<<
>>

Проблемы развития правовой регламентации деятельности педагога (психолога) в следственных действиях с участием несовершеннолетних

Недостатки правовой регламентации участия педагога (психолога) в уголовном процессе проявляются как в отсутствии норм, определяющих процессуальное положение данного участника судопроизводства, так и в противоречивости правовых конструкций, регулирующих привлечение педагога (психолога) к проведению следственных действий с участием

несовершеннолетних.

Однако возможность неоднозначной трактовки положений закона может повлечь нарушение прав и законных интересов

несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства.

Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что в УПК РФ предпринята попытка закрепить понятие «педагог», но понятие «психолог» в законе отсутствует. Возникает вопрос, возлагается ли, по мысли законодателя, осуществление правозащитной функции психологического сопровождения несовершеннолетнего при производстве процессуальных действий, способных оказать на подростка психотравмирующее воздействие, на одного участника процесса, в качестве которого могут выступать носители двух разных видов специальных знаний, либо подразумеваются два самостоятельных, альтернативно участвующих в процессе субъекта.

Обращение к тексту закона ясности не добавляет. В рамках единой статьи (ст.191 УПК РФ), устанавливающей особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетнего, в ч. 1 предусмотрено обязательное участие педагога или психолога и возможность привлечения этих лиц по усмотрению следователя, а в ч. 4 говорится об обязательном участии в производстве по отдельной категории уголовных дел именно психолога. Из содержания ст. 280 УПК РФ следует, что при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших в суде привлекается педагог. А в ст. 425 УПК РФ, посвященной допросу несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого), снова говорится об обязательном участии педагога или психолога.

Проведенный нами сравнительный анализ педагогических и психологических знаний убеждает в том, что педагога и психолога следует рассматривать как специалистов разных отраслей науки.

Но поскольку сфера применения их специальных познаний в рамках уголовного судопроизводства едина - следственные действия, направленные на получение сведений устного характера от несовершеннолетнего, и механизм реализации этих знаний одинаков, то логично считать, что речь идет об одном участнике процесса. Просто с учетом категории дела в зависимости от сложившихся отношений с несовершеннолетними участниками процесса и других особенностей процессуальной ситуации востребованными оказываются либо психологические, либо педагогические знания, что и предопределяет выбор следователем, судом соответствующего специалиста. В основном, этот выбор продиктован тактическими соображениями.

Поэтому было бы правильным добавить в ст. 5 УПК РФ п. 63, определив, что «психолог» - это «лицо, имеющее психологическое образование, осуществляющее соответствующую профессиональную деятельность в органах просвещения, образования или социальной защиты».

Соответственно, следует включить в главу 8 УПК РФ статью 58.1 «Педагог (психолог)», закрепив, что «в качестве педагога (психолога) к допросу и другим следственным действиям, связанным с получением вербальной информации от несовершеннолетних, а также лиц с психическими недостатками, привлекается лицо, обладающее специальными педагогическими (психологическими) знаниями в целях использования этих знаний для создания надлежащей обстановки допроса и предотвращения возможности применения приемов проведения следственных действий, не соответствующих положениям педагогической науки, а также для предотвращения неполноты и неточности фиксации результатов допроса».

С учетом специфики выполняемой педагогом (психологом) функции психологического сопровождения несовершеннолетнего участника процесса, оказавшегося в условиях психотравмирующей ситуации, для эффективного выполнения задач по защите законных интересов несовершеннолетнего в качестве педагога (психолога) не должны привлекаться лица, чья компетентность, незаинтересованность и объективность могут быть поставлены под сомнение.

Следовательно, глава 9 УПК РФ должна быть дополнена статьей, предусматривающей основания и порядок разрешения отвода педагога (психолога).

Круг лиц, которые правомочны заявлять отвод данному участнику уголовного судопроизводства, на наш взгляд, включает: самого

несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, его законного представителя, защитника подозреваемого (обвиняемого), адвоката несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля).

Что же касается обстоятельств, исключающих участие педагога (психолога), то к ним следует отнести:

- участие педагога (психолога) в качестве потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или свидетеля по данному уголовному делу;

- участие в качестве присяжного заседателя, переводчика, понятого, эксперта, специалиста, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;

- близкие родственные или родственные отношения с любым из участников производства по данному уголовному делу;

- иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела;

- служебную или иную зависимость от сторон или их представителей;

- отсутствие необходимых специальных знаний или опыта работы по педагогической (психологической) специальности;

- недоверие, выраженное педагогу (психологу) несовершеннолетним свидетелем, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым и их законными представителями.

Принимая во внимание, что с учетом рассмотренных нами выше различных процессуальных форм использования в уголовном процессе специальных психологических и педагогических знаний законодательного разрешения требует вопрос о возможности участия одного и того же педагога (психолога) в разных процессуальных ролях. Может ли быть привлечен к проведению следственного действия педагог (психолог), который ранее являлся экспертом либо специалистом по данному делу?

Есть мнение о том, что если педагог (психолог) участвовал при производстве экспертизы в отношении несовершеннолетних, то это не должно

IOO

являться препятствием для участия в допросе данного несовершеннолетнего .

На наш взгляд, педагог (психолог) не может выступать в различном правовом статусе в одном уголовном деле, поскольку совмещение разных процессуальных функций, пусть даже и вспомогательного характера, не допускается. К тому же в случае участия в разном качестве одного лица невозможно соблюдение требования объективности и незаинтересованности.

На основании изложенного предлагаем предусмотреть в главе 9 норму об отводе педагога (психолога), изложив ее в следующей редакции:

«1. Решение об отводе педагога (психолога) принимается в порядке, установленном ч. 1 ст. 69 настоящего Кодекса.

2. Педагог (психолог) не может принимать участие в производстве по уголовному делу:

1) при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 настоящего Кодекса, предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу в качестве педагога (психолога) не является основанием для его отвода; [186]

2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

3) если обнаружится его некомпетентность;

4) если несовершеннолетний свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый, законные представители несовершеннолетнего допрашиваемого выразит ему недоверие.».

Отдельного внимания заслуживает вопрос о закреплении в законе оснований привлечения педагога (психолога) к следственному действию с участием несовершеннолетнего. Анализ действующего уголовнопроцессуального закона позволяет увидеть существенные расхождения в содержании ст. 191, 280 и 425 УПК РФ.

Прежде всего, отсутствует единообразие в определении возрастной группы несовершеннолетних, обеспечение прав которых требует обязательного участия в следственных действиях педагога (психолога).

Так, в ч. 1 ст. 191 УПК РФ первой части установлено, что при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно.

В ч. 4 ст. 191 УПК РФ, которая была включена в состав данной статьи Федеральным законом от 28.12.2013 г. N 432-ФЗ , дублируется положение о

возрасте несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля, обуславливающее обязательное привлечение лица, обладающего специальными знаниями. Такое дублирование представляется неоправданным. Теряется главная мысль законодателя, сделавшего акцент на обязательном привлечении по уголовным делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетнего именно психолога. [187]

Согласимся с целесообразностью решения вопроса о непременном привлечении по данной категории дел психолога, что обусловлено возникновением психотравмирующей ситуации для несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. Именно психолог обладает теми необходимыми и достаточными знаниями в области детской, подростковой и юношеской психологии[188] [189], которые обеспечивают эффективность его участия в следственном действии. Думается, это согласуется и с процессуальной функцией педагога (психолога), которая определена нами как психологическое сопровождение несовершеннолетнего участника процесса.

Подчеркнем, что необходимость обязательного участия специалиста в области возрастной или педагогической психологии в следственных действиях объясняется в пояснительной записке к Проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в

191

целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве».

Представляется, что достаточным было бы в рассматриваемой статье уголовно-процессуального закона (ст. 191) не воспроизводить дважды одни и те же положения о возрасте несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, а закрепить отдельное правило об обязательном участии именно психолога в определенной категории уголовных дел.

Сходным образом решен в законе вопрос об обязательном участии педагога (психолога) в допросе несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого.

Основанием для привлечения педагога (психолога) является недостижение обвиняемым, подозреваемым возраста 16 лет, а при достижении лицом этого возраста - наличие психического расстройства или отставание в психическом развитии (ч. 3 ст. 425 УПК РФ).

Однако, говоря о несовершеннолетних обвиняемых, подозреваемых, законодатель фактически предусматривает участие педагога (психолога) лишь в допросе, что указано в названии самой статьи 425 УПК РФ, чем существенно ограничивает круг следственных действий, при проведении которых возникает необходимость в специальных знаниях. Вызывает недоумение, почему согласно ст. 191 УПК РФ круг следственных действий, к проведению которых привлекается педагог (психолог), значительно шире, если речь идет о несовершеннолетнем потерпевшем и свидетеле: допрос, очная ставка, проверка показаний на месте, предъявление для опознания.

Представляется необходимым внести изменения в ст. 425 УПК РФ, расширив возможности привлечения к проведению следственных действий педагога (психолога) для обеспечения прав несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого аналогично ст. 191 УПК РФ.

Еще более удивляет позиция законодателя, воплотившаяся в ст. 280 УПК РФ. Согласно ч. 1 ст. 280 при производстве в суде допроса несовершеннолетнего участника судопроизводства до достижения им четырнадцатилетнего возраста участие педагога обязательно. Причина снижения возраста несовершеннолетнего, нуждающегося в психологическом сопровождении, а также исключения психолога из числа участников допроса, проводимого в ходе судебного разбирательства, не объяснена и не понятна.

Вряд ли законодатель осознанно стремился ограничить круг носителей специальных знаний только педагогом, особенно учитывая, что в ст. 280 речь идет о допросе потерпевших и свидетелей, в отношении которых на предварительном расследовании вопрос решен иначе. Логично предположить, что ст. 280 была перенесена в текст действующего УПК РФ из прежнего уголовнопроцессуального закона, в котором термин психолог не использовался вовсе. Отсутствие в ст. 280 УПК РФ уточнения относительно преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетнего также убеждает в том, что редактированию данная статья не подвергалась.

Снижение возрастной границы, требующей обязательного привлечения педагога (психолога) к судебному допросу, может объясняться как техническими причинами, так и различиями в условиях и процессуальной ситуации допроса, проводимого на предварительном расследовании и в суде.

В ходе расследования обстановка допроса более камерная, следственное действие проводится при ограниченном круге лиц, что дает возможность следователю (дознавателю) применять некорректные тактические приемы в отношении несовершеннолетнего. Законный представитель часто не обладает соответствующими знаниями, а иногда и заинтересован в исходе дела; к услугам адвоката потерпевшие и свидетели прибегают крайне редко. Несовершеннолетний до достижения возраста 16 лет не обладает необходимой критичностью и стрессоустойчивостью, позволяющими осознать некорректность применяемых следователем методов ведения допроса и заявить о нарушении его прав. В суде же допрос проходит в обстановке открытости, гарантом прав несовершеннолетнего выступает не только присутствие законного представителя, но и суд, что снижает риск давления на подростка и позволяет снизить возраст потерпевшего, свидетеля, с которым связано обязательное участие педагога (психолога).

С такой логикой, однако, сложно согласиться хотя бы потому, что присутствие в зале судебного заседания большого количества лиц (участников процесса, подсудимых, публики) и процедура перекрестного допроса являются дополнительными стрессообразующими факторами, особенно если речь идет о несовершеннолетнем. Поэтому правила допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших одной возрастной категории не могут различаться в зависимости от стадии уголовного судопроизводства.

В связи с тем, что ст. 191 УПК РФ устанавливает более благоприятные условия для несовершеннолетнего, предлагаем внести в ч. 1 ст. 280 УПК РФ изменения, касающиеся возраста допрашиваемого и требуемых для его допроса специальных знаний, по аналогии с правилами, установленными в ст. 191, то есть установить обязательность участия педагога или психолога при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, не достигших шестнадцатилетнего возраста, а также дополнить ст. 280 УПК РФ нормой, согласно которой по делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних к допросу несовершеннолетнего привлекается именно психолог.

Рассматривая вопрос об основаниях привлечения к следственному действию педагога (психолога), следует обратить внимание на фактор психического расстройства или отставания в развитии. По логике законодателя, соответствующей информацией следователь должен располагать заранее, чтобы обеспечить явку в назначенное для допроса время педагога или психолога. Однако закон не возлагает на следователя обязанность выяснять наличие у вызванного на допрос лица психического расстройства или отставания в развитии, поэтому, как правило, такие данные о личности допрашиваемого выясняются уже в ходе самого допроса. Продолжать допрос, не обеспечив участие в его ходе психолога, в этом случае недопустимо.

Очевидно, что наибольшим объемом информации об особенностях личности и развития несовершеннолетнего располагает законный представитель, поэтому было бы логично предоставить ему право заявлять ходатайство об участии в следственном действии педагога или психолога, когда его участие не является обязательным в силу закона. Подобного права законного представителя УПК РФ не предусматривает, напротив, из текста уголовно-процессуального закона видно, что привлечение педагога (психолога) к следственным действиям с участием лиц в возрасте от 16 до 18 лет зависит только от усмотрения следователя.

Зависимость решения вопроса об участии педагога (психолога) исключительно от усмотрения следователя (дознавателя), на наш взгляд, не соответствует интересам несовершеннолетнего и функции участвующего в его допросе педагога (психолога). По смыслу закона и с точки зрения рассмотренной выше функции этого субъекта участие педагога (психолога) является гарантией прав несовершеннолетних участников процесса. Это означает, что именно интересы несовершеннолетнего должны быть положены в основание решения вопроса о необходимости использования педагогических (психологических) знаний в каждой конкретной ситуации. Усмотрение же следователя может быть продиктовано, прежде всего, тактическими соображениями, вытекающими из осуществляемой им функциеи уголовного преследования. Для следователя (дознавателя) приоритетной задачей является получение информации от несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля), реализация идеи о необходимости бережного отношения к психике подростка может рассматриваться им только как средство решения этой задачи. Рассчитывать в этой связи на то, что следователь (дознаватель) в каждом случае будет первоначально собирать информацию о личности несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля) и глубоко вникать в вопрос о необходимости привлечения педагога (психолога), не приходится.

Закрепление в УПК РФ права законного представителя несовершеннолетнего заявить ходатайство об участии в следственных действиях педагога (психолога) с учетом наличия особенностей личности и развития подростка представляется целесообразным. Считая такое ходатайство обязательным для удовлетворения, мы рассматриваем его в качестве дополнительного основания обязательного участия педагога (психолога) в следственном действии. Потребность в специальных (педагогических или психологических) знаниях из фактического основания усмотрения следователя в этом случае превращается в юридическое основание обязательного решения.

Для обоснования нашего предложения обратимся к опыту стран ближнего зарубежья: в п. 2 ст. 538 УПК Казахстана указано, что по делам о несовершеннолетних, достигших шестнадцатилетнего возраста, педагог или психолог допускаются к участию в деле по усмотрению следователя или суда либо ходатайству защитника, законного представителя. В п. 1 ст. 491 УПК Украины закреплено, что если несовершеннолетний не достиг шестнадцатилетнего возраста или если признан умственно отсталым, на его допросе по решению следователя, прокурора, судьи, суда или по ходатайству защитника обеспечивается участие законного представителя, педагога или психолога, а в случае необходимости - врача. Законный представитель, располагающий информацией о наличии у несовершеннолетнего психического расстройства или отставания в развитии, способен повлиять на решение следователя о приглашении педагога (психолога), ограничивая тем самым свободу его усмотрения. При возникновении подобных предположений в ходе допроса, следователь должен приостановить допрос до исполнения предписаний закона о привлечении педагога (психолога). В идеале допрос законного представителя должен предшествовать допросу самого несовершеннолетнего. Считаем, что закрепление в законе соответствующих указаний не лишено оснований.

В целях повышения ответственности следователя (дознавателя) по реализации мер, направленных на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, в уголовно-процессуальном законе следует закрепить, что в случае проведения допроса несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, но отстающего в психическом развитии либо имеющего психическое расстройство, в отсутствие педагога (психолога) полученные показания признаются недопустимым доказательством.

Таким образом, уголовно-процессуальный закон в части регламентации фактических и юридических оснований привлечения к следственному действию, проводимому с участием несовершеннолетнего, педагога (психолога) нуждается в совершенствовании.

К области правового регулирования мы бы отнесли также порядок привлечения педагога (психолога) к участию в следственном действии, перечень его прав и обязанностей.

Заметим, что далеко не все полезные для защиты несовершеннолетних и определяющие успех деятельности педагога (психолога) как участника следственных действий обстоятельства следует подвергать правовому регулированию. Ряд не решенных в практике вопросов - выбор учреждения, из которого должен приглашаться педагог (психолог), целесообразность приглашения одного и того же педагога (психолога) для участия в повторных допросах и других процессуальных действиях или для участия в допросах нескольких несовершеннолетних - может быть решен путем организационнотактических мероприятий, методических указаний и инструкций. Решение этих вопросов непосредственно в УПК РФ создаст слишком жесткие рамки, не позволит учесть всего многообразия рассмотренных нами ранее факторов, предопределяющих выбор педагога (психолога). Однако правила ограничительного характера, например, запрет на привлечение одного и того же педагога (психолога) к следственным действиям с участием несовершеннолетних, интересы которых противоречат друг другу, на наш взгляд, относятся к области правового регулирования.

Права педагога (психолога), участвующего в следственном действии, на наш взгляд, должны быть изложены в законе в объеме, соответствующем решаемым этим участником задачам. На наш взгляд, перечень процессуальных прав и обязанностей педагога (психолога) следует включить в ст. 58.1 УПК РФ как неотъемлемую часть правового статуса данного участника процесса. Разъяснение этих прав педагогу (психологу) в начале следственного действия, для участия в котором он приглашен, позволит педагогу (психологу) не только уяснить свою задачу, но использовать необходимые способы и формы для эффективного ее решения. Нельзя не отметить, что отсутствие должной и детальной процессуальной регламентации участия педагога (психолога) в следственных действиях и, как следствие, незначительный объем процессуальных средств, которыми располагает педагог (психолог), недостаточная разработанность способов и форм их использования существенно ограничивают фактические возможности этих участников[190].

В целях получения педагогом (психологом) сведений, необходимых для психологического (педагогического) сопровождения несовершеннолетнего участника процесса, педагог (психолог) должен быть наделен следующими правами:

- на основании заявленного ходатайства знакомиться с материалами уголовного дела, содержащими сведения о личности несовершеннолетнего, его процессуальном статусе, а также иных имеющих значение обстоятельствах;

- до начала следственного действия с разрешения следователя, дознавателя, суда иметь возможность беседы с несовершеннолетним участником процесса;

- давать обоснованное устное заключение о психологической готовности несовершеннолетнего к участию в следственном действии;

- высказывать обоснованные рекомендации о целесообразности участия в следственном действии законного представителя, если есть основания полагать, что такое участие наносит ущерб интересам несовершеннолетнего.

Одним из важнейших правовых средств осуществления педагогом (психологом) его функции является право задавать вопросы участникам

следственного действия.

В этой связи, несомненно, требует рассмотрения формулировка ч. 5 ст. 425 УПК РФ о том, что педагог (психолог) может задавать вопрос несовершеннолетнему допрашиваемому «с разрешения следователя». Означает ли это, что следователь вправе запретить педагогу (психологу) задавать вопрос? Такое допущение было бы неверным: педагог не может быть ограничен в возможности уточнить у несовершеннолетнего обстоятельства, необходимые для выполнения его функции (например, уточнить эмоциональное состояние

допрашиваемого, если видит, что подросток напуган и т.п.). Поэтому приведенную формулировку следует трактовать лишь как организационный, упорядочивающий ход следственного действия элемент, определяющий, например, тот момент допроса, когда педагог может реализовать свое право. Подобное регулирование носит общий для всех участников следственных действий характер (например, защитника) и не рассматривается как ограничение в реализации прав.

Еще раз подчеркнем необходимость включения в перечень прав педагога (психолога) возможности возражать против формулировки вопросов, поставленных перед несовершеннолетним, против ненадлежащего тона допроса и некорректных тактических приемов, а также возможности контролировать продолжительность следственного действия, предусмотренную ч. 1 ст. 191 УПК РФ.

Как и другие участники следственного действия, педагог (психолог) вправе знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол; а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Суждения педагога (психолога) о порядке проведения следственного действия, прежде всего, касаются соблюдения прав несовершеннолетнего, обращения с ним в ходе следственного действия, превышении времени допроса. Замечания к протоколу могут выражаться в указании на искажение или неполноту записи показаний допрошенного в протоколе, не приведение в протоколе заданных несовершеннолетнему вопросов или их искажение. Указание ч.5 ст. 425 УПК РФ на письменный характер замечаний означает, что они заносятся в протокол следственного действия. Если следователь попытается преуменьшить критическое содержание замечаний и корректировать их, педагог (психолог), по

193

нашему мнению, имеет право самостоятельно внести их в протокол допроса .

В ряде опубликованных работ встречаются предложения о составлении специального документа, содержащего перечень прав педагога (психолога), форм и механизмов процессуального, тактического и консультативного взаимодействия следователя, дознавателя, суда с педагогом (психологом) [191] [192]. Такого рода документы (инструкции, памятки, вопросники и т.д.), с которыми следует знакомить педагога (психолога) перед началом следственных действий с тем, чтобы добиться активизации их деятельности, нам тоже представляются полезными.

Так, в мае 2005 г. Департаментом образования Администрации Кемеровской области утверждена должностная инструкция педагога (психолога) (далее - инструкция), участвующего в уголовном судопроизводстве в отношении несовершеннолетних в Кемеровской области. В инструкции указывается порядок назначения педагога-психолога на должность в департамент образования, а также требования, предъявляемые к лицу, назначаемому на эту должность: возраст не моложе 25 лет, наличие высшего психологического образования, опыта психолого-педагогической или социальной работы с несовершеннолетними не менее 5 лет. Представляется, что установление подобных минимальных требований является необходимой гарантией для вовлечения в уголовный процесс опытного участника.

В инструкции правильно указывается на права и обязанности педагога (психолога). К его обязанностям отнесена сопровождение несовершеннолетних подозреваемых в процессуальных действиях, участие в допросах и других процессуальных действиях в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, информирование органов уголовного преследования обо всех выявленных нарушениях прав и интересов несовершеннолетнего и ряд других обязанностей, направленных на охрану прав несовершеннолетнего подозреваемого. Однако права педагога (психолога) лишь упоминаются в общем виде, не раскрываются способы и формы реализации этих прав: конкретные действия, которые следует совершить педагогу (психологу), документы, с которыми целесообразно ознакомиться с учетом статуса несовершеннолетнего и психологических особенностей следственного действия. Таким образом, организационнометодический алгоритм взаимодействия педагога-психолога с правоохранительными органами в инструкции отсутствует, фактически дублируется текст закона, что представляется нерациональным. Кроме того, в нее неоправданно включены организационные меры по формированию постоянного состава этих специалистов, лежащие за пределами их процессуальной

деятельности.

Необходимость методических рекомендаций, касающихся порядка участия педагога (психолога) в уголовном процессе, отмечена и в науке. В разработанных Л.А. Шестаковой[193] рекомендациях, в частности, значительное место занимает детальная регламентация прав педагога (психолога), не нашедших отражения в Кемеровской должностной инструкции. В то же время и в ней есть ряд моментов, с которыми мы не можем в полной мере согласиться. Так, чрезмерно категоричным представляется требование отсутствия языкового барьера между педагогом (психологом) и несовершеннолетним, оно не всегда может быть соблюдено по причине отсутствия педагогов (психологов), владеющих редкими иностранными языками. Требуют разъяснения и обозначенные Л.А. Шестаковой цели участия педагога (психолога) в следственном действии: например, «убедить подростка», «контролировать поведение подростка». Подобные формулировки не вполне соответствуют нашему представлению о правозащитной роли педагога (психолога) в уголовном процессе, смещают акцент деятельности педагога (психолога) на обеспечение надлежащего поведения подростка в ходе следственного действия вместо отстаивания его законных интересов.

На наш взгляд, в памятке должны более развернуто освещаться вопросы, регламентированные в общем виде в УПК РФ: формы взаимодействия педагога (психолога) с должностными лицами органов расследования и судом; порядок и формы реализации конкретных прав и обязанностей педагога (психолога), позволяющие осуществить функцию психологического сопровождения несовершеннолетнего. Данные правила будут иметь, безусловно, рекомендательный характер, но позволят сориентироваться педагогу (психологу) в выполнении возложенной на него задачи.

Полагаем, что издание такого документа и распространение его среди участников процесса (следователь, дознаватель, суд, педагог (психолог) может оказаться полезной мерой повышения результативности уголовнопроцессуальной деятельности в части защиты прав и законных интересов

несовершеннолетних. Наличие подобного документа позволит следователю (дознавателю) и суду грамотно решить вопрос о привлечении

квалифицированного, подготовленного и необходимого в сложившейся процессуальной ситуации педагога или психолога, правильно объяснить этому участнику его задачу и обеспечить необходимой информацией для ее эффективного решения.

Подобная памятка должна направляться в соответствующие

государственные органы, осуществляющие защиту прав несовершеннолетних, имеющих в штате педагогов (психологов), привлекаемых к участию в следственных действиях. В случае привлечения педагога (психолога) из иных учреждений следователь обязан ознакомить его с данным документом до проведения следственного действия. Изложенные в такой памятке рекомендации помогут педагогу (психологу), участвующему в следственных действиях, уверенно взаимодействовать с органами следствия, дознания и суда, пользоваться всеми предусмотренными законом правами и как следствие, выступать дополнительным гарантом прав и законных интересов несовершеннолетних. Таким образом, в предлагаемом документе (памятке[194]) должен быть разработан и закреплен целесообразный алгоритм взаимоотношений педагога (психолога) с органами расследования и судом при проведении следственных действий с участием несовершеннолетних.

Проведенные нами эмпирические и социологические исследования убеждают в том, что неоднозначное, а порой упрощенное понимание роли и полномочий педагога (психолога) в следственных действиях проистекает от отсутствия четкой нормативной регламентации правового статуса педагога (психолога), оснований и порядка его участия в процессуальных действиях и недостаточности методических рекомендаций по реализации положений закона. Полагаем, что совершенствование уголовно-процессуального законодательства посредством внесения в отдельные статьи УПК РФ дополнений и изменений, касающихся участия педагога (психолога), не будет по-настоящему эффективным.

Важен концептуальный подход к регламентации рассмотренной нами такой самостоятельной формы использования в уголовном процессе специальных знаний, как участие педагога (психолога) в следственных действиях с целью обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних участников процесса. В соответствии с этим в УПК РФ должны быть включены нормы, закрепляющие статус педагога (психолога), участвующего в следственных действиях, как самостоятельного участника уголовного судопроизводства, основания и порядок привлечения педагога (психолога) к участию в следственных действиях, процессуальные права педагога (психолога) и соответствующие им обязанности должностных лиц и государственных органов. Для качественного и эффективного взаимодействия педагога (психолога) как носителя специальных знаний со следователем (дознавателем), судом необходимо разработать документ методического характера, закрепляющий алгоритм практической деятельности педагога (психолога) в ходе производства следственных действий.

196

<< | >>
Источник: Демкина Мария Сергеевна. ПЕДАГОГ (ПСИХОЛОГ) КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: ДОСУДЕБНЫЙ ЭТАП. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Проблемы развития правовой регламентации деятельности педагога (психолога) в следственных действиях с участием несовершеннолетних:

  1. Введение
  2. § 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России
  3. § 3. Принятие решений по сообщениям о преступлениях, совершенных несовершеннолетними
  4. § 2. Особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых
  5. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  6. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  7. ГЛАВА 3. Концептуальные направления изменений в российском законодательстве в сфере ювенальной юстиции
  8. ГЛАВА 3. ПУТИ УСТРАНЕНИЯ КРИМИНОГЕННЫХ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАННЕМ ЭТАПЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЁЖИ
  9. Введение
  10. § 3. Принятие решений по сообщениям о преступлениях, совершенных несовершеннолетними
  11. § 2. Особенности производства следственных действий с участием несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -