4. Взгляды на предмет гражданско-правового регулирования в отечественной цивилистике дооктябрьского периода

Для российских цивилистов общественные отношения, регулируемые гражданским правом, всегда были объектом пристального изучения. Уже в 1842 г. профессор Московского университета Морошкин в лекциях по гражданскому праву особое внимание уделял отношениям человека к внешней природе, выражаемым в форме вещного права, и отношениям между людьми, опосредуемым правом обязательственным <1>. Год спустя профессор Императорского училища правоведения Кранихфельд в работе "Начертание российского гражданского права в историческом его развитии" так определил "предмет гражданских законов" - "личные отношения человека как члена семейства или отношения человека к его семейству; отношение человека к его имуществу или вещественные отношения; наконец, отношения человека к другим лицам или к чужому имуществу" <2>. Впоследствии Д. И. Мейер акцентировал внимание на повышенной значимости для гражданского права имущественных отношений. О науке гражданского права он писал, что ее "должно считать наукой об имущественных правах" <3>. Сходную позицию занял и К.П. Победоносцев, утверждавший, что "отношения человека по имуществу отличаются в особенности свойством права; они составляют главное содержание права гражданского..." <4>. Имущественный фактор в общественных отношениях был возведен в абсолют К.Д. Кавелиным, предложившим отказаться даже от термина "гражданское право", поскольку имущественные отношения как частного, так и публичного характера составляют единое целое и требуют унифицированного подхода, на что не способно гражданское право, традиционно понимаемое как право частное <5>. Однако такой подход был встречен критически со стороны многих ученых. О полном неприятии позиции К.Д. Кавелина по этому вопросу заявили С.А. Муромцев, С.В. Пахман и др. <6>.

<1> Более подробно см.: Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. М.: Статут, 2003. С. 80 - 83.

<2> Там же. С. 83 - 85.

<3> Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч., ч. 1). По испр. и доп. 8-му изд. 1902 г. М.: Статут, 1997. С. 32.

<4> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 1 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. С. 1.

<5> Кавелин К.Д. Что есть гражданское право и где его пределы. С. 71, 142 - 175; Он же. Права и обязанности по имуществам и обязательствам (в применении к русскому законодательству: опыт систематического обозрения) // Избр. произведения по гражданскому праву. М.: Центр ЮрИнфоР, 2003. С. 179 - 184.

<6> Более подробно см.: Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 121 - 129.

Сказанное не означает, что гражданское право характеризовалось всеми исключительно в качестве имущественного права. И.А. Покровский справедливо отмечал, что представление о гражданском праве только как о праве имущественных отношений совершенно неправильно, поскольку "даже в пределах старого гражданского права мы находим области неимущественного характера - прежде всего область личных семейных отношений" <1>. Действительно, уже во времена Екатерины Великой можно обнаружить интерес к упорядочению, хотя и косвенным образом, личных отношений в семейной сфере <2>. Отметим, однако, что как имущественные, так и неимущественные отношения рассматривались в отечественной цивилистике того времени не столько в качестве предмета правового регулирования, сколько в виде содержания самого гражданского права, понимаемого как система определенных отношений. Зачастую эти отношения трактовались лишь как часть предмета науки гражданского права.

<1> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 135.

<2> См., например: Пахман С. В. История кодификации гражданского права / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2004. С. 276.

Только позднее общественные отношения начинают изучать как объект воздействия правовых норм. Так, у Д.Д. Гримма можно встретить высказывание о том, что "всякий юридический институт как составная часть данной системы положительного права призван регулировать те или иные жизненные отношения" <1>.

<1> Гримм Д. Соотношение между юридическими институтами и конкретными отношениями // Сб. статей по гражданскому и торговому праву. Памяти проф. Г.Ф. Шершеневича. М.: Статут, 2005. С. 303.

5. Взгляды на предмет гражданско-правового регулирования в отечественной цивилистике после Октября 1917 г.

После Октября 1917 г. некоторые советские ученые продолжали понимать право как систему правоотношений <1>. Об устойчивости этих взглядов говорит тот факт, что их критика была одним из вопросов повестки первого совещания научных работников права. Именно по итогам этого совещания, состоявшегося в 1938 г., право стало определяться не как система отношений или правоотношений, а как упорядоченная совокупность правовых норм <2>. Общественные отношения начинают рассматриваться исключительно в качестве предмета правового регулирования.

<1> См., например: Пашуканис Е.Б. Общая теория права и марксизм. 3-е изд. М.: Изд-во Ком. Акад., 1929. С. 41 - 42; Стучка ПИ. Указ. соч. С. 9 - 17.

<2> Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 1. С. 217.

Такой подход не мог не породить проблемы содержания предмета гражданского права. То, что основное место в рамках предмета гражданского права должно быть отведено имущественным отношениям, особых разногласий не вызывало. Спорным стал вопрос о критериях выделения имущественных отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования. Очевидно, что имущественные отношения - это отношения, складывающиеся по поводу имущества, что может выражаться во владении, пользовании, распоряжении вещами или в передаче иных материальных благ. Но также очевидно, что не все имущественные отношения регулируются гражданским правом. Д. М. Генкин предлагал обозначить в качестве атрибута гражданско-правовых имущественных отношений критерий гражданского оборота. По его мнению, имущественные отношения, не связанные с гражданским оборотом, составляют предмет административного права <1>. При этом, однако, ученый не давал четкой характеристики самого гражданского оборота, который нельзя было определить ни в качестве передачи имущества, поскольку этот процесс может происходить и в рамках административного права, ни в качестве сферы обращения, так как гражданское право им не исчерпывается.

<1> Генкин Д. М. Предмет советского гражданского права // Советское государство и право. 1939. N 4. С. 28 - 40.

Впоследствии к конструкции оборота для определения предмета гражданского права прибегали А.В. Дозорцев <1> и Р.О. Халфина, писавшая об экономическом обороте <2>. А.В. Венедиктов находил специфику имущественных отношений, охватываемых предметом гражданского права, в их эквивалентности <3>, хотя, как показывает практика, далеко не все гражданско-правовые имущественные отношения являются эквивалентными. В качестве примера отсутствия в некоторых гражданских правоотношениях признака эквивалентности и возмездности С.Н. Братусь приводил правоотношения, возникающие из договоров дарения и ссуды <4>. При этом он вслед за М.И. Бару <5> рассматривал отношения возмездности и эквивалентности как отношения рода и вида. О. А. Красавчиков, проанализировав высказанные в юридической литературе мнения относительно природы и понятия имущественных отношений, разделил их на три основные концепции: юридическую, волевую и экономическую <6>.

<1> Дозорцев А. В. О предмете советского гражданского права и системе Гражданского кодекса СССР // Советское государство и право. 1954. N 7. С. 106.

<2> Халфина Р.О. О предмете советского гражданского права // Советское государство и право. 1954. N 8. С. 86.

<3> Венедиктов А.В. О системе Гражданского кодекса СССР // Советское государство и право. 1954. N 2. С. 26 - 33.

<4> Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М.: Госюриздат, 1963. С. 5 - 6.

<5> Бару М. И. Понятие и содержание возмездности и безвозмездности в советском гражданском праве // Ученые записки Харьков. юрид. ин-та. Вып. 13. 1959. С. 37 - 38.

<6> См. подробнее: Красавчиков О.А. Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений // Категории науки гражданского права / Избр. труды: В 2 т. Т. 1. М.: Статут, 2005. С. 31 - 41. Об эволюции категории "имущественные отношения" см. также: Щенникова Л.В. Категория "имущественные отношения" в гражданском законодательстве и цивилистической доктрине // Цивилистические записки: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 3. К 80-летию С.С. Алексеева. М.: Статут; Екатеринбург: Ин-т частного права, 2004. С. 113 - 128.

В многочисленных дискуссиях о признаках имущественных отношений, составляющих предмет гражданского права, ученые не раз обсуждали вопрос о взаимосвязи имущественных и производственных отношений. Одни правоведы проводили различие между имущественными и производственными отношениями <1>. Как писал О.С. Иоффе, первенство в такой постановке вопроса принадлежало С.Н. Братусю, выступившему со специальным докладом по этой проблематике в отделении общественных наук АН СССР в 1958 г. <2>. Необходимость указанного разграничения была вызвана тем, что право как явление волевое и надстроечное не могло регулировать объективно складывающиеся отношения, не зависящие от воли и сознания людей, а именно к такой категории традиционно относились производственные отношения. Другие ученые утверждали, что имущественные отношения - это производственные или главным образом производственные отношения <3>. "Марксистское положение об объективном характере производственных отношений, - по мнению В. А. Тархова, - нельзя трактовать догматически и начисто исключать из этих отношений волю и сознание людей" <4>.

<1> См., например: Алексеев С.С.

Предмет советского социалистического гражданского права // Ученые труды Свердловского юрид. ин-та. Т. 1. Свердловск, 1959. С. 46.

<2> Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 1. С. 236.

<3> См., например: Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961. С. 20.

<4> Тархов В.А. Указ. соч. С. 50.

На первый взгляд основные положения изложенных концепций существенным образом отличаются друг от друга. Однако при более внимательном рассмотрении выясняется, что у них гораздо больше общих черт, чем отличий. Отметим, что было бы неверным утверждение о противопоставлении производственных и имущественных отношений последователями первой позиции. С.Н. Братусь, например, писал, что понятие имущественных отношений может быть раскрыто лишь в связи с анализом понятия общественно-производственных отношений <1>. Связь эта проявляется в том, что существующие объективно производственные отношения возникают не сами по себе, а складываются из бесчисленных отдельных отношений между конкретными лицами, проявляющими свою волю в качестве участников производства, распределения и обмена <2>. Таким образом, производственные отношения рассматриваются здесь как определенный результат общественно-производственной деятельности людей, который не зависит от воли последних, но в то же время, будучи обусловленным конкретными волевыми актами индивидов, не может быть оторван от этих актов, от реального поведения людей <3>. Эти отдельные волевые акты и являются имущественными отношениями, которые представляют собой волевую сторону производственных отношений. О волевой стороне производственных отношений писал и Ю.К. Толстой, который, однако, не разделял имущественные и производственные отношения <4>. В. А. Тархов, являющийся приверженцем второй концепции, подчеркивает, что нет необходимости отождествлять имущественные и производственные отношения <5>. Таким образом, по существу, речь идет не о противопоставлении или отождествлении имущественных или производственных отношений, а о роли волевого элемента в формировании производственных отношений.

<1> Братусь С.Н. Указ. соч. С. 11.

<2> Александров Н. Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. М.: Госюриздат, 1961. С. 184 - 185.

<3> Братусь С.Н. Указ. соч. С. 12 - 13.

<4> Толстой Ю. К. Понятие права собственности // Проблемы гражданского и административного права. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1962. С. 145 - 147.

<5> Тархов В.А. Указ. соч. С. 52.

Со временем в науке гражданского права была выработана система критериев, позволяющих относить те или иные имущественные отношения к предмету гражданско- правового регулирования <1>. Однако все многочисленные признаки гражданско- правовых имущественных отношений, по справедливому замечанию Е. А. Суханова, обусловлены товарно-денежным характером этих отношений <2>, в основе которых лежит действие закона стоимости <3>.

<1> Подробнее см.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 1. С. 237 - 239.

<2> Гражданское право: Учебник: В 4 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 37.

<3> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 21 - 23.

Известно, что предмет гражданского права не исчерпывается имущественными отношениями. Гражданское право регулирует также и личные неимущественные отношения. Сам термин "личные неимущественные отношения" появился непосредственно перед дискуссией о гражданском праве 1954 - 1955 гг. До этого момента исследованию подвергались сами личные права, а не реальные общественные отношения, элементом содержания которых они являлись <1>. Личные неимущественные отношения возникают по поводу нематериальных благ или результатов интеллектуальной деятельности. Неимущественные права не подлежат точной денежной оценке и тесно связаны с личностью управомоченного лица, направлены на выявление и развитие его индивидуальности. Неимущественные отношения характеризуются также специфическими основаниями возникновения и прекращения <2>.

<1> Подробнее см.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 1. С.

239.

<2> См.: Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М.: МЗ Пресс, 2000. С. 18.

В рамках личных неимущественных отношений традиционно выделялись неимущественные отношения, связанные с имущественными, и отношения, не связанные с ними. Указанная связь проявляется прежде всего в том, что личные неимущественные отношения находятся в едином комплексе общественных отношений с неимущественными <1>. В данном случае личные и имущественные права воплощаются в едином сложном регулятивном правоотношении <2>. Например, творческий акт по созданию произведения порождает как личные, так и имущественные права автора, последние именуются исключительными правами, а в совокупности с неимущественными правами охватываются категорией "интеллектуальное право" <3>.

<1> Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 24.

<2> Иоффе О.С. Личные неимущественные права и их место в системе советского гражданского права // Советское государство и право. 1966. N 7. С. 53.

<3> См.: Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей / Исследоват. центр частного права. М.: Статут, 2003. С. 6; и др.

Что касается личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными и возникающих по поводу таких нематериальных благ, как, например, честь и достоинство, то они сами по себе образуют законченный комплекс. Вопрос о возможности регулирования гражданским правом этих отношений имеет богатую историю. Одни ученые полагали, что данные отношения в силу своих особенностей образуют самостоятельный предмет правового регулирования, однако в силу своей малой распространенности не могут быть предметом какой-то особой отрасли права <1>. Другие исследователи считали, что гражданское право может лишь охранять такие отношения, и то не всегда, а лишь в случаях, прямо предусмотренных законом <2>. Р.О. Халфина даже писала, что правоотношение, возникающее по поводу нематериальных благ, появляется не столько в связи с этими благами, сколько по причине их нарушения <3>. Наконец, третьи были убеждены, что правовую охрану невозможно отделить от правового регулирования, в связи с чем сама по себе охрана личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, с неизбежностью влечет за собой и их регулирование <4>. Возможность включения в предмет гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, обосновывалась, в частности, наличием общего признака, а именно взаимооценочного характера личных неимущественных и имущественных отношений <5>.

<1> См.: Тархов В.А. Указ. соч. С. 57 - 59.

<2> См., например: Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 24 - 25.

<3> Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юрид. лит., 1974. С. 124.

<4> См., например: Флейшиц Е.А., Маковский А.Л. Теоретические вопросы кодификации республиканского гражданского законодательства // Советское государство и право. 1963. N 1. С. 87.

<5> См., например: Егоров Н. Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. С. 16 - 17.

Что касается отечественного законодателя, то он был крайне непоследователен в определении места личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными <1>. В настоящее время эта группа общественных отношений выведена за рамки предмета гражданско-правового регулирования, поскольку применительно к ним гражданское право осуществляет лишь охранительную функцию (п. п. 1, 2 ст. 2 ГК РФ). Данный факт был критически воспринят некоторыми цивилистами. Так, Н.Д. Егоров называет малообоснованным "удаление" из предмета гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными <2>. Подобного мнения придерживается и М.И. Брагинский <3>.

<1> Подробнее см.: Малеина М.Н. Указ. соч. С. 26 - 27.

<2> Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. М.: ТЕИС, 1996. С. 7.

<6> Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное". С. 66 - 67.

Подчеркнем, что в ст. 1 ГК РСФСР 1964 г. и в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. рассматриваемые отношения охватывались предметом гражданского права. Отличие проявлялось лишь в том, что согласно Кодексу правовое регулирование этих отношений осуществлялось в случаях, прямо предусмотренных законом, Основы же в первой статье допускали возможность правового регулирования указанных отношений по общему правилу. Изъятия либо могли быть предусмотрены законодательными актами, либо могли вытекать из существа личных неимущественных отношений. Данная норма Основ гражданского законодательства была воспроизведена в новейших гражданских кодексах Казахстана и Узбекистана.

На границы предмета гражданско-правового регулирования могли влиять не только личные неимущественные отношения. Например, О.А. Красавчиков предлагал расширить пределы предмета гражданского права за счет так называемых организационных отношений, определяемых автором в качестве социальных связей, направленных на упорядочение иных общественных отношений <1>.

<1> Красавчиков О. А. Гражданские организационно-правовые отношения // Категории науки гражданского права / Избр. труды: В 2 т. Т. 1. М.: Статут, 2005. С. 53.

<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 4. Взгляды на предмет гражданско-правового регулирования в отечественной цивилистике дооктябрьского периода:

  1. § 3. Правовое регулирование исполнения лишения свободы в период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы (1941 —1953 гг.)
  2. § 1. Эволюция представлений о предмете гражданско-правового регулирования и гражданском правоотношении
  3. § 1. Выражение особенностей предмета советского гражданского права в методе гражданско-правового регулирования
  4. § 1. Обратное воздействие гражданско-правового регулирования на общественные отношения социалистического общества и особенности предмета советского гражданского права
  5. Часть I. ДООКТЯБРЬСКИЙ ПЕРИОД
  6. § 1. Место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования
  7. § 2. Предмет гражданско-правового регулирования
  8. Предмет гражданского права. Понятие и классификация имущественных и личных неимущественных отношений. Метод гражданско-правового регулирования.
  9. предмет соВетскоГо ГражданскоГо праВа и метод Гражданско-праВоВоГо реГулироВания
  10. предмет соВетскоГо ГражданскоГо праВа и особенности Гражданско-праВоВоГо реГулироВания В социалистическом общестВе
  11. относительная самостоятельность Гражданско праВоВоГо реГулироВания В социалистическом общестВе и предмет соВетскоГо ГражданскоГо праВа
  12. 6. Критерии определения содержания предмета гражданско-правового регулирования
  13. Пенитенциарное право России начала XX века (1900—1917 гг. — дооктябрьский период)
  14. 1.1. Взгляды цивилистов на несостоявшиеся сделки ' и их место в гражданско-правовой доктрине
  15. Фёдоров Игорь Вадимович. ГРАЖДАНСКОЕ И АРБИТРАЖНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО КАК ПРЕДМЕТ СОВМЕСТНОГО МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО И ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ / Диссертация / Екатеринбург, 2002
  16. Трансформация взглядов на телесные наказания в период реформ.
  17. 5.1. ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  18. 13. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  19. Н. Г. Александров и др.. СОВЕТСКОЕ ПРА В О В ПЕРИОД BEЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ЧАСТЬ I. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. —ТРУДОВОЕ ПРАВО ЮРИДИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ СССР Москва —1948, 1948
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -