<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Собственность в системе общественных отношений является первоосновой экономики, представляет собой сложную многофункциональную категорию. В силу своей природы собственность требует правовой регуляции.

Неслучайно во Всеобщей декларации прав человека, принятой 10 декабря 1948 года, в Конституции Российской Федерации и Конституции Кыргызской Республики закрепляются значимые правовые положения, согласно которым признаются и защищаются равным образом все формы собственности: запрещается устанавливать какие- либо ограничения или представлять преимущества для тех или иных форм.

В Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013 - 2017 годов отмечается, что гарантией функционирования и стабильности развития общества и государства в целом является обеспечение защищенности отношений собственности.

Государство, охраняя собственность, выступает гарантом ее стабильности и обеспечивает устойчивое развитие отношений, связанных с имущественными правами граждан и организаций. Решая основные задачи по охране собственности, органы власти России и Кыргызстана уделяют особое внимание становлению и совершенствованию уголовного законодательства. Масштабность криминализации общественных отношений собственности заставила законодателей указанных стран расширить сферу уголовно-правового регулирования, ужесточить ответственность за наиболее опасные преступления.

Преступления против собственности традиционно отличаются распространённостью, их показатель в Российской Федерации и Кыргызской Республике примерно одинаков: около 52% от всего числа регистрируемых преступлений[1] [2].

Подтверждением этому служит то, что для обоих государств характерно совпадение динамики роста и спада уровня преступности против собственности с учетом естественного прироста населения на 100 тыс.

чел. в России и Кыргызстане (в скобках): в 2011 году -840,5 (310.3); в 2012 г. - 985,9 (305,6); 2013 г. - 924,8 (276); 2014 г. 875,8 (250,3); 2015 г. - 953,5 (267.3); 2016 г. - 839,3 (259,75)[3]. Несмотря на характерную динамику снижения имущественной преступности в России и Кыргызстане, в 2015 году наблюдался рост количества преступлений против собственности, что, в свою очередь, характеризует существующую проблему нестабильности принятых государствами мер по обеспечению охраны имущественных прав граждан.

В Кыргызской Республике в рамках проводимой кампании по реформированию судебной системы изменяется отраслевое законодательство: 3 февраля 2017 года принята новая редакция Уголовного кодекса; в уголовно­правовую систему включен Кодекс о проступках. Указанные правовые акты вступят в законную силу 1 января 2019 года. Обновление уголовного законодательства связано с реализацией концепции новой категоризации уголовных правонарушений, которая в большей мере затронет уголовно­правовую охрану собственности. По мнению составителей закона, это позволит осуществить либерализацию и гуманизацию уголовной политики государства. Изучение положений нового киргизского уголовного законодательства, в частности в сфере обеспечения охраны собственности, представляет научный интерес и для Российской Федерации, которая также нуждается в реформировании и совершенствовании.

Исследование нового законодательства Кыргызской Республики позволило сделать вывод о том, что в механизме уголовно-правового регулирования отношений собственности имеются юридико-технические погрешности, которые в процессе применения могут повлиять на его

эффективность.

Аналогичная ситуация складывается в уголовном законодательстве Российской Федерации. В результате постоянных изменений уголовно- правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против собственности, происходит рассистематизация уголовно-правовых положений, что затрудняет их применение.

Актуальность исследования уголовно-правовой охраны собственности в России и Кыргызстане определяется наличием следующих причин.

Во-первых, указанные государства обладают общими историческими, культурными, демографическими и экономическими связями, что вызывает потребность в выявлении общих закономерностей развития уголовного права. Во-вторых, основой конструирования составов преступлений послужили типологизированные уголовно-правовые запреты. В-третьих, существующий общий подход по криминализации и декриминализации, пенализации и депенализации обусловил формирование единых уголовно-правовых запретов. В-четвертых, уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления против собственности, в ряде случаев имеют характерные юридико-технические ошибки, в связи с чем нуждаются в исправлении. В- пятых, возникает настоятельная потребность в формулировании предложений по гармонизации и унификации уголовно-правовых предписаний в связи с едиными угрозами безопасности государства.

Степень научной разработанности темы. Преступления против собственности на протяжении всей истории развития юриспруденции становились объектом исследования многих ученых-юристов. К фундаментальным работам, посвященным исследованию охраны собственности следует отнести труды дореволюционных российских ученых М.Н. Гернета, Л.О. Белогриц-Кистяковского, И.Я. Фойницкого. В формирование теории уголовно-правового обеспечения отношений собственности внесли достойный вклад советские и российские ученые: А.Г. Безверхов, Ю.Д. Блувштейн, В.В. Векленко, Г.В. Верина, С.А. Елисеев, А.А. Жижиленко, М.М. Исаев, Н.И.

Коржанский, Н.Ф. Кузнецова, А.П. Кузнецов, Н.А. Лопашенко, А. А. Пионтковский, Э.С. Тенчов, П.С. Янн.

В рамках диссертационного исследования проблемы уголовно-правовой охраны собственности рассмотрены такими учеными, как: С.А. Бочкарев, С.М. Кочои, В.И. Плохова, М.В. Степанов, А.В. Шульта.

Существенный вклад в исследование проблем совершенствования уголовного законодательства в части охраны отношений собственности внесли представители научной общественности Кыргызской Республики: Т.Б. Асанов, А.Н. Адилов, П.Я. Арцыбашев, К.А. Бодобаев, И.Л. Голободько, К.М. Осмоналиев, К.Ш. Курманов, В.А. Кигишьян, Э.О. Люкеев, Г. Н. Назарбекова., Л. Ч. Сыдыкова,

Научные труды указанных авторов представляют обширную научную и методологическую основу, позволившую выделить новые ранее не решенные задачи, направленные на: совершенствование уголовно-правовой охраны собственности; устранение противоречий в действующем уголовном законодательстве; исключение ошибок в судебно-следственной практике, обусловленных наличием неточности формулирования норм и отсутствием четкости в описании криминообразующих признаков.

Распространённость преступлений против собственности, необходимость совершенствования и корректировки текущего уголовного законодательства и отсутствие комплексного исследования уголовно-правовых норм в рамках главы 21 УК Кыргызской Республики, - все это послужило основанием для выбора темы настоящей работы.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения охраны собственности в Российской Федерации и Кыргызской Республике.

Предметом изучения выступает уголовное законодательство России и Кыргызстана в сфере охраны собственности и связанные с данной сферой нормы уголовного законодательства ряда зарубежных стран-представителей различных правовых систем, государств-участников Евразийского Экономического Союза;

юридическая литература по исследуемому вопросу, следственно-судебная практика, акты толкования высших судебных органов России и Кыргызстана, статистические отчеты ГИАЦ МВД РФ и ГИАЦ МВД КР; статистические данные, представленные Росстатом Российской Федерации и Нацстаткомом Кыргызской Республики; результаты социологического исследования, анкетирования граждан и работников правоохранительных органов.

Цель диссертационной работы заключается в разработке научных и практических рекомендаций по совершенствованию уголовно-правовой охраны института собственности в Российской Федерации и Кыргызской Республике, и формулировании предложений по повышению эффективности норм уголовного законодательства, предусматривающих ответственность за указанные преступления.

Достижение указанной цели предопределило постановку и решение следующих теоретических и практических задач:

определить содержание института собственности в современном уголовном праве, а также его соотношение с иными отраслями права;

изучить историко-правовое развитие ответственности за преступления против собственности в России и Кыргызстане;

обобщить зарубежный уголовно-правовой опыт для дальнейшего совершенствования уголовного законодательства России и Кыргызстана;

исследовать действующие нормы уголовного законодательства, предусматривающие ответственность за преступления против собственности, для выявления проблем в их квалификации;

сопоставить уголовно-правовой опыт России и Кыргызстана для дальнейшего применения в рамках совершенствования отдельных положений уголовного законодательства;

сформулировать предложения по совершенствованию уголовного законодательства в сфере охраны собственности.

Методология и методы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составили: философский (диалектико­

материалистический метод научного познания); общенаучный (анализ, синтез, индукция, дедукция, системный, логический); частно-научные (формально- юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой, документальный, социологический) методы познания социальной действительности во взаимосвязи и взаимообусловленности процессов и явлений, связанных с преступлениями против собственности.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, Конституция Кыргызской Республики, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Кыргызской Республики, уголовное законодательство стран-участниц ЕАЭС и государств, представляющих различные правовые системы: Великобритании, США, Франции, Германии, Испании, Китая и ряда стран мусульманской системы права, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Кыргызской Республики, решения и определения Конституционного суда Российской Федерации, решения и определения Конституционной палаты при Верховном Суде Кыргызской Республики.

Научная новизна исследования заключается: об обоснованности и поиска уголовно-правовой и криминологической информации о путях повышения эффективности уголовно-правового законодательства в сфере охраны собственности; в комплексном сравнительно-правовом изучении теоретических и практических позиций проблем конструирования уголовно- правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против собственности в Российской Федерации и Кыргызской Республике.

Учитывая последние изменения в уголовном законодательстве рассматриваемых в работе государств, диссертант предложен качественно новый взгляд на институт собственности как важнейший объект уголовно-правовой охраны.

Исследование действующего и принятого нового уголовного законодательства, судебно-следственной и интерпретационной практики в Российской Федерации и Кыргызской Республике позволило: выявить

недостатки и пробелы, снижающие эффективность предупреждения преступлений против собственности; выработать теоретические парадигмы по их устранению; сформулировать предложения по совершенствованию уголовно­правового воздействия в сфере отношений собственности на уровне правотворческой и правоприменительной деятельности.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что основные положения, выводы, рекомендации диссертационного исследования, могут быть использованы при пересмотре концептуальных положений в направлении повышения эффективности уголовно-правовой охраны собственности в России и Кыргызстане, а также взаимного возможного использования правового опыта рассматриваемых стран при совершенствовании действующего уголовного законодательства.

Практическая значимость работы заключается в ее использовании: в правотворческой деятельности при совершенствовании уголовно-правовых норм, обеспечивающих охрану собственности; в правоохранительной деятельности по квалификации преступлений против собственности; в научно- теоретических и научно-прикладных областях, связанных с проблемами уголовно-правовой охраны собственности; в образовательном процессе при подготовке специалистов или повышении их квалификации; при издании учебных и учебно-методических пособий по уголовно-правовым дисциплинам.

Научная новизна работы находит отражение в основных положениях, выносимых на защиту.

I. Положения, относящиеся к методологической основе уголовно-правовой охраны собственности:

1. Эффективность и результативность уголовно-правовой охраны собственности зависит от научного понимания природы собственности, разработанности теоретико-терминологического инструментария в социально-гуманитарных науках:

а) сущностная характеристика собственности выражается в том, что; собственность имманентно присуща человечеству; она является показателем

экономической свободы, основой общественного развития;

б) собственность - это экономическая, социальная, правовая, морально- нравственная, аксиологическая, культурологическая категория, позволяющая удовлетворять потребности человека;

в) объектом уголовно-правовой охраны собственности является обладание субъектами экономически обоснованными материальными благами, выраженными в праве их владения, пользования, распоряжения и передачи полномочий по своему усмотрению;

г) уголовно-правовая защита зависит от устойчивых эвальвационных критериев, определяющих степень и характер общественной опасности преступного поведения.

2. Конституционные нормы, являясь основой для уголовного законодательства, обеспечивают взаимосвязь последних с другими правовыми регламентами в сфере охраны собственности:

а) уголовно-правовая доктрина России и Кыргызстана основывается на материальной составляющей, из конкретизации уголовно-правового регулирования отношений собственности;

б) исследование конституционных и уголовно-правовых положений позволило выявить межотраслевые коллизии и сформулировать, исходя из этого, предложения по совершенствованию уголовного законодательства.

II. Положения, относящиеся к уголовно-правовой охране собственности в истории России и Кыргызстана и современном законодательстве зарубежных стран.

1. Генезис российского уголовного законодательства в области охраны собственности отражает становление и развитие российской государственности и включает пять самостоятельных этапов:

а) влияние на уголовное законодательства обычного права: диспозитивность наказания, преобладание наказаний имущественного характера (первый этап: X-XV вв.);

б) государство становится главным и единственным регулятором

уголовно-правовой охраны собственности: наказания носят публичный характер; имущественная выплата заменяется телесными наказаниями, тюремным заключением, высылкой (второй этап: XV-XVII вв.);

в) уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления против собственности, подверглись существенной корректировке; сформулированы дополнительные составы преступления; при описании способов их совершения используются приемы казуистичного изложения (третий этап: XVIII в.-1917 г.);

г) советский период развития уголовного законодательства характеризуется отказом от казуистичной формы изложения уголовно- правовых предписаний и переходом к конкретной фиксации криминообразующих признаков, дифференциации уголовной ответственности в зависимости от форм собственности (четвертый этап: 1917 - 1996 гг.);

д) постсоветский период характеризуется отказом от дифференциации уголовной ответственности по форме собственности; детальной реформацией ответственности, как по способу совершения преступления против собственности, так и с учетом стоимостных критериев (пятый период: 1996 г,- по наст, время).

2. Эволюция киргизского уголовного законодательства в области охраны собственности происходила на основе: обычного уголовного права; мусульманского уголовного права; уголовного права Российской Империи, советского уголовного права и включала четыре этапа:

а) разрешение правовых конфликтов, связанных с нарушением имущественных прав, осуществлялось при отсутствии письменных правовых источников на основе норм адата и мусульманского права, которые до середины XIX века составляли правовую основу уголовной ответственности за преступления против собственности (первый этап: до сер. XIX в.);

б) включение киргизских племен в состав Российской Империи в середины XIX обусловило действие ее уголовно-правовых предписаний в области охраны собственности (второй этап: от сер. XIX-1917 г.);

в) советский период характеризуется действием на территории Кыргызстана уголовного законодательства РСФСР (1922 г, 1926 г.), а с 1961 УК Киргизской ССР, последний дублировал положения уголовного законодательства союзных республик (третий этап: 20-е г. XX в,- 1997 год);

г) развитие современного киргизского уголовного законодательства происходит под влиянием российского уголовного законодательства, с тенденцией к поэтапному усложнению уголовно-правовых норм (четвертый этап: с 1997 г. по наст, время).

3. Современное уголовное законодательство зарубежных стран в области охраны имущественных отношений имеет существенные различия, обусловленные историческими, социально-экономическими, правовыми и иными особенностями:

а) англосаксонская правовая система характеризуется наличием многочисленных законов, в которых архаично излагаются уголовно-правовые предписания в области охраны собственности. К ним относятся различные преступления, совершаемые с обманными действиями с причинением имущественного ущерба, включая компьютерные преступления;

б) уголовное законодательство романо-германской правовой системы основывается на кодифицированных, а также дополнительно принятых актах, предусматривающих ответственность за имущественные преступления. Противоправные деяния классифицируются на преступления и проступки, в ряде случаев ответственность предусматривается и для юридических лиц;

в) в государствах мусульманской системы права, ислам признается государственной религией: уголовно-правовая охрана имущественных прав в большинстве исламских стран основывается на сочетании религиозных норм, норм обычного права и законодательных кодифицированных актов; в соответствии с религиозными нормами предусматриваются телесные виды наказания;

г) уголовное законодательство Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в целом, и в области защиты отношений собственности в частности,

базируются на единой концепции национальных уголовных законов, предусматривающих их унификацию и гармонизацию: криминализацию однородных деяний, определение понятий хищения, установление количественных характеристик стоимостных критериев, а также оснований освобождения от уголовной ответственности.

III. Положения, относящиеся к инструментальному исследованию уголовно- правовых норм об охране собственности в Российской Федерации и Кыргызской Республике:

1. История развития государственности в России и Кыргызстане предопределила тождество форм и видов уголовно-правовой охраны собственности. Исследование уголовно-правовых норм позволило:

а) предложить классификацию преступлений против собственности;

б) сформулировать дефиниции: «хищение», «хранилище»; «использование лицом своего служебного положения при хищении»;

в) внести коррективы в законодательное определение «хищение», с включением криминообразующего признака «корысть».

г) определить размер значительного ущерба юридическому лицу;

д) предложить перемещение: ст. 175 УК КР «Умышленное уничтожение или разрушение памятников истории, культуры, объектов природы» в главу 25 УК КР «Преступления против здоровья и общественной нравственности»; ст. 177 УК КР «Приобретение и сбыт, заведомо преступным путем имущества» в главу 22 УК КР «Преступления против экономической деятельности»; криминализировать: признак деяния (мошенничества) с использованием средств массовой информации, либо электронных или информационно- телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»); признак деяния (кражи, грабежа, разбоя): «хищение имущества, представляющего особую жизнеобеспечивающую значимость в условиях чрезвычайной ситуации».

е) исключить: полисемию при описании криминообразующих признаков, используемых в статьях главы 21 УК КР; ст. 505-14 КоАО Кыргызской Республики, устанавливающей административную ответственность за

разрушение, повреждение гидрометеорологических станций и постов всех видов, за их порчу и хищение приборов и оборудования на указанных объектах.

2. Разграничение преступлений в процессе квалификации позволяет выявить внутреннюю взаимосвязь между уголовно-правовыми предписаниями в уголовном законодательстве. Учитывая сформулированные положения, вносится предложение: о разграничении:

а) преступлений, посягающих на собственность: кражи от мошенничества по предмету; кражи от присвоения и растраты - по субъекту; кражи и скотокрадства - по предмету; мошенничества и вымогательства - по признакам объективной стороны; грабежа от вымогательства - по признакам объективной стороны;

б) разграничение преступлений против собственности от смежных составов: лжепредприниматательства и мошенничества - по признакам объективной и субъективной стороны; мошенничества и незаконного получения кредита, а также злостного уклонения кредиторской задолженности - по субъекту и по объективным признакам; фалынивомошенничества и мошенничества - по объекту и предмету; заведомо ложной рекламы и мошенничества - по субъекту; хищение предметов, представляющую особую ценность от невозвращения предметов из-за границы культурных ценностей - по моменту возникновения умысла и субъекту; разбоя, совершенного организованной группой, и бандитизма - по субъекту, по признакам объективной стороны.

3. Эффективность уголовно-правовой охраны собственности зависит от объективных и субъективных факторов: уровня развития экономических отношений; адекватности отражения уголовно-правовых запретов социально- экономическим и политико-правовым условиям; состояния правотворческой и правоприменительной деятельности; стабильности уголовно-правовых предписаний; профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов.

В этой связи предлагаются следующие меры по повышению эффективности уголовного законодательства:

а) устранение рассогласований (коллизий), возникших между уголовным и административным законодательством;

б) использование единого (унифицированного) подхода в трактовке уголовно-правовой терминологии;

в) проведение независимого мониторинга интерпретационных актов согласно действующих уголовно-правовых предписаний.

О научной обоснованности и степени достоверности диссертационного исследования свидетельствуют:

- использование в рамках работы широкого круга доктринальных источников: труды российских, киргизских ученых, работы теоретиков дальнего и ближнего зарубежья, посвящённые исследованию уголовного права.

- изучение судебно-следственной практики за период 2010 - 2016 гг.: всего были изучены материалы 250 уголовных дел, находящихся в производстве следователей МВД Кыргызской Республики; судебные акты, вынесенные за период 2006 - 2016 гг. районными судами г. Бишкек и Чуйской областей; материалы аналитических обобщений ИАЦ МВД КР и ГИАЦ МВД РФ, статистические отчеты Верховного Суда Кыргызской Республики, информационные данные, представленные Росстатом Российской Федерации и Нацстаткомом Кыргызской Республики.

- эмпирическая основа исследования, характеризуемая использованием результатов опроса жителей и гостей Нижнего Новгорода в количестве 100 человек. Помимо этого, были получены ответы на подготовленные автором анкеты от 100 сотрудников ОВД России и 100 сотрудников ОВД Кыргызстана, а также 47 человек иных экстренных служб (МЧС и МВД России по Нижегородской области), 30 анкет экспертных оценок, представленные научными сотрудникам ряда вузов Нижнего Новгорода.

В диссертационном исследовании использовались материалы научно- практических конференций, круглых столов, рассматривались материалы, опубликованные в периодической и специальной литературе, затрагивающие тематику работы.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России, где осуществлены ее рецензирование и обсуждение.

Основные теоретические положения и выводы диссертации докладывались на научно-практических конференциях и семинарах: международная дистанционная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы правовых научных исследований в системе органов внутренних дел» (Караганда, 30 сентября 2016 года); международная научно-практическая конференция молодых ученых, аспирантов, магистрантов и студентов «Сравнительное правоведение в странах Азиатско-Тихоокеанского региона - VI» (Улан-Удэ, 15 апреля 2016 года); международная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы противодействия преступности: теория и практика» (Коломна, 29 апреля 2016 года); межвузовский научно-практический «круглый стол» «Уголовная политика современной России: состояние и перспективы» (Нижний Новгород, 26 апреля 2016 года); межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы юридической науки» (Н. Новгород, 19 ноября 2015 года); XX и XXI Нижегородские сессии молодых ученых «Гуманитарные науки» (с. Морозовка Арзамасского района Нижегородской области, пансионат «Морозовский», 21-24 октября 2015 года и 20 - 23 октября 2016 года).

Теоретические положения и выводы диссертации внедрены: в учебный процесс Академии МВД Кыргызской Республики им. Э.А. Алиева, Нижегородской академии МВД России, Приволжского филиала Университета правосудия; в практическую деятельность отдела внутренних дел на воздушном транспорте МВД Кыргызской Республики, Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Ивановской области, Следственного управления УМВД России по Ярославской области, Торгово-промышленной палаты Нижегородской области.

По теме исследования автором опубликовано двадцать статей общим объемом 6,03 и. л., четыре из которых опубликованы в рецензируемых изданиях,

рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации; и одна - в рецензируемом издании, рекомендованном Высшей аттестационной комиссией Кыргызской Республики.

Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования; обеспечивает логическую последовательность и завершенность в изложении хода и результатов исследования. Работа состоит из введения, трех глав, содержащих восемь параграфов; заключения; библиографии и приложений.

<< | >>
Источник: САПАРБАЕВ Данияр Сарсембекович. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА СОБСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ: ТЕОРЕТИКО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2017. 2017

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. Введение
  3. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ВТОРОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. §3. Введение волостного управления
  9. Введение
  10. Вместо введения
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Введение
  13. Обман и введение в заблуждение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. Введение
  19. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -