<<
>>

§ 3. Структура правоотношений в деятельности по подготовке проектов нормативных правовых актов

Как и любое иное целостное образование, правоотношение имеет строго определенную структуру, т.е. совокупность составляющих его взаимосвязанных элементов. Думается, что, определяя структуру правоотношения необходимо выявить их внутреннюю связь, для чего необходимо разобраться с качественными характеристиками этих элементов.

Понятие «структура правоотношения» не должно иметь излишних, не свойственных ему элементов, но оно не должно и потерять своей цельности, в связи, с чем трудно согласиться как с авторами, расширяющими данное понятие, так и с теми, которые его сужают. Например, Л.С. Явич считает, что структура правоотношения складывается, во-первых, из взаимодействия участников отношений, а во-вторых, из связи прав и обязанностей[373] [374] [375]. С.С. Алексеев к элементам правоотношения относит участников

правоотношения, их права и обязанности, поведение, а также объект пра-

2

воотношения . В.Н. Протасов, напротив, полагает, что состав правоотношения как целостного, системного явления образуют его субъекты. По его мнению, только субъекты могут быть названы элементами правоотношения. При этом юридические права и обязанности субъектов выступают не как отдельные элементы правоотношения, а как юридические качества, свойства элементов, приданные правовыми нормами и определяющие структуру правоотношения, то есть собственно правовые связи между

3

участниками . Думается, что следует согласиться с А.В. Авериным, «что такая позиция вызывает большие сомнения хотя бы по той причине, что для данных конкретных правоотношений субъективные права и юридические обязанности конкретных субъектов являются не качественной характеристикой субъектов, а самостоятельным элементом, основанным на правовой норме»[376] [377] [378]. Н.М. Коркунов по данному вопросу говорил так: «Каждое юридическое отношение слагается из права и обязанности.

Но права и юридическая обязанность не могут существовать сами по себе. Они непременно составляют принадлежность какого-нибудь субъекта. Поэтому необходимым элементом каждого юридического отношения являются субъекты права и обязанности. Однако этим не исчерпываются необходимые элементы юридического отношения. Право есть возможность осуществления интереса, а осуществление интереса предполагает непременно пользование для этого теми или другими средствами. Поэтому каждое право необходимо должно иметь свой объект, пользование которым и ведет к осуществлению интереса, составляющего содержание права. Таким образом, каждое юридическое отношение предполагает субъекта права, субъекта обязанности и объект. Этими элементами и определяется структура юридического отношения»2.

В дальнейшем изложении автором будут рассмотрены, кроме субъективного права и юридической обязанности, рассмотренных выше, такие составляющие структуру элементы правоотношения как субъект и объект правоотношения.

Рассматривая с этих методологических позиций структуру правоотношения, можно отметить, что всеми свойствами его элемента обладают, прежде всего, субъекты правоотношения. Немецкий юрист Пухта Георг Фридрих отмечал: «В силу свободы человек - субъект права. Его свобода есть фундамент права, все юридические отношения вытекают из неё... Человек потому субъект права, что ему принадлежит вышеозначенная воз-

3

можность самоопределения, что он имеет волю» . Правовые связи не существуют подобно телефонным проводам сами по себе, вне активно действующих граждан и иных лиц, вступающих между собой в правоотношения. В то же время и правоотношение как целостное образование предъявляет определенные требования к гражданам и иным лицам как своему компоненту. Ибо в этом качестве выступает не любой действующий человек или иное лицо.

Приступая к рассмотрению вопроса о субъекте правоотношения, необходимо, прежде всего, отметить, что в юридической литературе вместо понятия субъекта правоотношения употребляется понятие субъекта права.

Думается, что это правильно, данные понятия тождественны. Это было отмечено еще в 40-х М.М. Агарковым, а позднее и С.Ф. Кечекьяном. «В самом деле, становясь обладателем определенных прав, лицо только реализует ту способность, которая ему была присуща и раньше, и не приобретает никаких новых качеств, кроме тех, которые целиком связаны с содержанием приобретаемых им прав и возлагаемых на него обязанностей. Исходя из этого, следует признать, что достаточно одного термина «субъект права» для обозначения как лица, способного стать носителем прав и обязанностей, так и лица, уже участвующего в правоотношении»[379]. Таким образом, в дальнейшем автором будет употребляться понятие субъект права.

Для субъекта права характерны следующие два основных признака.

Во-первых - это лицо, участник общественных отношений (индивиды, организации), которое по своим особенностям фактически может быть носителем субъективных юридических прав и обязанностей. Для этого оно должно обладать определенными качествами, которые связаны со свободой воли человека, коллектива людей и к числу которых относятся: а) внешняя обособленность; б) персонификация; в) способность вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю.

Во-вторых - это лицо, которое реально способно участвовать в правоотношениях, приобрело свойства субъекта права в силу юридических норм. Иными словами, юридические нормы образуют юридическую основу выступления индивидов, организаций, общественных образований как субъектов права[380].

Если социальной предпосылкой правосубъектности служит свобода воли человека, то её содержание, т.е. содержание особого свойства, сообщаемого юридическими нормами участникам общественных отношений, состоит в том, что лица обладают способностью быть носителями юридических прав и обязанностей. Эта способность (свойство) и называется правосубъектностью.

Категории «субъект права» и «правосубъектность» по своему основному содержанию совпадают.

Правосубъектность включает два основных структурных элемента: во-первых, способность обладания правами и несения обязанностей (правоспособность), во-вторых, способность к самостоятельному осуществлению прав и обязанностей (дееспособность). Поэтому иногда правосубъектность называется праводееспособностью.

В то же время правосубъектность является именно свойством лица - таким его общественно-юридическим состоянием, которое по своей природе неотъемлемо от лица.

Правосубъектность представляет собой особое субъективное право, входящее в состав общих правоотношений. Ведь способность - это и есть возможность, которая неотъемлемо принадлежит данному лицу и проявляется в его деятельности. Если же вспомнить, что правосубъектность - не естественное, а общественно-юридическое свойство, то значит - перед нами юридическая возможность. Юридические же возможности суть не что иное, как субъективные права.

Различается правосубъектность: а) общая; б) отраслевая; в) специальная.

Общая правосубъектность - это способность лица в рамках данной политической и правовой системы быть субъектом права вообще. В обществе все люди с момента рождения обладают общей правосубъектностью.

Отраслевая правосубъектность - это способность лица быть участником правоотношений той или иной отрасли права

Специальная правосубъектность - это способность лица быть участником лишь определенного круга правоотношений в рамках данной отрасли права. Специальной правосубъектностью, например, обладают юридические лица в гражданском праве, органы государственного управления и должностные лица - в пределах административных правоотношений.

Специфические разновидности имеет специальная правосубъектность в отраслях права, регулирующих властеотношения. Здесь нужно различать: а) активную правосубъектность, т.е. правосубъектность, которой наделены субъекты власти - органы государственной власти и государственного управления, и б) пассивную правосубъектность, т.е. правосубъектность, которой наделены субъекты подчинения. Если пассивная правосубъектность в данном круге отношений одинакова и равна для всех субъектов подчинения, то активная правосубъектность, именуемая компетенцией, неодинакова для различных органов власти и управления, а главное всегда конкретизирована по содержанию.

Общая правосубъектность, а также правосубъектность в ряде отраслей права существует как единая праводееспособность, одновременно охватывающая два момента: 1) возможность обладания правами и обязанностями и 2) возможность их самостоятельного осуществления.

Правоспособность - это способность лица иметь субъективные права и юридические обязанности и осуществлять их; дееспособность - самостоятельно, своими личными, осознанными действиями приобретать дополнительные права и обязанности и их осуществлять.

Необходимо выделить ещё одну из важных характеристик субъекта, участвующего в охранительных правоотношениях - деликтоспособность - это способность лица нести юридическую ответственность за совершенные правонарушения.

Все субъекты права могут быть подразделены на три основные группы: а) индивидуальные субъекты; б) коллективные субъекты; в) общественные образования.

К индивидуальным субъектам права относятся граждане, лица без гражданства, иностранные граждане. Законодатель, государство признает индивидуальных субъектов в качестве самостоятельных персон, способных осознанно вступать в правоотношения и действовать сообразно установленным им нормативно-правовым предписаниям, нормам права. В этих целях субъекты права наделяются таким юридическим свойством, как правосубъектность. Кроме двух, выше названных элементов правосубъектности она включает ещё и третий элемент - правовой статус и допускает ситуации в гражданском и других отраслях права, когда правоспособность может существовать без дееспособности.

Под правовым статусом понимается совокупность всеобщих и неотчуждаемых прав и обязанностей человека, закрепленных конституцией и законами. Своеобразие правового статуса состоит в том, что он закрепляет права, свободы и обязанности, действие которых не может ограничиваться, приостанавливаться временно или постоянно нормами, устанавливаемыми отдельными права под предлогом специфики её предмета правового регулирования или своеобразия политического, экономического положения, переживаемого страной.

Современное право знает три основания для ограничения дееспособности индивидуальных субъектов права: 1) малолетний возраст, 2) психическая болезнь, 3) решение компетентных органов государства в случаях, предусмотренных действующим законодательством.

Правосубъектность иностранных граждан и лиц без гражданства в основном совпадает с правосубъектностью граждан РФ. Они могут выступать равноправными субъектами гражданского, трудового, семейного и других отраслей права. Исключение составляют некоторые политические права, которые предоставляются только гражданами РФ.

Правосубъектность лиц, включенных в группу организаций, определяются сферой их деятельности. Коллективные субъекты в юридической литературе принято обозначать как юридические лица. Все организации обладающие статусом юридического лица в области гражданского права гражданского права, гражданского оборота имеют в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, отвечают по своим обязательствам этим имуществом и могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком. Коллективные образования становятся субъектами права при определенных условиях. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации в Министерстве юстиции РФ. На этом обстоятельстве следует остановиться подробнее. В мировой практике есть два способа организации и ведения хозяйственной коллективной деятельности: разрешительный и уведомительный. При разрешительном основную роль играет регистрация по определенным правилам, в определенном порядке, в определенных государственных органах. Социальный смысл регистрационного способа - контроль государства (чиновник при этом играет решающую роль) над созданием и деятельностью коллективных субъектов. Только после регистрации субъект имеет право участвовать в хозяйственной жизни. При уведомительном - сами субъекты сообщают (уведомляют) регистрирующий орган о создании и деятельности коллективного субъекта. Такой субъект действует, как правило, с момента посылки уведомления о своем создании. При первом - сохраняется контроль государства, чиновник может демонстрировать все свое значение, обеспечивает своё присутствие в экономической жизни. При втором - государству отводится роль регистратора, участника хозяйственных процессов.

Г осударственные и общественные организации выступают в двух основных качествах. Это могут быть: а) субъекты властных функций руководства (к ним относятся органы государственной власти, в том числе правоохранительные и правоприменительные органы); б) субъекты оперативно-хозяйственной и социально-культурной деятельности[381].

Правосубъектность органов, выполняющих властные функции государственного руководства, обозначается в юридической науке, законодательстве и на практике специальной категорией - «компетенция».

Компетенция выражает активную административную правосубъектность. Своеобразие компетенции в отличие от гражданской правосубъектности состоит в том, что, во-первых, права и обязанности, составляющие компетенцию, распределяются между подразделениями государственного органа и должностными лицами; во-вторых, в компетенции властные права тесно связаны с обязанностями.

С юридической стороны главное в компетенции составляют властные обязанности и права государственных органов - обязанности и права на активные юридически значимые действия. Они заключаются в предоставленной государственному органу возможности своими односторонними действиями (актами) порождать, изменять или прекращать конкретные правоотношения.

Правосубъектность организаций, осуществляющих оперативнохозяйственную и социально-культурную деятельность, зависит от их организационно-правовой формы. Её содержание определяется в уставах, учредительных документах различных хозяйствующих субъектов путем обозначения цели, способов хозяйствования и т.д.

Таким образом, компетенция - это характеристика правосубъектности органов, выполняющих властные функции государственного руководства, а организационно-правовая форма - субъектов оперативно-хозяйственной и социально-культурной деятельности.

Общественные образования - это персонифицированные подразделения общества в целом. В отличие от организаций они представляют собой не коллективы людей, а внешнее, организационно-юридическое выражение социальных общностей в целом. Именно это позволяет социальным образованиям выступать от имени социальной общности в целом - народа, нации, народности. К ним также относятся республики, автономногосударственные образования (области, округа) административнотерриториальные единицы, избирательные округа.

Специфическая черта, характеризующая правосубъектность государства, состоит в том, что оно всегда остается субъектом политической системы общества. Г осударство как целое является субъектом права в области: а) государственно-правовых отношений, б) некоторых имущественных отношений, в) международно-правовой области. Вместе с тем, оставаясь во всех случаях субъектом политической власти, государство как субъект права выражает волю и интересы народа, действует на основе и в пределах конституции и закона.

Таким образом, субъект права как элемент правоотношения характеризуется особыми свойствами и играет весьма активную роль в генезисе самого правоотношения. Субъект порождает правоотношение и определяет его содержание. Эта деятельность осуществляется субъектом отнюдь не бескорыстно, а в связи с намерением удовлетворить свой интерес в каком- либо материальном или духовном благе. Общеизвестно, что именно интерес «сцепляет друг с другом членов гражданского общества». Удовлетворяется же интерес определенным материальным или духовным благом: вещью, оказанной услугой, информацией и др. Материальные и духовные блага, в связи с которыми субъекты права вступают в правоотношения, понимаются как объекты правоотношения.

Объект является необходимым компонентом правоотношения как нечто противостоящее субъекту и заставляющее его активно действовать, вступать в конкретные правовые связи с другими лицами. Следует учитывать, что материальное или духовное благо, как объект правоотношения, приобретает новое свойство - признается способным удовлетворять законный интерес граждан и иных лиц.

Всякое субъективное право, как было установлено выше, представляет собою некоторую возможность действия, которая открывается для субъекта права. Оно даёт субъекту права различные средства удовлетворять разнообразные потребности, разрешать встающие перед ним задачи, закрепляя за ним в его распоряжении те или иные материальные блага, те или иные услуги, обеспечивая за ним свободу собственных действий. Всякое правоотношение открывает для управомоченного лица известную сферу правового господства, лучше сказать, контроля, иногда более или менее обширную, иногда совершенно незначительную. Право есть всегда возможность пользоваться или располагать чем-либо.

Этот объект правового господства, «контроля» управомоченного лица и составляет то, что в теории права и в различных отраслях права именуется объектом права.

Ясно, что объект права - это нечто отличное от содержания права или содержания правоотношения. Содержание права является средством достижения определенного правового эффекта. Объект права - это искомый правовой эффект, это предмет того правового контроля, который достигается содержанием права (или содержанием правоотношений).

О.С. Иоффе понимает под объектом права «то, на что право направляется или на что оно оказывает воздействие»[382]. И.Л. Брауде, высказавший мнение, что объектом права следует признать результат поведения челове- ка[383] [384], правильно отделяет объект права от содержания правоотношения.

При определении понятия объекта права следует иметь в виду, что право в субъективном смысле имеет не только определенное содержание, но и определенный объект, т.е., что составляет предмет правового господства управомоченного лица.

Эти два понятия нередко отождествляются в юридической литературе. Под объектом права некоторые юристы понимают содержание правоотношения, а так как в содержании правоотношения важнейшим является поведение обязанного лица, то объектом права признают только поведение обязанного лица. Так Е. Бирлинг приходит к выводу, что «в строго логическом смысле слова объектом правоотношения является требуемое нормой

^5

права поведение обязанного» .

Но вместе с тем Е. Бирлинг отмечает, что об объекте права говорят чаще в смысле того, к чему относится требуемое правом поведение обязанного, т.е. то, что скорее, по его словам следовало бы характеризовать как объект поведения, согласного с притязанием и обязанностью, т.е. как объект правового объекта[385].

Е. Бирлинг, таким образом, именует поведение обязанного лица объектом права «в строго логическом смысле слова», а объект правового объекта - «объектом в обыденном значении слова».

В русской дореволюционной литературе проф. Тарановский Ф. В. высказал мнение, что объектом правоотношения является неизменно поведение людей. «Так как юридическая норма регулирует поведение людей, и юридическое отношение вследствие этого есть отношение взаимоупорядоченного поведения двух лиц, то, следовательно, объектом юридического отношения вообще является неизменно поведение людей. В зависимости от различного характера, устанавливаемого юридическою нормою поведения, различаются различные виды или категории объектов»[386].

Однако, подобно Е. Бирлингу, и Ф.В. Тарановский предлагает различать два смысла понятия объекта права. Поведение участников правоотношения - это объект первого рода или порядка, а наряду с этим имеется ещё объект объекта - объект второго рода или второго порядка. Он отмечает при этом, что «в то же время как юридический объект первого порядка слагается... из сочетания объекта обязанности и объекта права, юридический объект второго порядка один и тот же и для обязанности и для права»[387].

К объектам второго рода Ф.В. Тарановский относит: 1) вещи, 2) нематериальные блага, 3) действия людей.

Остановиться только на объекте первого рода это значит провести знак тождества между объектом права и содержанием правоотношений. Необходимый, но, как нам кажется, совершенно необоснованный вывод отсюда тот, что объектом права могут быть во всех случаях лишь действия обязанных лиц, что это единственно возможный объект права.

В действительности действия, поведение обязанных лиц составляет единственно возможное содержание правоотношения, но не единственно возможный объект права.

Объектом права, т.е. предметом правового господства управомоченного лица, могут быть, помимо действий обязанного лица, действия управомоченного лица, а также вещи и нематериальные блага.

Когда объектом права является действие или бездействие обязанного лица, то объект права совпадает с содержанием права. Однако и в этом случае действие лица как объект права рассматривается в аспекте тех возможностей, какие оно даёт управомоченному лицу, а не с точки зрения необходимости действовать определенным образом или бездействовать, которая возникает для обязанного лица.

О.С. Иоффе правильно указывает, что объектом права является то, на что направлено субъективное права и правовая обязанность. Он отмечает,

^5

что это соответствует философскому объекту права . Но разве субъективное право и юридическая обязанность всегда направлены на действия обязанного лица? Содержанием права, действительно, всегда являются действия других лиц, но объект права, т.е. предмет, на который направлено правовое господство, не совпадает с этими действиями, не тождественен содержанию права.

В области вещного права объектом права является вещь, на неё направлены права субъекта права, а содержанием конкретных правоотношений, в которые вступает субъект вещного права, являются действия и воздержания от действий отдельных лиц.

Объект права - вещь, поскольку на неё направлено субъективное право, поскольку правовое господство над вещью обеспечивается обязанностями других лиц, а содержанием правомочий в данном конкретном правоотношении являются определенные действия и воздержания обязанных лиц. Действия других (обязанных) лиц обеспечивают осуществление господства управомоченного лица над объектом права, в частности его правовое господство над вещью. Общественный характер отношения лица к вещи в данном случае находит своё выражение в том, что содержанием прав и обязанностей являются определенные действия обязанных лиц.

Встречается мнение, что объект права не может быть элементом правоотношения потому, что правоотношение есть идеологическое отношение, а объектом права может быть вещь, т.е. часть материального мира, и что, следовательно, вещь, составляющая объект права, не может быть элементом правоотношения[388].

Нам кажется, что здесь обнаруживается явное недоразумение. Во- первых, вещь, как объект права, есть определенное идеологическое отношение; во-вторых, правовое господство над вещью - это не физическое отношение лица к вещи, а отношение, обусловленное обязанностью воздержания со стороны всех неуправомоченных лиц и обязанности не посягать на чужую собственность, что составляет содержание обязанности в правоотношении. Действие лица также принадлежит к физическому миру, но в правоотношении это действие выступает с его общественной стороны, как определенное идеологическое отношение.

В действительности правоотношение между двумя или несколькими лицами не может быть оторвано ни от содержания этого отношения, ни от объекта, без которого не могут быть раскрыты ни права, ни обязанности сторон в правоотношении.

Таким образом, утверждается, что объектом права как объектом правового воздействия всегда является поведение людей, но что «внешним» объектом являются вещи. «Вещи и действия людей - это явления разного порядка, и совершенно недопустимо располагать их в одной плоскости, одинаково называя «объектами правоотношений»[389]. Право не имеющее объекта, так же немыслимо, как и право не имеющее содержания. Представление о возможности «безобъектных» прав является ошибочным выводом из того положения, что если содержанием прав и обязанностей являются действия лиц, то эти действия не могут быть вместе с тем и объектом права и что, следовательно, там, где содержанием правоотношения являются действия обязанных лиц, нет объекта права.

На самом деле действия людей, составляя содержание правоотношений, могут быть вместе с тем и объектом права в этом правоотношении, но именно объектом права, а не объектом правоотношения. Это совершенно ясно из того, что объект права представляет собой предмет правового господства, и этим предметом могут быть действия других лиц, поведение обязанного.

Мнение, что объектом права могут быть лишь вещи и что ими не могут быть действия людей, основано на неправильном представлении, будто значение поведения обязанного лица в правоотношении ограничивается тем, что оно составляет содержание правоотношения[390]. В действительности поведение обязанного лица создает для управомоченного лица определенную сферу правового господства, направленную в данном случае на поведение другого лица. Мнение, что объектом права могут быть только вещи, продиктовано в значительной мере тем, что учение об объектах права разрабатывалось главным образом применительно к гражданскому праву.

Вопрос об объекте права имеет непосредственное практическое значение. Он помогает раскрыть цель, которую преследует установление тех или иных правоотношений. Эта цель не всегда состоит в определенных действиях обязанного лица, составляющих иногда не более как средство для достижения этой цели, а в установлении для управомоченного правового господства, характер которого различен именно в зависимости от того, что составляет объект права.

Хорошо известно, что в гражданских правоотношениях вещные и обязательственные права со всеми особенностями, им присущими, различаются именно по объекту соответствующих прав.

Важно также отметить, что объектом права в субъективных «публичных» правах являются нередко собственные действия управомоченного. Трудно без этого указания обосновать те права личности, которые обозначаются обычно понятием «свобода». Права и обязанности отдельных лиц в значительной степени разнятся в зависимости от того, каков объект права, т.е. какие и чьи именно действия или какие именно вещи составляют объект права.

Не останавливаясь на других сторонах вопроса об объекте права, хотелось бы отметить, что данный вопрос имеет серьёзное значение для классификации правоотношений, а, следовательно, и для различения отдельных отраслей права, т.е. для разработки вопроса о системе права, а также для определения структуры отдельных отраслей, отдельных правовых институтов и т.д.

Проведенный анализ основного элементного состава правового отношения предоставляет возможность высказать некоторые суждения, касающиеся структуры правоотношения.

В литературе иногда встречается мнение, сводящее структуру правоотношения к способу связи лишь субъективных прав и юридических обязанностей. При таком подходе анализ структуры оказывается неполным и не выходит за пределы анализа формы правового отношения. Аргументированную критику подобного подхода находим у Р.О. Халфиной. Автор показывает, что при подобном взгляде на структуру правового отношения не представляется возможности достаточно обстоятельно выявить даже связи, возникающие в пределах формы правового отношения. Элементы структуры правоотношения необходимо рассматривать взаимосвязано, так как при отсутствии одного из её элементов правоотношение существовать не может.

Исследование структуры правового общественного отношения вряд ли может быть успешным, если не учитывает положений в области системного подхода. В частности, особое значение приобретает требование обращать главное внимание на способы связи между элементами, составляющими систему[391].

Учитывая сложный характер правоотношения определенный интерес может представлять подход к правоотношению как к системе, обладающей несколькими структурами: генетической, формальной и функциональной.

Генетическая структура правоотношения характеризуется способом связи между правоотношением и его социальными предпосылками (в юридической литературе эта связь обычно трактуется как связь между правовыми отношениями и видом фактического общественного отношения, принявшего форму правового). Эта структура отражает притязания индивидов и их организаций на признание и осуществление определенных интересов как правовых.

Поскольку в числе последних важнейших являются притязания на деятельность, то генетическая структура, прежде всего, отражает характер (особенности) юридического закрепления поступка или взаимодействия. Несколько упрощая проблему, можно полагать, что такая структура бросает свет на особенности возникновения правоотношений из того или иного вида существующих общественных отношений. В этом случае закрепляется и обеспечивается осуществление притязаний на удовлетворение тех или иных интересов посредством взаимодействия (взаимного содействия), а также на особенности появления правового отношения из общественных правовых связей, когда регламентируются притязания на самостоятельную деятельность, т.е. без опоры на непосредственное содействие конкретно обязанной стороны.

Формальная структура - это способ (порядок) связи между элементами, составляющими форму правового отношения, т.е. между субъективным правом и юридической обязанностью. В юридической литературе чаще всего обстоятельно изучаются именно эти связи, образующие форму правового отношения.

Функциональная структура выступает результатом динамики юридического отношения, его реального развития, в процессе которого взаимодействующие субъекты используют правомочия, предусмотренные нормой объективного права в интересах пользования тем или иным социальным благом. Основные связи здесь - это связи, возникающие между реально взаимодействующими субъектами правоотношения, обладающими необходимыми юридическими качествами и реализующие определенные цели посредством использования полномочий и исполнения юридических обя- занностей1.

Таким образом, субъект, объект, субъективное право и юридическая обязанность в своей совокупности образуют качественно новое явление - правоотношение. Благодаря такому составу правоотношение оказывается способным выполнить все свои функции в механизме правового регулирования. Оно конкретизирует круг участников правоотношения, меру их возможного и должного поведения и может выступать в качестве правового основания для применения ответственности там, где обязанный субъект не исполняет своей обязанности.

Содержание правоотношения, состоящее из субъективного права и юридической обязанности понимается как формальное, юридическое. Наполненное таким содержанием правоотношение, как и само право, остается в сфере должного как чисто правовое явление, которое переводит абстрактные права и обязанности на уровень отдельного и единичного.

Субъективное можно определить право как меру свободы поведения, которая социально оправдана и официально признана, закреплена в правовых нормах в качестве юридической возможности определенного поведения, направленной на удовлетворение личных и общественных интересов и потребностей.

Юридическая обязанность есть установленная законом вид и мера необходимого должного поведения, отвечающего интересам, в первую очередь, управомоченного лица, а также правообязанного лица, общества, и обеспечиваемого в случае нарушения возможностью государственного принуждения.

Правоотношение представляет собой возможность реального действия, но не сами действия. Последние образуют иное, так называемое материальное содержание правоотношения.

Материальное содержание правоотношения - это фактическое отношение, которое складывается из дозволенного поведения управомоченного лица и должного поведения обязанного. Иными словами, это сама предметно-практическая деятельность, процесс производства материальных и духовных благ.

Соглашаясь с Ю.И. Г ревцовым, следует отметить, «что в рамках лишь этой разновидности общественных отношений субъекты права добиваются удовлетворения интересов, прав и свобод, которые в особом порядке признаются и гарантируются государственной властью»[392].

В качестве субъектов правоотношений как элемента юридической технологии подготовки нормативных правовых актов являются государственные органы и их должностные лица, органы местного самоуправления и их должностные лица, наделенные соответствующей компетенцией на выполнение деятельности, связанной с подготовкой нормативных правовых актов.

В зависимости от вида нормативного правового акта можно выделить следующих субъектов юридической технологии подготовки нормативного правового акта: субъекты законотворчества, субъекты подзаконного правотворчества, субъекты муниципального правотворчества и субъекты судебного правотворчества.

Право государственного органа на принятие того или иного нормативного акта определяется его компетенцией и зависит от места, которое он занимает в иерархической структуре механизма государства. Законотворческими полномочиями в Российской Федерации наделены Федеральное Собрание и законодательные (представительные) органы субъектов Федерации. Важность законодательных решений, большая степень их воздействия на все значимые сферы государственной и общественной жизни обусловливает наличие особой процедуры, в рамках которой осуществляется работа по принятию законов. Отличительными особенностями этой процедуры являются: детальная регламентация, обязательность, формальная определенность, т.е. фиксированность в официальных документах.

Помимо парламентов правом принятия нормативных актов в Российской Федерации, и соответственно возможностью быть субъектами юридической технологии нормативного правового акта, обладают Президент РФ, федеральные органы исполнительной власти, высшие должностные лица и органы исполнительной власти субъектов Федерации. Акты нормативного характера могут также издаваться администрацией государственных предприятий, учреждений, организаций (акты локального правотворчества, регулирующие отношения внутри соответствующих подразделений). Все перечисленные органы относятся к субъектам так называемого подзаконного правотворчества. Результатом их правотворческой деятельности могут быть исключительно подзаконные нормативные акты, т.е. акты, изданные не иначе как на основе закона, исходящего от парламента. Конкретизируя закон, такие акты обязательно должны ему соответствовать и не выходить за его пределы. Они признаны осуществлять правовую регламентацию лишь по тем вопросам, нормативное урегулирование которых необходимо для обеспечения исполнения заложенных в законе положений.

Порядок рассмотрения, принятия (утверждения) подзаконных актов основан на единых принципах. Имеющиеся различия связаны с характером и значением отдельных видов актов, особенностями деятельности тех или иных органов. Так, постановления и другие нормативные акты Правительства, государственных комитетов обсуждаются и принимаются коллегиально на заседаниях этих органов. Указы Президента государства, акты министерств, других органов единоличного руководства утверждаются в персональном порядке соответственно Президентом, министром и т.п. Наиболее важные акты министерств могут быть перед их утверждением обсуждены на коллегии министерства.

Близким по природе и способам осуществления подзаконному правотворчеству является правотворчество органов местного самоуправления. К числу органов местного самоуправления, наделенных правом принимать нормативные правовые акты, относятся представительные органы власти и соответствующие им местные администрации. Не включенные Конституцией Российской Федерации в систему органов государства органы местного самоуправления образуют особую категорию органов, занимающихся правотворческой деятельностью. В их задачу входит решение вопросов местного значения, урегулирование которых они производят, исходя из интересов населения и с учетом закрепленных за ними материальных и финансовых ресурсов. В соответствии с Федеральным законом от 6 октября 2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ»[393] органы местного самоуправления и их должностные лица имеют право принимать муниципально-правовые акты, в том числе и нормативные.

Наряду с правотворческой деятельностью государственных органов в Российской Федерации конституционно закреплен такой вид правотворчества, как принятие нормативных актов путем референдума (всенародного голосования). В данном случае акт законодательной власти осуществляет-

ся непосредственно народом, который самостоятельно принимает правотворческое решение, то есть субъектом юридической технологии нормативного правового акта будет выступать население. Референдум проводится по наиболее важным вопросам государственной и общественной жизни. На всенародное голосование может быть вынесен проект закона, по которому гражданам предлагается высказать свое мнение.

Для проведения референдума устанавливается специальная процедура. Она предусматривает порядок возбуждения вопроса о проведении референдума, этапы его проведения, порядок подведения итогов всенародного голосования и их обнародования. Согласно Федеральному конституционному закону от 28 июня 2004 года №5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации»[394], инициатива проведения референдума может исходить от населения России. Для ее реализации требуется не менее двух миллионов подписей граждан, имеющих право на участие в референдуме. С инициативой проведения референдума может также выступить Конституционное Собрание, если им принимается решение о вынесении на референдум проекта новой Конституции Российской Федерации. Референдум назначается Президентом Российской Федерации посредством издания специального указа, в котором определяется дата его проведения.

Принятые референдумом решения в каком-либо дополнительном утверждении не нуждаются и вступают в силу со дня их официального опубликования. Они обладают высшей юридической силой и обязательны для применения на всей территории Российской Федерации. Последующие изменения, вносимые в решение, либо его отмена проводятся только референдумом.

В научной литературе некоторыми учеными отстаивается мнение об имеющем место правотворчестве высших судебных органов государства. Характер нормативности признается, как правило, за постановлениями пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, принимаемых в порядке разъяснения действующего законодательства, а также за решениями Конституционного Суда по делам о толковании Конституции. В качестве аргумента делается ссылка на то, что в этих случаях не просто разъясняется смысл закона, а на основе практики его применения вырабатываются конкретизирующие закон новые правовые положения, которые призваны устранять пробелы в законодательстве.

Сторонники противоположного взгляда, выступающие против возможности осуществления судами правотворческой деятельности, обосновывают свою позицию следующим образом. Разъяснение суда с их точки зрения не содержит и не должно содержать самостоятельные правовые нормы. Оно лишь устанавливает действительный смысл разъясняемого закона, уточняет и объясняет те его положения, которые вызывают сомнения и неясности в процессе применения. Если на основе обобщения судебной практики суд приходит к выводу о необходимости дополнить закон, создать новые нормы права, то он не может сам восполнить обнаруженный пробел в законодательстве, а должен в данном случае выступить с соответствующей законодательной инициативой, чтобы восполнение пробела было произведено в установленном порядке актом правотворчества.

Думается предпочтение необходимо отдать первой точке зрения, в соответствии с которой суд имеет возможность выступать как субъект юридической технологии нормативного правового акта, особенное значение решения высших судебных инстанций, которые порой содержат нормы права. Например, понятие нормативного правового акта, которого нет ни в одном законодательном акте.

В качестве объекта правового отношения юридической технологии подготовки нормативного правового акта выступает поведение субъектов, связанное с выработкой планов и прогнозов, подготовкой, оформлением, совершенствованием нормативных правовых актов. В качестве объекта второго рода или порядка выступает нормативный правовой акт, ведь все действия субъектов юридической технологии подготовки нормативных правовых актов направлены именно на его создание. Нормативный правовой акт как объект правотворческого правоотношения требует отдельного рассмотрения.

<< | >>
Источник: Миронов А.Н.. Юридическая технология подготовки нормативных правовых актов: Монография. -2010. - 352 с.. 2010

Еще по теме § 3. Структура правоотношений в деятельности по подготовке проектов нормативных правовых актов:

  1. § 3. Общая характеристика нормативных правовых актов
  2. Вопрос 2. Стадии процедуры по принятию нормативных правовых актов федеральными органами исполнительной власти.
  3. Порядок опубликования нормативных правовых актов и вступления их в силу
  4. Юридическая техника систематизации нормативных правовых актов
  5. § 1. Предпосылки актуализации понимания юридической технологии нормативных правовых актов
  6. § 2. Общая характеристика структуры юридической технологии подготовки нормативного правового акта
  7. §2. Правовой мониторинг и концепция проекта нормативного правового акта как составляющая часть юридической стратегии
  8. §4. Эффективность проектов нормативных правовых актов
  9. § 2. Содержание правоотношений по подготовке проектов нормативных правовых актов
  10. §4. Нормативный правовой акт как объект правотворческого правоотношения
  11. § 1. Факторы, влияющие на эффективность нормативного правового акта
  12. § 2. Пути совершенствования юридической технологии подготовки нормативных правовых актов
  13. Система элементов криминалистической характеристики должностных преступлений, совершаемых в сфере деятельности органов местного самоуправления
  14. Приложение З Фактические коллизии (на основе решений Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных судов республик в составе России о признании неконституционными нормативных правовых актов)
  15. § 1. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов в системе мер по предупреждению коррупции в России
  16. § 2. Элементы антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -