<<
>>

7. Компенсация морального вреда при оказании платных (возмездных) медицинских услуг

Отечественная судебная практика свидетельствует о том, что подавляющее число споров по поводу оказания платных медицинских услуг связано с возмещением пациентам неимущественного (морального) вреда. Так, гражданин С.
предъявил иск к медицинской санитарной части акционерного общества «Новолипецкий металлургический комбинат» о возврате 1 841 120 неденоминированных рублей, оплаченных истцом за протезирование зубов, и о компенсации морального вреда в сумме 77 миллионов неденоминированных рублей. В исковом заявлении истец указывал, что 23 мая 1996 г. он заключил договор со стоматологическим центром ответчика на изготовление и установку металлокерамических зубных протезов, уплатил за предстоящее лечение исковую сумму, и началась подготовка к протезированию в трехнедельный срок. Однако лечащий врач Г. ушел в отпуск, не закончив лечение С., в связи с чем (из-за несвоеврёменного лечения и протезирования) он, истец, испытывал физические и нравственные страдания, ходил длительное время с обточенными зубами, с временными некачественными зубными протезами, начались воспалительные процессы десен. Суд первой инстанции (Ленинский районный суд г. Липецка) отказал в иске.

Судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда отменила состоявшееся решение, указав при этом на следующее. В силу п. 15, 17 Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями медицинские учреждения несут ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора, несоблюдение требований, предъявляемым к методам диагностики, профилактики и лечения. При несоблюдении медицинским учреждением обязательств по срокам исполнения услуги потребитель вправе по своему выбору: расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков, назначить новый срок оказания услуги, потребовать уменьшения стоимости предоставленной услуги. Отказывая С. в удовлетворении иска, суд признал установленным, что ответчиком не было допущено нарушение сроков исполнения услуги, что стоматологический центр ответчика выполнил работу по протезированию зубов качественно, они не были заверше- 158 ны в срок по вине С., который перестал являться к врачу в назначенное врачом время. Между тем, вывод суда сделан без учета вышеизложенных Правил. Стороны не указали в договоре срок, в течение которого стоматологический центр обязался провести санацию и протезирование зубов, а С. утверждал, что указанные работьгдолжны быть проведены в трехнедельный срок. Суду следовало назначить судебно-медицинскую экспертизу для выяснения вопроса о соблюдении сроков протезирования, установления причин воспалительного процесса десен пациента, выявления факта некачественного изготовления пластмассовых зубных протезов для истца, предоставить эксперту соответствующую медицинскую документацию (индивидуальную карту амбулаторного больного и т.п.)185. Личные неимущественные права и нематериальные блага находятся под защитой гражданского законодательства. В соответствии с положениями ст. 150 ГК РФ к ним относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частнойгжизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, Право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. Нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушен- ного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Иными словами, в изложенной статье законодатель объединяет как личные неимущественные права, так и нематериальные блага, в единой статье под названием «Нематериальные блага» (ст. 151 ГК РФ), хотя, на наш взгляд, это не идентичные понятия. Личные неимущественные права - это субъективные личные права субъекта права, объектом которых выступают нематериальные блага. Нематериальные блага рассматриваются российской правовой доктриной как объекты, по поводу которых могут возникать гражданские правоотношения. Поэтому смешивать (объединять) в одном термине два разнопорядковых правовых явления некорректно, недопустимо186. Т.А. Фадеева обоснованно отмечает такие существенные признаки нематериальных благ, как: а) отсутствие у них материального (имущественного) содержания; б) неотделимость от личности их носителя; в) обладание свойством индивидуализации самой личности обладателя личных неимущественных прав2.

В юридической литературе имеется обширный перечень (классификация) видов личных неимущественных прав. Так, М.Н. Малеина различает права, обеспечивающие физическое благополучие личности (право на жизнь, право на здоровье, право на здоровую окружающую среду), права, формирующие индивидуальность личности (право на имя, право на индивидуальный облик, право на честь и достоинство), права, обеспечивающие автономию личности в обществе (право на адвокатскую тайну, право на тайну совершения нотариальных действий, право на банковскую тайну, право на врачебную тайну, право на тайну усыновления, право на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, право на неприкосновенность жилища, право на неприкосновенность документов личного

• характера), неимущественные права авторов интеллектуального творчества (право авторства, право на товарный знак)187.

Н.Д. Егоров выделяет права на неимущественные блага, воплощенные в самой личности (право на имя, право на товарный знак, право на честь и достоинство, право на собственное изобретение); право на личную неприкосновенность и свободу; право на неприкосновенность личной жизни (право на личную документацию, право на тайну личной жизни, право на тайну личного общения, правона неприкосновенность жилища)2.

Е.А. Михно предлагает следующую классификацию личных неимущественных прав: 1) право на жизнь и право на здоровье (права, связанные с причинением физического вреда); 2) право на тайну личной жизни, право на тайну переписки, право на неприкосновенность документов личного характера, право на свободу передвижения и выбор места жительства (права, связанные с вторжением в частные дела); 3) право на имя, право на индивидуальный облик (права на присвоение и использование имени); 4) право на адвокатскую тайну, банковскую тайну, тайну усыновления, врачебную тайну, тайну нотариальных действий (право на тайну); 5) авторское право, патентное право, право на товарный знак (авторские права, права на патент, товарный знак)188.

О.А. Пещкова характеризует личные неимущественные права и нематериальные блага по 1) принадлежности субъектам (физическим лицам, юридическим лицам), 2) в зависимости от целевой установки (блага, направленные на физическое благополучие, на формирование индивидуальности, права, обеспечивающие автономию субъекта,

права, направленные на охрану интеллектуальной и иной деятельности189.

К.И. Голубев и С.В. Нарижний различают: 1) неимущественные блага, связанные непосредственно с личностью: жизнь, здоровье, честь, достоинство и деловая репутация, неимущественные права и блага, обеспечивающие автономию личности в обществе (право на свободу и личную неприкосновенность, права, связанные с неприкосновенностью частной жизни); 2) неимущественные права и блага, связанные с социально-экономической деятельностью: неимущественные права и блага, связанные с имущественными правами (неимущественные права авторов произведений науки, литературы И искусства, авторов открытий, рационализаторских предложений, право на товарный знак); неимущественные права и блага, связанные с правом на труд (право на труд, право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, право на установленную законом продолжительность рабочего времени, право на отдых и т.д.)190.

Гражданский кодекс РФ дает примерный перечень нематериальных благ, пользующихся гражданско-правовой защитой. В международно-правовых документах имеются понятия и перечень личных неимущественных прав (благ), которые Россия вправе, а в случаях, если вопросы защиты личных неимущественных прав (нематериальных благ) освещены в общепризнанных принципах и нормах международного права, международных договорах с участием Российской Федерации, то обязана исполнять (ч.4 ст. 15 Конституции РФ). Так, во Всеобщей декларации прав человека, принятой и провозглашенной резолюцией 217 А (3) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.191, гово- рится, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность (ст. 3); никто не должен подвергаться пыткам и жестоким, бесчеловечным, унижающим достоинство личности обращению и наказанию (ст. 5); каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией или законом (ст. 8); никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию (ст. 9); никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным Посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту от такого вмешательства или таких посягательств (ст. 12); каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства (ст. 13); каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии (ст. 18); каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы (ст. 23).

Международным пактом о гражданских и политических правах, принятым резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.192, провозглашено, что право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом (ст. 6); никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинстэо обращению или наказанию (ст. 7); каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность, никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию (ст. 17); каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии (ст. 13).

В результате нарушения личных неимущественных прав (нематериальных благ) в правоприменительной практике принято говорить о причинении морального вреда и о возникновении права на компенсацию этого вреда. В юридической литературе нет единства мнений относительно понятия морального вреда.

По обоснованному мнению М.Н. Малеиной, не следует смешивать понятия «моральный вред» и «неимущественный вред», ибо последний термин выражается в причинении нравственных и физических страданий, в то время как моральный вред может заключаться в страхе, унижении, беспомощности, стыде, fe переживаниях иного дискомфортного состояния, в связи с утратой родных, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением семейной, врачебной тайны, распространением сведений, не соответствующих действительности, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др. Физический же вред выражается в причинении физической боли, удушье, тошноте, головокружении и других болезненных ощущениях193.

Действительно, моральный вред сопровождается негативными изменениями в душевно-эмоциональном, психическом состоянии человека, испытывающего душевные, нравственные, психические переживания, страдания в связи с неблагоприятными для него последствиями как со стороны окружающего мира, так и, порой, своих собственных действий (бездействия). Представляется, что психические (нравственные) страдания могут возникать и на почве физической боли, физических страданий. Предположим, спортсмен, артист, балерина не могут участвовать в спортивном, концертном, танцевальном мероприятии по причине различного рода телесных (физических) повреждений, травм, вследствие чего испытывают различной степени психические страдания, нравственные переживания194.

Но в конечном итоге проблематично говорить о тождестве психического и физического вреда и объединять их общим термином «моральный вред». Правильнее было бы назвать эти составляющие общим словом «неимущественный вред». Такое словосочетание подходило бы и для юридических лиц, претерпевающих какие-либо ограничения, испытывающих проблемы с ухудшением своей фирменной репутации, падением деловых связей, клиентелы и т.д. Юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации) не могут испытывать нравственные страдания, даже если исходить из теории юридического лица как коллектива одушевленных участников, а не из теории фикции. Интересно заметить, что в Англии и США заменителем нашего «морального вреда» выступает «психологический вред», определяемый как «физические и психические страдания», причем психические страдания понимаются англо-американской судебной практикой как негативные эмоциональные реакции195.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «О компенсации морального вреда» (в ред. Постановления от 25 октября 1996 г., от 15 января 1998 г.) 3 относительно подробно трактуется понятие морального вреда и условия его компенсации. Согласно Постановлению Пленума под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (п.2).

При рассмотрении споров исследуемой категории суды применяют положения главы 59 ГК РФ, в особенности его параграфы 2 и 4 «возмещение вреда, причиненного жизни или здоровья гражданина»(ст. 1084—1094), «компенсация морального вреда» (ст. 1099—1101), Закон «О защите прав потребителей», руководствуются постановлениями Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»196, от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»197, от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда198, от 29 сентября 1994 г, № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»199.

Известно, что компенсация морального вреда за вред, причиненный здоровью, жизни, другим нематериальным благам, личным неимущественным правам человека, производится при наличии вины причинителя вреда, за исключением случаев, когда вред причинен жизни (здоровью) гражданина а) источником повышенной опасности; б) в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания; в) распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; г) в иных случаях, предусмотренных законом (ст. 1100 ГК РФ).

Случаи привлечения к ответственности в виде компенсации морального вреда при отсутствии вины исполнителей медицинских услуг в судебной практике весьма редки, ибо многие из вышеперечисленных оснований безвиновной ответственности за причинение морального вреда при оказании медицинских услуг также редки. Имеют место лишь факты привлечения к ответственности такого рода в случаях разглашения врачебной тайны (ст. 61 Основ), связанных с распространением сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию пациента и не соответствующих действительности (ст. 152 ГК РФ).

Некоторые медики утверждают, что исследуемый вид безвиновной ответственности может наступить за вред, причиненный жизни (здоровью) гражданина источником повышенной опасности — болезнетворными микробами, внедренными в организм пациента в период его вакцинации, приводящей порой к непредсказуемым, неконтролируемым осложнениям, связанным с особыми свойствами вакцин, вплоть до летального исхода. По данным специальной медицинской литературы, проведение вакцинации всегда содержит повышенную опасность непредсказуемых, неконтролируемых осложнений, связанных с особыми свойствами вакцин, которые проявляются повреждением здоровья вплоть до летальных исходов. Ежегодно в Российской Федерации фиксируются тысячи различных осложнений при проведении вакцинации, включая смертельные случаи. Официальная инструкция по применению вакцины против клещевого энцефалита, являющаяся нормативным материалом по вакцинации, содержит больщой перечень противопоказаний к ее использованию. Следовательно, в ней также изначально предполагается вероятность неконтролируемых побочных эффектов.

Кандидат медицинских наук, директор Пермского медицинского правозащитного центра Е. Козьминых полагает, что, исходя из изложенного, вакцинация против клещевого энцефалита полностью соответствует признакам «источника повышенной опасности» как деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны медицинских работников, а также как деятельность по использованию веществ (вакцин), обладающих такими же свойствами200.

По одному из изученных нами гражданских дел по оказанию медицинских услуг выяснилось, что в Коминтернов- ский районный суд г. Воронежа обратились родители несовершеннолетнего М. с иском о компенсации морального вреда, ссылаясь в исковом заявлении на то, что по указанию Управления здравоохранения администрации г. Воронежа учащимся одного из профессиональных училищ города сделали прививку от гепатита «В». После прививки их сын почувствовал себя плохо, а затем наступила парализация (неподвижность) всего тела. Мальчик был доставлен в реанимационное отделение, где в течение трех недель врачи боролись за его спасение. Суд установил, что несовершеннолетний М. в течение месяца находился в реанимационном отделении больницы с диагнозом «поствакцинальный энцефалит с эпилептиформным синдромом», а в настоящее время признан инвалидом вследствие поствакцинального осложнения, состоит на учете у невролога и часто проходит стационарое лечение. Возлагая компенсацию морального вреда на медицинское учреждение, суд, в частности, указал, что вопреки ст. 11 Федерального закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», разрешающей проведение профилактических прививок такого рода только с согласия родителей, согласия родителей несовершеннолетнего мальчика не было получено, и кроме того перед проведением прививки пациент и его родители не получили информации о возможных поствакцинальных осложнениях, названных в Перечне поствакцинальных осложнений, вызванных профилактическими прививками, утвержденном постановлением Правительства РФ от 2 августа 1999 г. № 855201.

В случаях привлечения причинителя морального вреда к ответственности в рамках ст. 1099—1101 ГК РФ, когда требуются доказательства наличия вины причинителя морального вреда, пациент (потребитель) должен доказать сам факт возникновения морального вреда, наличие причинно- следственной связи между действием (бездействием) причинителя вреда и наступившими последствиями, а также обосновать его размер.

По одному из изученных нами гражданских дел выяснилось, что К. обратилась в Краснинский районный суд Липецкой области с иском к районной больнице о возмещении морального вреда, указывая при этом, что 4 сентября 1997 г. в этой больнице в отсутствие врача-гинеколога при ненадлежащем родовспоможении ее новорожденному ребенку переломили левую ключицу, не приняли меры к лечению этого перелома, скрыли от нее сам факт перелома, в результате чего она поздно начала лечение ребенка и в настоящее время ручка ребенка не функционирует (не развивается, не растет). Представитель ответчика (районной больницы) иск не признал и пояснил в суде, что К.

относилась в период беременности к группе рожениц повышенного риска ввиду внутриутробной патологии. В связи с этим направлялась в областной роддом для сохранения и родоразрешения, однако К. самовольно покинула родильное отделение, а 4 сентября 1997 г. поступила в районную больницу с родовыми схватками. Роды приняла акушерка в отсутствие врача. Родовая травма ребенка была неизбежной ввиду сложности родов (пуповина затянула шею рождающегося ребенка, имелись затруднения при выведении плечиков рождающегося). Суд отказал в иске.

Однако судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда вполне правомерно отменила состоявшееся решение по следующим основаниям. Отказывая в иске К., суд первой инстанции признал доказанным отсутствие вины ответчика в причинении родовой травмы ребенку со ссылкой на заключение судебно-медицинской экспертизы, а также на самовольный уход роженицы-истицы из патологического отделения областного роддома. В то же время суд не учел однозначное заключение Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы о том, что у К. родился доношенный ребенок без врожденных физических недостатков, но с родовой травмой (параличом и переломом левой ключицы). Эта травма находится в прямой причинной связи с оказанием ручного пособления медицинским работником, принимавшим роды. Суд не выяснил, правильно ли проводилось родовспоможение К., были ли надлежащим образом выполнены врачом и акушеркой все предусмотренные медицинско-акушерской методикой и служебными обязанностями родовспомогательные действия. Суд не выяснил, каким образом была организована работа родильного отделения больницы, в каком порядке должно было осуществляться дежурство врачей-акушеров к моменту принятия родов у истицы. Суд не дал оценки показаниям врача П. о том, что, получив сообщение по телефону о начале родов у истицы, она разрешила акушерке одной принимать роды. Суд не проверил доводы истицы о том, что истица ушла из больницы с разрешения врачей при улучшении состояния своего здоровья. Более того, суд не выяснил наличие причинной связи между этим уходом и травмированием рождающегося ребенка202.

Следует также упомянуть еще одно судебное дело о компенсации морального вреда, вызванного некачественным оказанием медицинской улуги. Оно примечательно процессуальным аспектом правопреемства исковых требований такого рода: в результате некачественно проведенной операции по поводу флегмоны лица пациента С. у последнего наступило неизгладимое обезображивание лица, в связи с чем С. обратился в суд о взыскании,с областной клинической больницы компенсации морального вреда, вызванного этими обстоятельствами. Однако 18 июля 2003 г. (до окончания судебного разбирательства и вынесения судебного решения по существу) С. умер. Коминтерновский районный суд г. Воронежа прекратил производство по делу, ссылаясь на то, что по немущественным требованиям процессуальное правопреемство не наступает203.

Согласно ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполнителем прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей * подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера Возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Иными словами, Закон РФ «О защите прав потребителей» позволяет осуществлять компенсацию морального вреда не только в случае, когда потребитель (пациент) пре- терпел физические и нравственные страдания в результате ненадлежащего оказания медицинской услуги и причинения вреда его здоровью, но и в результате причинения ему имущественного вреда, вызванного нарушением Закона «О защите прав потребителей».

До последнего времени отдельные суды ошибочно полагали, что законодательство о защите прав потребителей неприменимо к договорам об оказании гражданам возмездных медицинских услуг, ошибочно считая, что эти услуги нельзя рассматривать как направленные на удовлетворение исключительно личных, семейных, домашних и иных нужд. Между тем, исходя из определения понятия «потребитель», данного Законом «О защите прав потребителей», этот довод лишен какого-либо основания204.

Согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда зависит от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, от степени вины причинителя вреда. В свою очередь, характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего.

Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме, а на исковые требования о компенсации морального вреда срок исковой давности не распространяется, и при их предъявлении госпошлина не оплачивается (п. 3 ст. 17 Закона «О защите прав потребителей», п. 4 ч. 2 ст. ЗЗЗ36 Налогового кодекса РФ).

Система оказания платной медицинской помощи, судебная практика, теоретические исследования и публикации в средствах массовой информации205 свидетельствуют о необходимости более глубокого правового регулирования оказания платных медицинских услуг. Требуют должной правовой оценки и дальнейшего правового регулиррвания медицинские услуги, связанные с трансплантацией органов и тканей человеческого организма, с использованием банка трансплантационных органов, эмбриональных тканей, с проведением медицинских экспериментов, с клонированием, с коррекцией пола человека, эвтаназией и другими проблемами медицинского права.

До сих пор неизвестна действительная стоимость той или иной медицинской услуги (эта проблема особенно актуальна в связи с современной реформой по монетизации льгот), в нашей стране отсутствует статистика медицинских ошибок, не создана система экспертной проверки работы врачей, нет национальных федеральных медицинских служб по различным направлениям заболеваний (онкология, диабет, туберкулез, детские заболевания и т.д.) с филиалами в регионах страны, не разработаны единые стандарты лечения того или иного заболевания, служба скорой помощи своевременно не выполняет поставленные перед нею задачи, не оснащена соответствующим оборудованием, лекарственными, спасательными средствами206.

По нашему мнению, совершенствование законодательства по оказанию платных медицинских услуг может происходить как путем расширения главы 39 ГК (например, включения в главу отдельного параграфа, посвященного этому вопросу), так и путем принятия специальных федеральных законов, регулирующих эти отношения, например с помощью федеральных законов «О регулировании частного здравоохранения», «О правах пациентов», «О страховании профессиональной ответственности медицинских работников» и т.д.

у

<< | >>
Источник: Андреев Ю.Н.. Платные медицинские услуги. Правовое регулирование и судебная практика. - М.: «Ось-89». - 400 с. (Серия «De jure»). 2007

Еще по теме 7. Компенсация морального вреда при оказании платных (возмездных) медицинских услуг:

  1. Гражданское законодательство РФ и деятельность медицинских работников
  2. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ
  3. 3.2. Методы публичной организации туристской деятельности
  4. Статья 779. Договор возмездного оказания услуг
  5. 3.3. Отказ от исполнения договора о суррогатном материнстве
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. 2. Медицинские услуги как объект гражданских прав
  8. 1. Сфера деятельности гражданско-правового договора по оказанию медицинских услуг
  9. 5. Исполнение медицинских услуг
  10. 7. Компенсация морального вреда при оказании платных (возмездных) медицинских услуг
  11. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. № 115-0 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки мартыновой евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации
  12. Терминологический словарь
  13. Глава 6. ДОГОВОР О СУРРОГАТНОМ МАТЕРИНСТВЕ
  14. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -