<<
>>

§ 1. Место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования

1. Предмет гражданско-правового регулирования очерчен в ст. 2 ГК РФ, при этом п. 1 данной статьи перечень отношений, которые могут подпадать под предмет гражданско-правового регулирования, оставляет открытым, значит, таковыми могут быть любые имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.

Отметим, что в ст. 2 ГК РФ использован иной подход к определению предмета гражданско- правового регулирования по сравнению со ст.

1 ГК РСФСР.

В ст. 1 ГК 1964 г. речь шла о регулировании имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, а также иных личных неимущественных отношений в случаях, предусмотренных законом. Такая формулировка породила доктринальную классификацию отношений, составляющих предмет гражданского права, на отношения имущественные, личные неимущественные, связанные с имущественными, и личные неимущественные, не связанные с имущественными.

Применительно к существовавшим тогда экономическим отношениям такая классификация была вполне приемлема и поддерживалась большинством авторов <*>. Но Кодекс действовал тридцать лет, и за это время (даже в советский период) экономические отношения претерпевали те или иные изменения. Соответственно стали формулироваться концепции о расширении перечня отношений, входящих в предмет гражданского права.

<*> См., например: Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С. 9; Генкин Д.М. Предмет и система советского гражданского права. М.: Юрид. изд-во., 1963; Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права // Учен. труды Свердловского юридического института. Свердловск, 1959. Т. 1. С. 25; Яковлев В.Ф. Гражданско- правовой метод регулирования общественных отношений.

В 80-е гг. XX в. О.А. Красавчиков писал, что приобретает актуальность деятельность участников имущественных отношений по налаживанию, упорядочиванию и нормальному функционированию тех экономических связей, в которых они принимали участие, построенная на началах координации. Подобную организационную деятельность он называл организационными отношениями, связанными с имущественными, но обладающими при этом (как элемент имущественных отношений) и относительной самостоятельностью <*>. Так получила развитие дополнительная классификация имущественных отношений, изменяющая (в какой-то мере) "догматические" представления о предмете гражданско-правового регулирования <**>.

<*> Советское гражданское право: Учеб.: В 2 т. / Отв. ред. О.А. Красавчиков. М., 1985. С. 14 -

16.

<**> О.А. Красавчиков обращал внимание на то, что соображения об организационных отношениях высказывались еще в 60-е гг., но тогда не привлекли особого внимания.

В п. 1 ст. 2 ГК РФ предмет гражданско-правового регулирования определяется по-другому. Во-первых, в нем дифференцируются имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения (перечень которых закрепляется законодателем не исчерпывающим образом).

Во-вторых, в указанном пункте содержится характеристика основного предмета гражданско- правового регулирования <*>.

<*> Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное" // Проблемы современного гражданского права. М., 2000. С. 67.

Все имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, отвечающие данной характеристике, могут относиться к предмету гражданско-правового регулирования.

Вопрос об уточнении понятия имущественных отношений интересовал еще русских цивилистов.

В частности, Д.И. Мейер рассматривал науку гражданского права как науку об имущественном праве <*>. Имущественные отношения трактовались русскими учеными как отношения, имеющие предметом воздействия материальные, вещественные ценности в виде физических вещей, прав, услуг <**>.

<*> Мейер Д.И. Русское гражданское право. СПб., 1897. С. 3.

<**> Кавелин К.Д. Что есть гражданское право и где его пределы? // Собр. соч. СПб., 1900. Т.

4.

В советский период, можно сказать, сложилось "классическое" понятие имущественных отношений как экономических отношений по владению, пользованию и распоряжению материальными благами и было выработано общеизвестное их разграничение на отношения статики, выражающие присвоенность материальных благ определенными лицами, и на отношения динамики, отражающие движение материальных благ от одних лиц к другим <*>.

<*> См., например, Братусь С.Н. Имущественные и организационные отношения и их правовое регулирование в СССР // Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 67.

О.А. Красавчиков определял имущественные отношения как конкретные экономические отношения по владению, пользованию и распоряжению материальными благами, складывающиеся на основе экономических актов участников данных социальных связей (Красавчиков О.А. Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений. С. 16).

Некоторые же авторы понимали имущественные отношения более широко - как отношения собственности во "всеобъемлющем" смысле <*>. С введением в действие Гражданского кодекса РФ последнее мнение было поддержано известными цивилистами. Например, Т.И. Илларионова писала, что имущественные отношения - комплексные, в них входят отношения собственности и отношения, опосредующие оборот <**>.

<*> С.С. Алексеев называет отношения собственности "базовыми", являющимися "первым слоем" в предмете гражданско-правового регулирования, и, соответственно, гражданско-правовые институты собственности - первичными, основополагающими (Алексеев С.С. Предмет советского гражданского права и метод гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сб. статей. М., 2001. С. 34 - 35).

<**> Гражданское право: Часть первая. Учеб. для вузов / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 3 - 6.

В.Ф. Яковлев так говорит о предмете гражданского права: "Гражданское право регулирует не все имущественные отношения, а только те из них, которые складываются и функционируют как отношения собственности. Следовательно, сущностная черта регулируемых гражданским правом отношений состоит в том, что они представляют собой отношения собственности, то есть отношения, в рамках которых происходит закрепление собственности за определенными лицами и реализация возможностей, заложенных в собственности" <*>.

<*> Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право... С. 32.

Таким образом, к предмету гражданско-правового регулирования могут быть причислены и не названные в п. 1 ст. 2 ГК РФ имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, если: 1)

они есть отношения собственности в той или иной форме их проявления; 2)

они основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

В первой главе настоящего исследования было обосновано, что корпоративные отношения по своей экономической сущности есть особые отношения собственности (эти особенности присутствуют в стадиях формирования и реализации корпоративных отношений).

Значит, корпоративные отношения "способны" подпадать под гражданско-правовое регулирование.

Данный факт подтверждается также тем, что корпоративные отношения хотя и не называются таковыми Гражданским кодексом РФ, тем не менее им регулируются (институты, регламентирующие общую долевую собственность, отношения простого товарищества, деятельность хозяйственных товариществ, обществ, кооперативов) <*>.

<*> Как отмечают Т.В. Кашанина и Е.А. Сударькова, существование тех или иных отношений может быть подтверждено тем, что в той или иной мере существует их правовое регулирование (Кашанина Т.В., Сударькова Е.А. Акционерное право: Практический курс. М., 1997. С. 7); см. также о корпоративных отношениях: Гражданское право: Учеб.: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. Т. 1. С. 29 - 30.

Корпоративные отношения как отношения собственности - прежде всего имущественные отношения (закрепляющие специфические формы присвоенности имущественных благ, характеризующиеся множественностью субъектного состава).

Вместе с тем в литературе высказываются точки зрения, опровергающие их имущественный характер.

А.В. Майфат считает, что природа корпоративных отношений состоит в их организационно- предпосылочном характере. По его мнению, цель корпоративных отношений - служить предпосылкой для возникновения иных отношений, в том числе и обязательственных (например, отношения акционер - общество становятся обязательственными при определенных обстоятельствах) <*>.

<*> Майфат А.В. Особенности инвестирования в предпринимательскую деятельность. Вопросы теории и правоприменения. Екатеринбург, 2001. С. 117.

П.В. Степанов, используя концепцию О.А. Красавчикова, доказывает организационный характер корпоративных отношений <*>.

<*> Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 13.

А.Ю. Синенко полагает, что концепция организационных отношений способна стать основой для объяснения значительно усложнившихся внутрикорпорационных отношений большинства современных юридических лиц, а ее изучение должно получить дальнейшее развитие <*>.

<*> Синенко А.Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М., 2002. С. 19.

Несомненно, корпоративные отношения обладают организационными элементами, так как "организуют" отношения множественной собственности. Но именно в силу данного обстоятельства становится очевидным зависимый, "обслуживающий" характер этих организационных элементов, их связанность с отношениями собственности. Иначе говоря, отношения множественной собственности как отношения имущественные формируются через организационные элементы.

С.С. Алексеев отмечает, что имущественные отношения выделяются по признаку объекта, а организационные - по признаку содержания <*>, т.е. дифференциация отношений на указанные виды происходит по разным критериям, следовательно, возможно существование смешанных имущественно-организационных отношений <**>. Поэтому нужно согласиться с теми авторами, которые критикуют полную независимость и самостоятельность организационных отношений в предмете гражданско-правового регулирования, подчеркивают условный характер их самостоятельности, сопряженный с целями исследования <***>.

<*> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 72. <**> Например, применительно к внешнеэкономическим правоотношениям В.А. Бублик пишет, что "...ядро данных правовых связей образуют имущественные (экономические) гражданские правоотношения, вокруг которых формируются различные организационные связи... " (Бублик В.А. Публично- и частноправовые начала в гражданско-правовом регулировании внешнеэкономической деятельности. С. 20).

На существование "смешанных" отношений указывают также М.И. Брагинский и В.В. Витрянский (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 237).

<***> О.А. Красавчиков, выделяя организационные отношения, говорил о том, что они являются служебными по отношению к основным имущественным отношениям. По его мнению, данные отношения имеют специфическую функцию - упорядочение имущественных отношений (Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Сов. государство и право. 1966. N 10. С. 50 - 57).

Концепция самостоятельности организационных отношений подвергалась критике и Б.Н. Мезриным (Мезрин Б.Н. Моделирование гражданско-правовых неимущественных обязательств // Антология уральской цивилистики).

С.С. Алексеев полагает, что "...каждое общественное отношение может под определенным углом зрения рассматриваться как "организованное" и, следовательно, как включающее организационные элементы... " (Алексеев С.С. Социалистическая ценность права в советском обществе. М., 1971. С. 59).

А.М. Мартемьянова пишет, что организационная деятельность не существует сама по себе (Мартемьянова А.М. Об организационных отношениях в предмете гражданского права // Актуальные проблемы гражданского права: Межвуз. сб. науч. ст. Свердловск, 1986. С. 137).

Итак, корпоративные отношения опосредуют перераспределение экономических возможностей между субъектами относительно имущественных благ в сфере собственности. Перераспределение экономических возможностей - организационный процесс, обусловливающий наделение участников корпоративных отношений объемами экономических возможностей. Организационные отношения здесь подчинены имущественным, создают их организационную форму.

Кроме того, имущественные отношения как "сторона" корпоративных отношений, не могут быть реализованы без организационных, поскольку множественность субъектного состава в отношениях присвоенности имманентно предполагает и упорядоченность (процедуры) реализации субъектами экономических возможностей <*>.

<*> Б.М. Гонгало отмечает, что многочисленные "корпоративные отношения" не однородны. Среди них следует выделять отношения имущественные и организационные, а поэтому "корпоративные отношения" есть категория собирательная (Гонгало Б.М. Предмет гражданского права. С. 23).

Таким образом, корпоративные отношения необходимо понимать как комплексные - имущественные и связанные с ними неимущественные (организационные) отношения.

Для того чтобы определить "подпадают" ли под предмет гражданско-правового регулирования корпоративные отношения, важно также выяснить, основаны ли они на равенстве, автономии воли, имущественной самостоятельности их участников.

Суть равенства В.Ф. Яковлев усматривает в отсутствии между участниками имущественных отношений внеэкономической зависимости, власти, принуждения, какой-либо иной социальной связи, кроме отношений собственности <*>. "Связанность" же через отношения собственности, в том числе достигающая степени зависимости, в гражданско-правовых отношениях может присутствовать, не опровергая при этом общего принципа равенства их участников.

<*> Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. С. 38. Можно отметить интересный факт: самые "цивилистические" отношения - отношения собственности - построены на неравенстве, предполагают разное отношение субъектов (собственника и несобственника) к одному и тому же имущественному объекту, т.е. изначально формируются на основе субординации.

Субъекты, вступая в корпоративные отношения (особые отношения собственности), выступают как равные, свободные, неконсолидированные собственники. С этих позиций корпоративные отношения основываются на реализации субъектами-участниками их равных экономических статусов. Такая реализация может предусматривать и "неравенство" субъектов, которое должно характеризоваться как относительное, поскольку оно "рождается" из согласования воль субъектов-участников корпоративных отношений.

Кроме того, в корпоративных отношениях через перераспределение экономических возможностей субъекты как участники (по общему правилу) "уравниваются" в целях рационального сочетания их интересов (в праве это отражается в закреплении механизма защиты прав меньшинства, институтов преимущественных прав). Существенное значение при этом приобретает "саморегулируемость" корпоративных отношений (их локальное и индивидуальное регулирование).

Далее, корпоративные отношения есть отношения, основанные на автономии воль субъектов-участников. Автономия воль означает, что субъекты сами устанавливают направления своей деятельности, "целеполагают" формирование тех или иных отношений, допускают ограничения своих воль, в тех или иных пределах, участвуя в актах согласования воль с другими субъектами <*>. Субъекты самостоятельно избирают конкретную организационную форму корпоративных отношений, допускают присущие ей порядки реализации экономических возможностей, сопряженные с особенностями локального и индивидуального регулирования <**>.

<*> Субъекты самостоятельно определяют, какие для них устанавливаются права и обязанности, как они их будут осуществлять, а также будут ли вообще осуществлять или нет (Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Сов. государство и право. 1946. N 3 - 4. С. 41 - 55).

<**> См., например: Илларионова Т.И. Сделки в механизме гражданско-правового регулирования общественных отношений // XXVII съезд КПСС и механизм гражданско-правового регулирования общественных отношений. Свердловск: СЮИ, 1988.

Корпоративные отношения невозможны также без имущественной самостоятельности их участников и прежде всего потому, что это отношения консолидированных собственников, которые могут консолидироваться постольку, поскольку они - индивидуальные собственники. И корпоративные отношения в данном смысле представляют собой реализацию субъектами их статусов как индивидуальных собственников.

Имущественная самостоятельность субъектов в отношении обобщенного имущества "парализуется" его имущественной обособленностью. Причем помимо того что обобщенное тем или иным образом имущество обособлено от всех третьих лиц, оно обособлено и от имущественных сфер участников корпоративных отношений. Последнее означает ограничение экономических возможностей участников по воздействию на обособленное имущество, так как режим обобщения имущества, по сути, направлен на ограничение имущественной самостоятельности участников.

Следовательно, вступая в корпоративные отношения, субъекты, с одной стороны, реализуют имущественную самостоятельность, а с другой - "теряют" имущественную самостоятельность относительно тех имущественных объектов, по поводу которых складываются данные отношения. Но второе обстоятельство базируется на первом и не опровергает его.

Итак, корпоративные отношения как имущественные и связанные с ними организационные отношения основываются на равенстве, автономии воли, имущественной самостоятельности участников, что свидетельствует в пользу возможности отнесения корпоративных отношений к предмету гражданско-правового регулирования.

Но если это так, то требуется обозначить место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования, для чего важно установить их юридическую природу. Как отмечает В.Ф. Яковлев, квалификация отношений должна быть многоаспектной, чтобы выяснить, является ли данное правоотношение гражданско-правовым и где существует граница общегражданского и подотраслевого регулирования <*>.

<*> Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право... С. 124.

Как было сказано, корпоративные отношения регулируются нормами ГК РФ (институт общей долевой собственности, институт договора простого товарищества, институты образования и деятельности хозяйственных обществ, товариществ, кооперативов). Но эти институты "разбросаны" в системе гражданского права, что порождает мнение о разнородности регулируемых ими отношений. Однако общая экономическая сущность перечисленных отношений как отношений по формированию и реализации собственности с множественным составом участников позволяет обозначить проблему систематизации корпоративных отношений и их адекватного гражданско-правового регулирования <*>.

<*> Как отмечают экономисты, отсутствие целостной государственной концепции развертывания корпоративных отношений в России и даже элементарной информационной базы о деятельности корпоративных структур не позволяет ни провести сравнительный анализ эффективности функционирования различных форм объединений юридических лиц в реальном секторе экономики, ни выстроить четкую схему формирования должной правовой базы регулирования развития таких объединений (Войтенко А. Состояние и перспективы финансово- промышленных групп в России // Российский экономический журнал. 1999. N 11 - 12).

Базовыми элементами системы гражданского права выступают нормы, компоновка которых по его подотраслям и институтам обусловливается характером и сущностью отношений, регулируемых этими нормами, т.е. предметом регулирования <*>.

<*> См. о системе гражданского права: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963; Братусь С.Н., Иоффе О.С. Гражданское право. М., 1967.

В структуре системы <*> гражданского права выделяются две сложившиеся подотрасли: право собственности и обязательственное право. В структуру гражданского права входят также крупные институты (например, авторское право). О.А. Красавчиков говорил, что авторское, изобретательское право не являются подотраслями гражданского права, так как приоритет в этих областях принадлежит не имущественным, а иным, например творческим и другим социальным связям <**>.

<*> "Связь, целостность и обусловленная ими устойчивая структура - таковы отличительные признаки любой системы" (Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. С. 313).

А.В. Мицкевич обоснованно разграничивает понятия "система права" и "система законодательства", которые являются однопорядковыми, но не тождественными, выражающими соответственно структуру содержания и форму позитивного права (Мицкевич А.В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей. М., 2000. С. 23).

<**> Советское гражданское право: Учеб. / Под ред. О.А. Красавчикова. С. 9.

Таким образом, для того чтобы доказать, что группа отношений, подпадающих под предмет гражданско-правового регулирования, может "претендовать" на регулирование самостоятельной подотраслью гражданского права, необходимо обозначить приоритет имущественных связей субъектов, предопределенный существованием этих отношений в экономических сферах, а также установить их единую юридическую природу, отличающуюся от юридической природы отношений, опосредуемых другими подотраслями.

И если корпоративные отношения удовлетворяют этим критериям, то правомерно утверждать, что формирование в структуре системы гражданского права еще одной подотрасли - корпоративного права - вполне возможно.

О том, что корпоративные отношения - прежде всего отношения имущественные, возникающие и реализующиеся в экономических сферах, уже говорилось.

Имущественные отношения в зависимости от их юридической природы традиционно классифицируются на отношения вещные и обязательственные, абсолютные и относительные. Причем структура системы гражданского права корреспондирует классификации имущественных отношений. Подотрасль "Право собственности" содержит положения об абсолютных, вещных отношениях, а подотрасль "Обязательственное право" - об относительных, обязательственных отношениях.

Классификация имущественных отношений берет начало в римском праве <*>. Именно сформулированные в нем понятия вещного права как непосредственного господства лица над вещью и обязательства как "связанности" субъектов используются в качестве основополагающих в настоящее время.

<*> См., например: Новицкий И.Б., Перетерский И.С. Римское частное право: Учеб. М., 1994. С. 156; Пухта Г.Ф. Курс римского гражданского права. М., 1874. Т. 1. С. 371.

В русском дореволюционном праве была высказана идея о том, что вещные отношения носят абсолютный характер, а обязательственные - относительный <*>.

<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 140 - 142.

Впоследствии в теории гражданского права сложилось убеждение, что в абсолютных правоотношениях праву одного лица соответствует пассивная обязанность неопределенного числа всех прочих лиц воздерживаться от нарушения этого права; в относительных же - субъектами являются только определенные лица <*>.

<*> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 25.

О.С. Иоффе писал: "Права признаются относительными или абсолютными в зависимости от того, возлагается ли обязанность по их соблюдению на определенных субъектов или на неопределенную группу лиц. На основе этого общего критерия вещные права обычно включаются в разряд абсолютных, а обязательственные - в разряд относительных прав... Однако существенный интерес представляет, прежде всего, то обстоятельство, что именно вещные и обязательственные права включаются в различные рубрики классификации гражданских прав по их абсолютному и относительному действию" (Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении // Сб. избранных трудов по гражданскому праву. М., 2000. С. 605).

В настоящее время У. Маттеи уточняет, что вещные правоотношения оформляют и закрепляют принадлежность вещей, т.е. статику имущественных отношений, а обязательственные - оформляют переход вещей и иных объектов от одних участников к другим, т.е. гражданский оборот <*>.

<*> Маттеи У. Указ. соч. С. 308.

Вместе с тем некоторые авторы отмечают условность указанной классификации; подвергается критике необходимость существования парных категорий "абсолютность - вещность", "относительность - обязательствен ность" <*>. Например, еще Л. Эннекцерус вещные правоотношения одновременно рассматривал и как абсолютные, и как относительные <**>.

<*> Еще Кавелин К.Д. отмечал, что "...многочисленные и беспрестанные сношения между собой людей как по производству вещей, так и по поводу их обращения, имеют последствием почти беспрестанные переходы имущественных прав в обязательства; обязательств в имущественные права" (Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к русскому законодательству. Опыт систематического обозрения. СПб., 1879. С. 66) (под имущественными правами он подразумевает вещные права и отношения).

<**> Эннекцерус Л. Указ. соч. М.: С. 274.

Подобное мнение высказал и У. Маттеи, полагающий, что реализация власти собственником является относительной (здесь свобода собственника выступает результатом ограничения его поведения в публичных интересах) <*>.

<*> Маттеи У. Указ. соч. С. 208 - 209.

К.И. Скловский также пишет, что обычно собственность как частное право ограничивают именно из публичных интересов, которые более важны чисто количественно, как сумма частных (Скловский К.И. Указ. соч. С. 137).

Действительно, право собственности абсолютно лишь условно, постольку, поскольку при помощи права собственности устанавливаются наименьшие ограничения возможностей субъекта- собственника по сравнению с возможностями субъектов других гражданских правоотношений.

Абсолютность права собственности можно охарактеризовать и как независимость собственника при осуществлении принадлежащего ему права от воли других лиц.

Однако право собственности не будет обладать "внутренним" свойством абсолютности, когда от него "отпочковываются" иные вещные права, так как носитель иного вещного права пользуется защитой своего права, в том числе и против самого собственника. Собственник же, устанавливая по договору ограничения права собственности в виде иного вещного права, становится связанным этими ограничениями на весь период существования иного вещного права.

Тем более не будут обладать "внутренним" свойством абсолютности правоотношения собственности с множественным составом участников (корпоративные правоотношения), так как их суть состоит в перераспределении, а значит, в ограничении возможностей их участников.

Иначе говоря, правоотношения собственности предстают относительными в меньшей степени, когда возможности собственника передаются носителям иных вещных прав, и в большей, когда возникает множественный состав участников в этих правоотношениях.

Условна и классификация отношений на вещные и обязательственные <*>. В частности, В.К. Райхер поставил под сомнение правомерность данной классификации <**>.

<*> Как подчеркивает У. Маттеи, указание на "вещные" или "обязательственные" отношения лишь обозначает расстановку определенных акцентов в правовой связи (Маттеи У. Указ. соч. С. 117).

<**> В качестве основного аргумента он использует тот факт, что многие права не могут быть полностью отнесены ни к первой, ни ко второй группе (Райхер В.К. Абсолютные и относительные права // Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института. Л., 1928. Вып. 1 (XXV). С. 273 - 306).

Весьма своеобразную на этот счет точку зрения высказывает В.П. Павлов. Она сводится к тому, что собственник в правоотношении собственности является должником перед остальными лицами, которые выступают в роли кредиторов <*>.

<*> Павлов В.П. Метод систематизации имущественных отношений в гражданском праве // Государство и право. 1999. N 1. С. 37.

Характер особых "обязательств", по мнению К.И. Скловского, имеют иные вещные права <*>. Их особенности заложены в позиции, установленной самим действующим гражданским законодательством РФ. Законодатель квалифицирует эти права как образующиеся на основании договора (т.е. обязательства по сути), но обладающие вместе с тем таким же свойством абсолютности по отношению к третьим лицам, как и право собственности. Поэтому перечень вещных прав законодательно ограничен <**>.

<*> К.И. Скловский полагает, что существование замкнутого перечня вещных прав можно объяснить следующим. В отличие от обязательств, в которых проявляется свобода самообременения собственной воли, вещные права имеют абсолютное действие, то есть известным образом ограничивают всех прочих лиц, а поэтому только общество в целом, выступая как законодатель, может создавать для себя ограничения (Скловский К.И. Указ. соч. С. 155).

<**> В целях анализа, иные вещные права можно рассматривать как "промежуточные" между "абсолютным" правом собственности и "классическими" обязательствами, хотя иные вещные права тяготеют к праву собственности, представляя собой одну из форм его реализации.

К правоотношениям с особыми "обязательственными" элементами в литературе причисляют также правоотношения собственности с множественным составом участников. Так, один из исследователей общей собственности В.Ф. фон Зелер еще в XIX в. писал, что между сособственниками существуют обязательственные отношения, но они вытекают из права общей собственности <*>.

<*> фон Зелер В.Ф. Указ. соч. С. 212 - 213.

О.С. Иоффе полагал, что общая собственность есть относительное отношение с имущественным содержанием, тем не менее не становящееся "классическим" обязательственным отношением <*>.

<*> Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли // Избранные труды по гражданскому праву. С. 405.

И.Б. Новицкий и Л.А. Лунц усматривали исключительный характер права общей собственности в том, что сособственники, чтобы получить от общей вещи экономические выгоды, вынуждены обращаться друг к другу за содейственным разрешением <*>.

<*> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 44 - 45.

М.К. Сулейменов отмечает возможность выделения вещных относительных прав, как-то: права сособственников в общей собственности и отношения между собственником и субъектом права хозяйственного ведения (или оперативного управления). В силу этого он делает вывод, что относительные гражданские правоотношения не могут отождествляться с обязательствами <*>.

<*> Сулейменов М.К. Вещные и обязательственные права в Казахстане: содержание и соотношение понятий // Вещные и обязательственные права в законодательстве Республики Казахстан: Сборник материалов Международно-практической конференции. Алма-Ата, 2000. С. 5 - 7.

М.И. Брагинский говорит о соединении вещных и обязательственных элементов в конструкции ценных бумаг применительно к корпоративным отношениям, складывающимся в акционерных обществах <*>.

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 237.

Так, Н.О. Нерсесов отмечал: "Некоторые из институтов гражданского права стоят как бы на рубеже вещного и обязательственного права. К числу их относят и бумаги на предъявителя. По некоторым свойствам они подлежат определениям обязательственного права, а по другим - вещного права" (Нерсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 2000. С. 205).

В.Ф. Яковлев указывает, что между участниками и хозяйственным обществом складывается некое правоотношение, природа которого имеет спорный характер, но которое не может однозначно трактоваться как обязательственное <*>.

<*> Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право... С. 115.

Похожий тезис встречается у К.И. Скловского, акцентирующего внимание на том, что возникающие у учредителя права хотя и носят относительный характер, не могут быть, без всяких сомнений, отнесены к обязательствам <*>.

<*> Скловский К.И. Указ. соч. С. 187.

Д.В. Ломакин также указывает, что отдельные составляющие акционерных отношений не могут быть отнесены ни к вещным, ни к обязательственным отношениям (Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 78).

Представляется, что все авторы пишут об особой юридической природе отношений собственности с множественным составом участников-собственников потому, что в них присутствуют особые обязанности, образующиеся "внутри" вещного права.

Суть таких "внутривещных обязательств" О.С. Иоффе связывал с тем, что участники - одновременно и управомоченные, и обязанные субъекты, их права и обязанности носят и пассивный, и активный характер <*>, имеют однопорядковую природу и взаимообусловленное содержание <**>.

<*> Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении. С. 616. Обычное же относительное право обязывает субъекта к совершению определенных положительных действий в пользу управомоченного.

<**> В обязательственных отношениях объемы прав и обязанностей сторон уравновешены, но по содержанию они не совпадают, так как имеют встречный характер (Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. С. 178).

Следовательно, в корпоративных правоотношениях права и обязанности участников выступают формами противоположности друг друга. Можно сказать, что корпоративным отношениям присущ встречный характер, состоящий в том, что "должника" побуждает к определенному поведению не столько его обязанность, в форме требования со стороны управомоченного субъекта, сколько возможность осуществления собственного права, удовлетворения собственного интереса.

Вместе с тем обязанности участников в корпоративных правоотношениях - не просто формы реализации их прав. "Обязательственные" элементы выполняют здесь организационные функции, так как организуют перераспределение вещных возможностей <*>.

<*> Как отмечает Л.Г. Ефимова, "..."вкрапление" обязательственных элементов не изменяет вещной природы определенного правоотношения в целом" (Ефимова Л.Г. О соотношении вещных и обязательственных прав // Государство и право. 1998. N 10. С. 39).

В.В. Лаптев высказал иное мнение: требуемое для управления общей собственностью согласие всех ее субъектов свидетельствует при каждом своем выражении о заключенном договоре и подтверждает, что связи, носящие относительный характер, никакой формы кроме обязательства принимать не могут (Теоретические проблемы хозяйственного права / Под ред. В.В. Лаптева. М., 1975. С. 208 - 210).

Итак, корпоративные правоотношения как правоотношения, опосредующие формирование и реализацию собственности с множественным составом субъектов-собственников в значительной мере изменяют традиционные представления о классификации имущественных правоотношений.

Относительно всех третьих лиц корпоративные правоотношения, как и любые гражданские правоотношения (в том числе обязательственные), предстают как абсолютные <*>.

<*> То, что любое гражданское правоотношение по отношению к третьим лицам (т.е. лицам, не являющимся его участниками) предстает как абсолютное, убедительно доказано рядом известных авторов.

М.М. Агарков писал: "Если даже признать, что наличие обязательства создает для всякого и каждого в отношении кредитора обязанность воздерживаться от посягательств, могущих лишить кредитора возможности осуществить его право требования против должника, то все же надо будет строго различать два разных правоотношения: а) отношение между кредитором и должником (нарушение возможно со стороны должника) и б) отношение между кредитором и всяким и каждым (нарушение возможно со стороны всякого и каждого)" (Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. С. 26).

Но на внутреннем уровне абсолютность "теряется" за счет перераспределения объемов экономических возможностей между участниками (чему соответствует перераспределение правомочий). Возможности каждого участника становятся не абсолютными, а относительными, "парализованными" объемами возможностей других участников. Следовательно, корпоративные правоотношения есть "внутривещные" ("внутрисобственнические") и относительные.

Этим они принципиальным образом отличаются от иных вещных прав. Во-первых, иные вещные права закрепляют не формирование множественной собственности, а реализацию индивидуальным собственником его экономических возможностей. Во-вторых, иные вещные права образуются по договору с собственником. Указанный договор, поскольку он регламентирует перераспределение экономических возможностей по реализации вещного права, является вещным.

Однако в основании возникновения корпоративных правоотношений лежит другой вещный договор, который опосредует прежде всего перераспределение между субъектами объемов присвоения, а не только экономических возможностей, связанных с реализацией собственности. Это договор - "внутри" статики собственности, он формирует правоотношение присвоенности материальных благ, т.е. создает правоотношения собственности с множественным составом участников, тем самым закладывая основы и для их реализации.

Данный договор направлен на возникновение не иных вещных прав, а корпоративных правоотношений и может рассматриваться как самостоятельный тип договора - корпоративный договор <*>, порождающий самостоятельные правоотношения вещно-относительного характера.

<*> Далее этот вопрос будет более подробно освещен.

Таким образом, корпоративные правоотношения требуют дополнительной классификации вещных отношений, в частности, права собственности, ибо являются формой "внутреннего" структурирования этого права <*>.

<*> У. Маттеи правильно заметил, что ограничения права собственности могут быть внешними и внутренними (Маттеи У. Указ. соч. С. 178).

Выявленная "смешанная" юридическая природа корпоративных отношений должна найти отражение при определении их места в структуре предмета гражданского права. Как уже было сказано, подотрасль "Право собственности" регулирует статику собственности, т.е. устанавливает статус собственника, закрепляет вещное, абсолютное право собственности, а подотрасль "Обязательственное право" опосредует реализацию собственности в отношениях оборота, закрепляет обязательственные относительные отношения. Корпоративные же отношения не могут быть отнесены ни к той, ни к другой подотрасли, так как ввиду своей экономической и юридической природы представляют собой иные, чем регулируемые в этих двух подотраслях, отношения.

В самом деле, если право собственности устанавливает статус собственника, а обязательственное право закрепляет осуществление этого статуса в отношениях оборота, то это не означает, что статус собственника больше никак не может быть реализован. Он может быть реализован через отношения множественной собственности, отношения "внутренней" динамики, внеоборотной сферы.

Отношениям множественной собственности свойственны процедурные формы распределения и реализации экономических возможностей, что не присуще собственности в ее "статическом" состоянии. С этой точки зрения весьма "нетипичной" выглядит регламентация отношений общей собственности в подотрасли "Право собственности" <*>. Анализ норм института общей собственности позволяет убедиться в том, что данный институт опосредует не только присвоенность имущественного объекта, но и (в силу специфики множественности субъектного состава сособственников) отношения между этими субъектами по реализации состояния присвоенности.

<*> По выражению Е.А. Суханова, "...предмет права собственности - это лишь часть экономических отношений собственности, охватывающая отношения принадлежности (присвоенности) материальных благ, имеющих экономическую форму товара" (Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 303).

Другими словами, "классическое" право собственности закрепляет статус индивидуального собственника. При общей же собственности образуется множественность субъектного состава, где статусы сособственников сопряжены с регулированием их волевых актов, т.е. с отношениями между ними.

Вместе с тем названные процедурные формы по вышеописанным причинам не относятся и к обязательственному праву. С обозначенных позиций договор простого товарищества также "нетипичен" для договорного права.

Следовательно, если подотрасль права собственности устанавливает общий статус собственника, а обязательственное право опосредует реализацию этого статуса в отношениях оборота, то корпоративное право как подотрасль необходимо для закрепления реализации статуса собственника в иных отношениях - отношениях множественной собственности.

2. Разделение гражданского права на подотрасли связано и с особенностями метода гражданско-правового регулирования.

С.С. Алексеев подчеркивает, что если определенный вид общественных отношений может быть выделен в качестве самостоятельного предмета подотрасли гражданского права, то эти отношения по своей природе требуют специфической формы правового регулирования, наличия специфического метода <*>.

<*> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 49 - 50.

Иначе говоря, критерием структурирования отрасли гражданского права является не только вид общественных отношений, но и особенности метода гражданско-правового регулирования, а точнее, "степень" его выражения <*>. Т.е. метод гражданско-правового регулирования выполняет роль одного из основных функционально-структурных признаков гражданского права <**>.

<*> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 29.

В.Ф. Яковлев пишет: "Можно утверждать, что с подотраслями связаны известные вариации гражданско-правового метода, которые обладают различными сочетаниями и степенью выражения приемов регулирования и которые в рамках единого метода представляют собой отличающиеся друг от друга способы регулирования отдельных групп отношений" (Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. С. 173 - 175).

Т.В. Кашанина и Е.А. Сударькова также полагают, что по разновидностям метода можно выделять подотрасли (Кашанина Т.В., Сударькова Е.А. Указ. соч. С. 11).

<**> Аскназий С.И. Гражданское и административное право // Учен. зап. ЛГУ. 1951. Вып. 3. С. 72 - 79.

В.Ф. Яковлев в качестве метода гражданско-правового регулирования рассматривает правонаделение, поскольку иные подходы, по его мнению, противоречили бы природе отношений собственности, составляющих (в общем смысле) предмет гражданского права <*>.

<*> Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. С. 52 - 65.

Корпоративные отношения, как и большинство отношений, входящих в предмет гражданского права, образуются на основании актов согласования воль. Однако особенность корпоративных отношений заключается в том, что механизм их реализации неизбежно сопряжен с упорядоченностью осуществления участниками экономических возможностей, что предполагает вырабатывание ими актов локального и индивидуального регулирования, в чем проявляется "усиленное" действие правонаделения в корпоративных отношениях.

Кроме того, правонаделение (дозволение) в корпоративных отношениях приобретает "коррелятивность": права участников корреспондируют их обязанностям, обязанности же существуют для реализации прав <*>.

<*> Яковлев В.Ф. отмечает, что наделение правом может входить в такой комплекс регулирования, в котором право может быть одновременно и обязанностью (Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. С. 68).

Т.И. Илларионова к компонентам метода гражданско-правового регулирования причисляла равенство, диспозитивность и инициативу и отмечала, что "...уравнение субъектов всех групп, независимо от экономической мощи и социального положения лица, происходит путем выработки единообразных правовых способов удовлетворения однопорядковых интересов (потребностей) и наделения их правосубъектностью..." <*>.

<*> Илларионова Т.И. О содержании метода гражданско-правового регулирования // Актуальные проблемы гражданского права: Межвуз. сб. тр. Свердловск, 1986. С. 37.

"Уравнивание" субъектов в корпоративных отношениях осуществляется через их статусы участия, благодаря чему субъекты получают одинаковые названия - участники. Безусловно, объемы участия, как и качественные характеристики статусов участия, могут быть различными. Но в корпоративных отношениях при помощи гражданско-правового регулирования происходит такое распределение прав и обязанностей, сообразно которому участник, чьи права как-то ограничены, одновременно получает за такое ограничение какое-либо встречное предоставление в виде соответствующего права.

Более того, корпоративные отношения предполагают согласование воль субъектов- участников <*>, а это означает, что в корпоративных отношениях обременения (ограничения) возможностей субъектов происходят по их воле. "Подчинение" субъектов основано на актах согласования воль, и есть необходимый элемент в механизме реализации корпоративных отношений, не опровергающий вследствие указанного факта возможности применения к ним общей черты гражданско-правового регулирования - равенства.

<*> Каждая сторона через договор имеет возможность организации деятельности другой стороны, но лишь постольку, поскольку эта вторая сторона принимает на себя обязанности действовать определенным образом.

М.И. Брагинский указывал, что право на поведение обязанного лица не имеет ничего общего с аналогичными по содержанию правами органов власти относительно подчиненных им лиц (Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск, 1967. С. 80 - 81).

С.С. Алексеев правильно отмечает, что в каждом методе правового регулирования (в том числе и в методе гражданско-правового регулирования) можно найти элементы "власти- подчинения". Но "...все дело в том, каково соотношение этих элементов... такова специфика форм их выражения" <*>.

<*> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 11.

Специфика выражения "подчинения" в корпоративных отношениях обусловлена спецификой самих этих отношений, способом их формирования и не может отождествляться с административной властью <*>. В исключительных случаях в регулирование корпоративных отношений "вмешиваются" публично-правовые элементы, которые, например, организуют появление субъектов корпоративных отношений, не изменяя их природы. В.А. Бублик весьма четко характеризует подобные случаи как организационно-властные предпосылочные отношения, встроенные в структуру предмета гражданско-правового регулирования, и относит к ним социальные связи, складывающиеся при государственной регистрации субъектов в сфере предпринимательства <**>.

<*> Здесь имеет место не государственная власть, а власть, базирующаяся на собственности (Якушев В.С. Правовое регулирование внутрихозяйственных отношений // Вопросы совершенствования хозяйственного законодательства: Межвуз. сб. науч. трудов. Свердловск, 1978. Вып. 68. С. 23).

<**> Бублик В.А. Указ. соч. С. 19.

Со свободой выбора субъектами организационной формы корпоративных отношений сопряжены и особенности другой черты метода - инициативы. Субъекты своей волей инициируют собственное участие в корпоративных отношениях, соглашаются с ограничениями, свойственными их конкретной организационной форме. "Принудительное" участие в корпоративных отношениях не допускается <*>.

<*> Можно сказать, что участие субъектов в корпоративных отношениях есть использование ими индивидуализма частного права. Как отмечал М.М. Агарков, "индивидуализм частного права заключается в том, что самому субъекту предоставлено дело определения тех целей, которые он желает достигать путем осуществления своего права" (Агарков М.М. Ценность частного права // Правоведение. 1992. N 2. С. 38).

Однако юридическое лицо на этапе возникновения приобретает право собственности на имущество, образуемое учредителями, без выражения "своей" воли. В.Ф. Яковлев совершенно верно обратил внимание на то, что здесь можно говорить "о субъектном смещении" в проявлении правовой инициативы, так как происходит разделение субъекта - носителя интереса и права и субъекта, действиями которого вызываются к жизни и прекращаются права.

Думается, что степень выражения инициативы как черты метода гражданско-правового регулирования в рассматриваемой ситуации характеризуется следующим: поскольку юридическое лицо - правовая фикция, то и в регламентации возникающих в связи с его созданием отношений допустимы различного рода фиктивные конструкции. Главная из них та, что юридическое лицо презюмируется законом "самостоятельным" собственником, что одновременно означает возможность "инициативной" реализации им права собственности.

Приоритетность же локального и индивидуального регулирования корпоративных отношений на всех стадиях их существования показывает наибольшую степень выражения диспозитивности в регулировании корпоративных отношений, чем иных отношений, причисляемых к предмету гражданского права <*>.

<*> Диспозитивность в аспекте конкретных правоотношений проявляется прежде всего в способности субъектов гражданско-правовых связей регулировать эти отношения, определять в известной степени их содержание. Кроме того, диспозитивность выражается также в предоставлении субъектам свободы распоряжения субъективными правами (Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. С. 88).

На основании изложенного можно прийти к выводу, что применительно к корпоративным отношениям метод гражданско-правового регулирования имеет конкретизированное выражение, что предопределено сутью данных отношений, а это еще раз свидетельствует в пользу необходимости формирования корпоративного права как подотрасли гражданского права.

Итак, место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования обусловливается их экономической сущностью и юридической природой, а также особенностями (степенью) выражения приемов и способов гражданско-правового регулирования этих отношений, а поэтому они могут быть обозначены как предмет самостоятельной подотрасли гражданского права - корпоративного права <*>.

<*> Включение корпоративных отношений в предмет гражданского права обусловлено использованием метода координации при их регулировании (Гонгало Б.М. Указ. соч. С. 25).

3. Критерием систематизации гражданского права является также степень применения к тем или иным отношениям основных начал (основных принципов) гражданского права. Эти начала установлены в ст. 1 ГК РФ и являются таковыми, поскольку "проходят" через все гражданское право, распространяются на все его подотрасли и институты, применяются ко всем отношениям, составляющим его предмет.

Хотя в действующем гражданском законодательстве корпоративные отношения не выделены в предмете гражданско-правового регулирования, выше мы обосновали возможность такого выделения. Если эта возможность будет реализована, регулирование корпоративных отношений также должно "опираться" на основные начала гражданского законодательства.

Первым основным началом, названным в ст. 1 ГК РФ, является принцип равенства. В литературе не случайно обозначается равенство как черта метода гражданско-правового регулирования и равенство как основное начало гражданского права. Эти явления взаимосвязаны, но не тождественны.

"Уравнивание" субъектов при помощи приемов гражданско-правового регулирования создает предпосылки для юридического равенства их статусов как участников гражданских правоотношений. Участники гражданских правоотношений юридически равны с точки зрения мер их правовых возможностей, что находит свое отражение в категории правосубъектности. Иными словами, статус субъекта гражданского права и является в данном случае "уравнивающей" категорией.

Это основное начало гражданского права специфически преломляется в регулировании корпоративных отношений.

Во-первых, субъекты, вступая в корпоративные правоотношения, тем самым реализуют свое "статусное" равенство как субъекты гражданского права.

Во-вторых, в корпоративных правоотношениях происходит конкретизация статусов субъектов от уровня общегражданской правосубъектности до уровня статуса участника корпоративных правоотношений. Последний, подобно статусу собственника или статусу кредитора, имеет свои предпосылки возникновения, а также свое содержание, "уточняющее" общегражданскую правоспособность и дееспособность.

Думается, что юридическое равенство участников корпоративных правоотношений может быть соотнесено с одинаковостью их статусов. Если статусы участников одинаковы, то и участники равны. Разные же статусы могут устанавливаться договором и отражают тот факт, что участники корпоративных отношений обладают различными степенями присвоения, а соответственно, не равны.

М.И. Кулагин, исследуя корпоративные отношения, обратил внимание на то, что гражданское право регламентирует, в том числе, и отношения юридически не равных субъектов (отношения между основным и зависимым юридическими лицами). По его мнению, этим ставится под сомнение традиционное определение гражданского права как совокупности норм, регулирующих имущественные отношения, складывающиеся по горизонтали между равноправными участниками товарного оборота <*>. При этом, однако, М.И. Кулагин отмечает подчиненность такого принципа ведущим принципам гражданско-правовой системы.

<*> Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 28.

Действительно, в указанных случаях гражданско-правовое регулирование строится на постулате о неравенстве участников корпоративных отношений, так как данный постулат составляет суть обозначенной организационной формы корпоративных отношений. Но при всей своей специфике гражданско-правовое регулирование корпоративных отношений между "неравными" субъектами-участниками не опровергает действие общего принципа гражданского права - равенства, а конкретизирует его, применительно к обозначенной форме корпоративных отношений, поскольку последняя избирается "равными" субъектами <*>.

<*> О.С. Иоффе вполне справедливо указывал, что равенство - это не только и не столько отсутствие власти и подчинения во взаимоотношениях субъектов гражданского права, сколько особое содержание и структура прав и обязанностей сторон, "когда обязанное лицо не подчинено уполномоченному, а лишь функционально связано с ним посредством притязания" (Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л., 1949. С. 30 - 35).

Таким образом, корпоративные правоотношения, как и обязательственные правоотношения и правоотношения собственности, есть правоотношения, основанные на реализации действия принципа равенства, в которых это равенство преобразуется в баланс прав и обязанностей участников, формируя их статусы - статусы участников конкретных гражданско-правовых отношений.

Следующий основной принцип гражданского права - неприкосновенность собственности.

По мнению В.Ф. Яковлева, неприкосновенность собственности понимается в первую очередь как сама возможность существования различных видов собственности <*>. Поэтому для корпоративных отношений приоритетное значение будет иметь их законодательное признание в качестве особых отношений в сфере собственности.

<*> Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право... С. 43.

Далее, Л. Чантурия указывает, что "частная собственность принципиально есть право свободного распоряжения в условиях отсутствия законных ограничений" <*>. И одним из наиболее важных элементов такого права он называет право выбора партнера. Для корпоративных правоотношений этот факт связан с тем, что они объемлют в себе отношения корпоративного партнерства, отражающие ту или иную степень лично-доверительного характера отношений между участниками.

<*> Чантурия Л. Указ. соч. С. 25.

Неприкосновенность собственности означает также ее гарантированность со стороны государства. Свобода собственности должна согласовываться с ответственностью, которую несет в себе любой выбор, затрагивающий интересы третьей стороны <*>.

<*> Маттеи У. Указ. соч. С. 62 - 65.

Для корпоративных правоотношений имеет значение не только взаимодействие участников с третьими лицами, но и, прежде всего, взаимодействие участников между собой. Следовательно, неприкосновенность собственности здесь проявляет себя как гарантированность имущественных прав участников со стороны государства и как существование особого механизма реализации этих прав, закрепленного в законодательстве, актах локального и индивидуального регулирования.

Еще один основополагающий принцип гражданского права - принцип свободы договора <*>.

<*> По мнению В.Ф. Яковлева, свобода договора выражается в четырех моментах: в праве выбора самостоятельно решать, заключать договор или нет, в свободе выбора контрагентов, в свободе выбора вида договора, в свободе выбора условий договора (Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право... С. 44).

Этот принцип "пронизывает" гражданско-правовое регулирование корпоративных отношений. Во-первых, он распространяется на регламентацию их возникновения. Возникновение корпоративных отношений опосредуется договором, стороны которого избирают друг друга на основании осуществления права выбора контрагента. Во-вторых, - на регламентацию их реализации, механизм которой предполагает согласование воль участников в целях исполнения указанного договора.

Однако свобода договора всегда имеет свою меру, пределы, устанавливаемые при помощи различных правовых способов и приемов. Любая организационно-правовая форма корпоративных отношений есть применение к корпоративным отношениям приемов законодательной техники, через которые закрепляются ограничения поведенческих актов участников, в том числе касающиеся реализации принципа свободы договора.

Эти ограничения могут касаться "внешней" деятельности участников (например, недопустимость создания конкуренции полному товариществу). Но в первую очередь они относятся к "внутрикорпоративной" деятельности участников, поскольку для заключения сделок с третьими лицами необходимо соблюдение процедуры согласования воль участников, которой в этом смысле и ограничивается действие принципа свободы договора.

Существуют особенности применения к регулированию корпоративных отношений и другого принципа гражданского права - принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав, их судебной защиты.

Пределы осуществления и защиты своих прав участниками обусловливаются организационно-правовой формой корпоративных отношений и сопряженной с ней степенью партнерства (лично-доверительным характером отношений). Можно сказать, что сами корпоративные отношения - это "препятствие" для свободного осуществления участниками корпоративных прав.

И наконец, еще один принцип гражданского права - принцип недопустимости произвольного вмешательства государства в частные дела. Этот принцип как бы определяет границу допустимого публично-правового регулирования корпоративных отношений. Как отмечает В.А. Бублик, "...важно установить ту грань, до которой допустимо использование публичных начал в организации гражданско-правовых отношений и регламентации хозяйственных связей и за которой регулятивно-позитивное воздействие на участников общественных отношений может переродиться в свою противоположность - административный антипод" <*>.

<*> Бублик В.А. Публично- и частноправовые начала в гражданско-правовом регулировании внешнеэкономической деятельности. С. 12.

С.С. Алексеев пишет, что через начальный слой гражданских правоотношений (к которому он относит отношения собственности) происходит переход от государственно-правовой формы регулирования к гражданско-правовой, проникают принципы регулирования государственно- правового типа <*>. И это, действительно, так, когда мы имеем в виду установление статуса "индивидуального" собственника. Если же речь идет о реализации этого статуса (в данном случае путем формирования корпоративных отношений как отношений собственности с множественным составом участников), то гражданско-правовое регулирование здесь "усиливается".

<*> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. С. 38.

Во-первых, "закладывание" правовых основ корпоративных отношений, создание их организационно-правовых форм происходит, собственно, в рамках гражданского законодательства.

Во-вторых, государство, используя гражданско-правовые нормы, предоставляет участникам корпоративных отношений довольно большую "сферу", которая может быть урегулирована ими по свободному усмотрению (актами локального и индивидуального регулирования).

В-третьих, публично-правовое воздействие на корпоративные отношения не имеет системности, приобретает характер лишь некоторых "вкраплений" в гражданско-правовое регулирование корпоративных отношений, и такие "вкрапления" не изменяют частного характера гражданско-правового регулирования.

<< | >>
Источник: Н.Н. ПАХОМОВА. ОСНОВЫ ТЕОРИИ КОРПОРАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ (ПРАВОВОЙ АСПЕКТ). 2004

Еще по теме § 1. Место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования:

  1. § 1.2. Правовая природа корпоративных правоотношений и их место в современной правовой системе
  2. ? 4. Общая характеристика правовой связи участника хозяйственного общества с обществом, возникающей в силу непосредственно факта участия в обществе.
  3. § 1. Общая характеристика неимущественных правоотношений, складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  4. § 1. Основания возникновения холдинговых отношений
  5. §2. Специфика правового регулирования участия иностранных компаний в предпринимательской деятельности России через их обособленные подразделения.
  6. § 1. Место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования
  7. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  8. § 1. Эволюция представлений о предмете гражданско-правового регулирования и гражданском правоотношении
  9. 6. Критерии определения содержания предмета гражданско-правового регулирования
  10. § 5. Место корпоративного права в системе права
  11. 1.1. Сущность корпоративных отношений
  12. 1.2. Правовое регулирование организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности за рубежом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -