<<
>>

§ 2. Правовая природа организации управления акционерным обществом


Существующая ныне организация управления акционерным обществом начала складываться в период зарождения правового института акционерного общества в России. Нормы, регламентирующие эту организацию, формируются начиная с XVIII в.
Первым актом, в котором такая регламентация была осуществлена, являлось Положение об акционерных компаниях, изданное 6 декабря 1836 г. и вошедшее в часть I тома X Свода законов Российской Империи (Законы Гражданские).' Согласно ст.2175 Свода, управление акционерным обществом осуществляли сначала учредители, а затем общее собрание акционеров и правление, причем термин «органы» законодатель не употреблял. Нормы Свода, регулировавшие их деятельность, являлись недостаточно подробными, а также диспози- тивными, поэтому в основном данные вопросы решались в положениях уставов акционерных обществ (заимствованных из зарубежного законодательства или из многочисленных проектов специатьного акционерного закона, разрабатывавшихся в XIX-начале XX вв.). Уставы некоторых акционерных обществ содержали, кроме того, нормы о наблюдательном совете, который осуществлял общий контроль над действиями директоров, его члены могли присутствовать на заседаниях правления. В ст.2185 Свода имелось также упоминание о ревизионной комиссии, которая избиралась общим собранием и не являлась органом постоянного контроля: ее задачей была проверка годового отчета и баланса, представляемых правлением общему собраншо акционеров, а также наличия капитала и ценностей общества, включенных в отчет. Только Положением Комитета министров «Об изменении и дополнении действующих узаконений относительно общих собраний и ревизионной части акционерных компаний, а равно и состава правлений их» от 21 декабря 1901 г. ревизионная комиссия была отнесена к числу органов управления обществом;'
В цивилистике данного периода различали необходимые органы управления, которыми признавали общее собрание акционеров, правление, наблюдательный совет или ревизионную комиссию, а также факультативные органы. Например, П. Писемский полагал, что ими являются органы, предусмотренные уставом общества и выступающие в качестве посредников между общим собранием и правлением (например, органы контроля над действиями учредителей), а П. Цитович называл в их числе также органы, создаваемые по инициативе государства. Так, в компаниях, действующих на основании выданной правительством концессии, создавались специальные органы наблюдения (инспекции), а для банков вводились ревизии по инициативе министра финансов (раздел X Устава кредитного ст.25, 79). Несмотря на то, что в России акционерное общество впервые появилось в качестве одной из разновидностей товарищества, отметим, что в организации управления этими образованиями традиционно существовали различия. Как полагал В.Д. Спасович, сложная организация акционерного общества заменила собой личное трудовое участие, характерное для товарищества (сделала возможным отход от принципа личного трудового участия). По мнению Г.Ф.Шершснсвича, преимущество акционерных обществ состояло в том, что ведение ими деятельности зависело не от личности участников акционерного общества, от организации: «солидно поставленное дело в дальнейшем освобождается от всякого влияния личного элемента».3
По поводу появления юридической конструкции органов акционерного общества существовало множество точек зрения.
Так, В. Белинский писал, что «необходимость избрать орган управления вытекает из сущности «анонимного» товарищества, в отличие от коммандитного, управляемого ответственными товарищами»4 Несомненный интерес представляет также точка зрения, согласно которой акционерное товарищество представляло собой соединение весьма значительного числа лиц, не имеющих никаких личных связей между собой, в силу чего оно нуждается в организации, способной сплотить участников для осущест- вления целей деятельности товарищества.1 По мнению П. Цитовича, появление внутренней организации акционерного общества, его органов вызвано тем, что единогласие акционеров и их непосредственное участие в ведении дел трудно-достижимы.2 П. Писемский отмечал, что акционерная компания нуждается в ор-ганизации для управления своими делами вследствие многочисленности своих членов.
Таким образом, акционерное общество - это первое в России объединение капиталов, для которого характерна строгая регламе»ггация структуры органов управления и организации их деятельности. Характеристики акционерного общества, обозначенные учеными, - объединение значительных капитанов, отсутствие личных связей между многочисленными участниками, а также необходимости непосредственного участия в. велении дел, трудность достижения единогласия - приводили их к мысли о наличии некоторого сходства между организацией публично-правового образования (государства) и субъекта частного права (акционерного общества).
Не случайно в дореволюционной: российской цивилистике внутреннюю организацию акционерного общества зачастую уподобляли организации управления государством. Так, Л.И. Петражицкий, анализируя структуру органов управления акционерного общества, сравнивал его с олигархической республикой/1 В.Д.Сласович также проводил аналогию между организацией акционерных об-ществ и государственным устройством, полагая, что управление акционерным обществом устроено по образцу, идеалу управления гражданским обществом, а правовой институт акционерного общества представляет собой перенос в область гражданского оборота государственных форм. При этом общее собрание акционеров представляет собой высшую власть, «вече», решающее вопросы большинством голосов; правление - «министерство», избираемое собранием и правящее в силу вверенной ему собранием власти; и иногда создаваемый «сенат» - наблюдательный совет..* В.Д. Спасович сравнивал конституцию с уставом ак- пионерного товарищества, который определяет границы полномочий органов управления, в связи с чем действия, противоречащие уставу, юридической силы не имеют. Такое объединение, в котором меньшинство вынуждено подчиняться большинству, и существуют регламентированные законом органы управления, он считал чуждым принципам частного права. Дело в том, что оппозиционное меньшинство нередко было способно тормозить принятие решений общим соб-ранием акционеров (например, по уставам Привислянской, Уральской, Орен-бургской и Фастовской железных дорог 1874 г.). Именно поэтому В.Д. Спасович делает выводы о том, что «выборные начала призрачны, парламентские формы пусты, и эта ситуация непоправима никакими мерами». Поскольку же «акцио-нерный дух» оказывает, по его мнению, несомненное влияние на состояние дел государства, то это приводило его к парадоксальному умозаключению: в конце XIX в. налицо процесс «демократизации общества и даже ската его по наклонной плоскости к социализму».
К аналогичному выводу приходил Г.Ф. Шершеневич: по его мнению, широко распространившиеся в России торговые и промышленные акционерные компании (фабричные, страховые, кредитные, транспортные) содействовали демократизации гражданского общества. Анализируя взаимное влияние государства и акционерных обществ, он усматривал в нем отход от частноправовых начал: «Огромное экономическое влияние акционерных компаний, приобщение массы населения к их интересам предоставляли возможность оказывать влияние на государственное управление, которое не соответствовало частноправовому характеру этих компаний», а «управление акционерных предприятий всецело дает тон государственному управлению».
Отсюда и идея об уравнении прав акционеров (подобно правам граждан в государстве), нашедшая отклик в сочинениях ряда выдающихся цивилистов. Ее приверженцы отмечали, что «степень интереса к делу далеко не всегда соответствует степени участия в нем. Для миллионера сотня тысяч рублей, представляемая тысячей акций, может значить гораздо меньше, чем тысяча рублей для владельца десяти акций, представляющих собой главную часть его состояния».
И.Т. Тарасов утверждал, что все акционеры должны пользоваться равным числом голосов, поскольку одна акция может представлять все имущество бедняка, а сотня акций не составляет ценности для крупного капиталиста. Это мнение разделял А. Квачевский, полагая, что акционерное товарищество, как и иные товарищества, является союзом лиц, поэтому все товарищи должны быть равны в своих правах независимо от ценности внесенного ими вклада, а голосование на общем собрании он считал исключением из этого правила о равенстве, существующим исключительно в силу договора А.Ф. Кони в речи на общем съезде, созванном в 1881 г. комиссией по составлению проекта Устава российских железных дорог под председательством графа Э.Т. Баранова, была высказана следующая мысль: «Владение акциями дает право на управление делами общества; пора покончить с самовластием централизованного капитала, с безличными общими собраниями бесправных людей, играющих пустую комедию под руководством одного или нескольких крупных акционеров»."' В.Д. Спасович, напротив, указывал, что в государстве люди равны, однако такое равенство невозможно между крупными и мелкими акционерами, в силу чего логично соизмерение участия каждого акционера в деле пропорционально капиталу, предоставление ему числа голосов, равного числу его акции.
Таким образом, при проведении аналогии между государственным устройством и структурой органов управления акционерным обществом учеными ото-ждествлялись частная и публичная сферы без учета различий в природе регули-руемых отношений, принципах, методах правового регулирования и используе-мых правовых институтах.
В силу этого организация управления акционерным обществом в науке XIX в. систематически подвергалась критике. Так, ученые отмечали, что недостатки акционерных обществ и их деятельности неразрывно связаны, в частности, с самим существом, идеей этих учреждений: например, постоянное и частое изменение состава членов в связи с переходом акций в другие руки, недостаточное знаком- ство акционеров с личностями, стоящими во главе управления и значительной мере спекулятивный характер предприятия.
Так, Г.Ф. Шершеневич к недостаткам акционерного дела, относил: необходимость несения значительных расходов при учреждении компании для оплаты услуг членов правлений, наемных служащих, не заинтересованных в успехе дела; экономическую неповоротливость; склонность к задолженности - выпуску облигаций; недостаточный и затруднительный контроль со стороны многочисленных акционеров; простор для мошенничества; деморализацию общественной жизни (жажду быстрого обогащения); огромное влияние акционерных компаний на внутреннюю и внешнюю политику правительства. Многочисленные злоупотребления, имевшие место в процессе управления акционерными обществами, а также вывод о влиянии их организации на госу-дарственное устройство давали повод ученым XIX века считать вмешательство государства во внутренние дела обществ вполне обоснованным. Так, И.Т. Тарасов полагал, что государство передает акционерным компаниям некоторые об- щественные функции; в силу того, что правительство допускает частное акцио-нерное общество в сферу деятельности, имеющую государственное значение, оно предоставляет ему особые права и возлагает на него особые обязанности. Существовало мнение о необходимости участия в управлении комиссаров от правительства, как это имело место в Пруссии (с правом созыва общих собраний. правления, присутствия на всех заседаниях, рассмотрения документов), либо назначение в правление каждого общества по товарищу прокурора Кроме того, И.Т. Тарасов считал целесообразным создание специального государственного учреждения для надзора за акционерными компаниями и разрешения их споров с акционерами. Предлагалось также установление уголовной ответственности, наказаний в виде штрафа и тюремного заключения, в частности, за фальсификацию результатов голосования, за фиктивную передачу акций подставным акционерам. Такие меры вместо совершенствования частноправовых механиз- мов представляли собой попытку введения применительно к институту управле-ния акционерным обществом элементов публично-правового регулирования, ос-нованную на уподоблении общества государству.
Друтие ученые полагали, что подобные меры служат препятствием свободе предпринимательства.1 А. Тютрюмов, например, указывал, что законность в деятельности и организации управления акционерных компаний зависит в большей степени от сознательности самих акционеров, воспитываемой поколениями, чем от контроля со стороны государства. «Поэтому у нас, в России, нельзя было ожидать, чтобы акционерная деятельность, не пройдя периода многолетнего и тяжелого общественного опыта, прямо стала на твердую почву, и была бы чужда некоторых временных аномалий и недостатков».2 По поводу эффективности совершенствования законодательства в данной области встречались также мнения о том, что введете законодательных ограничений лишь препятствует притоку капитала в акционирование: «нельзя заставить крупного капиталиста плясать под дудку мелких».3
Идея о влиянии акционерных обществ на публично-правовую сферу находит отражение и в 20-е гг. XX в. Так, В.Н. Шретер отмечал: «Демократизация акционерных обществ, т.е. равенство прав, даваемых каждой акцией, предшествует в дальнейшем демократизации государственного строя, а в XX веке на Западе и в акционерной практике наступает «кризис демократии», и вновь появляются не-равноправные акционеры (акции с множественным голосом, акции с привилеги-рованными доходами и т.п.)». Акционеров с правом занимать место в совете он называл вслед за А.И. Каминкой «патрициями капитала», акционеров, обладав-ших лишь правом избирать - «гражданами» и, наконец, акционеров, не обладав-ших правом голоса на общем собрании - «неполноправными гражданами».4
В этот период структура органов управления акционерного общества, осуще-ствляющих ведение дел общесгва (внутренняя организация) и представительство (внешняя организация), оставалась неизменной: ГК 1922 г. употреблял термин? точке зрения ряда исследователей, можно считать достижение долгосрочного коммерческого успеха, основанного на стабильности, прибыльности и рентабельности деятельности общества).1 В связи с этим исследователи отмечают, что корпоративные отношения по своей природе относятся к категории гражданско- правовых отношений.2
Помимо реализации в управлении акционерным обществом названных принципов, частное начало также проявляется в имущественной обособленности, са-мостоятельном управлении собственностью, равенстве в гражданском обороте, в судебной защите прав акционерного общества и его акционеров, в преимущественном использовании диспозитивных норм и свободе договора.
Примечательно, однако, следующее. Свобода в указанной области небезгра-нична, она сочегается с властным воздействием государства, выраженным, как правило, с помощью императивных норм. В частности, как отмечает Р. Тельга- рин, принцип свободы заключения договора должен находиться в определенных законодательных рамках, сочетая в себе как свободу субъектов, так и пределы осуществления субъективных прав, нормативные и ненормативные.3 Эти пределы, устанавливаемые нормами права либо усмотрением сторон, связаны с наличием дуализма публичного и частного права в гражданском обороте, а также с необходимостью установления оптимального баланса между интересами всего общества в целом и частных собственников.
В связи с этим возникает вопрос о соотношении частноправового и публичного начал во внутренней организации управления акционерным обществом. Мы полагаем, что публичные элементы представляют собой неотъемлемую составляющую правовых норм, определяющих структуру органов управления акционерным обществом. В особенностях внутреннего управления обнаруживаются черты, не свойственные частному праву - элементы публично-правового, государственно-властного характера (в частности, правила о демократизме внутренней организации управления). Под демократизмом понимается принцип органи-
' Могилевский С.Д Правовые основы деятельности акционерных обществ. М„ 2004. С. 172. : Сулейменов M К. Коллективные обраювання в праве ! Цквилистичссгис исследования. Выпуск первый: Сборник научных трудов памяти профессора ИВ. Федорова / Под ред. Б Л Хасксльбсрта. ДО. Тутовл. М, 2004. С."?7.
' Тсльгарин Р. О свободе заключения гражданско-правовых договоров в сфере предпринимательства // Российская iccnuuu.-l997.-X? 10.? Как выявлено исследователями, на основе компетенции и правоспособности как- исходных элементов формируется правовой статус юридического лица,1 и тем самым подчеркивается его единство в частном и публичном нраве. Однако сами юридические лица как субъекты частного права компетенцией в граждан-ско-правовом обороте не обладают, поскольку дня него не характерны отношения власти и подчинения. Такие отношения в частном праве имеют место, в частности, в процессе управления (в том числе управления акционерным обществом). Учитывая, что, как отмечает Ю.А. Тихомиров, публичное право охватывает преимущественно властеотношения, по нашему мнению, логично использование некоторых его средств в управлении акционерным обществом
Как представляется, отличия между компетенцией и правоспособностью в указанной сфере состоят в следующем. Компетенция органа управления, определяемая в законе и уставе акционерного общества, не предполагает автономии воли ее носителя, и существует лишь в отношениях власти и подчинения. В гражданском праве лишь органы управления юридического лица, не являющиеся са-мостоятельными субъектами права, обладают компетенцией, а не правоспособ-ностью. Правоспособность же, возникающая на основании закона, является предпосылкой обладания правами и обязанностями в горизонтальных отношени-ях.
По мнению В.К. Андреева, компетенция, а также ее осуществление наряду с правовым статусом входят в содержание правосубъектности. При этом в компетенцию включаются все права и обязанности, предусмотренные законом, в том числе и переданные от вышестоящего органа (делегированные), а также целевая, специальная способность иметь права и обязанности (тем самым подменяется понятие «правоспособность»). Различия между правовым статусом и хозяйственной компетенцией состоят в том, что первая категория характеризует правосубъектность хозяйственного органа со стороны его состояния, а вторая - со стороны конкретных возможностей органа, обусловленных целью его деятельности. Осуществление компетенции понимается им как способность реализовать закре- пленные за органом права и обязанности указанными в законе лицами, которая характеризует правосубъектность хозяйственного органа в ходе его оперативной деятельности, относится к приобретению, изменению, прекращению, осуществ-лению и защите его субъективных прав и обязанностей.
К.К. Лебедев также полагает, что компетенция включает и возможность (способность) реализовать те субъективные права и обязанности, которые вытекают из закона.1 И.В. Замойский же видит в содержании хозяйственной компетенции лишь те субъективные права и обязанности, которые существуют в конкретных правоотношениях.2
Таким образом, следует разграничивать правоспособность как категорию ча-стного права и компетенцию как публично-правовую категорию, которые нераз-рывно связаны между собой. Компетенция, являясь категорией публичного права, определяется законом и уставом акционерного общества, и включает лишь прямо разрешенные действия, отличаясь тем самым от дозволительно направленной правоспособности. Содержание компетенции составляют не субъективные права, а полномочия, поэтому передача полномочий из компетенции одного органа в компетенцию другого не влияет на правосубъектность акционерного общества в целом. Использование термина «компетенция» в частноправовом институте управления акционерным обществом связано с тем, что он должен отражать вертикальные и горизонтальные отношения в их единстве и свидетельствует, по нашему мнению, о наличии в указанном институте элементов, присущих публичному праву.
Следующим элементом публично-правового регулирования следует признать использование императивных норм при регламентации деятельности органов управления (о порядке созыва общего собрания акционеров, о кворуме, порядке принятия им решений и т.п.). Мы полагаем, что публичное начало в институте управления акционерным обществом реализуется с помощью императивных норм о государственно-правовом регулировании данной области частных инте- рссов. Императивность предполагает категоричность, недопустимость изменения правила, содержащегося в указанной норме, соглашением сторон.
В теории права считается, что такие нормы характерны преимущественно для публичного права, а в частном праве в основном используются диспозитивные нормы, допускающие выбор варианта поведения. Тем не менее, мы обнаруживаем императивные нормы во многих институтах частного права, а в публичном праве встречаются диспозитивные предписания, что свидетельствует, по нашему мнению, о наличии соотношения этих двух начал в определенной пропорции, в том числе в институте управления акционерным обществом. По поводу необхо-димости регулирования внутренней организации акционерного общества с по-мощью императивных норм высказываются представители теории «институций», подчеркивающей социально-политическое значение акционерных обществ
Исходя из наличия публично-правовых элементов во внутренней организации управления акционерным обществом, необходимо отметить следующее. Не-смотря на то, что внутренняя организация акционерного общества признается сферой частных интересов, структура и деятельность органов управления им достаточно жестко регламентируется законом (исключение составляют вариации модели управления от трехзвенной до двухзвенной). В ФЗ «Об акционерных об-ществах» отражена возможность существования лишь двух вариантов структуры органов управления акционерным обществом (моделей управления):
А) императивная модель - трехзвенная структура органов управления - обязательна в акционерных обществах с числом акционеров-владельцев голосующих акций более 50: это означает, что создаются и действуют общее собрание акционеров, совет директоров (наблюдательный совет), исполнительный орган(ы) общества (единоличный либо единоличный (директор, генеральный директор) и коллегиальный (правление, дирекция)).
Б) диспозитивная модель, предполагающая выбор между трехзвенной и двухзвенной структурами органов управления - используется в открытых акционер- ных обществах с числом акционеров-владельцев голосующих акции менее 50, а также в закрытых акционерных обществах: в них совет директоров может не создаваться, и тогда его функции выполняет общее собрание акционеров; суще-ствует также исполнительный орган(ы) (единоличный или единоличный и кол-легиальный).
Тем самым выбор модели управления акционерным обществом значительно ограничен. Некоторые исследователи полагают, что учредителям принадлежит право самостоятельного выбора органов управления, однако невозможно создание иных органов управления, помимо предусмотренных законом. С.Д. Моги- левскнй считает возможным использование иных наименований исполнительных органов, помимо предусмотренных законом, однако ст.69 и др. ФЗ «Об акционерных обществах» предполагают однозначное определение их законом, не оставляя данный вопрос для регулирования уставом (самостоятельность в данной сфере исключена). Мы полагаем, что такая жесткость в регламентации управления акционерным обществом обусловлена целью защиты не только интересов акционеров, но и публичных интересов.
Структура органов управления акционерным обществом подлежит обязательной регламентации в его уставе. Разграничение полномочий между органами управления предполагает принятие наиболее важных для общества решений общим собранием акционеров, текущее руководство деятельностью общества ис- полнительным(и) органом (органами), а также котроль за осуществлением такой деятельности и се результатами со стороны совета дирекгоров (наблюдательного совета).
Таким образом, исторически сложившийся, традиционный подход к структуре органов упраазения акционерным обществом сохраняется до сих пор и, как правило, в современной науке не подвергается критике. Исключение составляют некоторые социально-психологические теории, существующие на Западе. Так, сторонники теории «корпоративного конституционализма» (К. Брустер. Е. Ла- зан, А. Чайер), исходя из социально-экономической роли акционерных обществ, предлагают изменить структуру органов управления с тем, чтобы обществом управлял совет из представителей акционеров, работников, потребителей, пред- принимателей, связанных с обществом, а также распространить на деятельность акционерных обществ нормы Конституции США. Также, как и в науке XIX в., предпринимаются попытки объяснения организации управления акционерными обществами с помощью проведения аналогии с государственным устройством. В частности, сторонники теории отделения собственности от управления, учитывая, что акционерные общества объединяют значительное число акционеров, рассматривают их как квазипубличные корпорации, в которых управленческие функции принадлежат наемным исполнительным органам. Согласно теории «ответственности управляющих корпорацией перед обществом», исполнитель-ный орган отвечает перед государством и населением за состояние дел, посколь-ку роль акционерных обществ в публичной сфере неуклонно возрастает.
Кроме выявления публично-правовых элементов, присутствующих во внут-ренней организации управления акционерным обществом, для полноценной ха- ракгеристики процесса управления акционерным обществом нельзя не обратить внимания на следующее. Наряду с частноправовой стороной, имеет место пуб-личная сторона деятельности акционерного общества - отношения с регулятив-ными органами. При объяснении причин этого явления необходимо отметить, что, представляя собой коммерческую организацию, целью деятельности которой является извлечение прибыли, акционерное общество выступает в качестве субъекта предпринимательского права - участника предпринимательских отно-шений, вертикальных и горизонтальных. В правовом положении акционерного общества, как и других субъектов предпринимательского права, «...изначально заложены конкретные права и обязанности в отношениях с государством». В связи с этим, как справедливо замечено В.В. Лаптевым, помимо внутреннею управления, осуществляемого руководителем и другими органами общества, существует внешнее воздействие либо прямое вмешательство в управление со стороны государствешюго или иного органа.5 В то же время одной из гарантий предпринимательской деятельности является запрещение вмешательства госу- царства и его органов в деятельность предприятия, иначе как по основаниям, оп-ределенным законом и в пределах установленных полномочий. Исследователи, однако, нередко отмечают случаи подобного вмешательства.3
Отношения, связанные с государственным властным воздействием, как правило, не могут входить в предмет гражданско-правового регулирования поведения самостоятельных и независимых участников (п.З ст.2 Гражданского кодекса РФ). Именно поэтому подход лишь с позиции гражданского права не позволяет выявить характер соотношения в организации управления акционерным общест-вом частноправового и публичного начал. Следовательно, для осуществления нашего исследования указанную организацию необходимо рассматривать на базе норм предпринимательского права, поскольку, как справедливо отмечают ис-следователи, «в регулировании предпринимательской деятельности используются частноправовые и публично-правовые принципы и начала».2
Таким образом, во внутренней организации управления акционерным обще-ством наблюдается сочетание частных и публичных элементов в определенной пропорции. Кроме того, государство осуществляет внешнее воздействие в отно-шении процесса управления акционерным обществом, появляются новые на-правления этого воздействия (им посвящена глава третья настоящего исследова-ния). Как отметил Р. Медведев: «Парадокс современной России состоит в том, что лишь путем усиления государственного регулирования можно укрепить здо-ровые рыночные механизмы, включая частную собственности и инициативу».3 К сожалению, этой позиции придерживается и российский законодатель. Мы же полагаем, что в настоящее время имеет место необходимость совершенствования механизма управления акционерным обществом путем координации в нем част-ных и публичных элементов, создания особой «системы сдержек и противове-сов».
<< | >>
Источник: Савина Виктория Сергеевна. СООТНОШЕНИЕ ЧАСТНЫХ И ПУБЛИЧНЫХ НАЧАЛ В УПРАВЛЕНИИ АКЦИОНЕРНЫМИ ОБЩЕСТВАМИ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ставрополь - 2004. 2004

Еще по теме § 2. Правовая природа организации управления акционерным обществом:

  1. СЕМИНАР № 1: ПОНЯТИЕ И ИСТОЧНИКИ АКЦИОНЕРНОГО ПРАВА. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ТИПЫ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА (2ч)
  2. СЕМИНАР № 3: УСТАВНЫЙ КАПИТАЛ, ФОНДЫ И ЧИСТЫЕ АКТИВЫ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА. ЭМИССИОННЫЕ ЦЕННЫЕ БУМАГИ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, РАЗМЕЩЕНИЕ (2ч)
  3. СЕМИНАР № 7: СОВЕТ ДИРЕКТОРОВ (НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ СОВЕТ), ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, РЕВИЗИОННАЯ КОМИССИЯ (РЕВИЗОР), АУДИТОР И КОРПОРАТИВНЫЙ СЕКРЕТАРЬ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА (2 ч)
  4. § 2. Правовая природа организации управления акционерным обществом
  5. § 1. Частные и публичные начала в правовом регулировании деятельности
  6. § 1. Особенности косвенного публично-правового воздействия в организации управления акционерными обществами России
  7. § 2. Основные направлении непосредственного публично-правового воздействия в отношении управления акционерными обществами
  8. Принятие актов об особенностях приватизации и управления акционерными обществами в отдельных отраслях народного хозяйства.
  9. § 1.2. Правовая природа корпоративных правоотношений и их место в современной правовой системе
  10. 3* Применение государственны ми образованиями в отношении открытых акционерных обществ специального права («золотей акции»)
  11. § 2. Правовая природа правомочий, входящих в состав доли в уставном капитале
  12. § I, Место общего собрания акционеров в структуре органов управления акционерного общества
  13. 4. Типы акционерных обществ
  14. 2. Классификация органов управления хозяйственных обществ
  15. § 2. Правовая природа акционерных обществ
  16. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
  17. Глава 1 Правовое положение и правовое обеспечение деятельности акционерного общества
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -