<<
>>

§ 1. Понятие и признаки правоотношения как элемента юридической технологии подготовки нормативных правовых актов

Деятельность субъектов нормотворчества протекает в рамках правовых отношений, и в особенности, реализация таких элементов юридической технологии как юридическая стратегия, юридическая тактика не может быть осуществлены вне правоотношений.

Кроме того именно в правоотношениях находят закрепление права и обязанности субъектов юридической технологии. Прежде чем вести речь о содержании возникающих при этом правовых отношений, необходимо остановиться на его понимании и признаках.

Правотворческие отношения среди остальных правоотношений занимают особое место. Им принадлежит определяющая роль в силу их назначения и характера. Они направлены на создание новых норм права (совершенствование или отмену действующих), на установление правового регулирования иных общественных отношений, которые объективно требуют этого в целях их эффективного осуществления.

Категория «правоотношение» - одна из ключевых в общей теории права. Это предопределяет традиционное внимание к ней ученых. Интенсивная разработка данной проблематики расширила неоднозначность подходов к пониманию правоотношений.

Правоотношения являются одной из форм общественных отношений.

В философской литературе категория «общественное отношение», как правило, соотносится с категориями «деятельность» и «связь» и понимается в качестве объективированной, унаследованной, а также совокупной, живой, чувственной деятельности людей, выступающей как сотрудничество многих индивидов в связи с их отношениями к природе и друг к дру- гу[275], объективной и устойчивой структуры общественных связей, которая формируется (складывается и развивается) в соответствии с видами и предметами человеческой деятельности[276] [277]. При этом следует иметь в виду, что понятие «связь» охватывает также выделяемые некоторыми учеными в качестве определяющих характеристик общественного отношения «зави-

3

симости и разграничения» , а деятельность субъектов может проявляться

не только в активной, но и пассивной форме, в виде позиций и состояний людей по отношению друг к другу[278].

Общественные отношения охватывают не все существующие между людьми взаимосвязи. Их следует отличать от индивидуальных отношений, состоящих в непосредственном психологическом общении людей. В противовес им общественные отношения носят безличный характер, в качестве их субъекта человек выступает не как конкретная личность, а как носитель некоей социальной роли. «Чтобы описать общественные отношения, не требуется точного описания индивидов, вступающих в них... общественные отношения продолжают существовать в то время, как индивиды приходят и уходят»[279] [280].

В зависимости от характера предметной деятельности выделяют экономические, социальные, политические, духовные, правовые и другие отношения.

В русской дореволюционной литературе под юридическим отношени-

^5

ем понимается бытовое отношение, которое регулируется нормами права . Для периода 40-60х годов характерно «узконормативное» понимание правоотношения как особого идеологического отношения, складывающегося на основе действующих правовых норм и состоящего во взаимной связанности его участников правами и обязанностями, которая поддерживается принудительной силой государства.

70-80-е годы отмечены распространением социологического подхода к пониманию правоотношений, когда наряду с углубленным исследованием отдельных их элементов больше внимания стало уделяться изучению системных связей правоотношений с другими правовыми и не правовыми явлениями. Следствие данной тенденции - понимание правоотношения как вида идеологического отношения и одновременно как формы фактических общественных отношений[281], выделение в нем материального (фактическое поведение) и юридического (субъективные права и обязанности) содержания[282], характеристика содержания правоотношения как средства реального общественного отношения и его формы[283].

Авторы приведенных концепций исходят из «узконормативного» понимания права, когда специфика его норм исчерпывается тем, что государство придает последним гарантию принудительного осуществления.

Право сводится к закону, и это сказывается на исследовании всех производных от них категорий. Тем самым в действительности юридическая наука занимается не правоотношениями, а «законоотношениями»[284], возникающими якобы под воздействием правовых (законодательных) норм. Этот процесс, подчеркивала Р.О. Халфина, «заключается в том, что в соответствии с общей нормой конкретное общественное отношение становится правоотношением, приобретая новое качество»[285] [286]. Поэтому, когда, юридическая наука пыталась принять в расчет реальную действительность, она либо упиралась в неразрешимые противоречия, либо приходила к отрицанию правоотношения как особого вида общественных отношений. Так, Ю.Г. Ткаченко, детально проанализировав предметную социальную деятельность, пришла к выводу, что никакой «чистой» правовой деятельности, т.е. деятельности, имеющей только правовой предмет, не существует. Это привело её и к отрицанию правоотношения как вида общественных отношений: «Отношения, подвергаемые регулированию со стороны права, можно с функциональной точки зрения назвать правовыми, но при этом следует понять, что регулирование не изменяет характера отношений, т.е. они остаются либо политическими, либо духовным». Поэтому «в предметном содержании возникающего отношения нет какого-либо самостоятельного правового элемента», «не существует правовых в собственном смысле отношений, а есть лишь правовой способ регулирования общественных от- 3

ношений» .

Другими словами, правоотношений нет, поскольку мы не можем выявить их специфику, или (что тоже самое) правоотношением становится любое общественное отношение, получившее государственное признание и защиту. Подобную трактовку в 20-х годах предлагал П.И. Стучка, но она, как справедливо замечали его оппоненты, не позволяет ответить на вопрос (если только не встать на позиции субъективного идеализма), каким образом социальные отношения превращаются в юридические институты или каким образом право превращается в самого себя[287]. Очевидно, если общественное отношение приобретает специфическую форму (в данном случае правовую), то это требует и его специфического содержания (опять-таки правового). Иначе что тогда мешает законодателю превратить в правовые все сложившиеся в обществе отношения?

По мнению А.П. Дудина, правовое отношение есть «особенное свойство самих общественных отношений», «свойственная им самим специфическая правовая сущность (как одна из сущностей деятельности общественного человека), которая находит свое выражение (является) в специ- фическом правовом содержании и специфической правовой форме общественных отношений»[288]. Однако выделить эту «специфическую правовую сущность» ему не удалось.

Между тем уже на заре становления советской юридической науки специфика правоотношений была определена Е.Б.Пашуканисом. Вслед за К.Марксом он стал искать сущность правовой формы в отношениях обмена, где сосредоточены «как в фокусе самые существенные моменты как для политической экономии, так и для права». В итоге он установил, что основная предпосылка правового регулирования - противоположность частных интересов и наличие товарно-денежного хозяйства, ибо только тогда «юридический субъект имеет свой материальный субстрат в лице эгоистического хозяйствующего субъекта, которого закон не создает, но находит. Там же, где этот субстрат отсутствует, соответствующее юридическое отношение apriori немыслимо».

В науке стало вырабатываться историко-материалистическое понимание правоотношения как типа социальной связи, образующейся на базе взаимного признания субъектами свободы и формального равенства всех участников правового общения. Круг отношений, имеющих правовую форму (т.е. требующих или допускающих регулирование по принципу формального равенства субъектов) исторически обусловлен и изменчив. Он выкристаллизовывается в процессе предметной деятельности человека, зависит от её характера и обусловлен принципом (способом) упорядочения. К некоторым сферам (любовь, дружба, социальная помощь) данный принцип неприменим вообще.

Равенство, закрепляемое правом, является формальным (в этом его отличие от уравниловки) и «нормированным», т.е. право не просто гарантирует равенство участников данного отношения, но и определяет его меру, норму.

Будучи видом общественных отношений, правоотношение носит объективный характер.

Правоотношения опосредуют типичные, объективно необходимые взаимосвязи. Субъектами их выступают носители определенных социальных ролей.

Данная проблема сопрягается с более общей проблемой соотношения юридической нормы и правоотношения, а ещё шире - права и закона. Для позитивистского правопонимания она вообще не стоит. Право здесь сводится к закону, правоотношение - к законоотношению. Просто решается и проблема взаимосвязи норм и отношений: «Нормы права регулируют поведение людей, и результатом этого регулирования является возникновение правоотношений»[289].

Однако нормы (законы) сами по себе не способны ни создать общественное отношение, ни придать ему новое качество. Иначе управлять социальными процессами было бы слишком просто. Генетически и логически правоотношения предшествуют закону, а не служат его реализацией. Закон (государство через закон) посредством адекватного, ясного и определенного формулирования уже сложившихся правовых норм и отношений может лишь придать им необходимое для реализации официальное общеобязательное и конкретизированное выражение. Если законодательство пытается привнести правовое регулирование в чуждые ему сферы, в лучшем случае оно остается, лишь иллюзорным, в худшем - будет препятствовать нормальному развитию общественных процессов. Может ли право в политически организованном обществе существовать вне государственного признания (правоотношение вне законоотношения)? Возникнув из противоположности интересов, право призвано разрешать их коллизии, а «при столкновении двух равных прав решает сила». Чтобы приобрести качество общеобязательности, праву необходимо государственное признание и законодательное санкционирование. В противном случае возможность его реализации остается лишь в потенции. Государство (закон) не может создавать правоотношений, но может парализовать их. Поэтому не всякий закон воплощает в себе право, не всякое законоотношение есть правоотношение, но нет права вне закона, нет правоотношения вне государственного признания.

Конечно, возможно существование «корпоративного права» - нормативных систем, основывающихся на принципе свободы и формального равенства и действующих в рамках определенной общественной структуры, а также правовых обычаев, стихийно складывающихся в обществе вне и помимо государственного и «корпоративного» воздействия. Их соблюдение не обеспечивается государственным принуждением. Но, во-первых, чтобы «корпоративное» и «обычное» право могли функционировать, необходимо государственное признание допустимости существования такой «корпорации» и такого «права» (путем молчаливого согласия либо законных гарантий). Во-вторых, «корпорация» может быть рассмотрена как модифицированная модель государства, где есть определенная властноуправленческая структура, в функции которой входит признание, закрепление и обеспечение «корпоративного права».

Общественные отношения могут регулироваться чисто приказным, властным методом, причем в ряде случаев техническими нормами - это оправданно и даже более целесообразно. Одновременно отсутствие правового регулирования тех отношений, которые его требуют, выполняется «политической традицией», «деловыми обыкновениями», логикой здравого смысла и т.п.

В настоящее время отход от узконормативной, позитивистской трактовки правоотношения очевиден. Становится общепризнанным, что право относительно независимый от государства и воли законодателя социальный феномен. Однако обычно не приводится четкого различия между философским и специально-юридическим подходом, правом и законом, правоотношением и законоотношением. Отсюда воспроизводство традиционных противоречий. Отмечая, что исторически и логически правоотношения возникают на основе экономических и иных фактических отношений, что законодатель не создает право, а творит законы, Л.С. Явич одновременно пишет, что при активной законодательной деятельности, особенно в сфере публичного права, правовые нормы предшествуют правоотношени- ям[290] [291] [292]. Законодатель, по мнению автора, официально признает (санкционирует) уже сложившиеся правоотношения (правила поведения). Причем эти правила могут браться им непосредственно из жизни, либо относительно

самостоятельно формулироваться в результате известного обобщения жиз-

2

ненных ситуаций . Правоотношения по своей природе, пишет Л.С. Явич, имеют экономическое, политическое, социальное, нравственное содержа-

3

ние .

Правоотношения - это особые идеологические отношения, возникающие вследствие воздействия норм права на поведение людей. Это специфические общественные отношения, возникающие в результате осуществления этих норм и представляющие собой связь прав одного лица с корреспондирующими им обязанностями другого лица[293].

Специфика правоотношений как особых идеологических отношений состоит в том, что с их образованием для одних лиц (управомоченных) открывается предусмотренная нормами права и обеспеченная государством возможность использовать в своих интересах и целях поведение других лиц (обязанных), для которых соответствующее поведение становится общественно-необходимым[294] .

Правоотношение - норма права в её действии, в её осуществлении. Это не значит, что все действие нормы права сводится к образованию правоотношений. Действие нормы права выражается также в некоторых случаях в установлении не только правоотношений, но и одних только обязанностей, оно может выразиться также в определении объема правоспособности тех или иных лиц и этим её действие может ограничиться.

Необоснованными являются попытки рассматривать нормы права только как нечто вторичное, производное от правоотношений; недопустимо исходить в рассмотрении правовых явлений из якобы независимых от норм права субъективных прав или даже целых правоотношений, как это делают отдельные юристы.

Обособление и противопоставление нормы права и конкретных прав, обязанностей, правоотношений не имеют под собой никакой почвы. Одно немыслимо без другого; норма права и соответствующие ей права и обязанности образуют некоторое неразрывное единство.

Правда, исторически право появляется первоначально как система правоотношений, как совокупность прав и обязанностей, в которых выражена норма права. Норма права первоначально не отделена от прав и обязанностей отдельных лиц, не закреплена в каком-либо особом акте государства. Существует неписаная справедливость, выраженная только в правоотношениях, в правах и обязанностях индивидов. Например, власть отца семейства в древнем Риме сложилась первоначально как совокупность правоотношений; агнатское наследование, манципация - как способ передачи собственности на землю, рабов, рабочий скот; другие институты также сложились первоначально как система правоотношений, в которой была выражена определенная система правовых норм.

«На известной, весьма низкой ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов, позаботиться о том, чтобы индивид подчинился общим условиям производства и обмена. Это правило, вначале выражающееся в обычае, становится затем законом. Вместе с законом необходимо возникают и органы, которым поручается его соблюдение, - публичная власть, государство»[295].

Рассматривая соотношение норм права и правоотношений, особенно важно подчеркнуть, что нормы права регулируют поведение людей, и что результатом этого регулирования является возникновение правоотношений. То обстоятельство, что нормы права регулируют также и поведение лиц, уже связанных возникшими ранее правоотношениями, не оправдывает встречающейся в литературе формулировки: «... нормы права регулируют правоотношения»[296], так как:

а) эта формулировка охватывает лишь частный случай регулирования поведения людей и тем самым выдает часть за целое;

б) она проходит мимо того, что нормы права направлены на подчинение поведения людей выраженным в этих нормах требованиям и на установление соответствующих содержанию этих требований прав, обязанностей, правоотношений, а это важнейшее.

Правоотношения являются двусторонней связью лиц. То обстоятельство, что правоотношение не может возникнуть без соответствующей нормы права и что права и обязанности в правоотношении обеспечены государством, не дает никакого основания говорить о правоотношении как о трехсторонней связи. Такое предположение было выдвинуто Н.Г. Александровым с тем, чтобы подчеркнуть роль органов государства в деле обеспечения прав и обязанностей лиц, связанных правоотношениями[297]. В книге «Законность и правоотношения в советском обществе» (1955) Н.Г. Александров уже не повторяет приведенной формулировки о правоотношении как трехсторонней связи, хотя воспроизводит совершенно справедливую мысль о том, что «всякое правоотношение представляет собой не только связь между его сторонами, но и потенциальную связь каждой из сторон с государством в лице его органов, которые охраняют правомочия и в необходимых случаях принуждают к исполнению юридических обязанностей»[298] [299]. Слова эти не могут вызывать никаких возражений, поскольку не приводится более формулировки о трехсторонней связи, как сущности правоотношения.

Однако в статье Л.С. Явича «Проблема содержания и формы в праве» вновь появляется старая формулировка о правоотношении как трехсторонней связи. «Правоотношение возникает лишь постольку, - пишет Явич, - поскольку правовой нормой предусмотрена связь участников общественного отношения с государством. Таким образом, правоотношение всегда

^5

представляет собой не двухстороннюю, а трехстороннюю связь» .

То обстоятельство, что правоотношения должны быть обеспечены государством, что носитель прав имеет возможность обратиться к органам государства для защиты своих прав и понуждения обязанных лиц, не превращает всё же правоотношения в трехстороннюю связь.

Ошибочность взглядов Л.С. Явича обусловлена игнорированием того, что связь с государством по поводу данного правоотношения у сторон потенциальна, и поэтому её в действительности может не быть и чаще всего не бывает. Кроме того, эта потенциальная связь сторон с государством лежит за пределами данного правоотношения и составляет существо другого, нового правоотношения между одной из сторон первого правоотношения и органом государства. Так, при неуплате в срок денег по договору займа сторона может обратиться за содействием в суд, но это не значит, что правоотношения по займу представляют собой трехстороннюю связь и включают суд, как одну из сторон. Это означает, что с подачей иска у кредитора и у должника возникают новые, гражданско-процессуальные правоотношения.

Новое право не может сразу охватить своими нормами все стороны жизни нового общества. Правоотношения в этом случае нередко предшествуют нормам права. Правовой характер соответствующим отношениям при отсутствии норм права придает правосознание индивидов и их фактическое содержание, как разновидности общественных отношений, стороны в которых обладают взаимными правами и обязанностями и реализуют их для удовлетворения своих потребностей и интересов, но на свой страх и риск, то есть без защиты государства и его органов.

Правоотношение - результат действия норм права не в том смысле, что это тот результат, ради которого установлены нормы права, а тот результат, без которого нормы права лишены смысла. В правоотношениях через права и обязанности раскрывается социальное назначение норм права.

Нормы права - не самоцель, а средство. Целью, ради которой устанавливаются нормы права, является закрепление определенного порядка общественной жизни, а это невозможно без возникновения и обеспечения прав и обязанностей отдельных лиц, т.е. без возникновения и обеспечения правоотношений.

Правоотношение в указанном смысле есть такое общественное отношение, которое складывается на основе действующих правовых норм, участники которого выступают как носители определенных взаимных правомочий и юридических обязанностей, предусмотренных и обеспечиваемых нормами права, а, следовательно, охраняемых государством.

Правоотношение в своем большинстве - это возникающая на основе норм права, индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства.

Специфические признаки этого вида наиболее распространенных правоотношений, выделяющие его среди других общественных связей, заключаются в следующем.

1. Это связь между лицами, возникающая на основе норм права.

2. Это возникающая на основе норм права связь между лицами через их взаимные субъективные юридические права и обязанности. Особая юридическая связь между лицами, разумеется, всегда на базе материальных отношений и интересов существует именно потому, что данные лица являются носителями прав и обязанностей. Юридические нормы предоставляют одному лицу право, на другое же лицо возлагается обязанность, а может и права и обязанности одновременно (в сложных правоотношениях). Право и обязанность едины. Едины по своему объекту, по своему фактическому содержанию, воплощенному для одного лица в том, что оно может, а для другого - в том, что оно должно. И в силу единства прав и обязанностей, которыми наделены разные лица, они связаны между собой.

3. Это возникающая на основе норм права связь между лицами, которая поддерживается принудительной силой государства. Как только те или иные лица становятся носителями субъективных юридических прав и обязанностей, так сразу же они попадают в специфическое положение по отношению к государству. Г осударство поддерживает, гарантирует действия носителя субъективного права (управомоченному), обеспечивает исполнение обязанностей. Таким образом, правоотношение, будучи связью между теми или иными лицами, представляет собой также связь, правда, в иной плоскости, и с иными характеристиками, данных лиц с государством (имеется в ввиду их гражданство или подданство или проживание на территории данного государства).

Это возникающая на основе норм права связь между лицами, которая в той или иной степени имеет индивидуализированный, конкретно - определенный характер. Правоотношение, прежде всего, так или иначе, индивидуализировано по своим субъектам. Причем в одних случаях существует полная, двусторонняя индивидуализация, когда все участники правоотношения поименно определены, в других - индивидуализация является односторонней, когда точно фиксируются лишь субъекты одной из сторон правоотношения - носители субъективных прав. Наконец, существуют такие правоотношения, где индивидуализация выражается в строго определенной всеобщности прав и обязанностей, в том, что все лица являются носителями данных субъективных прав и обязанностей.

Правоотношению свойственна также индивидуализированность по содержанию прав и обязанностей - определенность того поведения, которому должны или могут следовать участники данного правоотношения. Нужно лишь учитывать, что в ряде случаев правоотношения приобретают полную, законченную определенность на известной стадии своего развития. Так, уголовные правоотношения возникают в результате совершенного преступления, но полную определенность приобретают только после вынесенного обвинительного приговора.

Правоотношение - это всегда связь между лицами через реальные, фактически существующие, наличные права и обязанности, фиксирующие строго определенную меру поведения лиц.

Решающая конституитивная черта правоотношения состоит в том, что оно выражает особую общественную связь между лицами, связь через их права и обязанности.

Это значит, что участники правоотношения «связаны», т.е. занимают по отношению друг к другу определенное положение. Такая характеристика правоотношения в полной мере согласуется с философским пониманием отношения, в соответствии с которым «уже сам факт, что это есть отношение, означает, что в нем есть две стороны, которые относятся друг к другу».

В приведенных выше определениях правоотношение рассматривалось в узком смысле. Автор считает необходимым дать понятие правоотношения в широком смысле, как возникающего до закона особой формы социального взаимодействия, участники которого обладают взаимными, корреспондирующими правами и обязанностями и реализуют их на свой страх и риск в целях удовлетворения своих потребностей и интересов в особом порядке, не запрещенном государством.

Правоотношений, которые возникают в связи с юридическими нормами и на их основе, в жизни абсолютное большинство. Они служат средством перевода общих установлений юридической нормы (объективного права) в конкретные субъективные права и обязанности сторон (субъектов) в правоотношении.

Правоотношения, возникающие до закона, служат источником права, т.е. формируют общественную, а значит и государственную волю. Правоотношения, возникающие на основе юридических норм, имеют в своем основании юридический факт (фактический состав). Они реализуют государственную волю, содержащуюся в юридических нормах, носящих общий (безличный) характер, гарантируются и охраняются государством. Государство создает необходимые условия (экономические, политические, организационные и другие) для полной реализации этого вида правоотношений. Если же нарушается мера свободы управомоченного или обязанного лиц, вступающих в правоотношение, государство принимает принудительные меры к их обеспечению.

Недостаточная правовая регламентированность отношений, связанных с подготовкой нормативных правовых актов, но в тоже время существующих, позволяет говорить о том, что некоторые правоотношения в данной сфере протекают без соответствующего правового закрепления. Принятие федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации» позволит осуществить регламентацию уже существующих правоотношений. Вместе с тем следует более продуманно подготовить проект данного закона для того, чтобы правоотношения по подготовке проектов нормативных правовых актов отвечали или соответствовали обозначенным нами признакам или чертам.

Следует обратить внимание на то, что, несмотря на значимость воздействие юридических норм на поведение (деятельность) людей в обществе и на их значение для закрепления и развития общественных отношений, нельзя согласиться с распространенным в юридической литературе определением правоотношений как общественных отношений, только урегулированных правом. Коль скоро фактически общепризнанным является существование естественных прав человека, коренящихся в его природе, в требованиях разума, т.е. существуют без соответствующих им норм позитивного права. Есть правоотношения, прежде всего, в экономической сфере, которые возникают и существуют независимо от норм права. Они складываются как непосредственный результат отношений производства, обмена и распределения и даже являются тождественными им, а позднее получают санкцию закона. Ещё в конце 50-х годов 20 века С.Ф. Кечекьян подчеркивал, что исторически право появилось как система правоотношений, как совокупность прав и обязанностей, в которых выражена норма права. Первоначально норма права не была отделена от прав и обязанностей отдельных лиц, не закреплена в каком-либо особом акте государства.

Таким образом, можно говорить о существовании правоотношений до издания соответствующей нормы права. В экономической сфере возникают, и постоянно будут возникать многочисленные правоотношения, не предусмотренные юридическими нормами. В этой связи следует сослаться на ст.5 Гражданского кодекса РФ, предусматривающую обычаи делового оборота в какой-либо области предпринимательской деятельности, когда правоотношения возникают до законодательства в силу общих начал и смысла гражданского законодательства на основе обычаев делового оборота.

Применительно к нашей теме стоит отметить, несмотря на отсутствие четкой регламентации многих действий субъектов по подготовке проектов нормативных правовых актов в тоже время они протекают именно в рамках правовых отношений, которые выступают в качестве той формы в рамках которой может быть реализована юридическая технология.

Значение правоотношений как главных средств, обеспечивающих функционирование норм права, является всеобщим. Реализация всех юридических норм неизбежно проходит стадию правоотношения, т.е. субъективных юридических прав и обязанностей, находящихся в нераздельном единстве.

Правовые общественные отношения являются в современном обществе универсальной формой осуществления права, в которой как бы соединяются вместе в единое целое все основные элементы механизма правового регулирования в процессе их практического функционирования. Во всяком случае, трудно сомневаться, что правовые общественные отношения призваны выполнять такую роль. В самом деле, трудно не замечать, что с одной стороны, развитие событий, которые норма права закрепляет в качестве юридических фактов, возможно и в действительности происходит только в рамках правовых общественных отношений. С другой стороны, в правоведении справедливо подчеркивается, что правовые отношения являются той практической формой, в которой «оживают» юридические нормы, их предписания.

Нормотворческая деятельность также связана с возникновением и осуществлением правовых отношений. Более того, можно определенно утверждать, что такая деятельность вне юридических отношений невозможна.

Решения соответствующих органов и лиц по прогнозированию, планированию нормотворческой деятельности, осуществлению мониторинга, в частности правового, подготовке концепций проектов нормативных правовых актов, проведению экспертизы, эксперимента, имея своей конечной целью, содействие процессу формирования права, непосредственно принимаются в рамках соответствующих правовых отношений.

Итак: 1) в качестве исходного понимания правового отношения в дальнейшем изложении будет использоваться следующее: правоотношение - это как возникающего до закона особой формы социального взаимодействия, участники которого обладают взаимными, корреспондирующими правами и обязанностями и реализуют их на свой страх и риск в целях удовлетворения своих потребностей и интересов в особом порядке, не запрещенном государством.

2) правоотношения, возникающие до норм права, служащие идеологическим источником права, будут иметь значение в ходе последующих рассуждений лишь в связи с проблемой совершенствования ведомственного правового регулирования организации и деятельности органов внутренних дел.

3) правоотношения, возникающие в процессе подготовки проектов нормативных актов отличаются недостаточным регламентированием субъективных прав и юридических обязанностей, а также использованием принудительной силы государства.

По присущим правотворческим отношениям признакам они «по основным параметрам» не отличаются от иных правоотношений, осуществляемых в сфере управления. Однако им свойственны специфические особенности, проявляющиеся в круге осуществляющих их субъектов, в содержании, а также характере объектов, по поводу которых они возникают и на которое направлено их воздействие. В связи с этим возникает необходимость рассмотрения содержания и структуры данных правовых отношений.

<< | >>
Источник: Миронов А.Н.. Юридическая технология подготовки нормативных правовых актов: Монография. -2010. - 352 с.. 2010

Еще по теме § 1. Понятие и признаки правоотношения как элемента юридической технологии подготовки нормативных правовых актов:

  1. § 2. Учет, регистрации, экспертиза нормативных правовых актов в деятельности органов Министерст ва юстиции Российской Федерации
  2. § 8. Нормативные акты Банка России
  3. 2.1. Механизм правового регулирования общественных отношений по подготовке, переподготовке и повышению квалификации государственных служащих
  4. § 2.2. Государственный или муниципальный контракт как разновидность договора подряда
  5. 13. Источники правового регулировании суррогатного материнства в России и за рубежом
  6. ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ И НОРМАТИВНОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА
  7. Юридическая техника систематизации нормативных правовых актов
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. § 1. Предпосылки актуализации понимания юридической технологии нормативных правовых актов
  10. §2. Правовой мониторинг и концепция проекта нормативного правового акта как составляющая часть юридической стратегии
  11. §4. Эффективность проектов нормативных правовых актов
  12. § 1. Понятие и признаки правоотношения как элемента юридической технологии подготовки нормативных правовых актов
  13. § 2. Содержание правоотношений по подготовке проектов нормативных правовых актов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -