<<
>>

§2. Характеристика поводов к возбуждению уголовного дела

Следует отметить, что удовлетворительное решение названной проблемы во многом зависит от правильного понимания повода к возбуждению уголовного дела, его функционального назначения.

Понятие повода к возбуждению уголовного дела исследовалось неоднократно. В научном фонде страны имеется большое количество литературных источников, где повод является предметом специального рассмотрения.

И здесь его можно было бы не касаться, отослав читателя к соответствующим монографическим исследованиям, статьям, учебникам или методическим рекомендациям. Но среди них имеются и такие работы, где обсуждаемые вопросы анализируются неглубоко, односторонне, а в некоторых из них содержатся рекомендации, противоречащие действующему законодательству, дезориентируют правоприменителя и не способствуют повышению качества его профессиональной деятельности, а вместе с этим и борьбы с преступностью в целом. Так, В.Д. Арсеньев писал, что "...поводами к возбуждению уголовного дела во всех случаях являются доказательства совершения преступления, полученные компетентными органами от других организаций и лиц или обнаруженные этими органами по собственной инициативе". Но известно, что доказательства - это фактические данные, полученные из определённого источника в установленном законом порядке. Что же касается закона, то, в соответствии с ч. 2 ст. 94 УПК, фактические данные, указывающие на признаки преступления, рассматриваются в качестве оснований, а не поводов к возбуждению уголовного дела.

Следовательно, В.Д. Арсеньев отождествлял поводы к возбуждению уголовного дела с указанными основаниями, что, как было показано, противоречит закону и не верно по существу.

Недопустимо рассматривать в качестве поводов к возбуждению уголовного дела и акты ревизий, проверок или контрольных закупок, равно как и факты непосредственного задержания граждан в связи с совершением преступления, либо действия лиц, информирующих правоохранительные органы о совершённом преступлении.

В качестве таковых могут рассматриваться только источники о совершённом или подготовленном преступлении. В этой связи, прежде всего, укажем, что к поводам к возбуждению уголовного дела могут относиться не любые, а только те источники информации о преступлениях, которые по своей природе являются правовыми. Более того, из числа правовых источников поводами являются лишь те, которые прямо перечислены в Законе и отнюдь не в ведомственных нормативных актах.

Таким образом, для того, чтобы источник информации о совершённом преступлении стал поводом к возбуждению уголовного дела, он должен быть предусмотрен законом, и не любым, а именно (и только) уголовно-процессуальным законом, т.е. УПК. В соответствии с ч. 1 ст. 94 УПК поводами к возбуждению уголовного дела являются:

1.Заявление граждан - вид индивидуального или коллективного обращения физического лица или группы таких лиц в органы дознания, следствия, прокуратуры и суда (или к должностным лицам названных органов) с информацией об известном им совершённом или подготавливаемом преступлении. Речь идёт о преступной деятельности не заявителей, а посторонних по отношению к у ним лиц. Если бы речь шла о заявителях, то в таком случае нужно было вести речь об индивидуальной или коллективной явке с повинной, которая, как известно, по закону рассматривается в качестве самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела.Заявление о преступлении может рассматриваться в качестве повода к возбуждению уголовного дела только в том случае, если оно адресовано должностным лицам или органам, правомочным принимать решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом (т.е. органу дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда). Направление названной информации в иные, не право-охранительные или судебные органы, не может рассматриваться в качестве повода к возбуждению уголовного дела. Функцию такового могут выполнять те сообщения учреждений, предприятий и организаций, которыми правоохранительные органы ставятся в из-вестность о поступивших к ним заявлениях граждан.

Подача гражданами заявлений об известных им преступлениях может быть следствием добровольного осуществления ими своего права на обращение по данному вопросу в соответствующие органы государства либо результатом реализации предписанной им уголовным законом обязанности донести компетентным органам об известном им преступлении под страхом уголовной ответственности в случае ее невыполнения (ст. 187 УК Украины).

Заявителями о совершенном или подготавливаемом преступлении могут быть любые лица независимо от того, являются ли они гражданами Украины, иностранцами либо лицами без гражданства Не имеет значения также и возраст названных лиц Такое заявление могут сделать как взрослые, так и несовершеннолетние, в том числе и малолетние граждане Деятельность каждого из них является социально полезной, и, поэтому, она должна поощряться, а сами лица известным образом защищаться от возможных негативных воздействий со стороны преступных элементов за направленную указанными лицами информацию в правоохранительные органы об известном им преступлении.

Законодатель не предъявляет каких-либо специальных требований к заявлениям граждан По форме они могут быть как устными, так и письменными, изложены на любом, доступном данному гражданину языке.

Устное заявление может быть передано по телефону, радио, сделано по телевидению либо должностным лицам органов дознания, следствия, прокуратуры и суда В последнем случае заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, а сделанное им заявление заносится в протокол, составляемый соответствующим должностным лицом данного правоохранительного органа В отличие от заявителя, названные должностные лица обязаны соблюдать определенные правила, которые устанавливаются законодательными и ведомственными нормативными актами для процесса, с одной стороны, общения с заявителем, а с другой - для надлежащего отражения в протоколе заявления той информации, которую изложил заявитель В частности, протокол должен отражать данные, индивидуализирующие заявителя как конкретное физическое лицо, имеющее фамилию, имя, отчество, удостоверенные соответствующими официальными документами, место его жительства и работы При отсутствии указанных документов личность заявителя должна устанавливаться должностным лицом, принимающим заявление, иными способами, не унижающими честь и достоинство гражданина, не приводящих к созданию конфликтных ситуаций, к отказу от фиксации сделанного заявления в составляемом протоколе.

Особо ответственно следует подходить к отражению в протоколе содержания сделанного заявления В этой части в протоколе должно излагаться все то, что говорит гражданин и, прежде всего, отразить все сообщаемые им эпизоды преступной деятельности, с указанием всех причастных к ней лиц Последние должны также индивидуализироваться путем фиксации в протоколе их фамилии, имени, отчества, с указанием возраста, места жительства и работы Если заявитель названными сведениями не располагает, то следует описать иные данные, признаки, индивидуализирующие причастных к преступлению лиц Особое внимание должно быть уделено описанию ролевого поведения каждого участника преступной деятельности. Поскольку речь идет о фиксации заявления гражданина профессионалом, тем должностным лицом конкретного органа, то естественно обратить внимание на детальное отражение в протоколе известной заявителю доказательственной информации, позволяющей в последующем успешно пресечь начавшуюся или предупредить возможную в будущем преступную деятельность Протокол должен быть подписан заявителем и должностным лицом, составившим его Если заявитель располагает какими-либо документами либо предметами, подтверждающими сделанное им заявление и могущими в последующем выполнять доказательственную функцию, то при отсутствии возражений гражданина последние приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись.

На практике нередки случаи, когда граждане направляют в правоохранительные органы сведения об известных им преступлениях в виде жалобы либо в такой форме делают заявление соответствующим должностным лицам конкретного правоохранительного или судебного органа В связи с этим следует обратить внимание на то, что хотя в жалобе чаще всего речь идет о тех негативных последствиях, которые наступили для гражданина в связи с совершением преступления, о котором он информирует, и в этой связи требует (или просит) принять меры к возмещению ущерба, восстановления нарушенных его прав, все же с рассматриваемой (процессуальной) точки зрения такие жалобы должны оформляться по правилам составления уже названного протокола и будут выполнять такую же функцию повода к возбуждению уголовного дела, как и заявление гражданина.

В связи с этим укажу, что с практической точки зрения нет каких-либо достаточных оснований для выделения и правовой регламентации жалобы в виде самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела. Не включая жалобу потерпевшего в общий перечень поводов к возбуждению уголовного дела, предусмотренных ч. 1 ст. 94 УПК, законодатель всё же придаёт ей именно такое функциональное назначение, поскольку в ч. 1 ст. 27 УПК устанавливается, что "дела о преступлениях, предусмотренных статьёй 106, частью 1 статьи 107, частью 1 статьи 125, статьёй 126 Уголовного кодекса Украины, а также дела о преступлениях, предусмотренных статьёй 198 Уголовного кодекса Украины в отношении действий, которыми причинён ущерб правам и интересам отдельных граждан, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего". Аналогично возбуждаются и дела о преступлениях, предусмотренных частью 1 статьи 117 УК. Таким образом, дела частного и частно-публичного обвинения, о которых идёт речь, могут возбуждаться только при наличии жалобы потерпевшего, которая является единственным и, к тому же, специальным (или особым) поводом для возбуждения уголовных дел при совершении названных преступлений. Следовательно, если обращение потерпевшего, понесшего ущерб от одного из перечисленных преступлений, выражено в форме его заявления, открытого письма, опубликованного в печати, или требования и т.п., то оно не может рассматриваться в качестве повода к возбуждению уголовного дела, хотя приведенные в нём данные установлены всесторонне, точно и объективно. Более того, если потерпевший изложил своё позитивное отношение к привлечению виновного к уголовной ответственности в объяснении или в протоколе допроса, то последний тоже не может признаваться в качестве повода к возбуждению уголовного дела, рассматриваемого в порядке частного обвинения. И это так, во-первых, потому, что в указанном случае не соблюдена процессуальная форма жалобы такого обращения; во-вторых, в связи с отсутствием свободно выраженного желания потерпевшего добиться привлечения лица к уголовной ответственности, поскольку перед началом допроса потерпевшего последний предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показа ний; в-третьих, потому, что сделанное потерпевшим заявление обращено к органам дознания, следствия или прокурору, а не к суду.
Это, однако, не означает, что уголовное дело по фактам, изложенным в названных информационных источниках, не будет возбуждено. Его, естественно, при наличии достаточных оснований можно возбудить, но со ссылкой на другой повод, например, сообщение, опубликованное в печати, или непосредственное обнаружение органом дознания или предварительного следствия признаков преступления, и наличии тех условий, которые предусмотрены для таких случаев ч. III ст. 27 УПК.

2. Явка с повинной - это добровольно выраженное в заявлении гражданина сообщение о совершённом им самостоятельно или в соучастии с другими лицами преступлении, адресованное орга-нам дознания, следствия, прокуратуры или суда для решения вопроса о его ответственности за содеянное. Поскольку явка с повинной всегда выражается в письменном или устном заявлении, то этой своей формой она похожа на уже рассмотренный выше повод, т.е. заявление гражданина о совершённом или подготавливаемом преступлении. Исходя из этого формального признака, некоторые учёные не рассматривали явку с повинной в качестве самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела и считали, что она "может быть приравнена к заявлению граждан о совершённом преступлении". Хотя с указанной точки зрения это действительно так, нельзя отрицать "возможность и необходимость рассмотрения явки с. повинной в качестве самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела, поскольку этот вид заявления существенно отличается от уже рассмотренных" не только своей содержательной стороной, но и спецификой его проверки, а также особенностями методики его разрешения.

Хотим мы того или нет, но в процессе практической деятельности мы вынуждены выделять такие заявления в отдельную группу именно для реализации особого подхода к их проверке и разрешению. Поэтому выделение законодателем явки с повинной в самостоятельный повод к возбуждению уголовного дела, равно как и его индивидуальная правовая регламентация в УПК, обусловлены объективными факторами, игнорирование которых привело бы к ущербу, с одной стороны, для процесса познания совершённого деяния, т.е. установления истины, а, с другой стороны, для эффективности борьбы с преступностью. Не случайно рассматриваемая точка зрения не получила поддержки в уголовно-процессуальной науке и не была воспринята законодателем, хотя за семидесятилетний период после её опубликования был принят не один уголовно-процессуальный кодекс, многие нормы которого неоднократно изменялись, однако правовая регламентация явки с повинной оставалась неизменной и всегда рассматривалась в качестве самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела.

С деятельной, или поведенческой, точек зрения явка с повинной представляет собой, прежде всего, особый вид человеческой деятельности, специфический поступок человека, совершившего преступление.

С этой точки зрения он имеет важное уголовно-правовое значение, характеристика которого выходит за пределы данного исследования.

Нас же этот поступок человека интересует с точки зрения информационной, ибо всякий повод к возбуждению уголовного дела является особым источником информации, побуждающим компетентные органы к началу уголовно-процессуальной деятельности. С этой точки зрения явка с повинной источником информации о преступлении не является. Таковым следует считать заявление гражданина, явившегося с повинной в связи с совершением преступления, либо протокол явки с повинной, где сделанное гражданином заявление зафиксировано. Именно эти процессуальные документы являются поводом к возбуждению уголовного дела.

Явка с повинной может быть реальной, когда гражданин, совершивший преступление, приходит в конкретный правоохранительный или судебный орган, где, сделав соответствующее заявление, передает себя во власть правосудия, и условно-символической, когда указанный гражданин сообщает о совершённом им преступлении письменно в заявлении, адресованном в правоохранительные органы, или делает это устно по телефону, равно как и другим способом, не приходя при этом в соответствующее государственное учреждение.

Поскольку лицо обращается в соответствующий правоохранительный орган с повинной, то главным, основным в содержании такого правового акта является психическое отношение лица к тому, что он совершил, т.е. к преступлению. С этой точки зрения явка с повинной характеризуется признанием данным лицом своей виновности в совершении преступления. И это действительно так, но для характеристики содержания рассматриваемого акта констатация данного обстоятельства недостаточна. Как показывает изучение юридической практики, явившийся с повинной не только признаёт свою вину, но при этом ещё и раскаивается в содеянном. Это ещё один аспект психологической характеристики содержания явки с повинной. Поскольку он, наряду с признанием лицом своей вины в совершении преступления, выражает сущность совершённого им поступка, имеет важное уголовно-правовое и процессуальное значение, орган дознания, следователь или прокурор обязаны отразить в протоколе все обстоятельства сделанного лицом заявления.

По времени явка с повинной может предшествовать возбуждению уголовного дела, и тогда она является поводом к принятию такого решения. На практике известно немало случаев, когда лицо сообщает о совершённом преступлении в ходе производства дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства. И в этих случаях сделанное заявление отражается не в протоколе производимого следственного действия, а в специально составляемом протоколе. Лишь суд, узнавший о явке с повинной в процессе рассмотрения дела по существу, отражает полученные им сведения в протоколе судебного заселения. В зависимости от характера сделанного подследственным или подсудимым заявления, его обоснованности и специфики связи с предметом предъявленного ему обвинения, орган дознания, следователь или суд решают вопрос о возбуждении нового уголовного дела или о необходимости включения полученных данных в уже имеющееся обвинение в качестве нового эпизода преступной деятельности В последнем случае следователь обязан предъявить лицу новое обвинение по правилам ст. 141УПК, а суд - направить дело на дополнительное расследование Если же выявленное новое преступление не имеет связи с обвинением, инкриминированным данному лицу, следователь и суд, возбудив уголовное дело, направляют его для самостоятельного рас- следования.

3. Сообщения учреждений, предприятий и организаций, их должностных лиц и средств массовой информации. Под рассматриваемыми сообщениями следует понимать установленную Законом для юридических и названных должностных лиц специальную форму и особый порядок уведомления opганов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда об известном им совершенном или подготавливаемом преступлении Названные учреждения могут быть государственными, частными или общественными, по принадлежности являться украинскими, те национальными, или иностранными (например, посольства, консульства, фирмы и т.п. зарубежных государств) На это обстоятельство следует обратить внимание, поскольку в соответствии с правовым положением для иностранных учреждений, предприятий и организаций направление в правоохранительные органы Украины сообщений об известных им преступлениях является их правом, а не обязанностью (если иное специально не оговорено в соответствующих договорах или соглашениях), в то время как для аналогичных национальных формирований направление названных сообщений может рассматриваться, для одних случаев, как право, а для других - как правовая обязанность Здесь все зависит от характера совершенного преступления Если преступное деяние совершено в одном (или в нескольких) структурных подразделениях данного учреждения, предприятия или организации, то соответствующие управленческие органы или их должностные лица названных формирований обязаны уведомить компетентные правоохранительные или судебные органы об известном им преступлении Чаще всего такая их обязанность вытекает из Уставов, положений и других нормативных актов, определяющих их правовой статус, или общих для всех них законодательных актов Украины.

С точки зрения права названные учреждения, предприятия и организации, равно как их должностные лица, могут сообщать в правоохранительные органы не только о тех преступлениях, которые совершены на их территории, но и о любом ином известном им преступлении, и не только тех, которые преследуются в порядке дел публичного обвинения, но также дел частного и частно-публичного характера Чаще всего такие уведомления являются по своей сути осведомительными, в связи с чем названные учреждения, предприятия и организации вправе получить лишь информацию о характере принятого по их сообщению решения, но не могут выступать в соответствующем доследственном или следственном процессе в качестве стороны, занимающей особое правовое положение.

Иная ситуация складывается в тех случаях, когда те или иные учреждения, предприятия или организации являются опекунами или попечителями лиц, в интересах которых они направили в правоохранительные, например, следственные органы сообщение о совершенном или подготавливаемом преступлении Если такие преступления преследуются в порядке дел частного или частно-публичного обвинения, названные учреждения, предприятия и организации выступают в соответствующих процессах полноправными субъектами уголовно-процессуальной деятельности со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями.

В этом плане важно обратить внимание еще на два существенных обстоятельства Во-первых, учреждения, предприятия и организации, равно как и соответствующие должностные лица, обязаны облекать свои сообщения об известном им преступлении в письменную форму Хотя уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует во всех деталях форму и содержание таких сообщений, но, исходя из общих правил служебного делопроизводства, названные сообщения должны быть сделаны на соответствующем фирменном бланке, иметь штамп или печать, а также подпись полномочного должностного лица данной организации, учреждения или предприятия В случае необходимости к сообщению о совершенном преступлении могут прилагаться различного рода документы или предметы, подтверждающие достоверность изложенных в сообщении данных В экстренных случаях названные сообщения могут быть переданы по телетайпу, факсу или в виде телефонограммы При этом, независимо от формы сделанного сообщения, должностные лица указанных учреждений, предприятий и организаций не предупреждаются об уголовной ответственности по ст. 177 УК за заведомо ложный донос, поскольку субъектом данного преступления они не являются. Об этом приходится говорить, т.к. на практике нередко в этой части некоторые работники правоохранительных органов допускают ошибки и, с одной стороны, нарушают права тех, кто данное сообщение сделал, а, с другой стороны, ввиду незнания или злоупотребления служебным положением, дискредитируют правоохранительные органы, что, естественно, отрицательно сказывается на эффективности борьбы с преступностью.

Сообщения средств массовой информации (СМИ) являются разновидностью рассматриваемого повода, но при этом обладают особой спецификой и, в этой связи, нуждаются в самостоятельной характеристике.

В соответствии с Законами Украины "О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине" от 16 ноября 1992 г. и "О телевидении и радиовещании" от 21 декабря 1993 г. все средства массовой информации (СМИ) принято делить на два относительно самостоятельных, но функционально взаимосвязанных вида: печатные (или пресса) и телерадиовещательные средства.

Каждый из названных видов СМИ обладает определённой спецификой, отличающей их от других информационных средств, которые не входят в систему средств массовой информации, ввиду чего их сообщения нельзя рассматривать в качестве повода к возбуждению уголовного дела, о котором идёт речь в данном исследовании. К последним относятся, например, так называемая стенная печать; одноразовые выпуски печатных листков протеста; информационные сообщения и т.п. В этой связи важно в интересах правильного формирования юридической практики и предупреждения (исключения) возможных ошибок выработать адекватное представление о средствах массовой информации, как особой разновидности рассматриваемого здесь повода к возбуждению уголовного дела.

В соответствии со ст.1 Закона Украины "О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине" под печатными средствами массовой информации (прессой) понимаются периодические и продолжающиеся издания, выходящие под постоянным названием, с периодичностью один и более номеров (выпусков) на протяжении года на основании свидетельства о государственной регистрации.

Приложения к печатным средствам массовой информации в качестве изданий газетного и журнального типа являются отдельными периодическими и продолжающимися печатными изданиями и подлежат регистрации на общих основаниях.

Указанные печатные издания могут включать в свой состав другие носители информации (пластинки, дискеты, магнитофонные и видеокассеты и т.п.), распространение которых не запрещено действующим законодательством Украины.

Как видно, чтобы тот или иной информационный источник мог рассматриваться в качестве средства массовой информации, а, значит, и повода к возбуждению уголовного дела, он должен быть:

1) периодическим или продолжающимся изданием; 2) выходить под постоянным названием; 3) число выпусков на протяжении года должно быть не менее одного; 4) иметь свидетельство о государственной регистрации в качестве конкретного вида средств массовой информации.

Таким образом, в качестве последних не могут рассматриваться те информационные источники, которые не отвечают всей совокупности названных требований. Не отвечают таким требованиям и материалы стенной печати, независимо от того, каким способом (например, компьютерным) они изготовлены.

"Если такие материалы станут достоянием прокурорско-следственных или судебных органов, то поводом к возбуждению дела в данном случае будет непосредственное обнаружение указанными органами признаков преступления или же сообщение учреждений, организаций, должностных лиц, если этот материал стенной печати был направлен ими в орган, правомочный возбуждать уголовные дела".

По литературному жанру публикации в печати отличаются большим разнообразием. Это - статьи, заметки, письма, критические замечания, репортажи или информация с места событий, интервью, очерки, протесты, заявления отдельных граждан или их объединений, фельетоны, обращения, открытые письма и т.п. Хотя для возбуждения уголовного дела важен сам факт публикации, а не его литературная форма, игнорировать её тоже не следует. Именно специфика литературного жанра обусловливает подход автора к точности изложения в публикации тех или иных фактов. Так, репортажи или заметки с места события (митингов, собраний, сессий и т.п.) отличаются большей точностью, информационной (фактической) конкретностью, чем, скажем, фельетоны. Но и те, и другие могут содержать сведения о конкретном преступлении и стать поводом к возбуждению уголовного дела.

Изучение качественной определённости данного повода показало, что публикации в печати также могут быть как истинными, так и ложными. Поэтому принимать решения по существу, без предварительной проверки сведений, содержащихся в печати, недопустимо. Те опровержения или извинения, которые иногда публикуются редакциями газет в печати, являются достоверным подтверждением сказанному.

Особенности планирования и производства проверок опубликованных сведений нередко обусловливаются спецификой литературного жанра, объёмом материала, положенного автором в основу публикации и т.п. Здесь возникает проблема взаимоотношений органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, с одной стороны, с редакцией газеты, а, с другой, с автором публикации. В одних случаях и редакция газеты, и автор оказывают самое активное содействие органам дознания или прокуратуры в проверке и подтверждении опубликованных фактов; в другом, напротив, уклоняются от оказания такой помощи, а иногда и препятствуют этому.

В связи с такими ситуациями возникает вопрос, с одной стороны, об обязанности редакции газет и соответствующего автора оказывать органам дознания, предварительного следствия или прокуратуре содействие в установлении истины, а, с другой, о праве правоохранительного органа требовать от названных редакций и авторов публикаций оказания необходимого им содействия. Представляется, что такая обязанность лежит как на редакции данного СМИ, так и на авторе, ибо и те, и другие обязаны публиковать только достоверные сведения, и в случае возникновения каких-либо сомнений и редакция, и автор обязаны обосновать, подтвердить истинность напечатанной ими публикации.

Телерадиоинформация, переданная телерадиовещательными средствами, будет поводом к возбуждению уголовного дела только в том случае, если она поступила по соответствующим каналам вещания от зарегистрированной и действующей на основании специальной лицензии в качестве юридического лица телерадиоорганизации (например, редакции, студии, агентства, объединения, ассоциации, компании, радиостанции и т.п.), правомочной производить и распространять телерадиопередачи и соответствующие программы (ст. 1 Закона "О телевидении и радиовещании").

С точки зрения организации работы воспринятая теле- или радио- (а точнее - аудиовизуальная информация, т.е. зрительная информация, сопровождаемая звуком или звуковая) информация должна быть занесена в Книгу учёта заявлений и сообщений о преступлениях (КУЗСП), а затем известным образом проверена, и лишь после этого на основе полученных фактических данных можно принимать решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. Действующее законодательство создаёт для этого вполне приемлемые условия. В соответствии со ст. 35 Закона "О телевидении и радиовещании" "телерадиоорганизации обязаны сохранять текстовые материалы передач в течение одного года после их выпуска и вести журнал регистрации передач, идущих без предварительной записи (прямой эфир), в котором фиксируются: тема передачи, дата, время её начала и окончания, фамилии авторов, ведущих и иных участников. Журнал регистрации передач, которые идут в прямой трансляции, сохраняется в течение года со дня последней записи в нём.

Передачи, записанные в полном объёме на магнитную плёнку, могут быть размагничены после истечения десятидневного срока со времени последней трансляции, если в этот срок не поступило заявление об опровержении сведений, в них содержащихся. В случае возникновения спора они размагничиваются лишь после его разрешения (принятия судебного решения, заключения мирового соглашения и т.п.).

Порядок, критерии отбора, сроки и условия долгосрочного хранения телерадиопередач, представляющих собой историческую, художественную, культурную или другую ценность, определяются действующим Законодательством Украины.

Как видно, органы дознания, следствия, прокуратуры и суда, получив теле- или радиоинформацию о совершённом или подготавливаемом преступлении, имеют реальную возможность не только во времени и в пространстве, но и по перечисленным выше каналам проверить достоверность переданных в эфир сведений и, в зависимости от полученных результатов проверки, принять обоснованное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом То же самое следует сказать о возможности проверки киноинформации, полученной компетентными должностными лицами в результате просмотра документальных фильмов, содержащих сведения о совершённых или подготавливаемых преступлениях Практике известно немало случаев, когда именно на основе просмотра документальных кинофильмов принимались правильные решения о возбуждении уголовных дел. Это касается не только сталинского периода массовых репрессий против советского народа или геноцида, проводимого немецко-фашистскими захватчиками, но и преступных актов бандитских формирований послевоенного периода.

До этого речь шла о непосредственном восприятии должностными лицами правоохранительных или судебных органов теле- или радиоинформации о совершённом преступлении. Но практике известно немало случаев, когда информацию о совершённом преступлении направляют в органы дознания, следствия, прокуратуры или суда должностные лица, телерадиоорганизации или автор передачи, а иногда указанные сведения поступают в правоохранительные или судебные органы за подписью всех названных лиц. Следует отметить, и в таких случаях поводом к возбуждению уголовного дела будут сообщения средств массовой информации.

4. Непосредственное обнаружение лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судьёй или судом признаков преступления. Сущность данного повода выражается в личном восприятии указанными должностными лицами или органами событий, фактов или явлений, в которых ими усматриваются или выявляются признаки конкретного преступления, обусловливающие принятие решения о возбуждении уголовного дела. На практике возбуждение уголовного цела в связи с этим поводом является функциональным выражением практической реализации принципа публичности в доследственном уголовном процессе в соответствии с которым лицо, производящие дознание, следователь, единолично действующий судья или коллегиально действующий суд осуществляет все виды уголовно-процессуальной деятельности, в том числе обнаружение признаков преступления и возбуждение уголовного дела, от имени государства, в интересах гражданина, трудового коллектива, всего общества, инициативно, на основании закона с учётом сложившейся правовой ситуации и независимо от того, чьи интересы данный вид офи-циального производства может затрагивать.

В зависимости от сложившейся (или возникшей) ситуации не-посредственное выявление признаков преступления может происходить в результате покушения преступных элементов на дознавателя, следователя, прокурора, судью или на других лиц, чему оказались очевидцами названные работники правоохранительных органов Последние могут непосредственно выявить признаки преступления в процессе выполнения своих уголовно-процессуальных функций дознаватель и следователь при расследовании иных уголовных дел находящихся в его производстве, прокурор - в результате надзора за соблюдением законов в ходе дознания или предварительного следствия, суд - в процессе рассмотрения уголовных, административных и гражданских дел; орган дознания при осуществлении оперативно-розыскной деятельности или иных функций, связанных с охраной общественного порядка, государственной или таможенной границы, общественной и государственной безопасности страны. Поскольку каждый повод является источником информации о преступлении и следовательно, должен быть содержательным, возникает вопрос о форме отражения факта непосредственного обнаружения признаков преступления в соответствующих процессуальных документах. Это не вызывает сомнения.

Возникает лишь вопрос о его форме и содержании. При непосредственно-прямом обнаружении признаков преступления (например, в результате восприятия преступных действий) лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны составить об этом соответствующий протокол по правилам, предусмотренными ст. ст. 84,85 УПК. При этом не имеет значения по отношению к кому названная преступная деятельность осуществлялась. По времени фиксация факта непосредственного обнаружения преступления должна следовать после пресечения (прекращения) преступной деятельности виновного.

Иной порядок фиксации названного факта должен соблюдаться при опосредованном обнаружении признаков преступления. Чаще всего такие признаки обнаруживаются органом дознания или следователем в процессе расследования какого-либо уголовного дела или производимой прокурором проверки учреждений или организаций. В обоих случаях повод к возбуждению уголовного дела отражён в материалах уголовного дела или в материалах соответствующей проверки. В случае принятия решения о возбуждении уголовного дела такие материалы выделяются в самостоятельное производство и образуют исходный документальный фонд нового уголовного дела. Кстати отметим, что в 1993 году прокуроры возбудили по материалам общенадзорных проверок 851 уголовное дело, а в 1994 г. - 2353 дела, т.е. в 2,8 раза больше. Причём, подавляющее большинство дел возбуждается в связи с нарушением законов, регулирующих экономические отношения. В 1993 г. по этим основаниям возбуждено 396 уголовных дел, а в 1994 - 1480 дел т.е. в 3,7 раза больше.

Следует однако заметить, что на практике при такой (опосредованной) форме установления признаков преступления органы дознания или следователь констатируют данный факт в своих рапортах, направляемых (или представляемых) вышестоящему должностному лицу и именно этот документ служит поводом к возбуждению уголовного дела. В зависимости от обстоятельств такие рапорта могут направляться с учётом материалов проведенной проверки, но возможно и без таковой.

Не случайно в литературе отмечается, что "предусматривая непосредственное обнаружение признаков преступления в качестве повода, закон не связывает принятие решения о возбуждении уголовного дела с обязательной процессуальной проверкой деятельности, та что в большинстве случаев имеет место при возбуждении уголовных дел по заявлениям и сообщениям граждан и должностных лиц, так как повод (непосредственное обнаружение) формируется в ходе действий (в том числе и оперативных) по обнаружению признаков преступления. Поэтому предоставление следователю оперативных материалов не всегда требует проведения процессуальной проверки деятельности как со стороны оперативного работника, так и со стороны следователя. Последний может усмотреть признаки преступления из оперативных материалов и рапорта оперативного работника о непосредственном обнаружении признаков преступления, при условии, если соответствующие данные в оперативных материалах действительно имеются".

В заключении следует отметить, что все рассмотренные поводы к возбуждению уголовного дела с функциональной точки зрения равнозначны. В соответствии з законом ни один из них не наделяется особой юридической силой и, следовательно, в их общей системе тот или иной повод не может занимать доминирующее положение, по отношению к другим. А это значит, что в процессе приёма, регистрации, проверки и разрешения нельзя названные поводы делить на более или менее важные претендующие с учётом этого на первоочередное рассмотрение и разрешение.

Это обстоятельство важно подчеркнуть, поскольку некоторые учреждения, предприятия и организации претендуют на особое место в социальной структуре общества и с учётом этого требуют к себе, принимаемым ими решениям или совершаемым действиям особого и, к тому же, первоочередного внимания. Речь прежде всего идёт об органах государственного и местного самоуправления, а так же средствах массовой информации, отождествляющих себя с властью, хотя и дистанцирующейся от трёх общепризнанных на почётное четвёртое место. Такой подход приводит к фактическому и, к тому же, необоснованному уменьшению значения других поводов к возбуждению уголовного дела. Но главное в том, что он не верен по существу. Следственной, прокурорской и судебной практике известно немало случаев, когда сообщения средств массовой информации оказывались не только не достоверными, но и заведомо ложными, а возбуждённые по таким источникам информации уголовные дела прекращались с освобождением от уголовной ответственности лиц, ввиду их действительной невиновности. Из сказанного следует, что единственным критерием определения очерёдности рассмотрения заявлений, сообщений, равно как и других источников информации о совершённых или подготавливаемых преступлениях является время их поступления, приёма и регистрации в орган дознания, предварительного следствия прокуратуры и суда, а также степень общественной опасности совершённого деяния с учётом тех негативных последствий, которые могут наступить при несвоевременности реагирования на них со стороны соответствующих правоохранительных или судебных органов. Констатация факта непосредственного обнаружения признаков преступления может осуществляться в протоколе осмотра места происшествия; в рапорте нижестоящего должностного лица вышестоящему; в протоколе допроса, очной ставки, заключениях специалиста или эксперта; в справке прокурора по итогам проверки соблюдения законности поднадзорных учреждений, предприятий и организаций; в протоколе судебного заседания и др. При этом важно отразить в перечисленных документах все существенные обстоятельства, свидетельствующие о наличии события преступления или признаков преступления в деяниях конкретных лиц. С целью оптимизации процесса принятия адекватных решений по названным источникам информации целесообразно приобщить по возможности соответствующие материалы, подтверждающие обоснованность возбуждения уголовного дела или об отказе в этом.

<< | >>
Источник: Зеленецкий В.С.. Возбуждение уголовного дела. - Х. - 340 с.. 1998

Еще по теме §2. Характеристика поводов к возбуждению уголовного дела:

  1. 2.2. Процессуальные особенности возбуждения уголовного дела. Типичные следственные ситуации доказывания.
  2. ВОПРОС 230: Какие принципиальные положения в профессиональной деятельности медработника при отсутствии его противоправных действий могут быть причиной конфликтной ситуации с пациентом, поводом для возбуждения уголовного или гражданского дела?
  3. § 4. Возбуждение уголовного дела
  4. §2. Криминалистическая характеристика признаков бандитизма и возбуждение уголовного дела
  5. §2. Характеристика поводов к возбуждению уголовного дела
  6. §3. Соотношение источников иной информации о совершенных преступлениях и поводов к возбуждению уголовного дела
  7. §1. Сущность оснований и условий возбуждения уголовного дела
  8. §2. Соотношение поводов и оснований к возбуждению уголовного дела
  9. §3 Возбуждение уголовного дела в связи с совершением преступлений с дисциплинарной или административной преюдицией
  10. §1. Общие правила возбуждения уголовного дела
  11. §4. Последствия возбуждения уголовного дела
  12. §2. Требования, предъявляемые к форме решения о возбуждении уголовного дела
  13. §3. Требования, предъявляемые к содержанию решения о возбуждении уголовного дела
  14. §4. Требования, предъявляемые и к форме и к содержанию решения о возбуждении уголовного дела
  15. 1.2. ПОРЯДОК ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.
  16. ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -