<<
>>

§ 1 Правовая природа решения общего собрания акционеров

Теоретический вопрос о природе решений органов управления в научной юридической литературе является весьма актуальным и не разрешенным.

Для практикующих юристов разрешение указанной проблемы имеет смысл, поскольку' от ответа на указанный вопрос становятся очевидными ответы на вопросы о применимости в таких случаях соответствующих положений гражданского права, и, наконец, об их юридических последствиях.

В цивилистике существует ряд теорий о правовой природе решений органа юридического лица.

Так, согласно нормативной теории, решение органа юридического лица представляет собой не юридический факт или, по меньшей мерс, не просто юридический факт, но источник объективного права.

В современной российской юридической доктрине нормативная теория решения органа юридического лица, безусловно, является господствующей. Она широко представлена в работах по теории права*6, трудовому праву'7, а также сторонниками «предпринимательского (хозяйственного) права»5*. 13 последнее время ее можно встретить и на страницах некоторых ци вил истин ее ких работ21.

Между тем ряд исследователей сомневаются в нормативной природе корпоративных актов.

Так, по мнению II.B. Козловой, «думается, что решение, принятое общим собранием акционеров, не может рассматриваться в качестве локального нормативного акта, являющегося источником права, поскольку нормативный или иной правовой акт есть акт публичной власти, акт реализации компетенции уполномоченного государственного органа (органа местного самоуправления), тогда как решение коллегиального органа юридического лица есть акт реализации гражданской правосубъектности юридического лица»22.

ГК РФ, содержащий исчерпывающий перечень источников гражданского права (ст. 3, 5, 7 ГК РФ), не предусматривает в их числе никаких локальных нормативных актов.

Автор согласен с позицией С.С. Вилкина, утверждающего, что «оставаясь в русле господствующего сегодня в российской доктрине позитивизма, обосновать нормотворческую власть субъектов частного права нельзя. Частное нормотворчество может быть объяснено, но с позиции иных правовых традиций...

В российской доктрине сторонниками сделочной теории решения органа юридического лииа являются прежде всего П.П.Архиповбг, Н.В.Козлова63, Б.Л.Сухановг>\

По мнению Н. В. Козловой, «анализ современного российского законодательства позволяет сделать вывод, что решение общего собрания учредителей (участников, акционеров, членов),, совета директоров, правления или иного коллегиального органа юридического лица, принятое в соответствии с законом и учредительными документами юридического лица и направленное на установление, изменение или прекращение корпоративного правоотношения, является многосторонней сделкой, совершенной субъектами, образующими коллегиальный орган юридического лица»63.

Д.И. Степанов отмечает, что у корпоративных актов наряду со сделками есть много общего. Но одним из существенных моментов, отличающего их друг от друга является отсутствие самостоятельного субъекта права (собрание акционеров или участников таковым не является)06.

В обосновании позиции о том. что решение общего собрания акционеров является одним из видов сделок с некоторыми особенностями, некоторые исследователи ссылаются на недействительные решения, которые такими юристами оцениваются, исходя из терминологии недействительности сделок - оперируя понятиями «ничтожности» или «оспоримости».

В соответствии с п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участие в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и таким решением нарушены его права и (или) законные интересы.

В соответствии с п.

10 сг. 49 указанного закона решения общего собрания акционеров, принятые по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания акционеров (за исключением случая, если в нем приняли участие все акционеры общества), либо с нарушением компетенции общего собрания акционеров, при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров или без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, не имеют силы независимо от обжалования их п судебном порядке.

Таким образом, использование для характеристики решений органов управления акционерного общества категорию «не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке» породило массу споров среди юристов.

Основным направлением в дискуссии о недействительности решения высшего органа управления акционерным обществом является соотношение таких решений с концепцией недействительных сделок: ничтожных или оспоримых.

13 юридической литературе активно обсуждается вопрос о том, что все недействительные решения общих собраний акционеров должны быть подразделены на: не имеющие Юридической СИЛЫ изначально (ничтожные) и на утрачивающие юридическую силу с момента вступления в силу решения суда о признании таких решений недействительными (оспоримыми)6'.

Начало указанной дискуссии породило Постановление Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 года № 19, который счел необходимым провести различие между двумя видами «незаконных» решений общих собраний акционеров. Как следует из разъяснения Пленума ВАС РФ, ситуация, когда суд вправе и должен констатировать отсутствие юридической силы у решения общего собрания акционеров, принятого с указанными в п. 26 постановления нарушениями, возникает при рассмотрении спора в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров. Несмотря на то, что похожее по смыслу разъяснение содержалось и в п. 7 ранее действовавших Постановлениях Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 02.04.97 № 4У8 «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах», деление недействительных решений общих собраний акционеров появилось на страницах печати сравнительно недавно,

«Объяснить это можно следующими обстоятельствами. -

Во-первых, ранее действовавшее совместное постановление высших судебных инстанций не содержало исчерпывающего перечня случаев, при которых суд должен не принимать во внимание решения собраний акционеров. Ныне же действующее постановление прямо называет три случая, при которых суд должен действовать подобным образом. -

Во-вторых, в период между ранее и ныне действовавшими постановлениями практикой был накоплен богатый опыт разрешения корпоративных: конфликтов, неотъемлемой чертой которых, как известно, являются противоречащие друг другу решения общего собрания, одно из которых обязательно недействительно. В этих условиях в практике и возник вопрос о том, что делать с многочисленными юридически значимыми действиями, действительность которых зависит от действительности решения общего собрания акционеров.

Например, общее собрание акционеров принимает решение о назначении определенного лица на должность единоличного исполнительного органа общества. Это лицо совершает ряд сделок от имени общества. Затем вступает в законную силу решение суда о признании решения об избрании данного лица па должность директора незаконным. Возникает вопрос: влечет ли это обстоятельство недействительность сделок акционерного общества, заключенных в период между избранием указанного лица на должность директора и вступлением в законную силу решения суда о признании такого избрания недействительным?»23.

Д. И. Степанов поясняет69, что перечисленные в Постановлении ВАС РФ от 18 ноября 2003 года № 19 случаи, касаются таких пороков в формировании воли юридического лица, которые позволяют считать, что подобная воля общества вовсе не была сформирована легитимным образом (ничтожные решения)- В других же случаях, речь идет о менее значимых пороках в формировании воли, которые в зависимости от степени серьезности нарушения, допущенного при подготовке и проведении собрания, либо приводят к формированию ноли общества (несущественные нарушения) и такое решение не будет признано недействительным, либо же приводят к тому же результату что и нарушения, перечисленные в и. 26 Постановления ВАС - то есть воля остается несформиронанной надлежащим образом и ислигитимное решение отменяется судом (оспоримые решения).

М. В. Телюкипа также полагает, что «Пленум ВАС РФ применил к решениям общего собрания акционеров концепцию недействительности сделок, причем к каким-то решениям — модель оспоримых сделок, к каким-то — модель ничтожных сделок»24.

Следует отмстить, что градации решений собраний на ничтожные (заведомо не имеющие юридической силы) и оспоримые не является чем-то революционным в правовых доктринах зарубежных стран. Так, Закон об акционерных обществах Германии 1965 г, (§ 241, 243) прямо предусматривает основания ничтожности решения общего собрания и основания для оспаривания решения собрания.

Согласно ст. L225-121 Торгового кодекса Франции (Code de Commers) решения собрания акционеров, принятые с нарушением требований закона (в отсутствие кворума, по вопросам, не включенным в повестку дня, и др.), объявляются ничтожными. Другие допущенные нарушения могут свидетельствовать о том, что решение подлежит аннулированию, однако до момента аннулирования оно действительно. Согласно законодательству Швейцарии решения также делятся на ничтожные и оспоримые (art. 706b. 706 Code des obligations).

Вопрос о правовой природе решений (актов) не разрешен и судебной практикой.

Гак, ФАС Московского округа п постановлении от 2) февраля 2001 г. по делу № КГ-А40/458-01 сделал вывод, что «решение обшего собраиия акционеров общества не является сделкой, как это определено в ст. 153 ГК РФ». ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 23 октября 2003 года по делу № Ф04/5420-945/А75-2003, давая оценку решению суда первой инстанции, указал, что «решение общего собрания акционеров не является сделкой, следовательно, суд первой инстанции неправильно применил к правоотношениям сторон статью 168 Гражданского кодекса Российской Федерации». В постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2007 № A40-I9248/07-131-184 прямо заявлено о неприменимости к решениям положений ГК РФ о недействительности сделок.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 24 февраля 2004 года ЛЬ 3- П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы определяет решения актов органов управления акционерных обществ как локальный акт.

Представляется, что аналогию между недействительными решениями общих собраний акционеров и недействительными сделками не проводит действующее законодательство и не делает этого Пленум.

Как утверждает А. А. Маковская, «Во-первых. Пленум ВАС РФ специально и абсолютно сознательно использовал в отношении решений общих собраний акционеров, которые в литературе сегодня предлагается называть «ничтожными», термин «не имеющие юридической силы».

Во-вторых. Решения общего собрания акционеров рассматриваются какие имеющие юридической силы при строго ограниченных нарушениях, допущенных при их принятии. Тогда как оспорены в судебном порядке могут быть решения общего собрания акционеров при любых иных нарушениях Закона об АО, иных правовых актов и положений устава общества. Таким образом, по общему правилу решения общих собраний акционеров, принятые с нарушением Закона об АО, иных правовых актов и положений устава общества, являются «оспоримыми».

Напротив, согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. То есть в отличие от решений общих собраний акционеров сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов, по общему правилу являкУгСя ничтожными. В-трстьих. Сделки недействительны, если они не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов. В постановлении от 2 августа 2005 года № 2601/05 Президиум ВАС РФ указал, что акционером общества была совершена сделка по приобретению большего пакета акций этого общества, чем определено уставом общества. Возможность ограничения уставом акционерного общества количества акций, принадлежащих одному акционеру, предусмотрена п. 3 ст. 11 Закона об ДО. «Однако, — отметил Президиум, — устав общества не является законом или правовым актом, следовательно, сделки, совершенные с нарушением положений устава, Fie могут быть признаны недействительными на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации». Но такая сделка не может рассматриваться как ничтожная ввиду несоответствия п. 2 ст. ] 1 Закона об АО. «поскольку указанная статья устанавливает требования, предъявляемые к уставу общества, а не к совершаемым акционерами сделкам».

Согласно же п. 7 ст. 49 Закона об АО решение общего собрания акционеров может быть обжаловано в суд, если оно принято с нарушением требований самого Закона об АО, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества.

И хотя в п. 7 ст. 49 говорится только о решениях, которые могут быть признаны недействительными судом, если при этом они были приняты с нарушением положений устава общества, при нарушении положений устава может оказаться, что решение общего собрания акционеров не имеет юридической силы изначально».

А. А. Маковская также обращает внимание на то, что применительно к недействительным сделкам ПС РФ устанавливает: -

недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167); -

при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда подученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом» (п. 2 ст. 167), -

если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167).

Применительно к недействительным решениям общею собрания акционеров закон подобных правил не устанавливает. И более того, прямо допускает возможность оставления в силе оспоримых решений общего собрания акционеров.

Сказанное позволяет достаточно уверенно утверждать, что недействительность решений общих собраний акционеров независимо от правовой природы этих акгов не рассматривается ни законодательством, ни судебной практикой как правовой институт, тождественный институту

71

недействительности сделок» .

Решение общего собрания акционеров, по мнению автора диссертации, не отвечает признакам, изложенным в статье 153 Гражданского кодекса. В указанной норме говорится, что сделками являются действия граждан и юридических лиц. направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Прежде всего, необходимо отмстить, что, несмотря на то, что по иску о признании недействительным решения общего собраиия акционеров общества ответчиком будет являться само общество, тем не менее, нельзя считать такое решение действием общества (юридического лица).

С другой стороны, решение общего собрания акционеров не является и сделкой заключаемой акционерами, поскольку решение приобретает юридическую значимость (да и вообще существование в объективной форме) именно как решение органа юридического лица, а не как действия физических и юридических лиц-акционеров, собравшихся вместе. Закон об акционерных обществах, а равно и другие нормативно-правовые акты Российской Федерации не предусматривают за акционерами права по заключению сделок от имени общества беч доверенности. То есть, представляется, что решение общего собрания не является ни действием общества (хотя оно вполне может являться предпосылкой к осуществлению обществом действий - например заключение сделок избранным на собрании генеральным директором, или же совершение крупной сделки, решение о совершении которой было принято на собрании), ни действием граждан (скорее уж его можно считать последствием действий граждан, плодом совершению этими гражданами актов голосования па собрании), а не будучи ни тем ни другим решение не может считаться сделкой, в силу не соответствия определению данному в статье 153 ГК РФ. Также думается, что действия граждан и юридических лиц, результатом которых является принятие решения высшим органом управления акционерного общества, направлены не на «установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей» а на реализацию уже имеющихся у этих граждан и юридических лиц прав, принадлежащих им как акционерам.

В качестве дополнительного аргумента в пользу того, что решение общего собрания акционеров не является сделкой можно привести и тот факт, что решение отражает обобщенную волю акционеров, а вовсе не волю каждого из них в отдельности.

Таким образом, следует согласиться с мнением Д.В.Ломакина о том, что для признании за решением органа юридического лица качества сделки «необходимо как минимум полностью изменить существующее до настоящего времени в научной литературе и нормативных правовых актах представление о гражданско-правовых сделках»25.

В итоге, по мысли ученого, решение должно характеризоваться в качестве «акта органа управления акционерного общества, наиболее близкого по значению к юридическому факту, предусмотренному подл. 8 иЛ ст.8 ГК»26, где говорится об «иных действиях граждан и юридических лиц».

М.В. 'Геиюкина также указывает, что «решение собрания акционеров не обладает чертами сделок, однако доктринально принятая ныне система юридических фактов (события и действия, действия правомерные и неправомерные; правомерные действия - юридические поступки и юридические акты; юридические акты - сделки, административные акты, судебные решения) не позволяет встроить в себя решение собрания акционеров»"1.

А. А. Маковская указывает, что решения общего собрания акционеров настолько многообразны по своему содержанию, что считать их всех имеющими одинаковую гражданско-правовую природу было бы неверно.

Полагаем, что именно по причине необходимости разрешения крайне разнородных вопросов деятельности юридического лица и соответствующего ей многообразия решений органов юридического лица представляется обоснованным позиция авторов27, предлагающих рассматривать решение общего собрания акционеров как особый юридический факт в соответствии с пи. 8 п. 1 ст. 8 ГК РФ.

Так, B.C. Ем отмечает, что помимо сделок к гражданско-правовым юридическим актам относятся иные юридически значимые действия субъектов, не обладающие признаками сделок. Особое место среди гражданско-правовых актов занимают корпоративные акты. К ним в первую очередь относятся решения общего собрания акционеров участников хозяйственных обществ и товариществ и иных корпоративны образований, обладающих статусом юридического лица. Решения общих собраний корпоративных образований, принятые в надлежащем порядке, обязательны для всех участников корпорации и его исполнительных органов. Но, несмотря на это, их нельзя отнести к публичным административно-правовым актам, так как они являются результатом волеизъявления частных лиц - участников корпорации, которые, вступая в нее, добровольно брали на себя бремя подчинения воле большинства, выраженной в решении собрания. Корпоративные акты являются необходимыми юридическими фактами в механизме возникновения, изменения или прекращения многих гражданских правоотношений. Так. реорганизация любого акционерного общества возможна только при наличии решения общего собрании акционеров о реорганизации. Волеизъявление акционеров, получившее закрепление в реше^ши общего собрания о реорганизации, становится обязательным для исполнительного органа акционерного общества, то есть создает правило поведения исполнительного органа при проведении реорганизации общества. Помимо этого кредиторы реорганизуемого акционерного общества приобретают право потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, кредитором по которому является это

общество»76.

Д.В. Ло-макин считает, что решение общего собрания акционеров целесообразнее рассматривать просто в качестве акта органа управления акционерного общества, наиболее близкого по значению к юридическому факту, предусмотренному в пп. 8 п. 1 ст. 8 ГК РФ '28.

P.O. Ьевзснко указывает, что решения органов управления хозяйственных обществ образуют самостоятельную группу гражданско-правовых актов'29.

А.Б. Ьабаев отмечает, что решение органа управления, будучи производным от действии лиц, входящих в органы управления, не является сделкой, а представляет собой юридический факт, порядок и форма совершения которого определяется специальными нормами законодательства7*.

Итак, суть позиции заключается в том, что решение общего собрания акционеров предлагается рассматривать как особый юридический факт, который являясь правомерным действием, не вписывается r принятую в правовой доктрине классификацию юридических фактов, в чем и заключается основная проблема.

Если отнести решение органа юридического лица к юридическим поступкам, то получается, что это действия лиц, принимающих решения, с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений независимо от того, была ли направлена воля субъектов на достижение правового результата. Однако это не так. Как правильно отмечает А.Ь. Бабаев, ст. 61 Закона об акционерных обществах содержит указание на возможность признания бюллетеня для голосования на общем собрании акционеров недействительным; сама возможность признания волеизъявления акционера недействительным означает, что закон связывает правовые последствия решения общего собрания с направленностью воли акционера80.

Вели решение общего собрания акционеров не юридический поступок, то согласно классификации оно должно относиться к юридическим актам, которые йОдраздслятОТСЯ на сделки, адММНИСТрйТййНыб акты, судебные решения. Однако тго тоже не так. Выше уже приводились доводы против признания решения сделкой. Во-первых, субъектом сделки могут быть физические или юридические лица, тогда как решение принимается органом юридического лица, который субъектом права не является. То есть, по критерию субъектного состава решение не может быть отнесено к сделкам, однако это обстоятельство не влияет на квалификацию решения как юридического факта. Во-вторых, сделка характеризуется совпадением воли лиц ее совершающих. Для принятия решения общего собрания акционеров, не требуется согласование воли всеми участниками собрания. Решение может быть принято не единогласно, а необходимым большинством голосов. Отсутствие полного совпадения воли лиц участвующих в принятии решения никак не влияет на его статус как состоявшегося решения. Принятие решения происходит по принципу подчинения меньшинства решению большинства участников, что не соотносится постулатам учения о сделках.

Не вызывает сомнений в том, что решение общего собрания акционерного общества никак не может относиться к административным актам или судебным решениям.

Таким о-бразом, решение общего собрания акционеров не может быть отнесено ни к юридическим поступкам, ни к юридическим актам, и не находит своего места в классификации юридических фактов среди правомерных действий. При этом не вызывает сомнения то, что решение общего собрания акционеров носит волевой характер, то есть является действием. Несомненно, что действие это дозволенное законом, то есть правомерное действие.

Исходя из единства правовой природы решений общего собрания акционеров (ведь на все решения обшего собрания акционеров распространяются один и тс же нормы закона) следует признать, что более широкое понимание юридического факта, хотя и не идеальных вариант решения проблемы, но, похоже, наиболее приемлемый выход из положения.

Таким образом, несмотря на «сделкоподобность» решений общих собраний акционеров, следует согласиться с позицией B.C. Ема, который в классификации юридических фактов корпоративным актам отводит особое место в составе гражданско-правовых актов, наряду со сделками.

Буква закона и догмы юридической науки о субъектном составе, автономии воли и принципе единогласия как конституирующих признаков сделки, не позволяют считать решение общего собрания акционеров сделкой, в том числе многосторонней.

<< | >>
Источник: Хсгаи Евгения Михайловна. ПРАВОВОЙ СТАТУС ОБЩЕГО СОБРАНИЯ АКЦИОНЕРОВ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ: ПОРЯДОК ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ, ПРИНЯТИЯ И ОБЖАЛОВАНИЯ РЕШЕНИЙ / Диссертация / Диссертация. 2009

Еще по теме § 1 Правовая природа решения общего собрания акционеров:

  1. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  2. § 4. Права акционеров, обусловленные определенными юридическими фактами и их защита
  3. §1. Правовое положение общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества в системе управления хозяйственных обществ
  4. 2.3. Предоставление информации акционерам в индивидуальном порядке.
  5. § 2. Правовые аспекты имущественных отношений в холдинге
  6. Установление результата голосования. Содержание (результат) решения.
  7. § I, Место общего собрания акционеров в структуре органов управления акционерного общества
  8. § 2. Субъекты и способы осуществления права па участие в общем собрании акционеров
  9. § 1 Правовая природа решения общего собрания акционеров
  10. Круг лиц, имеющих право оспорить решение общего собрания акционеров.
  11. § 3. Основания признания решения общего собрания акционеров не имеющим юридической силы
  12. 2.2. Правовое регулирование организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности в рамках групп организаций
  13. § 2. Правовая природа акционерных обществ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -