<<
>>

§ 3. Особенности применения мер процессуального прину- яедения к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым

Под мерами процессуального принуждения следует понимать приме­няемое при производстве по уголовному делу превентивное воздействие, применяемое в соответствии с уголовно-процессуальным законом уполномо-

Ф ченными на то должностными лицами и государственными органами при на­личии обстоятельств, вызывающих необходимость применения этого воздей­ствия и направленное на обеспечение надлежащего поведения перечислен­ных в законе участников уголовного судопроизводства в целях выполнения

задач уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальный закон классифицировал меры процессуаль­ного принуждения на следующие виды: задержание; меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. При их применении в отношении несо­вершеннолетних подозреваемых, обвиняемых существует ряд особенностей.

В соответствии со ст. 91 УПК РФ орган дознания, следователь или про­курор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы при нали­чии одного из следующих оснований: 1) когда это лицо застигнуто при со-

вершении преступления или непосредственно после его совершения; 2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее пре­ступление; 3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище

Ф будут обнаружены явные следы преступления. При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянно­го места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокуро­ром, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд на­правлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пре­сечения в виде заключения под стражу.

Ф При задержании подозреваемого дознаватель, следователь или проку­

рор не позднее 12 часов с момента задержания уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии - других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому (ст.

96 УПК РФ). При этом допрос подозреваемого, в соответствии с ч. 2 ст. 46 УПК РФ, должен быть произведен не позднее 24 часов с момента задержания. Учитывая, что несовершеннолетний подозреваемый допрашива- ется в присутствии законного представителя (которым, как правило, является его родственник), для обеспечения его реального участия в допросе требует­ся более раннее уведомление.

Кроме того, если при необходимости сохранения в тайне факта задер­жания взрослого подозреваемого закон разрешает с санкции прокурора тако­го уведомления не производить, то на задержание несовершеннолетних по­дозреваемых данные положения закона не распространяются.

Поскольку уже при фактическом задержании происходит ограничение Ф’ свободы человека, то задержанному немедленно необходимо разъяснить его

правовое положение и обеспечить реализацию права на защиту.

Если ранее ст. 393 УПК РСФСР содержала требование задерживать не­совершеннолетних лишь в исключительных случаях, когда это вызывается тяжестью совершенного преступления, то УПК РФ распространил на несо-

вершеннолетних общий порядок задержания.

Нельзя согласиться с Б.Т. Безлепкиным в том, что задержание несо­

вершеннолетнего допускается только по подозрению в тяжком или особо

Ф тяжком преступлении[113]. Аналогичного мнения придерживается и Н.А. Бур­нашев, который кроме этого указывает, что несовершеннолетнего можно за­держивать в исключительных случаях, если он совершил преступления сред­ней тяжести и при наличии оснований, указанных в ст.ст. 91, 97, 99, 100 и 108 УПК РФ. При этом учитываются особенности личности подростка, его поведение после совершения преступления, связи с преступными элемента­ми, дерзость и агрессивность преступных действий, направленность умысла

Ф и последствия, повторность совершения преступлений, а также исследуется, насколько реальна опасность продолжения им преступной деятельности[114]. УПК РФ (глава 12, ст, 423 УПК РФ) подобного ограничения не содержит. Несовершеннолетний может быть задержан в случаях, указанных в ч.

2 ст. 91 УПК РФ. Задержание несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления способствует решению вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и по общему правилу предшествует аресту. В соответствии с ч. 2 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу может быть применено в отношении подозреваемого, обвиняемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а в исключительных случаях - преступле­ния средней тяжести, поэтому то логично было бы установить в законе такие же ограничения и для задержания несовершеннолетних. Но трудность возни­кает в том, что при задержании нельзя однозначно решить вопрос о квалифи­кации преступления, и вместе с тем, отнести его к определенной категории преступлений.

Ф Меры пресечения, применяемые в отношении несовершеннолетних,

носят принудительно-воспитательный характер, т.е. призваны не допустить

возможную в будущем неправомерную деятельность несовершеннолетних. Основания применения мер пресечения перечислены в ст. 97 УПК РФ.

В зависимости от степени ограничения свободы подозреваемого, обви-

’ Ф няемого и угрозы ухудшения его положения или положения присматриваю­щих за ним лиц Г.Е. Омельченко классифицирует меры пресечения, приме­няемые к несовершеннолетним, на четыре группы: 1) меры пресечения, свя­занные с лишением свободы (заключение под стражу); 2) подписка о невыез­де; 3) обязательство других лиц о присмотре за надлежащим поведением по­дозреваемого, обвиняемого; 4) обязательство, основанное на угрозе матери­альных потерь (залог)[115].

Ф Анализ следственной практики свидетельствует о том, что при реше­

нии вопроса о применении мер пресечения в отношении несовершеннолет­них нередко допускаются различные ошибки, которые проявляются как в не­обоснованном применении меры пресечения вообще или выборе конкретной меры пресечения, так и в нарушении процессуальных требований, установ­ленных законом. В ходе изучения уголовных дел было установлено, что по 46,6% уголовных дел к несовершеннолетнему, в отношении которого неце­лесообразно применение меры пресечения в виде заключения под стражу,

ф

применялась подписка о невыезде и надлежащем поведении.

По 48,3% - за­ключение под стражу и лишь по 5,2% применялись личное поручительство, присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым.

Если оценивать существующую систему мер пресечения с точки зрения запретов, то необходимо отметить, что все они направлены в первую очередь не на предотвращение возможности совершения подозреваемым, обвиняе­мым повторного преступления, а на предупреждение оставления им места

Ф жительства либо места временного проживания (подписка о невыезде); обес­печение надлежащего поведения и явки подозреваемого, обвиняемого к сле­дователю (личное поручительство, отдача несовершеннолетнего под при-

смотр); обеспечение явки по вызовам (залог). Только такая мера пресечения, как заключение под стражу, безусловно, исключает вероятность совершения подростком нового преступления. Эффективность других перечисленных в

“ законе мер пресечения невелика.

И.Л, Петрухин справедливо отметил, что заключение под стражу соз­дает серьезные ограничения свободы личности, что позволяет признать ис­ключительный характер ее применения[116]. Поэтому данная мера пресечения должна применяться лишь тогда, когда это действительно необходимо, на основаниях и в порядке, определенных уголовно-процессуальным законом.

Применение к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемо- Ф му заключения под стражу регламентируется ч. 2 ст. 108 УПК РФ.

Профессор А.В. Гриненко справедливо отмечает, что остается неясным момент: распространяется ли на несовершеннолетних закрепленное в ч. 1 ст. 108 УПК РФ правило о том, что исключительные случаи возникают тогда, когда подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места житель­ства на территории Российской Федерации, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения или он скрылся от органов пред-

варительного следствия либо от суда. Из содержания же ч. 2 этой статьи тео-

Ф

ретически можно сделать и довольно неутешительный вывод о том, что не­совершеннолетние оказались в более тяжелом, чем взрослые положении, так как исключительность случаев будет определять не закон, а усмотрение должностных лиц уголовного судопроизводства[117]. Например, Ф. Багаутдинов относит к исключительным случаям: совершение ранее несовершеннолетним преступления самостоятельно или в составе группы, совершение нескольких преступлений или серии преступлений, его преступная деятельность про-

Ф должалась длительный период, личность несовершеннолетнего требует изо­ляции от общества (не учится, не работает, состоит на учете в милиции, явля-

ется наркоманом и т.д.) и др.[118] Поэтому считаем приемлемым предложение О.Л. Кузьминой о дополнении ч. 2 ст. 108 УПК РФ исключительными слу­чаями ч. 1 данной статьи с целью недопущения вольности их толкования[119].

V Согласно требованиям п.1.3 Приказа Генерального прокурора РФ от

13.11.2000 г. № 141 «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» и п. 6.1 При­каза Генерального прокурора РФ от 05.07.2002 г. № 39 «Об организации про­курорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии до­судебного производства», при даче согласия на содержание под стражей обя­зателен допрос несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого про-

Ф курором.

О заключении под стражу или продлении срока содержания под стра­жей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого незамедлительно извещаются его законные представители.

По нашему мнению, задержание и заключение под стражу несовер­шеннолетних должно иметь определенные особенности, которые необходимо законодательно закрепить в главе 50 УПК РФ, регулирующей производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Однако в ст. 423 УПК РФ указано, что задержание несовершеннолетнего подозреваемого, а также применение к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу производится в порядке, ус­тановленном ст.ст. 91, 97, 99,100 и 108 УПК РФ. Из этого следует, что ника­ких особенностей в отношении задержания и заключения под стражу несо­вершеннолетних в УПК РФ не предусмотрено (кроме ч. 2 ст. 108 УПК РФ). Таким образом, несовершеннолетние задерживаются и заключаются под

Ф’ стражу в таком же порядке и на такой же срок, как и взрослые. Все это про­тиворечит международно-правовым нормам и принципам. Например, соглас-

но Конвенции о правах ребенка, принятой в 1989 г., арест, задержание или тюремное заключение ребенка осуществляются согласно закону и использу­ются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого

Ф периода. Такой же подход отражен в Пекинских правилах (п. 13.1).

В последнее время в юридической литературе высказывается мнение о необходимости установления предельного срока содержания под стражей не­совершеннолетних отличного от аналогичного срока, предусмотренного для взрослых1. В качестве причин называются, как правило, необходимость более гуманного отношения к несовершеннолетним, отрицательное влияние на не­совершеннолетних условий содержания под стражей, достаточность с точки

W зрения исправления и воспитания меньшей продолжительности сроков.

Разработчиками проекта УПК РФ Министерства юстиции РФ было

предложено ограничить применение заключения под стражу в качестве меры

пресечения в отношении несовершеннолетних шестью месяцами (ч. 3

ст.469)2. В.Н. Авдеев предлагает установить максимальный срок содержания

под стражей несовершеннолетних обвиняемых в пределах девяти месяцев3.

И.Л. Петрухин высказал мнение о том, что лица в возрасте 14-16 лет не

должны подвергаться заключению под стражу при расследовании в отноше- фг-

НИИ них уголовных дел4.

Мы считаем, что срок содержания несовершеннолетнего под стражей должен зависеть не только от возраста, но и от обстоятельств дела, сложно­сти их установления. Ограничение этих сроков может помешать следователю объективно и в полном объеме установить все обстоятельства, подлежащие доказыванию по данной категории дел. Что касается лиц в возрасте 14-16 лет,

1 См.: Руднев Вл. О судебном аресте // Российская юстиция. 1995, № 5. С. 43-44; Николюк В.В. Уголовный процесс по делам несовершеннолетних: Лекция. - Омск, 1998. С. 38; Ав­деев В.Н. Процессуальные сроки содержания под стражей на стадии предварительного расследования. - Калининград. 1999. С. 56-57.

2 Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Проект. Министерство юстиции РФ. М., 1994.

С, 231.

3 См.: Авдеев В.Н. Процессуальные сроки содержания под стражей иа стадии предвари­тельного расследования. - Калининград. 1999. С. 57,

4 См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процес­се. -М., 1989. С. 182-183.

то большинство из них подозреваются или обвиняются в совершении тяжких преступлений и оставление их на свободе может привести к негативным по­следствиям: уничтожению доказательств, возможности скрыться, соверше-

'Ф нию новых преступлений и т.д.

Рассматривая меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежа­щем поведении (ст. 102 УПК РФ), некоторые авторы говорят о нецелесооб­разности ее применения к обвиняемым в возрасте от 14 до 16 лет. К несо­вершеннолетним старшего возраста указанная мера пресечения может быть избрана лишь в исключительных случаях, когда практически невозможно применение другой меры пресечения, не связанной с лишением свободы, и

Ф нет достаточных оснований для заключения под стражу. Они ссылаются на то, что в силу своих возрастных особенностей подростки не в состоянии, как правило, осознать, что, расписываясь в предоставленном им бланке, они воз­лагают на себя серьезные обязательства и в случае нарушения подписки о невыез­де им грозит применение более строгой меры пресечения, но четкой классифика­ции мер пресечения по такому критерию, как строгость, в законе не содержится[120].

Думается, что подписку о невыезде и надлежащем поведении возможно применять к несовершеннолетнему только при осуществлении за ним посто­янного контроля со стороны компетентных органов для обеспечения должно­го поведения подростка.

Представляется спорной точка зрения Г.К. Курашвили, который пола­гает, что для избрания подписки о невыезде достаточно наличия у обвиняе­мого постоянного места жительства и когда нет оснований полагать, что, на­ходясь на свободе, он скроется от следствия и суда[121]. Представляется, что в данном случае логичнее отбирать у несовершеннолетнего подозреваемого,

Ф' обвиняемого обязательство о явке. Особенно это актуально при производстве дознания по делам данной категории, когда отсутствуют основания для из-

брання меры пресечения.

Уголовно-процессуальный закон не закрепляет основания для получе­ния от лица обязательства о явке. Если рассмотреть по аналогии основания

Ф для избрания мер пресечения, то, скорее всего отсутствие их и позволяет применить обязательство о явке, тем более, что обязательства, которые берет на себя лицо в случае применения данной меры процессуального принужде­ния, схожи с обязательствами подписки о невыезде. Упущением является от­сутствие в ч. 2 ст. 112 УПК РФ указания на то, что в случае нарушения обя­зательства к лицу будет применена мера пресечения, соответственно, кроме подписки о невыезде. Хотя такое указание содержится в самом бланке обяза-

♦ тельства о явке (приложение 71 к ст. 476 УПК РФ).

Личное поручительство как мера пресечения среди практических ра­

ботников используется очень редко по уголовным делам в отношении несо­вершеннолетних. Личное поручительство должно применяться в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, когда специальная мера пресечения - отдача под присмотр не может обеспечить нормальный ход уголовного судопроизводства и надлежащее поведение подростков, их явку по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и суда, а для применения других мер пресечения, в частности, заключение под стражу, нет оснований.

В основе личного поручительства лежит доверие как поручителя к об­виняемому (подозреваемому), так и следователя (дознавателя) к поручителю. Следователь должен собрать информацию о личном поручителе (характери­стики или справки по месту работы и жительства; допросить в качестве сви­детелей лиц, которые знают поручителя, о фактах, характеризующих их лич­ность, взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым и др.). Личным no­li1 ручителем может быть дееспособный, пользующийся хорошей репутацией,

авторитетом и заслуживающий доверия гражданин.

На практике в качестве личного поручителя иногда привлекаются ро­дители или родственники несовершеннолетнего. Мы полагаем, что такое ре­шение вопроса в принципе не противоречит закону, который не устанавлива-

ет каких-либо ограничений для поручителей в зависимости от степени их родства с подозреваемым, обвиняемым. Однако представляется, что когда поручителями выбираются оба родителя несовершеннолетнего, то правиль-

'Ф нее говорить о применении специальной меры пресечения - отдача под при­смотр родителей.

В законе не говорится о том, должен ли каждый поручитель брать на себя весь комплекс обязательств или один из них может ограничиться пору­чительством за надлежащее поведение несовершеннолетнего, а другой - за его явку по вызовам. Ведь не всегда оба поручителя имеют одинаковые воз­можности выполнения возлагаемых на них обязанностей.

Ф Г.Е. Омельченко считает, что при избрании данной меры пресечения

следует указывать лишь те обязательства, которые поручитель фактически может исполнить. Распределение обязательств не только допустимо, но при определенных обстоятельствах и необходимо. Например, в одних случаях поручитель имеет возможность принять меры к явке и доставлению подозре­ваемого, обвиняемого по вызовам, а осуществлять контроль везде и всюду за его поведением он не может. Важно то, чтобы поручители (если их несколь- ко) общими усилиями обеспечили надлежащее поведение и явку подозревае­мого, обвиняемого по вызовам, а при необходимости и его доставление в ор­ганы внутренних дел. Поэтому в письменном обязательстве личного поручи­теля необходимо указывать только те обязательства, которые фактически он может выполнить[122]. Это положение целесообразно закрепить в ст. 103 УПК РФ.

На наш взгляд, данная мера пресечения не распространена в связи с тем, что при выборе поручителей необходимо выбирать таких лиц, которые постоянно или значительное время суток могут наблюдать за несовершенно-

Ф летним, что дает им возможность контролировать поведение несовершенно­летнего подозреваемого, обвиняемого по месту его работы, учебы, жительст­ва. В этом случае целесообразно выбирать поручителей из числа педагогов и вместе с ними родителей, родственников, близких знакомых, соседей подро-

стка. Такие лица лучше других знают его наклонности, характер, поведение и могут положительно на него воздействовать.

На практике существуют примеры применения данной меры пресече- Ф ния к несовершеннолетним. Несовершеннолетний В. обвинялся в соверше­нии насильственных действий сексуального характера в отношении другого несовершеннолетнего 14 лет, совершенного группой лиц (п. «б», «д» ч. 2 ст. 132 УК РФ). Нагатинский районный суд г. Москвы, рассматривая хо­датайство следователя о заключении В. под стражу, в удовлетворении данно­го ходатайства отказал, и к несовершеннолетнему В. была применена мера

пресечения в виде личного поручительства родителей1.

Ф Личное поручительство родителей во многом напоминает меру пресе­

чения в виде присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обви­няемым. Однако отдача под присмотр рекомендуется международно­правовыми документами как основная альтернатива аресту несовершенно­летнего, поскольку данная мера пресечения сочетает постоянный контроль за его поведением с оставлением в семейной или заменяющей среде. При реше­нии вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозре- ваемому, обвиняемому в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр в порядке, установленном ст. 105 УПК РФ (ч. 2 ст. 423 УПК РФ).

По мнению Н.И. Капинуса, ст. 105 УПК РФ охватывает две относи­тельно самостоятельные специальные меры пресечения, которые могут при­меняться в отношении несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого: отдача под присмотр родителям, опекунам, попечителям или другим заслу­живающим доверия лицам и отдача под присмотр должностным лицам спе-

Ф циализированного детского учреждения2.

В основе их различия лежат методы принудительного воздействия на поведение подозреваемого, обвиняемого несовершеннолетнего. Для первой

1 Уголовное дело № 21-4567.

2 См.: Капинус Н.И. Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресе­чения в уголовном процессе: Дис. ,.. д-ра юрид. наук. - М., 2001. С. 428.

меры пресечения характерен социально-психологический метод принужде­ния, который родители используют в пределах и в порядке осуществления своих родительских прав, установленных ст.ст. 61-65 СК РФ. Должностные

'Ф лица специализированного детского учреждения, в котором находится несо­вершеннолетний, применяет для обеспечения его надлежащего поведения метод административного воздействия. К нему могут быть применены меры, соответствующие внутреннему распорядку учреждения “ ограничение выхо­да из расположения учреждения и встреч с посторонними и т.п.

По данным исследования, проведенного В.А. Михайловым, одними из причин, отрицательно сказывающимися на эффективности применения вто-

Ф рой меры пресечения, являются: запущенность воспитательной и режимной работы в закрытых детских учреждениях, вследствие чего администрация лишена реальной возможности положительно воздействовать на несовер­шеннолетних; слабый подбор кадров руководителей, воспитателей закрытых детских учреждений, профессионально подготовленных для выполнения столь сложной функции, как воспитание несовершеннолетних правонаруши­телей; непривлечение к ответственности лиц из состава администрации за­крытых детских учреждений, халатно относящихся к присмотру и надзору за

ф

несовершеннолетними обвиняемыми[123].

Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым) со­

стоит в обеспечении указанными в законе лицами и учреждениями его над­лежащего поведения, которое обязывает: 1) не покидать постоянное или вре­менное место жительства без разрешения должностного лица, в производстве которого находится дело; 2) являться в назначенный срок и в назначенное место по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и суда; 3) не препят-

Ф- ствовать каким-либо путем расследованию и разбирательству дела в суде.

Общепризнанной является практика, когда следователь, дознаватель,

прокурор или суд о своем решении об отдаче несовершеннолетнего под при-

смотр без промедления сообщает руководителю подразделения милиции но профилактике правонарушений несовершеннолетних, на которого возложена обязанность принимать меры по содействию поручителям в организации

'Ф присмотра. В случае попытки несовершеннолетнего подозреваемого и обви­няемого покинуть место жительства без соответствующего разрешения, а также воспрепятствовать иным путем расследованию или разбирательству дела руководитель названного подразделения милиции обязан сообщить об этом следователю, прокурору или суду. В зависимости от характера наруше­ний и обстоятельств дела следователь решает вопрос об изменении меры пресечения.

Ф Некоторые авторы считают, что указанная мера пресечения должна

быть упразднена[124]. По их мнению, «присмотр» за несовершеннолетним явля­ется ничем иным, как частью функций родителей и иных законных предста­вителей по воспитанию и содержанию детей и входит в число обязанностей законного представителя. О необходимости исполнения данной обязанности в каждом конкретном случае правоприменительные органы должны ставить в известность законных представителей - разъяснять данную обязанность и

делать отметку в постановлении о допуске в качестве законного представи-

Ф

теля. Можно согласиться с этой точкой зрения в том случае, если законный представитель и лицо, которому несовершеннолетний передается под при­смотр, одно лицо. В этом случае он будет как осуществлять функцию защи­ты, так и обеспечивать надлежащее поведение несовершеннолетнего. Иногда не имеет смысла применять данную меру пресечения, когда родители подро­стка, хотя и характеризуются положительно, однако не имеют у него автори­тета.

Ф'! В то же время некоторые авторы отмечают положительное воздействие

данной меры пресечения на подростка. Л.К. Трунова в своем диссертацион­ном исследовании приводит случай, когда несовершеннолетний Ю. был при­влечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 228 УК РФ во второй раз.

Следователь, взвесив все обстоятельства, по просьбе матери передал ей под присмотр несовершеннолетнего правонарушителя. Спустя 4 месяца, когда суд уже рассматривал уголовное дело в отношении К)., который ни разу не

Ф' нарушил условия применения к нему меры пресечения, Ю. прошел курс ле­чения от опиумной зависимости, бросил курить, пошел учиться в вечернюю школу и устроился на работу1.

В законе ничего не говорится о составлении обязательства и его форме при отдаче несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) под при­смотр законным представителям. Думается, что в обязательстве лицу необ­ходимо отметить, что ему известно в каком именно преступлении подозрева-

4' ется, обвиняется несовершеннолетний и что он предупрежден об ответствен­ности за невыполнение своих обязательств. С этого момента данная мера пресечения считается примененной. По нашему мнению, также необходимо предусмотреть отказ от присмотра без негативных последствий для лица до нарушения подростком меры пресечения. Следователь (дознаватель) должен допросить лицо по поводу причин отказа от присмотра. Заявление об отказе надлежит расценивать как основание к отмене избранной меры пресечения и решению вопроса о применении к обвиняемому (подозреваемому) другой меры пресечения. В ст. 105 УПК РФ не определены негативные последствия для самого несовершеннолетнего, не указано о возможности замены данной меры пресечения на более строгую.

Некоторые авторы указывают на то, что при избрании данной меры пресечения должно быть получено согласие лиц, которым несовершеннолет­ний отдается под присмотр2. Нам представляется данная позиция недоста­точно верной, так как согласно семейному законодательству родители лодж­ій ны исполнять обязанности по воспитанию ребенка без каких-либо согласий

на это.

В уголовно-процессуальном законе нет указаний на возможность пере-

1 См.: Трунова Л.К. Современные проблемы применения мер пресечения в уголовном про­цессе: Дис.... д-ра юрид. наук. - М., 2002. С. 315.

2 См.: Трунова Л.К. Указ. соч. С. 315.

дачи под присмотр несовершеннолетнего правонарушителя усыновителю (ч.1 ст. 105 УПК РФ). Но в силу и. 12 ст. 5 УПК РФ усыновители признаются законными представителями наряду с родителями, опекунами и попечителя

Ф' несовершеннолетнего. Усыновление представляет собой одну из форм се­мейного воспитания детей, родители которых умерли или лишены родитель­ских прав либо по иным причинам не могут воспитывать своих детей. Усы­новление - это юридический факт, с которым закон связывает возникновение между лицом, принявшим ребенка в семью (усыновителем), и усыновленным ребенком правоотношений, приравненных к правовым отношениям, сущест­вующим между родственниками по происхождению. Изложенное позволяет

Ф сделать вывод, что специально указывать в законе на то, что несовершенно­летний подозреваемый, обвиняемый может быть передан под присмотр усы­новителю, нет необходимости. Усыновитель по своему правовому положе­нию приравнивается к родителям.

В законе также нет указаний, одному или обоим родителям надлежит отдавать несовершеннолетнего под присмотр. В.Т. Очередин считает, что ес­ли несовершеннолетний имеет обоих родителей, то целесообразно отдать его под присмотр им обоим, что создаст дополнительные препятствия к ненад- лежащему его поведению .

Спорным представляется положение закона о возможности присмотра опекунами за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым. В соответ­ствии с гражданским законодательством опека устанавливается над малолет­ними (ст.ст. 28, 32 ГК РФ), т.е. в отношении несовершеннолетних в возрасте до 14 лет. Возраст уголовной ответственности наступает с 16 лет, а за неко­торые категории преступлений - с 14 лет (ст. 20 УК РФ). В связи с этим

Ф представляется нерезонным присмотр за несовершеннолетним подозревае­мым, обвиняемым опекунами, так как минимальный возраст лица, привле­каемого к уголовной ответственности, - 14 лет, по достижению которого опе­ка прекращается, а гражданин, осуществлявший обязанности опекуна, стано-

1 См.; Очередин В. Т. Указ. соч. С. 62.

вится попечителем несовершеннолетнего без дополнительного решения об этом (ст. 40 ГК РФ). На основании изложенного считаем, что слово «опеку­нами» необходимо исключить из содержания ч. 1 ст. 105 УПК РФ.

'Ф Изучение уголовных дел показало, что данная мера пресечения на

практике применяется очень редко. Объяснение простое - значительное чис­ло подростков, совершающих преступления, воспитываются в неблагополуч­ных семьях, и отдавать их под присмотр некому.

Полагаем нецелесообразным применять такую меру пресечения к несо­вершеннолетним подозреваемым, обвиняемым, как залог. В силу своих воз­растных и психологических особенностей подросток еще не в состоянии

Ф- полностью осознать сущность этой меры пресечения, особенно когда залог внесен другим лицом, следовательно, воспитательно-профилактическое зна­чение данной меры сводится к нулю. У несовершеннолетнего, как правило, нет в собственности достаточного количества денежных средств или иных ценностей, которые можно было бы внести на депозит суда в качестве мате­риального обязательства надлежащего поведения и явки по вызовам. Если же залогодателем выступает другое лицо, то имущественное воздействие не имеет того же стимулирующего эффекта как для взрослого, так как в силу недееспособности несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый не мо­жет нести регрессную материальную ответственность перед залогодателем в случае нарушения условий залога.

Следует отметить, что в ст. 423 УПК РФ не ведется речи о такой мере пресечения, как домашний арест, предусмотренной ст. 107 УПК РФ. Сущ­ность данной меры пресечения в уголовно-процессуальном законодательстве заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозре-

Ф ваемого, обвиняемого, а также в запрете общаться с определенными лицами, получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использовани­ем любых средств связи.

По мнению Л.К. Труновой, применение домашнего ареста возможно, когда полная изоляция лица не вызывается необходимостью, а также с уче-

том его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других заслу­живающих внимания обстоятельств1.

Н.И. Капииус полагает, что применение к несовершеннолетним меры ~ пресечения в виде домашнего ареста должно стать правилом при наличии оснований и специальных условий, свидетельствующих о необходимости их строгой изоляции от общества2. И.С. Семьянова придерживается противопо­ложной точки зрения, обосновывая ее тем, что в законе не достигнуто полно­ты и четкости законодательной регламентации меры пресечения в виде до­машнего ареста, не проработан и не создан механизм фактического его при­менения, данная мера пресечения не может применяться к несовершеннолет-

ним .

В настоящее время исполнение данной меры пресечения является за­труднительным, поскольку нет надлежащих механизмов, регулирующих по­рядок ее исполнения, не определены конкретные органы, на которые возлага­ется осуществление надзора за ее соблюдением и не установлены подробные ограничения. Может ли несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый покидать свое место жительства? Вправе ли он посещать работу, учебу, по- ликлинику, магазин и иные места при наличии необходимости? В какой пе­риод времени возможно выходить из дома? Некоторые ученые не исключают возможность изоляции обвиняемого, подозреваемого на дому лишь на опре­деленное время (например, с 20 часов до 7 часов утра ежедневно, кроме вы­ходных и праздничных дней)4. Другие считают, что обязанность осуществле­ния контроля за применением данной меры пресечения и надзора за поведе­нием несовершеннолетнего арестованного необходимо возложить на комис­сию по делам несовершеннолетних и защите их прав либо на представителя

ф

См.: Трунова Л.К. Домашний арест как мера пресечения // Российская юстиция. 2002. № 11.С. 9.

2 См.: Капииус Н.И. Указ, соч. С. 467.

3 См.: Семьянова И.С. Указ. соч. С. 17.

4 См.: Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. - М.: Книжный мир, 2004. С. 155.

органа социального контроля за несовершеннолетними[125].

Но все-таки многие вопросы, не урегулированные УПК РФ, остаются

без ответа. Поэтому необходимо детально регламентировать применение

Ф1 данной меры пресечения.

В целях обеспечения порядка уголовного судопроизводства, надлежа­щего исполнения приговора дознаватель, следователь, прокурор согласно ст. 111 УПК РФ вправе применить к подозреваемому или обвиняемому иные меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) временное отстранение от должности; 4) наложение ареста на имущество; 5) денежное взыскание.

Ф Вопрос о применении данных мер процессуального принуждения в от­

ношении несовершеннолетних не исследовался в уголовном процессе, и по­этому заслуживает внимания.

Обязательство о явке мы рассматривали, когда вели речь о подписке о невыезде и надлежащем поведении.

Привод состоит в принудительном доставлении к дознавателю, следо­вателю лица в случае неявки его по вызову без уважительных причин, когда

. он не уведомил дознавателя, следователя о причинах, препятствующих ему

Ф

явиться к соответствующему должностному лицу. Уважительными являются только следующие причины: болезнь, лишающая возможности явиться, удо­стоверенная врачом, работающим в медицинском учреждении (при этом должна быть справка о болезни); получение повестки с вызовом на уже про­шедшее время; стихийное бедствие; перерыв в движении транспорта; болезнь члена семьи (если уход за ним некому поручить).

Закон устанавливает одно ограничение относительно привода несо-

Ф вершеннолетних - не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до 14 лет. В ч. 5 ст. 113 УПК РФ обозначено, что привод не может производить­ся в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Со-

ответственно, эта норма распространяется и на несовершеннолетних. Как правило, привод осуществляется для производства какого-либо следственно­го действия. Согласно ч. 3 ст. 164 УПК РФ производство следственного дей-

“ ствия также не допускается в ночное время, за исключением случаев, не тер­пящих отлагательства. В отношении несовершеннолетних производство следственного действия в ночное время будет проблематичным с организа­ционной стороны, то есть в этом случае необходимо будет привлечь для уча­стия в следственном действии защитника, законного представителя, педагога или психолога, что в ночное время затруднительно.

При осуществлении привода несовершеннолетнего следует уведомить

Ф законных представителей либо администрацию по месту их работы или уче­бы. В том числе необходимо в УПК РФ предусмотреть срок начала процессу­ального действия, для участия в котором лицо доставлялось приводом, на­пример, не позже 3 часов с момента доставления. Именно данный срок зако­нодатель устанавливает для составления протокола задержания при достав­лении подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору (ч, 1 ст. 92 УПК РФ).

, При исполнении привода применение физической силы и специальных

средств в порядке и с соблюдением условий, предусмотренных действующим законодательством, допускается в случаях противодействия его осуществле­нию.

Рассмотрение такой меры процессуального принуждения, как времен­ное отстранение от должности, на наш взгляд, нецелесообразно, так как большинство несовершеннолетних не имеют постоянного места работы.

Достаточно интересным представляется вопрос о возможности приме- Ф нения наложения ареста на имущество несовершеннолетнего подозреваемо­го, обвиняемого для обеспечения исполнения приговора в части гражданско­го иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого

преступным путем (ст. 115 УПК РФ).

Эта мера процессуального принуждения предполагает арест имущест­ва, которое находится в собственности лица и состоит в запрете, адресован­ном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходи­мых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение (ч. 2 ст. 115 УПК РФ).

В случае причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от 14-ти до 18-ти лет надлежащими ответчиками, по общему правилу, являются непо­средственно они. Если же возникнет необходимость по основаниям, преду­смотренным ст. 1074 ГК РФ, в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный пред­ставитель.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14-ти до 18-ти лет нет дохода или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

При применении этой меры процессуального принуждения достаточно проблематично определить имущество, которое находится в собственности несовершеннолетнего, поскольку в большинстве случаев они проживают со­вместно с родителями и полностью находятся на их иждивении. Следова­тельно, бремя ответственности будут нести в большинстве случаев законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, которые будут выступать в уголовном судопроизводстве в качестве гражданского от­ветчика (ст. 54 УПК РФ).

Не освобождаются от указанной материальной ответственности и ро­дители, лишенные родительских прав. На родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несо­вершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя роди­тельских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, яви­лось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.

Обязанность родителей по возмещению вреда, причиненного несовер­шеннолетними в возрасте от 14-ти до 18-ти лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до дости­жения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия при­обрел дееспособность.

Считаем необходимым сосредоточить в главе 50 УПК РФ большинство правовых норм, относящихся к производству по уголовным делам в отноше­нии несовершеннолетних, в том числе и нормы, касающиеся применения мер процессуального принуждения к несовершеннолетним, что позволит обеспе­чить их максимальную согласованность и удобство их использования прак­тическими работниками.

<< | >>
Источник: Боровик Ольга Викторовна. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание- ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Особенности применения мер процессуального прину- яедения к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым:

  1. § 3. Особенности применения мер процессуального прину- яедения к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -