<<
>>

8. Элементы структуры гражданского правоотношения

Не менее спорным в юридической науке является вопрос относительно содержания правоотношения. О.С. Иоффе, например, выделял материальное, идеологическое и юридическое содержание правоотношения, под последним понимались субъективные права и юридические обязанности участников правоотношения <1>.
Представление о субъективных правах и обязанностях как о юридическом содержании правоотношения разделяется большинством отечественных правоведов <2>.

<1> Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении // Избр. труды по гражданскому праву. С. 666.

<2> См., например: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. С. 217, 221 - 222; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М.: Госюриздат, 1950. С. 54 - 59; Тархов В.А. Указ. соч. С. 115; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 238.

Однако в науке по данному вопросу были высказаны и иные суждения. Если понимать правоотношения как реальные жизненные отношения, урегулированные нормами права, то нельзя исключать из их содержания фактическое поведение субъектов этих отношений. Такой позиции придерживались М.М. Агарков <1>, В.П. Мозолин <2>, Ю.И. Гревцов <3> и другие ученые. Рассматриваемое представление о юридическом содержании правоотношения было подвергнуто убедительной критике со стороны О. С. Иоффе <4>. Действительно, как можно говорить о фактических действиях как о составляющем элементе правоотношения, если само по себе поведение лишено какого бы то ни было правового значения и приобретает его лишь в момент наделения участников общественного отношения правами и обязанностями, т. е. тогда, когда эти отношения облекаются в правовую форму? Кроме того, фактические действия субъектов далеко не всегда совпадают с идеальной моделью поведения, содержащейся в норме права, а зачастую и прямо противоречат ей. Рассматривать их в этом случае в качестве содержания правоотношения тем более некорректно. Интересна позиция Р. О. Халфиной, которая предпочитала рассматривать субъективные права и обязанности, а также реальное поведение участников правоотношения в качестве элементов его структуры, под которой она понимала способ связи элементов правоотношения как системы их взаимодействия в рамках правоотношения. Это позволяло, по мнению ученого, наиболее полно исследовать соотношение прав и обязанностей с актами поведения субъектов правоотношения <5>.

<1> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избр. труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 1. С. 225 - 235.

<2> Мозолин В. П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1955. N 6. С. 52.

<3> Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения. Л.: Изд-во ЛГУ, 1981. С. 80 - 81.

<4> Иоффе О С. Указ. соч. С. 667 - 669.

<5> Халфина Р.О. Указ. соч. С. 204, 211.

Относительно понятия субъективного гражданского права в науке также не выработано единого мнения. Со времен римского права субъективным правом обозначалась "сфера свободы или власти, обеспеченная за субъектом нормами объективного права для того, чтобы субъект мог удовлетворить какому-либо признанному правом интересу" <1>. Таким образом, указанная категория характеризовала определенную степень господства лица над какими-либо объектами для удовлетворения его интереса на основании норм объективного права <2>.

Поведение других субъектов не должно было препятствовать реализации интересов управомоченного лица. Их поведение могло заключаться в активных действиях в пользу кредитора (дать - dare; исполнить - facere) или в бездействии, позволяющих кредитору беспрепятственно осуществлять свои права (стерпеть - pati; не делать - non facere) <3>.

<1> Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 59.

<2> Барон Ю. Система римского гражданского права: В 6 кн. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. С. 82; Франчози Дж. Институционный курс римского права. М.: Статут, 2004. С. 46 - 49.

<3> См.: Санфилиппо И. Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева. М.: БЕК, 2000. С. 4 - 5.

Отметим, однако, что Древнему Риму не было известно учение о сущности субъективного права. Многочисленные попытки разработки такого учения предпринимаются в XIX в. выдающимися немецкими правоведами. Так, заслуга в создании волевой теории субъективного права принадлежит великому немецкому правоведу Фридриху Карлу фон Савиньи. Определяя природу обязательства, он писал, что "обязательство состоит в господстве над чужим лицом, но не над всем лицом (иначе оно вело бы к уничтожению личности), а только над одиночными его действиями, которые могут быть представлены выделенными из свободы этого лица и подчиненными нашей воле" <1>. Взгляды Савиньи о волевой природе субъективного права были развиты его последователями, в частности Бернгардом Виндшейдом <2>.

<1> Савиньи Ф.К. Обязательственное право. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 48.

<2> Виндшейд Б. Учебник пандектного права. Т. 1: Общая часть. СПб., 1874. С. 82.

При всей своей привлекательности теория воли не могла дать ответы на многие вопросы. Так, основываясь на ее положениях, сложно было объяснить наличие правоспособности у лиц, у которых отсутствует воля как таковая, например у душевнобольных. Г. Ф. Шершеневич писал, что данная теория не способна обосновать существование субъективного права при отсутствии воли у волеспособного субъекта, например, когда кредитор, продолжая оставаться субъектом права, отказывается принимать платеж от должника <1>. Разрешить эти вопросы попытался другой немецкий правовед - Рудольф фон Иеринг, положивший не волю, а интерес в основу субъективного права. С его точки зрения, субъективное право представляет собой юридически защищенный интерес <2>. Против теории интереса также было высказано много возражений. Отмечалось, что интересы обеспечиваются прежде всего действием объективного права, причем даже тогда, когда отсутствует само субъективное право. С другой стороны, субъективное право может существовать и без соответствующего интереса <3>. Но, несмотря на это, по справедливому замечанию А.В. Венедиктова, "удар, нанесенный Иерингом теории воли, был так силен, что решительное преобладание в дальнейшем получили так называемые "комбинационные теории", объединившие в понятии субъективного права и элемент воли, и элемент интереса" <4>. В соответствии с комбинационными теориями субъективное право представляется как власть осуществлять интересы. Среди последователей этого направления Г.Ф. Шершеневич называл Бернатика, Еллинека, Шуппе, Регельсберга, Меркеля, Салейля, Мишу, Ванни <5>.

<1> Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие: В 2 т. Т. 2. Вып. 2, 3, 4. С. 196.

<2> Иеринг Р. Интерес и право // Избр. труды. Самара: Самарская гос. экономическая академия, 2003. С. 333 - 428.

<3> Более подробно см.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 196 - 198.

<4> Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность // Избр. труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 2. М.: Статут, 2004. С. 40 - 41.

<5> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 198.

В науке советского гражданского права также не было единого мнения относительно сущности субъективного права. Одни ученые, характеризуя субъективное право, делали акцент на возможности требования управомоченным лицом определенных действий от обязанных лиц или на требовании воздержания от действий <1>. Однако такой подход оставляет без должного внимания действия самого управомоченного лица, направленные на осуществление субъективного права и выходящие за рамки притязания (Anspruch).

<1> См., например: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. С. 176 - 234; Егоров Н.Д. О понятии субъективного права // Правосубъектность по гражданскому и хозяйственному праву: Межвуз. сб. / Отв. ред. К.Ф. Егоров. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1983. С. 3 - 9.

В целях избежания этого недостатка некоторые цивилисты давали определение субъективному праву через призму положения управомоченного лица <1>. В данном случае субъективное право понималось как обеспеченная законом мера возможного поведения самого управомоченного лица. Нетрудно убедиться, что такой подход не отражает в должной мере значимость для субъективного права поведения обязанного лица. Как справедливо отмечал О.С. Иоффе, "если бы субъективное право представляло собой только меру дозволенного управомоченному поведения, то не было бы никакой нужды для обеспечения его осуществления возлагать на других лиц какие-либо обязанности" <2>.

<1> См., например: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве: Ученые труды: Понятие, виды, государственные юридические лица. Вып. 12. М.: Юрид. изд-во МЮ СССР, 1947. С. 26 - 34.

<2> Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении. С. 671. Тем не менее нельзя не согласиться с Р. О. Халфиной, указывавшей, что при всех своих различиях данные точки зрения раскрывают разные стороны субъективного права как социальной реальности, поэтому в науке в качестве господствующей получила признание позиция, объединяющая их <1>. Акцент, по мнению Н. С. Малеина, должен быть сделан на единстве двух сторон субъективного права, а не на их противопоставлении с точки зрения приоритета <2>. Таким образом, субъективное право представляет собой основанную на нормах объективного права меру возможного поведения управомоченного лица, заключающуюся в том числе в возможности требовать определенного поведения от обязанных лиц. На этих лиц возлагаются юридические обязанности, представляющие собой меру должного поведения обязанного лица.

<1> Халфина Р.О. Указ. соч. С. 227.

<2> Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М.: Юрид. лит., 1981. С. 93.

Пожалуй, наиболее спорным вопросом в рамках учения о правоотношении до настоящего времени остается вопрос об объекте правоотношения <1>. Этот факт констатируется большинством ученых <2>. Несходство в оценках наблюдается даже при определении места объекта в структуре правоотношения. Р.О. Халфина рассматривала в качестве объектов правоотношения предметы материального мира и продукты духовного творчества в объективированной форме. По ее мнению, объект, являясь предпосылкой возникновения и развития правоотношения, всегда остается внешним элементом применительно к правоотношению и не приобретает свойства элемента структуры правоотношения. В качестве одного из подтверждений этой позиции Р.О. Халфина ссылалась на невозможность включения в структуру идеологического отношения предметов материального мира, являющихся объектами правоотношения <3>. Но конкретное правоотношение не является отвлеченной идеологической абстракцией, а представляет собой лишь правовую форму реального общественного отношения, участники которого совершают определенные действия, в том числе и с предметами материального мира. Поэтому сама по себе материальная характеристика объекта правоотношения не делает невозможным его рассмотрение в качестве элемента структуры правоотношения.

<1> Одной из последних работ, посвященных данной тематике, является сборник статей, опубликованный издательством "Статут": Объекты гражданского оборота: Сб. статей / Под ред. М.А. Рожковой. М.: Статут, 2007.

<2> См., например: Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении. С. 673; Халфина Р.О. Указ. соч. С. 212 - 217; Брагинский М.И. Вступительная статья // Актуальные вопросы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского; Исследоват. центр частного права. Российская школа частного права. М.: Статут, 1998. С. 8 - 9; Чеговадзе Л.А. Указ. соч. С. 183; Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 72; и др.

<3> Халфина Р.О. Указ. соч. С. 212 - 213.

Большинство правоведов, на это обратил внимание еще О.С. Иоффе в середине прошлого века <1>, включают объект в структуру правоотношения. В этой связи возникает еще одна проблема. Можно ли утверждать, что существует единый объект для субъективного права и правоотношения, или здесь необходимо признать различие в объектах? При попытке ее разрешения необходимо учитывать два обстоятельства, на которые уже обращалось внимание в научной литературе. Во-первых, субъективное право - всегда элемент правоотношения, что ведет к фактическому совпадению объекта такого права и правоотношения <2>. Во-вторых, как справедливо отмечает Е. А. Суханов, у субъективного права и корреспондирующей ему юридической обязанности не может быть разных объектов <3>. Субъективное право и юридическая обязанность являются элементами содержания правоотношения, той правовой связью между субъектами правоотношения, которая определяет его сущность. Поэтому и у субъективного права, и у правоотношения может быть только один объект. Отметим, однако, что в литературе неоднократно высказывались и иные точки зрения, согласно которым необходимо различать объекты субъективных прав, объекты правоотношений и даже объекты права <4>.

<1> Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении. С. 673.

<2> Халфина Р.О. Указ. соч. С. 212.

<3> Гражданское право: Учебник: В 4 т. Т. 1: Общая часть / Под ред. Е.А. Суханова. С. 128.

<4> См., например: Лапач В.А. Указ. соч. С. 70 - 72, 106 - 108.

Следующая проблема заключается в определении объекта правоотношения. В науке сложилось два основных подхода к раскрытию сущности объекта правоотношения. Согласно первому подходу объектом правоотношения будет являться то, по поводу чего возникает само это правоотношение. Сторонники второго подхода усматривают в объекте то, на что направлены права и обязанности субъектов правоотношения. Если второй подход, по мнению О. С. Иоффе, получил поддержку большинства ученых, то вопрос о явлениях внешнего мира, которые могут выступать в качестве объектов правоотношения, продолжает оставаться дискуссионным <1>.

<1> См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 673 - 674.

В научных публикациях последнего времени по-разному освещались основные положения многочисленных концепций в отношении объекта гражданских правоотношений <1>. Кратко остановимся на них. Под объектом правоотношения понималось то, на что было направлено поведение обязанного лица. Исходя из этого, приверженцы данной позиции, например М.М. Агарков, под объектом понимали вещи - предметы материального мира <2>. Но далеко не любое правоотношение может иметь своим объектом вещь. Следовательно, необходимо признать существование безобъектных правоотношений, о которых писали Н.Г. Александров и Р.О. Халфина <3>. Следующим логическим шагом, который уже сделан некоторыми учеными <4>, будет отрицание значимости самой категории объекта правоотношения. Но это повлекло бы за собой появление прав, ни на что не направленных и не имеющих определенного значения. "Правоотношение, если исключить понятие объекта, сведется к правам и обязанностям, неизвестно к чему прилагаемым, а если право ни на что не направлено, оно не может иметь жизненного значения, и даже, можно сказать, оно не есть право" <5>.

<1> См., например: Лапач В.А. Указ. соч. С. 72; Чеговадзе Л.А. Указ. соч. С. 184 - 185; Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения // Актуальные вопросы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского; Исследоват. центр частного права. Российская школа частного права. М.: Статут, 1998. С. 109 - 158; Страунинг Э.Л. Некоторые проблемы общей теории рекламных правоотношений. М.: Лекс-Книга, 2004. С. 117 - 119.

<2> Агарков М.М. Указ. соч. С. 195.

<3> Александров Н.Г. Юридическая норма и правоотношение. Сокращенная стенограмма доклада, прочитанного на научной сессии института 6 мая 1946 г. / Под ред. И Т. Голякова. М., 1947. С. 20 - 22; Халфина Р.О. Указ. соч. С. 214 - 215.

<4> См., например: Протасов В.Н. Правоотношение как система. М.: Юрид. лит., 1991. С. 103.

<5> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 42.

Другие ученые помимо вещей включали в понятие объекта иные материальные блага, а также блага нематериального характера <1>. В данном случае нельзя не согласиться с Р.О. Халфиной, заметившей, что при таком расширении объекта теряется специфика его содержания, а сам объект зачастую совпадает с содержанием правоотношения, поскольку права также можно рассматривать в качестве блага <2>. Рассматривалось в качестве объекта и фактическое общественное отношение, на которое воздействует правоотношение. Такая трактовка понятия объекта характерна для исследователей, выделяющих два самостоятельных отношения - фактическое общественное отношение и правоотношение, посредством которого норма права воздействует на реальное, жизненное отношение <3>. Выше уже отмечалась спорность этой точки зрения.

<1> См., например: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск: Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1972. С. 329 - 340.

<2> Халфина Р.О. Указ. соч. С. 215.

<3> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. С. 64.

В.И. Сенчищев высказал мнение, что "объектом правоотношения является... правовое значение (правовая характеристика) вещи, поведения или иных категорий имущества... и неимущественных прав. Иными словами - их правовой режим" <1>. Представляется, что правовой режим нельзя отождествлять с объектом правоотношения. Права и обязанности субъектов правоотношения не могут воздействовать на правовой режим, поскольку правовой режим есть уже установленная нормами права определенная модель. Отождествление этой модели с объектом правоотношения приведет, как справедливо отметил В.А. Лапач, к "автономности" объекта <2>.

<1> Сенчищев В.И. Указ. соч. С. 139.

<2> Лапач В.А. Указ. соч. С. 139.

В свое время в науке была высказана идея об объекте права как о том, на что распространяется воля управомоченного лица, т.е. как об объекте господства. Таким образом, в качестве объекта мог рассматриваться и человек <1>. Очевидно, что в настоящее время нет никаких оснований для рассмотрения человека в качестве объекта господства и, соответственно, правоотношения. Еще Е.В. Васьковский писал, что "современные цивилизованные государства... признали правоспособность за всеми людьми, а поэтому в настоящее время человек может быть только субъектом, но не объектом права" <2>.

<1> См., например: Барон Ю. Указ. соч. С. 82 - 83; Хвостов В.М. Указ. соч. С. 123.

<2> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 116.

Наиболее обоснованной, на наш взгляд, является так называемая поведенческая теория, согласно постулатам которой объектом правоотношения является поведение обязанного лица. М.М. Агарков приписывает ее авторство французскому романисту Ортолану. Среди его последователей он называл Планиоля, Виндшейда, а среди отечественных правоведов - Г. Ф. Шершеневича и В. И. Синайского <1>. В литературе советского периода эту точку зрения последовательно отстаивали Я.М. Магазинер и О.С. Иоффе <2>. Современные критики этой теории не приводят каких-либо новых существенных аргументов, служащих ее опровержению. А несостоятельность ранее приводившихся доводов была показана в свое время О.С. Иоффе <3>.

<1> Агарков М. М. Указ. соч. С. 191.

<2> Иоффе О С. Указ. соч. С. 674.

<3> Там же. С. 674 - 682.

В зависимости от содержания правоотношения, которое, как упоминалось выше, может быть материальным, идеологическим и юридическим, О.С. Иоффе выделял соответствующие объекты правоотношения. В качестве материального объекта правоотношения он рассматривал оформляемое им общественное отношение. Если же это отношение складывалось по поводу предметов материального мира, например в связи с вещью, то вещь также считалась материальным объектом правоотношения. Идеологическим объектом правоотношения выступала обусловленная нормами права воля участников правоотношения. Наконец, юридическим объектом признавалось поведение обязанного лица в правоотношении <1>.

<1> Там же. С. 678 - 682.

Подводя краткий итог изложенному материалу, отметим, что переживающая в настоящее время в России второе рождения классификация норм права на публично- правовые и частноправовые не исключает возможности разграничения правовых норм по иным основаниям, например по отраслевой принадлежности. Основным критерием для выделения отрасли права является ее предмет, а вспомогательным критерием - метод правового регулирования. То обстоятельство, что определенные общественные отношения могут подвергаться воздействию норм как публичного, так и частного права, само по себе не влечет образования неких частно-публичных правовых отраслей, предметом которых являются указанные отношения. Содержание предмета гражданско- правового регулирования не существует как нечто неизменное и подвержено динамике, поэтому даже перечень общественных отношений, составляющих предмет современного гражданского права, приведенный в ст. 2 ГК РФ, не является исчерпывающим. Это означает, что гражданское право может регулировать и иные отношения, прямо не поименованные в ст. 2 ГК РФ, если они основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. В результате реализации многоэтапного механизма правового регулирования общественное отношение, подвергшееся воздействию норм гражданского права, приобретает форму гражданского правоотношения. Правоотношение, являясь урегулированным нормами права общественным отношением, существует в единстве правовой формы и материального содержания. Вместе с тем не происходит смешения правовой конструкции "правоотношение" и неправового понятия "фактическое общественное отношение". Поэтому категориально-понятийный инструментарий, используемый для интерпретации правовых отношений, не может быть использован для сходных целей применительно к неправовым отношениям. В этой связи в качестве корпоративных могут быть охарактеризованы только и исключительно правоотношения, а не фактические общественные отношения. Юридическим содержанием правоотношения являются субъективные права и юридические обязанности его участников, а юридическим объектом, определяемым соответствующим содержанием, выступает поведение обязанного субъекта правоотношения.

Мы будем руководствоваться приведенными общими выводами в дальнейшем при раскрытии темы настоящего исследования.

<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 8. Элементы структуры гражданского правоотношения:

  1. § 1.2. Правовая природа корпоративных правоотношений и их место в современной правовой системе
  2. § 1. Место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования
  3. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  4. 7. Понятие гражданского правоотношения
  5. 8. Элементы структуры гражданского правоотношения
  6. 6. ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ И ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ: МЕЖСИСТЕМНЫЕ СВЯЗИ
  7. § 2. Гражданское правоотношение в механизме осуществления права и исполнения обязанности
  8. 5.2. Понятие гражданского правоотношения
  9. § 1. Гражданское правоотношение: понятие, состав и структурные особенности гражданского правоотношения.
  10. § 1. Некоторые вопросы общей теории правоотношения, гражданских и трудовых правоотношении в СССР
  11. 1.1. Объект в личных неимущественных правоотношениях
  12. Объекты гражданских правоотношений.
  13. Понятие гражданского правоотношения и его особенности.
  14. Понятие гражданских процессуальных правоотношений, их особенности, содержание и виды.
  15. 9. Гражданско-процессуальные правоотношения
  16. § 1. Понятие и признаки правоотношения как элемента юридической технологии подготовки нормативных правовых актов
  17. § 3. Структура правоотношений в деятельности по подготовке проектов нормативных правовых актов
  18. § 1. Развитие теории правоотношений в правовой науке
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -