундина, позволяющих конструировать самостоятельные обязательства, то из числа перевозочных правоотношений можно образовать не два, а, если угодно, три, четыре и даже пять «самостоятельных» обязательств. Во всяком случае наличие специфических правопорождающих фактов и особых санкций может с этой точки зрения послужить основанием для такого раскассирования перевозочных правоотношений по отдельным рубрикам.

Каковы результаты применения предложенных З.И. Шкундиным признаков, показывает выдвинутый не так давно взгляд о наличии в сфере перевозочных отношений уже не двух, а ч е т ы р е х самостоятельных обязательств. По мнению В.П. Грибанова, при грузовой перевозке, помимо обязательства, основанного на договоре, возникают непосредственно из месячного плана еще три обязательства (по подаче дорогой вагонов грузоотправителю и по загрузке их последним, по заключению перевозочного договора, по представлению грузоотправителем пятидневной заявки)1.

3. Вывод о единстве обязательства железнодорожной перевозки грузов получит дополнительное обоснование, если рассматривать его не в статическом, а в д и н а м и ч е с к о м состоянии.

Динамика таких структурно-сложных обязательств, как обязательство поставки продукции, подряда на капитальное строительство, грузовой перевозки, не сводится только к их возникновению, прекращению, а в определенных случаях – к изменению. Эти моменты характеризуют лишь в н е ш н е е движение сложного обязательственного правоотношения. Но наряду с внешним развитием обязательству присуще в н у т р е н н е е движение. Оно состоит в том, что содержание структурно-сложного обязательства проявляет себя не сразу, оно постоянно раскрывается, развертывается по мере накапливания юридических фактов, которые, присоединяясь друг к другу или друг друга заменяя, образуют в конечном счете сложный фактический состав. Динамичность присуща и обязательству железнодорожной перевозки грузов, так как процесс грузовой перевозки с технологической

1 Грибанов В.П. Плановый характер договора железнодорожной перевозки грузов // Вопросы советского транспортного права. Госюриздат, 1957. С. 14–25. См. обоснованную критику взглядов В.П. Грибанова в работе К.К. Яичкова «Договор железнодорожной перевозки грузов по советскому праву» (Изд-во Академии наук СССР, 1958. С. 62–69, 151 и след.).

343

Гражданская ответственность за невыполнение плана ж.-д. перевозки грузов

и организационной стороны – это длящийся процесс, состоящий из ряда сменяющих друг друга последовательных операций. Развертывание содержания перевозочного обязательства не следует понимать только как количественный рост прав и обязанностей сторон; для перевозочного обязательства характерны, как правило, п о с л е д о в а т е л ь н о е и з м е н е н и е е г о с о д е р ж а н и я, п о с т е п е н н а я (по мере развития процесса перевозки и накапливания правообразующих фактов) з а м е н а о д н и х о б я з а н н о с т е й д р у г и м и. Поэтому наступление очередного юридического факта в большинстве случаев имеет в качестве непременного условия прекращение исполнением правовой обязанности, возникшей на основе предшествующего факта.

Квалификация обязательства железнодорожной перевозки грузов в качестве единого развивающегося комплекса перевозочных правоотношений открывает большие возможности для выяснения места всех этих правоотношений в содержании обязательства1. Каждая стадия развертывания перевозочного обязательства характеризуется своей строго определенной г р у п п о й прав и обязанностей сторон2.

В соответствии с основными стадиями развития перевозочных правоотношений можно выделить следующие группы обязанностей сторон при железнодорожной грузовой перевозке: а) обязанности железной дороги и грузоотправителя, вытекающие из месячного плана перевозок; б) обязанности грузоотправителя, вытекающие из совершаемого им принятия подвижного состава под погрузку; в) обязанности железной дороги и грузоотправителя, вытекающие из договора грузовой перевозки; г) обязанности грузоотправителя, вытекающие из совершаемого им принятия подвижного состава под выгрузку; д) обязанности грузополучателя, вытекающие из совершаемого им принятия груза от железной дороги.

1 Трактовка обязательства железнодорожной перевозки грузов как единого комплекса всех перевозочных правоотношений не оставляет в стороне ни одну обязанность дороги и клиентуры. Между тем при расчленении этих правоотношений по двум обязательствам вне их предела оказываются, например, правоотношения, связанные с принятием клиентурой подвижного состава под погрузку или выгрузку, которые, как было показано выше, не охватываются содержанием упомянутых двух «самостоятельных» обязательств.

2 Исходя из единства обязанности одной стороны и соответствующего ей субъек-

тивного права другой стороны, в дальнейшем для удобства изложения мы будем ограничивать характеристику отдельных перевозочных правоотношений рассмотрением лишь обязанностей сторон.

344

Глава первая. Правовая природа имущественной ответственности

Каждая из этих групп обязанностей занимает обособленное, строго индивидуальное место в пределах единого обязательства железнодорожной перевозки грузов. Каждое из них урегулировано особыми нормами, обеспечено специальными санкциями, специфично по своему содержанию. Каждое из них, наконец, имеет в качестве непосредственного правообразующего основания «свои» юридические факты, которые, однако (кроме месячного плана), тесно связаны с правообразующими фактами, характерными для предшествующей стадии. Таким образом, на каждой стадии мы выделяем относительно-самостоятельное обязательственное перевозочное правоотношение, которое является составной частью единого, но структурно-сложного обязательства перевозки грузов.

4. Обоснование единства обязательства железнодорожной перевозки грузов позволяет определить место и значение не только обязанностей, вытекающих из месячного плана, но и гражданско-правовой ответственности за неисполнение этих обязанностей.

Подчеркивая самостоятельность «двух» обязательств, З.И. Шкундин писал, что «…обязательство, возникающее непосредственно из плана перевозок, обеспечено установленными законом гражданско-правовыми мерами понуждения к его исполнению… Эти меры понуждения к исполнению (санкции) заключаются в штрафе, который взыскивается со стороны, не выполнившей обязательство, в пользу другой стороны. Штраф, взыскиваемый за нарушение обязательства, возникающего из плана перевозки, является законной неустойкой… Размер штрафа, основания для взыскания штрафа и освобождения от него или для снижения его размера, а также порядок взыскания штрафа определены законом, а не соглашением сторон. Штраф взыскивается независимо от наличия или отсутствия убытков. Вследствие трудности исчисления и доказывания убытков имущественная ответственность сторон за невыполнение обязательства исчерпывается и ограничивается уплатой штрафа, размер которого довольно значителен»1.

Но являются ли эти черты имущественной ответственности специфичными только для правоотношений, вытекающих из плана перевозок? Конечно, нет. Они в той или иной мере свойственны и другим видам ответственности по обязательству грузовой перевозки.

В связи с этим следует подчеркнуть, что нет никаких ни теоретических, ни практических оснований противополагать ответственность

1 Шкундин З.И. Договоры перевозки // Советское гражданское право: Учебник для юрид. вузов / Под ред. С.Н. Братуся. Ч. II. Гл. XI. С. 186–187.

345

Гражданская ответственность за невыполнение плана ж.-д. перевозки грузов

за неисполнение обязанностей, вытекающих из месячного плана, и другие виды ответственности при железнодорожных перевозках1.

Разумеется, ответственности за невыполнение месячного плана присущи некоторые особенности. Но это именно о т д е л ь н ы е особенности, которые не колеблют единства принципов гражданско-правовой ответственности по обязательству железнодорожной перевозки в целом. Отсюда и Устав ж. д., регулируя вопросы взаимной ответственности железной дороги и клиентуры, рассматривает все основные ее виды в одном разделе (VII). Причем раздел этот возглавляет ст. 179, в которой закрепляется специальный характер ответственности сторон при грузовой перевозке, безотносительно к тому или иному виду ответственности.

<< | >>
Источник: Алексеев С.С.. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 1: Гражданское право: Сочинения 1958–1970 годов. – М.,2010. – 495 с.. 2010

Еще по теме § 2. Гражданские правоотношения, вытекающие из месячного плана перевозок, как структурная часть перевозочного обязательства:

  1. § 2. Гражданские правоотношения, вытекающие из месячного плана перевозок, как структурная часть перевозочного обязательства
  2. содержание
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -