<<
>>

§ 2. Особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых


Особенности производства следственных действий с участием несо-вершеннолетних подозреваемых и обвиняемых в процессуальном аспекте заключаются в следующем:
вызов несовершеннолетнего для производства следственного действия;
специфический круг лиц, участвующих в следственном действии;
процессуальный порядок производства следственного действия с
участием несовершеннолетнего.
Следует заметить, что УПК РФ устанавливает особенности проведения следственных действии е участием несовершеннолетних только в отношении допроса. За пределами законодательной регламентации остались многие следственные действия, проводимые в отношении несовершеннолетних лиц. На практике эти пробелы восполняются применением закона по аналогии. Подобное применение уголовно-процессуального закона оправдано, хотя бы потому, что все эти действия содержат в себе элементы допроса.
Вызов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, к прокурору, следователю, дознавателю производится через его законных представителей, а если несовершеннолетний содержится в специализированном учреждении для несовершеннолетних - через администрацию этого учреждения (ст. 424 УПК РФ). С одной стороны, вызов несовершеннолетнего через его законных представителей обеспечивает их уведомление о происшедшем, позволяет им установить контроль над подростком, предоставляет возможность своевременно пригласить защитника, а также обеспечить явку вызываемого. Но, с другой стороны, вызов несовершеннолетнего через его законных представителей не всегда оправдан. Например, когда родители несовершеннолетнего характеризуются отрицательно, нега-тивно влияют на поведение детей, жестоко обращаются с ними и их информированность о совершении преступления сыном или дочерью способна причинить вред интересам расследования либо интересам несовершеннолетнего, а также когда необходимо обеспечить срочную явку несовершеннолетнего к дознавателю, следователю (через администрацию школы или другого учебного заведения). Закон на этот счёт не содержит никаких указаний, лишая следователя (дознавателя) выбора. Данная норма не учитывает и возможность вызова несовершеннолетнего через близких родственников, которые хотя и не назначены надлежащим образом его опекунами или попечителями, но у которых несовершеннолетний проживает и воспитывается.
Характерным подтверждением нашей позиции служат данные
И.А. Макаренко о том, что только 6% осужденных несовершеннолетних предпочли, чтобы их приглашали через родителей .
В ст. 395 УПК РСФСР, в которой кроме прочего «иной порядок вызова несовершеннолетнего» допускался в случае, когда это вызывалось обстоятельствами дела. Но и эта норма не содержала конкретные случаи применения «иного порядка», что приводило к нарушениям общего правила вызова . По нашему мнению, ст. 424 УПК РФ должна содержат норму об ином порядке вызова несовершеннолетнего с указанием конкретных обстоятельств, пе-речисленных выше.
С.А. Дмитриенко полагает, что вызов несовершеннолетнего должен осуществляться исключительно в письменной форме - повесткой . Считаем справедливым мнение С.В. Матвеева, который говорит о том, что на способ вызова несовершеннолетнего на допрос влияют конкретные условия и отно-шения, сложившиеся в семье, по месту учебы, жительства или работы подростка. По различным тактическим соображениям вызов может быть осуществлен повесткой, либо по телефону, либо иным способом . Следует согласиться с Е.М. Лившицем и Р.С. Белкиным, что следователь избирает тот способ, который в данной ситуации в лучшей степени будет содействовать установлению психологического контакта с допрашиваемым, сохранению в тайне от других лиц самого факта вызова на допрос, проведению допроса в намеченное время и в нужном месте3.
В следственных действиях с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых обязательно участвуют: защитник (п.
2 ч. 1 ст. 51 УПК
РФ), законные представители (ст.ст, 48, 426 УПК РФ), в допросе - педагог или психолог (ч. 3 ст. 425 УПК РФ).
Вопрос об участии защитника достаточно объемный и может быть предметом самостоятельного диссертационного исследования, поэтому в данном параграфе будут затронуты только некоторые вопросы участия за-щитника на досудебном производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.
Несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому) защитник предоставляется в любом случае, независимо от того, достиг ли он совершеннолетия к моменту осуществления предварительного следствия. Критерием здесь является возраст обвиняемого (подозреваемого) в период совершения им инкриминируемого деяния.
По уголовным делам в отношении несовершеннолетних защитник чаще всего приглашается законными представителями или дознавателем, следователем. Если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый не желает пользоваться услугами данного защитника, то он может пригласить другого защитника.
Защитник по уголовным делам в отношении несовершеннолетних чаще всего допускается к участию в уголовном деле либо с момента возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего (п. 2 ч. 3 ст. 49 УПК РФ) - 61,2% изученных уголовных дел, либо с момента задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях предусмотренных ст.ст. 91, 92 УПК РФ, - 23,3%. Если следовать буквальному тексту закона, то несовер-шеннолетний лишен возможности своевременно пригласить защитника. Таким образом, дознаватель, следователь должен разъяснить право несовершеннолетнему и его законным представителям иметь защитника за несколько дней до производства процессуальных действий по возбужденному уголовному делу, по поводу чего должен быть составлен соответствующий протокол.
В.А. Лазарева отмечает, что право на получение квалифицированной юридической помощи не тождественно участию защитника в следственном действии. Закон требует, чтобы задержанному лицу было разъяснено его право пригласить защитника (ч. 1 ст. 92 УПК РФ) лично, в том числе и по телефону или через своих родственников или других лиц, связь с которыми обязан обеспечить следователь (ч. 1 ст. 96 УПК РФ), Назначение следователем защитника возможно лишь в случае, если подозреваемый обратился к следователю с такой просьбой или если явка избранного им защитника невозможна в течение 24-х часов с момента задержания . Практику назначения защитника без обеспечения подозреваемому возможности обратиться к защитнику по собственному выбору или выбору его родственников следует признать незаконной.
Не является секретом, что следователи, руководствуясь различными соображениями, в том числе и ограниченными процессуальными сроками, привлекают в качестве назначенных защитников адвокатов, с которыми поддерживают более или менее устойчивые отношения и которые могут достаточно быстро прибыть к месту производства следственного действия. Участвуя по назначению (64,7% опрошенных адвокатов), т.е. без ясных перспектив оплаты своего труда, такой защитник, как правило, заинтересован лишь в том, чтобы как можно скорее освободиться. Отсюда - отсутствие доверительных отношений с подозреваемым, стремление к выработке благоприятной для подозреваемого правовой позиции. Беседа защитника с доверителем происходит наспех, а содержание показаний, исходящих в этот момент от подозреваемого, не слишком согласуется с его действительной волей. Освоившись со своим процессуальным положением, подозреваемый лично или с помощью родственников обычно приглашает для своей защиты другого адвоката, стремящегося, как правило, опорочить показания, которые были даны без его участия.
Полномочия защитника определены в ст. 53 УПК РФ, кроме этого за- щитник участвует в процессе доказывания (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР наделил защитника более широкими полномочиями для оказания юридической помощи своему подзащитному.
Р.З. Еникеев формулирует понятие участия адвоката в доказывании по делам несовершеннолетних как его процессуальную деятельность по собиранию, проверке, оценке и использованию доказательств, осуществляемую для опровержения подозрения и обвинения, смягчения ответственности несо-вершеннолетних, защиты его прав и интересов при наличии соответствующих к тому оснований и с учетом особенностей судопроизводства по делам данной категории . В то же время, как отмечает профессор А.В. Гриненко, механизм выявления, обнаружения защитником доказательственной информации в УПК РФ отсутствует .
Очевидно, что основным моментом, препятствующим защитнику в полной мере участвовать в процессе доказывания, является невозможность предоставления ему властных полномочий, а также отсутствие правил закрепления и фиксации доказательств, в связи с чем, располагая данными, свидетельствующими в пользу подозреваемого или обвиняемого, он предъявляет их лишь на стадии судебного разбирательства. Мы разделяем точку зрения профессора А.В. Гриненко и полагаем, что «будет выглядеть целесообразным признание за защитником права самостоятельно осуществлять деятельность по поиску доказательств в интересах своего подзащитного, т.е. поисковую деятельность», объектами которой могут быть: «1) потенциальные свидетели; 2) предметы, которые впоследствии будут признаны вещественными доказательствами; 3) документы, если содержащаяся в них информация имеет значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу; 4) иные носители доказательственной информации»1,
Согласно ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускается наряду с адвокатом по определению или постановлению суда один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. Таким образом, закон допускает осуществление функции защиты в судебных инстанциях любым лицом, в том числе и не обладающим правовыми знаниями. Эта норма обеспечивает свободу волеизъявления обвиняемого при выборе в качестве защитника именно того лица, которому оно доверяет. Но, по нашему мнению, эта норма относительно несовершеннолетних обвиняемых применяться не должна, а защита должна осуществляться адвокатом, по возможности специализирующимся в защите именно несовершеннолетних. Как справедливо отметил Ф.Н. Фаткуллин, «... если обвиняет опытный, профессиональный юрист, то и противостоять ему должен обладающий теми же качествами защитник» .
Изучение практики показывает, что защиту несовершеннолетних по-дозреваемых и обвиняемых осуществляют адвокаты, имеющие общую специализацию по уголовным делам. Проведенный опрос адвокатов показал, что, как правило, в коллегиях не существует специализации адвокатов по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (98,5%).
Свобода волеизъявления в выборе несовершеннолетним защитника связана и с вопросом об отказе от такового. Отказ от защитника - исключительное право самого подозреваемого или обвиняемого. Ни законный представитель, ни другие лица вопреки воле несовершеннолетнего не вправе отказаться от его услуг. В соответствии с ч. 2 ст. 52 УПК РФ отказ несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого от защитника не обязателен для дознавателя, следователя. Дознаватель и следователь по ходатайству несовершеннолетнего обязан лишь заменить одного адвоката другим, если подросток на этом настаивает. В этом случае «новый» адвокат должен получить право ознакомления с протоколами следственных действий, которые были
произведены до его участия в уголовном деле с другим адвокатом.
А.Н. Попов считает, что указанное правило не следует понимать как безусловное отклонение отказа от помощи защитника . Он ссылается на мнение Ю.И. Стецовского, который полагает, что отказ от защитника может быть принят, но лишь в ограниченных случаях и после отказа обвиняемого от замены защитника, когда интересы несовершеннолетнего охраняются законным представителем, имеющим правовую подготовку .
На наш взгляд, это недостаточно верная позиция. Ведь законный представитель участвует в уголовном деле в отношении несовершеннолетнего наряду с защитником.
Защитником не может быть лицо, ранее участвовавшее в этом же уго-ловном деле в ином качестве, а также состоящее в родственных отношениях с участниками процесса, круг которых определен в п. 2 ч. 1 ст. 72 УПК РФ. В то же время защитник не может участвовать в уголовном процессе, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам подозреваемого или обвиняемого. Кроме этого, следует согласиться с мнением некоторых авторов о недопустимости осуществления защиты интересов несовершеннолетнего и взрослого обвиняемого одним адвокатом, так как к моменту предъявления обвинения еще не всегда до конца выявлена роль каждого соучастника преступления .
Как уже было отмечено, по уголовным делам в отношении несовер-шеннолетних обязательно участие законного представителя. Участие законных представителей в стадии возбуждения уголовного дела рассматривалось во второй главе диссертационного исследования.
В соответствии с п. 12 ст. 5 УПК РФ законными представителями яв-ляются родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учре- ждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства.
Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого являются самостоятельными участниками уголовного судопроизводства со стороны защиты (ст. 48 УПК РФ), и их участие обязательно в уголовном деле в отношении несовершеннолетнего в порядке, установленном ст.ст. 426 и 428 УПК РФ, Они осуществляют функцию защиты, их деятельность содействует охране прав подростка, полноте и объективности исследо-вания дела, изучению личности подозреваемого и обвиняемого, условий его жизни, воспитания и других обстоятельств.
В литературе нет единого мнения по вопросу участия законных представителей в допросе несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых. Одни авторы считают такое участие нецелесообразным ввиду того, что законные представители будут отрицательно влиять на ход допроса'.
Аналогичной позиции придерживается и В.Г. Дремов, говоря, что подросток «может испытывать в присутствии родителей чувство страха, стыда и т.п., чутко реагировать на эмоции родителей, следить за их мимикой,: жестами, движениями и в соответствии с этим давать свои показания» .
Иной позиции придерживались Л.М. Карнеева, С.С. Ордынский, С.Я, Розенблит, которые высказали мнение, что родители должны приглашаться только в том случае, если они не связаны с совершенным преступлением и если известно, что подлежащий допросу несовершеннолетний относится к ним с уважением .
Трудно не согласиться с Э.Б. Мельниковой, которая пишет, что интересы несовершеннолетнего могут не совпадать с интересами его законного представителя. И суть таких возможных противоречий не обязательно в обстоятельствах конкретного дела, а в двойственном положении законного представителя. Ведь фактически он защищает не только интересы несовершеннолетнего, но и свои собственные .
Думается, решая вопрос об участии законных представителей при производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, необходимо принимать во внимание три момента: 1) чувства, испытываемые несовершеннолетним к данным лицам; 2) возможность их отрицательного влияния на несовершеннолетнего; 3) причастность к совершенному преступлению. Считаем, что в УПК РФ следовало бы оговорить возможность участия законного представителя в следственных действиях с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми с учетом прежде всего мнения несовершеннолетнего.
Также требует разрешение вопрос: «Один или оба родителя могут участвовать в качестве законных представителей на досудебных стадиях уголовного процесса?» Из буквального толкования ст. 48 УПК РФ следует, что в ходе предварительного расследования по уголовному делу могут участвовать оба родителя. Но тогда как поступать, если между ними имеются противоречия?
Сторонники другой точки зрения считают, что привлечение к участию в уголовном деле обоих родителей только усложняет и затягивает уголовный процесс . В.В. Шимановский утверждает, что решение данного вопроса находится в компетенции следователя, который с учетом мнения законных представителей, и, исходя из задачи обеспечения защиты интересов несовершеннолетних, определяет, кто из них будет участвовать в деле .
Родители независимо от супружеских связей, совместного или раздельного проживания наделены равными правами по отношению к собствен- ным детям. Основанием для их утраты является факт лишения родительских прав (ст. 71 СК РФ). Поэтому нет оснований утверждать о принципиальной невозможности совместного участия обоих родителей несовершеннолетнего в уголовном процессе. Тем более что уголовно-процессуальный закон не содержит на это запрета.
Изучение уголовных дел в отношении несовершеннолетних показало, что привлечение обоих родителей в качестве законных представителей встречается очень редко. Совместно родители участвовали в уголовном процессе лишь по 4,3% уголовных дел.
По указанным в ч. 4 ст. 426 УПК РФ основаниям надо полагать, законный представитель может быть не только отстранен, но и вовсе не допущен к участию в уголовном деле. По этим же основаниям возможен отказ и другому законному представителю. Причем при «замене» закон не предусматривает ознакомление его с существом обвинения и дела в целом, что не позволяет законному представителю эффективно использовать свои полномочия для защиты интересов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого из-за неосведомленности. В случае отстранения от участия в уголовном деле одного и допуска другого законного представителя было бы логичным проводить ознакомление его с материалами уголовного дела, в которых отражены сущность подозрения, обвинения, а также с протоколами следственных действий с участием отстраненного законного представителя.
На практике очень часто (до 30 % всех дел) к уголовной ответственности привлекаются лица, хотя и совершившие преступления в несовершенно-летнем возрасте, но на момент досудебного и судебного производства по делу уже достигшие совершеннолетия. И если суд наделён правом в определённых случаях (ч. 3 ст. 428 УПК РФ) рассматривать дело без участия законного представителя, то дознаватель, следователь таким правом не обладают и обязаны во всех случаях обеспечивать участие законного представителя по делу, даже в отношении взрослых лиц (на основании требований ст.ст. 48, 420, 426 УПК РФ).
В практической работе бывали случаи, когда полученные с нарушением указанных требований доказательства, например, следственные действия со взрослыми лицами возраста 20-25 лет, совершившими преступления в несовершеннолетнем возрасте, которые были проведены с участием адвоката, но без законных представителей, признавались судом недопустимыми (уголовное дело по обвинению по ч. 2 ст. 105 УК РФ Коваленко С.А., 29.01.1981 г.р., который совершил преступление в 1997 г. в 16-летнем возрасте, а дело расследовалось и рассматривалось судом в 2002 г., когда Коваленко исполнился 21 год) .
Неявка законного представителя не лишает следователя права проводить с несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым любые следственные действия. Однако проведение таких действий возможно лишь при условии, что законный представитель был надлежащим образом уведомлен о времени и месте проведения следственного действия.
Участвуя в уголовном деле, законный представитель может быть допрошен по поводу обстоятельств дела. В настоящее время законных представителей допрашивают в качестве свидетелей, что, по нашему мнению, является недостаточно верным. Показания законных представителей как доказательства теоретически недостаточно исследованы.
Принципиальное значение для уголовного процесса вообще и исключительно важную роль для успешного выполнения законным представителем функции защиты несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в частности имеет ст. 51 Конституции РФ: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определен законом». Она освобождает законного представителя от обязанности свидетельствовать против несовершеннолетнего и от выполнения несовместимых с его процессуальной сущностью и собственными интересами процессуальных функций. Вместе с тем создаются новые условия для использования права давать показания на предварительном следствии и в суде
в качестве одного из эффективных средств защиты.
Тем не менее, некоторые ученые считают, что целесообразно выделить показания законных представителей в качестве самостоятельного доказательства , Предмет показаний законного представителя имеет свою специфику. Родители несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых обычно допрашиваются по каждому уголовному делу, и их показания служат одним из важных источников сведений о несовершеннолетнем: об особенностях характера, о роде занятий или причинах незанятости подростка, увлечениях, состоянии здоровья, индивидуальных свойствах и качествах личности, поведении, условиях жизни и воспитания и т.д. В показаниях законного представителя, в отличие от показаний свидетеля, не только излагаются известные ему факты, но и дается их анализ, делаются выводы из них, высказывается личное отношение к исследуемым обстоятельствам. Такой характер показаний обусловлен тем, что законный представитель является самостоятельным участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, хотя и совмещает в одном лице функции различных участников уголовного процесса (законного представителя, защитника, гражданского ответчика, свидетеля). Выделение показаний законного представителя в качестве самостоятельного доказательства поможет подчеркнуть специфику предмета допроса законных представителей, в связи с чем, полагаем, что ч. 2 ст. 74 УПК РФ «Доказательства» следует дополнить пунктом 21 следующего содержания: «показания законных представителей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого». Кроме этого, законные представители должны быть наделены правом дачи показаний. В связи с чем считаем необходимым ч. 2 ст. 426 УПК РФ дополнить пД1 следующего содержания: «давать показания по уголовному делу», а также указанную статью дополнить Ч.21 «Законный представитель обязан: 1) являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд; 2) доводить до сведения несовершеннолетнего о вызове его к дознавате- лю, следователю, прокурору; 3) обеспечить явку и надлежащее поведение несовершеннолетнего в ходе производства по уголовному делу; 4) соблюдать установленный порядок судопроизводства; 5) не разглашать без разрешения следователя или прокурора сведения, которые стали ему известны в связи с участием в уголовном судопроизводстве».
Одной из дополнительных процессуальных гарантий, обеспечивающих учет возрастных и индивидуальных психологических особенностей несовершеннолетних правонарушителей, применение наиболее эффективных мер для их исправления и перевоспитания является участие педагога или психолога на предварительном расследовании по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Необходимость их участия вызвана тем, что психика подростков нередко характеризуется повышенной возбудимостью, некоторой неуравновешенностью с преобладанием возбуждения над торможением, сравнительно частой, бурной и резкой сменой настроений, форм поведения, повышенной эмоциональностью, некоторой склонностью к аффектации, страстному, резкому и бурному выражению чувств: радости, печали, гнева, возмущения.
В УПК РФ нигде прямо не определен процессуальный статус педагога и психолога, а также не раскрывается, кого следует понимать под данными участниками уголовного процесса.
Мы поддерживаем мнения авторов, которые считают, исходя из положений ст.ст. 74, 80 УПК РФ, что привлечение к участию в уголовном процессе педагога или психолога как привлечение специалиста, который, имея познания в области педагогики, детской и юношеской психологии, оказывает следователю помощь в проведении следственных действий, изучении личности несовершеннолетнего правонарушителя, установлении психологического контакта с подростком и т.д.
Иного мнения придерживается Ф, Багаутдинов, который считает, что в
УПК РФ должна быть самостоятельная статья, регламентирующая процессуальное положение педагога (психолога)5.
Несомненно, для привлечения лица в качестве педагога или психолога для участия в следственном действии следователь должен соблюсти ряд условий. Во-первых, это лицо должно иметь соответствующее образование (наличие диплома об образовании); во-вторых, это осуществление им практической деятельности по специальности. Изучение уголовных дел показало, что только 31% педагогов, которые участвовали в уголовном судопроизводстве в отношении несовершеннолетнего, имели педагогическое образование, а остальные имели трехлетний стаж педагогической работы, вне зависимости от наличия педагогического образования. Таким образом, практика идет по пути привлечения педагогов по профессии. В ходе исследования нами не было выявлено ни одного протокола, в котором было бы отражено наличие диплома у педагога или была бы отметка о том, какое учебное заведение он за-канчивал.
Статья 425 УПК РФ предусматривает альтернативное обязательное участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не достигшего возраста 16-ти лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии.
Важной проблемой является, кого именно необходимо привлекать в качестве специалиста в области детской, подростковой и юношеской психологии. Мнения по этому поводу среди ученых разделились. Так, И.А. Макаренко в своем исследовании обосновывает необходи-мость участия в допросе несовершеннолетнего обвиняемого именно педагога, и только в тех случаях, когда привлечение его к допросу несовершеннолетнего обвиняемого нецелесообразно при совершении преступления с особым цинизмом, дерзостью, по тактическим соображениям возможно пригла- шение психолога .
Напротив, профессор В.М. Костицкий обосновывает преимуществен- ность привлечения к процессуальным действиям психолога, и лишь при отсутствии такового и как исключение - педагога.
По его мнению, участие психолога в производстве следственных действий предпочтительнее, чем педагога, так как психолог может оказать помощь следователю в выдвижении версий по поводу механизма и субъектов совершения преступления, а также помощь психолога может выражаться в психологической консультации для разъяснения следователю значимых для дела фактов и обстоятельств с позиции психологической науки2.
По данным Ю.П. Михальчук 29% следователей признали, что в тех или иных случаях возникала необходимость в консультации психологов, 10% - приглашали психологов при подготовке к допросу несовершеннолетнего, 15% - для участия в допросе .
Э.Б. Мельникова отмечает, что более полезными при допросе детей и подростков будут «специальные познания врача-психотерапевта, присутствие при допросе такого специалиста позволит обеспечить полноту допроса с помощью правильно сформулированных вопросов»4.
В более ранних работах она, напротив, отдавала предпочтение участию педагога в допросах несовершеннолетних. «Отсутствие его может создать известную неполноту в проведении допроса и отразиться на его качестве» . Большинство ученых, в том числе А.Н. Винберг, В.Н. Махов, поддерживают мнение, изложенное выше, о том, что участие специалистов (педагогов и
других) положительно влияет на результаты процессуального действия .
Е. Гришина считает, что целесообразно привлекать психолога, имеющего педагогическое образование, особенно специализирующегося в области дефектологии. Такой педагог способен методически грамотно подготовить подростка к предстоящей процедуре допроса, которая, безусловно, является малоприятной, а иногда и травмирующей его еще не сформировавшуюся психику, сконцентрировать внимание на событиях, о которых будут рас-спрашивать, убедить в необходимости говорить правду. Следователю, дознавателю вполне понятны такие обороты, как «окладистая борода», «богатые пышные волосы» и т.п. А как быть, если допрашиваемый оперирует характеристиками «колючий взгляд», «тяжелый подбородок», «замысловатая манера». Здесь, по мнению Е. Гришиной, необходима помощь психолога, поскольку, применив названные познания, в совокупности можно оценить общий уровень интеллекта, менталитета, культуры лица и в итоге - помочь оценить полученные при допросе сведения на предмет их достоверности .
Н.И. Гуковская считает, что «... возможность оказания педагогом помощи следователю при допросе несовершеннолетних обвиняемых <...> весьма сомнительна» . Такой вывод она делает, исходя из следующих оснований: а) присутствие посторонних людей на допросе обычно мешает созданию доверительной атмосферы, сковывает допрашиваемого; б) присутствие педагога смущает подростка, он не хочет показать себя с отрицательной стороны; в) педагог чувствует себя тоже не лучшим образом, поскольку для него участие в допросе непривычно. Отрицая роль педагога как специалиста при допросе, она придает большое значение педагогу как свидетелю, результаты допроса которого окажут большую помощь следователю в последующем допросе обвиняемого подростка. Следователь может почерпнуть из допроса пе- дагога, хорошо знающего подростка, широкий круг сведений: о его семье, об особенностях характера самого подростка, его интересах, привычках, образе жизни, о его умственных способностях, развитии, памяти и т.п. Эти данные, по мнению Н.И. Гуковской, должны помочь следователю психологически правильно построить тактику допроса несовершеннолетнего.
Согласно толковому словарю, педагог - это специалист, занимающийся преподавательской и воспитательной работой'; лицо, ведущее практическую работу по воспитанию, образованию и обучению детей и молодежи, имеющее специальную подготовку в этой области , а психолог - ученый- специалист по психологии; знаток человеческой психологии .
Как видно из значений указанных слов, педагог в уголовном процессе, прежде всего, осуществляет воспитательную функцию, оказывая влияние на формирование личности подростка. По мнению С.А. Шейфера, «...педагог одновременно осуществляет в известной мере и правозащитную функцию, ограждая подростка от нежелательного воздействия следователя (неверный эмоциональный тон, ненадлежащая формулировка вопросов и т.д.)» .
А. Лазарева полагает, что педагог осуществляет в уголовном процессе сложную функцию, в которой сочетаются обязанности специалиста, защитника и понятого .
Допущение к следственным действиям психолога целесообразно в случаях, когда необходимо выяснить психические проявления человека выходят за рамки нормы или нет, т.е. не вызывают сомнений в его психической полноценности, но, тем не менее, понять и правильно оценить особенности его психической деятельности и их проявления крайне трудно. Также при допросе несовершеннолетних, страдающих психическим расстройством или от- стающих в психическом развитии, более логично участие психолога, а не педагога. С этим мнением согласилось большинство дознавателей - 66,1% и следователей - 81,9%. Несомненно, психолог, участвуя в следственном действии, может помочь следователю при назначении комплексной психолого- психиатрической экспертизы в постановке вопросов.
Участие педагога и психолога в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних равновелико. Следовательно, кто именно - педагог или психолог - будет присутствовать при производстве следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, на наш взгляд, будет зависеть от позиции следователя с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела.
А.Н. Попова считает необходимым запретить участие в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого педагога, непосредственно его обучавшего'. Л.П. Дубровицкая полагает, что в ряде случаев необходимо, чтобы участвующий в допросе педагог знал допрашиваемого подростка . Подобная позиция не лишена оснований. Если на допрос малообщительного, трудно вступающего в контакт подростка мы пригласим педагога из другой школы или класса, не знающего подростка, то вряд ли он окажет помощь следователю в установлении психологического контакта с несовершеннолетним. Этот педагог для подростка будет таким же «чужим», как и следователь. Но в то же время есть случаи, когда подростку будет неприятно встречаться со своим педагогом по мотивам стыда из-за совершения преступления.
Нами было указано, что педагог в допросе участвует в качестве спе-циалиста. Но в то же время обстоятельства, дающие основания полагать, что специалист лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе уголовного дела, исключает его участие в производстве по уголовному делу (ст. 71 УПК РФ). Соответственно, если в качестве педагога будет приглашен, например, классный руководитель подростка, то нельзя исключать его заинтересован- ности в исходе дела, следовательно, он подлежит отводу. Следует согласиться с позицией В.Г. Дремова в том, что перед допросом подростка обязательно должен быть допрошен в качестве свидетеля непосредственно работавший с несовершеннолетним, привлекаемым к уголовной ответственности, педагог (психолог), у которого необходимо выяснить сведения о характере, условиях формирования личности и иных психологических особенностях, свойственных именно данному подростку. С этими показаниями должен быть ознакомлен педагог (психолог), приглашаемый для участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, с тем, чтобы он имел представление об особенностях личности допрашиваемого и помог следователю в ус-тановлении с ним психологического контакта .
Задачами педагога и психолога в ходе допроса являются быстрая и правильная диагностика индивидуальных проявлений возрастных особенностей наблюдаемого подростка, экспресс-анализ поступающей от него инфор-мации, сообщаемой не только при помощи слов, но и мимики, позы, жестикуляции, взгляда, голосового оформления речи, внешнего вида, одежды; содействие в установлении и поддержании психологического контакта между допрашивающим и допрашиваемым, что предполагает снятие излишнего психического напряжения подростка, устранение имеющихся психологических барьеров для общения. Установление психологического контакта необходимо, прежде всего, для того, чтобы подросток был настроен воспринимать вопросы следователя, чтобы у него возникли желание и решительность рассказать обо всем, то есть дать правдивые показания по уголовному делу. Особенно это важно в случаях, когда «игнорирование задачи установления социально положительных качеств личности несовершеннолетнего преступника свидетельствует об обвинительном уклоне следователя, о его безразли- чии к дальнейшей судьбе подростка» .
Последняя задача участвовавшего в допросе педагога (психолога) - ознакомиться с протоколом допроса несовершеннолетнего и внести в него при необходимости замечания о правильности и полноте сделанных записей, а также об имевшихся нарушениях прав и законных интересов несовершеннолетних. По нашему мнению, такая норма в законе необходима для действительно реальной гарантии повышенной защиты личности несовершеннолетних во время производства процессуальных действий, как и право психолога (педагога) пресекать педагогически некорректные, способные травмировать детскую психику формулировки вопросов. Замечания психолога фиксируют его мнение о ведении допроса и отражении в протоколе показаний несовершеннолетнего, однако не могут касаться оценки правдивости этих показаний. Но участие психолога (педагога) в допросе несовершеннолетних лиц имеет целью не защиту или представление указанных интересов, а направлено на защиту прав и интересов, связанных с нормальным формированием их личности. Поэтому психолог (педагог) независимо от процессуального положения подростка в ходе его допроса, других следственных действий в его отношении, содействуя достижению назначения уголовного судопроизводства, одновременно отвечает за недопущение отрицательного воздействия на его личность со стороны обстановки предварительного следствия.
Кроме этого, помощь педагога и психолога может проявиться в следующем. Следователю было бы полезно запрашивать по месту учебы подростка развернутую психолого-педагогическую характеристику, содержащую сведения об особенностях интеллектуальной, волевой, эмоциональной сфер личности этого подростка, ее направленности и индивидуальных свойствах (потребностях, интересах, их широты и устойчивости, склонностях, способностях, типе и особенностях темперамента, основных чертах характера). В составлении таких характеристик обязательно должны принимать участие школьные психологи, наблюдавшие своих учащихся относительно продолжительное время с профессиональных психологических позиций.
правонарушений молодежи, защиты их прав. - Уфа, 2000. С. 87.
Однако среди несовершеннолетних правонарушителей немало тех, кто не посещает учебных заведений. Чтобы получить более полные сведения об их личности целесообразно пользоваться помощью специалистов-психологов учреждений системы профилактики правонарушений несовершеннолетних. Одной из задач этих консультаций выступает формирование банка данных о несовершеннолетних, имеющих психофизические особенности развития, и представление этой информации соответствующим органам.
Также необходимо рассмотреть вопрос о возмещение педагогу (психологу) его расходов, связанных с явкой на допрос и участием в нем. Эта проблема, как отмечает Ф. Багаутдинов, существует, в особенности при приглашении для допроса квалифицированного, опытного психолога, педагога, тем более при приглашении их, как говорится, со стороны - из частных учебных и иных заведений . Рассматривая педагога и психолога как специалистов, считаем, что расходы, связанные с их явкой к месту производства следственного действия и участием в нем необходимо относить к процессуальным издержкам (п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ).
Уголовно-процессуальный закон позволяет сделать вывод о том, что участие педагога (психолога) ограничивается лишь рамками допроса несовершеннолетнего. Прогрессивный характер по данному поводу носит ст. 488 УПК Республики Казахстан, которая предусматривает участие указанных специалистов во всех процессуальных действиях с несовершеннолетними до 16-ти лет, а также старше этого возраста, но имеющих признаки умственной отсталости и по усмотрению следователя и суда, либо по ходатайству защитника и педагога при производстве следственных действий с несовершенно-летними старше 16-ти лет. Подобное правило предусмотрено и ст. 539 Модельного УПК для государств-участников СНГ.
Несомненно, участие в других следственных действиях педагога или психолога будет способствовать не только установлению психологического контакта с подростком, но и недопущению оказания на последнего какого- либо психологического влияния, внушения. Кроме этого, взрослые соучастники преступления могут оказать на несовершеннолетнего негативное воздействие, попытаться склонить несовершеннолетнего к даче выгодных для них показаний путем запугивания физической расправой. Ссылаясь на мнение Л.Л. Каневского, считаем, что очная ставка - не единственный и не лучший способ устранения противоречий в показаниях несовершеннолетнего обвиняемого . Поэтому, если есть возможность устранить их в процессе анализа собранных доказательств или проведения иных следственных действий (следственного эксперимента, проверки показаний на месте и др.), следователь должен использовать такие возможности.
Очную ставку с участием несовершеннолетних следует проводить лишь в тех случаях, когда были использованы, но не дали результата другие способы установления истины по спорным обстоятельствам уголовного дела и при ее проведении, считаем разумным, применять меры безопасности, предусмотренные ч. 8 ст. 193 УПК РФ, в том числе, по необходимости и другие меры, определенные в ч. 3 ст. 11 УПК РФ.
Проведенный опрос показал, что единодушной позиции по поводу участия в других следственных действиях педагога или психолога высказано не было, большинство дознавателей (98,2%) и следователей (81,1%) не приглашали указанных специалистов для участия в иных следственных действиях, но склонны считать, что участие педагога (психолога) значительно облегчит постановку вопросов и ускорит установление психологического контакта при очной ставке, проверке показаний на месте с несовершеннолетним, страдающим психическим расстройством или отстающим в психическом развитии.
УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР устанавливает продолжительность допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого без пере- рыва - 2 часа, а в общей сложности не более 4 часов в день (ч. 1 ст. 425 УПК РФ). Предусмотренный ч. 3 ст. 187 УПК РФ перерыв не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи касается общих случаев проведения допроса лиц, независимо от их процессуального положения и возраста, и не учитывает специфику допроса несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых. Ю.П. Михальчук предлагает обязать следователя по истечении 2 часов выяснить у несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого возможность продолжить дачу показаний. Если лицо желает продолжить дачу показаний, следователь обязан разъяснить допрашиваемому, что по его просьбе допрос может прерваться в любой момент на перерыв'. Это предложение о дополнении уголовно-процессуального законодательства является существенным, так как несовершеннолетний быстро устает и его внимание рассеивается, поэтому трудно сконцентрировать его на определенных деталях и обстоятельствах совершения преступления, что неизбежно приводит к искажению даваемых им показаний.
Как уже было отмечено, УПК РФ не выделяет особенности проведения следственных действий с участием несовершеннолетних, кроме допроса. Например, такие следственные действия, как опознание (ст. 193 УПК РФ) с участием несовершеннолетнего, следственный эксперимент (ст. 181 УПК РФ), проверка показаний на месте (ст. 194 УПК РФ) требуют особой подготовки: детального разъяснения несовершеннолетнему условий, правил и порядка его проведения, оказания ему психологической помощи и поддержки в процессе проведения следственного действия и т.д. В то же время указанные следственные действия содержат в себе элементы допроса и в некоторых случаях являются также продолжительными по времени, например, следственный эксперимент, проверка показаний на месте. К тому же большая часть времени затрачивается на разъяснение прав участникам следственного действия и на организационный момент, связанный, например, с выдвижением к месту проведения такого следственного действия, как проверка показаний на месте. Поэтому в этих случаях представляется трудным установить продолжительность проведения следственного действия, но тем не менее временные рамки проведения следственного действия должны иметь разумные пределы.
Затрагивая организационную сторону производства следственных действий, следует признать неоправданным одновременное участие в допросе несовершеннолетнего или другом следственном действии защитника, педагога или психолога, законного представителя. Достижение целей допроса (следственного действия) в таких условиях сомнительно. В подобных случаях усложняется производство следственного действия: значительная часть времени будет затрачена на разъяснение прав и обязанностей участникам допроса; постановку и фиксацию в протоколе вопросов, заданных защитником, педагогом или психологом, законным представителем; ознакомление их с протоколом допроса, внесение в него замечаний, удостоверение правильности записей. Еще большие сложности будут при проведении очной ставки между несовершеннолетними подозреваемыми, обвиняемыми, поскольку с обеих сторон предполагается одновременное участие названных выше лиц.
С учетом изложенного выше считаем, что ст. 425 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Статья 425. Следственные действия с участием несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого
Допрос, очная ставка с участием несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не могут продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день. Прокурор, следователь, дознаватель обязаны по истечении 2 часов выяснить у несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого возможность продолжить производство следственного действия. Если лицо желает продолжить производство следственного действия, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснить несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, что по его просьбе производство следственного действия может прекратиться в любой момент на перерыв.
В следственных действиях с участием несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, обязательно участвует защитник, который вправе задавать ему вопросы, а с разрешения прокурора, следователя, дознавателя - законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. По окончании следственного действия защитник и в случае участия законный представитель вправе знакомиться с протоколом и делать замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей.
В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет участие педагога или психолога обязательно. Если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый страдает психическим расстройством или отстает в психическом развитии, в допросе обязательно участие психолога. Прокурор, следователь, дознаватель вправе пригласить и обеспечить участие педагога или психолога в других следственных действиях по ходатайству защитника, законного представителя либо по собственной инициативе.
Педагог или психолог вправе с разрешения прокурора, следователя, дознавателя задавать вопросы несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, а по окончании следственного действия знакомиться с протоколом и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Эти права прокурор, следователь, дознаватель разъясняют педагогу или психологу перед допросом несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, о чем делается отметка в протоколе.
При наличии достаточных данных о том, что на несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также на их законных представителей оказывается противоправное воздействие, прокурор, следователь, дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные ч. 3 ст. И УПК РФ.
Порядок, установленный частями первой, второй, третьей и четвертой настоящей статьи, распространяется и на проведение следственных действий с участием несовершеннолетнего подсудимого».
При проведении следственных действий следует обратить внимание, что «Пекинские правила» (п. 8) подчеркивают важность обеспечения права несовершеннолетнего на конфиденциальность, чтобы избежать причинения вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации. По общему правилу данные предварительного расследования не подлежат разглашению, о чем у участников уголовного производства отбирается соответствующая подписка с предупреждением об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ (ст. 161 УПК РФ). Проведенное исследование уголовных дел показало, что ни по одному уголовному делу в отношении несовершеннолетнего не было получено от участников уголовного судопроизводства подписки о неразглашении данных предварительного расследования.
<< | >>
Источник: Боровик Ольга Викторовна
. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2006. 2006

Еще по теме § 2. Особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых:

  1. § 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России
  2. § 1. Особенности предмета доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  3. § 2. Особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых
  4. § 3. Особенности применения мер процессуального прину-ждения к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым
  5. 4. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА У МИРОВОГО СУДЬИ
  6. 5. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
  7. 2.2. Структура уголовно-процессуального закона и уголовного судопроизводства
  8. §4. Особенности допроса несовершеннолетних
  9. § 3. Особенности досудебного производства по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних
  10. Прямо предусмотренные законом виды незаконных действий/решений, в результате которых возможно возмещение вреда (п. 1 ст. 1070 ГК РФ)
  11. § 2. Роль следственных действий в установлении обстоятельств, способствовавших совершению преступления
  12. § 3. Производство последующих следственных действий при расследовании нарушений требований пожарной безопасности: вопросы повышения эффективности
  13. Особенностипроизводства следственных действий
  14. § 1. Особенности предмета доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  15. § 2. Особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых
  16. § 3. Особенности применения мер процессуального прину- яедения к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым
  17. § 2. Криминологическая характеристика личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -