Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

6.1. ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКОВ, СОЗДАННЫХ ДЛЯ ОБРАЩЕНИЯ ЦЕННЫХ БУМАГ

Необходимость ликвидных рынков для торговли ценными бумагами. Рассмотрим значение ликвидности для финансовых активов. Существует множество форм финансовых активов: денежная наличность (1 доллар, 1 рубль, 1 иена); акция; 30-летняя облигация, выпускаемая Мировым банком; обещание друга выплатить определенную сумму через определенное количество дней; счет Вашей телефонной компании за ежемесячное обслуживание, создающий юридическое обязательство платежа, которое телефонная компания может продать со скидкой финансовому институту. Самой ликвидной формой финансовых активов является, безусловно, денежная наличность. Ее владелец может непосредственно обменять ее на товары или услуги. Он может пойти в магазин и, скажем, обменять ее на продукты питания; причем продавец без всяких колебаний согласится на обмен (если, конечно, денежная наличность не находится в форме валюты иностранного государства). В случае с иностранной валютой у продавца возникнут трудности с ее использованием для оплаты своих счетов; ему наверняка придется идти в банк и обменивать иностранную валюту на местную. Поэтому иностранная валюта имеет меньшую ликвидность по сравнению с местной.

Одна из характерных черт, которая отличает финансовые активы друг от друга, заключается, как правило, в степени конвертируемости в наличность. Предположим, Вам необходимо обратить в наличность два Ваших финансовых актива для того, чтобы выполнить некоторые свои обязательства: 30-летнюю облигацию Мирового банка и здание производственного назначения. Для того, чтобы продать здание производственного назначения, необходимо найти покупателя, который нуждается в таком здании и готов заплатить цену, предложенную продавцом. Вероятно, что продать 30-летнюю облигацию Мирового банка будет намного легче. Ликвидные финансовые активы являются очень привлекательными средствами хранения капитала.

Таким образом, ликвидность означает наличие покупателя на Ваш финансовый актив, который Вы желали бы продать, или же наличие продавца в случае, когда Вы желаете приобрести финансовый актив. В связи с этим встают такие существенные вопросы: как и где возможно найти покупателя или продавца? Как быстро можно их найти? Установление какой цены вправе ожидать продавец или потенциальный покупатель?

Чтобы быть привлекательными для большого числа инвесторов, инвестиции в акции или облигации должны быть ликвидными. Инвестор с гораздо большей охотой будет вкладывать средства в те акции, которые можно легко вновь продать, если (а) инвестор пересматривает свое решение, (б) цена акций возрастает, и инвестор желает реализовать накопленную прибыль, или (в) цена падает, и инвестор понимает, что совершил ошибку, и желает продать данные ценные бумаги, чтобы купить другие активы. Обеспечение ликвидности акций и облигаций является одной из функций рынков, на которых торгуются ценные бумаги.

Инвесторы хотели бы иметь возможность покупать и продавать ценные бумаги, когда они этого пожелают, что подразумевает наличие в этот момент лица, с которым можно совершать сделки. Неактивный рынок может неточно отражать стоимость компании-эмитента, поскольку покупатели и продавцы могут основывать свои решения в ходе торговли на других факторах (например, продавцу срочно нужна наличность, и покупатель знает, что продавцу будет трудно найти другого потенциального покупателя). Когда инвестиции в акции недостаточно ликвидны, держатели акций предпочитают получать прибыль от инвестиций в виде выплат дивидендов, а не от возросшей стоимости самих акций в случае их продажи.

При таких обстоятельствах, когда менеджеры компаний вынуждены платить дивиденды, прибыль, которая могла бы вновь инвестироваться в компанию для ее расширения и модернизации, вместо этого идет на выплату дивидендов. В случае, если бы рынок был ликвидным, держатели акций могли бы реализовать свою прибыль через продажу акций по ценам, возросшим благодаря успешному реинвестированию компанией своей выручки.

На ликвидном рынке ценных бумаг, на котором стоимость акций в обращении точно отражает финансовое состояние компаний, инвесторы могут фиксировать прибыльность своих инвестиций через продажу акций по более высокой цене. Инвесторы также знают, что в последующем они при желании смогут вновь приобрести акции. Кроме того, если компании предоставили полную и точную информацию о результатах своих операций, инвесторы смогут более точно оценить имеющиеся у них акции. В таких обстоятельствах решение о покупке или продаже будет обоснованным и рациональным.

Еще с давних времен признавалось, что рынок, являющийся общим для участников, способствует ликвидности. Единое место торговли, где могут встречаться все покупатели и все продавцы, заинтересованные в продаже или покупке любого товара, будь то сельскохозяйственная продукция, рыба, алмазы, поделки ручной работы или ценные бумаги, имеет явные преимущества и выгоды. Это - классическая концепция рынка. Покупатели приходят на рынок осмотреть все имеющиеся товары сразу и сделать свой выбор; продавцы приходят на рынок, зная, что найдут на нем покупателей. При взаимодействии всех покупателей и продавцов создаются оптимальные возможности для покупки и продажи.

Поэтому совершенно естественно то, что брокеры по ценным бумагам, получающие приказы на покупку и продажу акций, сочли целесообразным собираться в определенном месте в условленное время для создания оптимальных возможностей для торговли. После того, как была установлена такая система общей встречи в условленном месте, стало очевидным, что брокеры будут совершенствовать место торговли и создадут собственную организацию для управления рынком и осуществления других функций. Так возникла фондовая биржа. Следующие выдержки описывают процесс становления фондовых бирж в США, Великобритании, Японии и Китае.

США. Профессор Вашингтонского университета Stuart Banner в своей статье рассматривает причины, побудившие брокеров организовывать фондовые биржи и брать на себя обязательства подчиняться их правилам и требованиям.

Извлечение из: Stuart Banner, «The Origin Of The New York Stock Exchange, 1791 - 1860", 27 JOURNAL OF LEGAL STUDIES 113, 120 - 125 (1998).

«Почему Нью-Йоркский фондовый и биржевой Совет (New York Stock and Exchange Board, старое название Нью-Йоркской фондовой биржи - от авт.) был столь успешным? Такая добровольная членская организация как Совет не смогла бы выжить, если бы не предложила своим членам нечто оправдывающее плату за их членство. Почему нью-йоркский брокер в первой половине XIX века был готов заплатить 400 долларов для того, чтобы стать членом Совета? Что он получал взамен? Хотя ответы на эти вопросы требуют большой аналитической работы при малом фактическом материале, можно выделить пять различных преимуществ, которые брокеры получали благодаря членству.

Первое преимущество, которое получал брокер в обмен на членский взнос, заключалось в упорядоченном процессе сведения покупателей с продавцами и постоянном доступе к залу, заполненному другими брокерами, каждый из которых мог при необходимости стать торговым партнером. Когда объявлялся новый выпуск акций, когда на аукционе выставлялся очередной пакет предложенных к продаже акций, на рынке собирались все заинтересованные в предложении участники - покупатели и продавцы - при минимуме затраченных усилий и времени. Вероятно, что издержки, связанные с заключением сделки, были ниже затрат на осуществление сделки за пределами биржи - "на улице", где неорганизованность торговли мешала продавцам конкретных акций по конкретной цене найти покупателей в достаточно короткий промежуток времени. Более низкие расходы, связанные с заключением сделок, были выгодны членам Совета во многих отношениях. Как брокеры, они могли проводить большее количество торговых операций за единицу времени, что приносило им больше комиссионных. Инвесторы, зная о такой оперативности, стали с большей охотой нанимать брокеров среди членов Совета, предпочитая их аутсайдерам, что также способствовало росту комиссионных, зарабаты-ваемых членами. Способность Совета собирать на аукционе покупателей и продавцов могла позитивно сказываться и на ценах, т.е. меньшее количество неудовлетворенных покупателей и продавцов были вынуждены идти на уступки, чтобы найти торгового партнера, что было еще одним стимулом для инвесторов нанимать брокеров среди членов Совета. Члены Совета одновременно являлись и инвесторами, и поэтому им тоже были выгодны оперативность и цены, свойственные организованной торговле.

Однако преимущества, связанные с доступом к организованной торговле, в первой половине XIX века были весьма ограниченными. Расходы на заключение сделок вне Совета, хотя, вероятно, и были выше, чем в Совете, но это превышение было незначительным. Сообщество нью-йоркских брокеров и то пространство, которое они занимали, по сегодняшним меркам были крошечными, т.е. на самом деле продавцам и покупателям не нужно было далеко идти или встречаться со многими людьми, чтобы охватить весь круг вероятных партнеров. Количество выпусков акций, которые можно было продать или купить, также было очень небольшим. Вероятнее всего, что все- таки объем торговли вне Совета значительно превышал объем торговли в Совете. Следовательно, преимущество, связанное с затратами на осуществление сделок, не было таким уж значительным. Конкуренция со стороны торговли за пределами Совета была постоянным источником опасности, поскольку для выживания Совету нужна была критическая масса членов и объема торговли. (Фондовая биржа со слишком малым членством и объемом торговли не дает никаких преимуществ доступа к торговым партнерам, и поэтому ей трудно будет найти новых членов или удержать старых). Признавая эту опасность, члены Совета приняли в 1836 г. резолюцию, запрещающую "любую покупку или продажу акций, прямую или опосредствованную, членами данного Совета за его пределами". Однако, по всей видимости, обеспечить принудительное выполнение этого правила было невозможно. В то время, когда Совет был закрыт, члены его продолжали работать "на улице".

Второе преимущество для члена Совета заключалось в том, что за свои 400 долларов он получал гарантию надежности своих торговых партнеров. Эта гарантия предоставлялась в двух формах: позитивной и негативной. В первом случае Совет с самого начала проверял, можно ли полагаться на то, что потенциальные члены будут соблюдать условия опционов и срочных сделок, занимающих порой по несколько месяцев. Заключение такой сделки с незнакомцем на улице могло быть делом рискованным: с наступлением срока платежа он мог просто исчезнуть. Поэтому по уставу Совета 1817 г. его членами могли быть только брокеры, "имеющие опыт работы не менее одного года" - достаточного периода для того, чтобы нью-йоркское сообщество брокеров узнало своего коллегу. За исключением краткого периода (1817-20 гг.), в течение которого действовало еще более строгое правило о двухгодичной стажировке, требование к члену биржи иметь опыт не менее одного года перекочевывало из одного устава Совета в другой. Еще одно правило, остававшееся неизменным во всех уставах и предусматривавшее, что заявление о принятии в члены Совета должно быть отвергнуто, если против него проголосуют три члена Совета, служило той же цели: если в способности или желании заявителя выполнять свои обязательства были сомнения, его заявление легко могло быть отвергнутым. К 1848 г. у Совета сложилась репутация организации "для избранных". Для брокера - члена Совета эта избранность означала надежность его торговых партнеров: преимущество, объяснявшее хотя бы частично стремление брокеров стать членами Совета.

«Негативная» форма гарантии надежности, даваемой Советом, заключалась в том, что Совет выполнял две функции, которые удерживали членов от потенциально ненадежных торговых партнеров. Во-первых, начиная с 1820 г. Совет отстранял от участия в торговле "любого члена, который не выполняет свои договорные обязательства, или становится неплатежеспособным". Права члена могли быть восстановлены после расчетов с кредиторами и проведения голосования между остальными членами Совета (необходимое для восстановления членства количество голосов в разные периоды варьировалось). Однако пока член Совета не выполнял свои договорные обязательства или оставался неплатежеспособным, от него практически держались подальше. Прямым последствием этого правила было ограничение состава потенциальных торговых партнеров лицами, являющимися платежеспособными и не нарушающими договоры. Косвенное последствие заключалось в стимулировании членов Совета выполнять свои договорные обязательства. Во-вторых, Совет с самого начала вел список лиц, не являвшихся его членами, нарушавших договоры с членами, и запрещал последним иметь с ними дело. В 1817 г., например, Совет "постановил, что Джеймс Арден не является компетентным, и ни один брокер не должен принимать приказ, исходящий от него». В начале этот список велся неофициально. Процедура была формализована в 1834 г., когда членам было объявлено требование "открыто сообщать Совету имя любого лица, которое нарушает договора с ними", будь то клиент, отказывающийся платить комиссионные, или не являющийся членом Совета брокер, не желающий выполнять договор. В обязанности Секретаря вменялось "ведение книги регистрации всех лиц, о которых сообщалось как о нарушителях". Членам Совета запрещалось вести дела с лицами, фамилии которых фигурировали в книге, "под страхом немедленного приостановления членских прав". Список нарушителей получил название "Черная книга".

Таким образом, в функции Нью-Йоркского фондового и биржевого Совета вошли сбор и продажа информации о кредитоспособности потенциальных торговых партнеров. За эту информацию пришлось заплатить бы гораздо больше на неорганизованном рынке, чем в рамках Совета. И брокеры, становившиеся членами Совета, действительно покупали эту информацию по более низкой, чем в других местах, цене, что частично объясняло притягательность членства. Однако и это преимущество ограничивалось, по всей видимости, небольшой разницей в стоимости информации. По кофейням, в которых любили сиживать нью-йоркские брокеры, быстро расходились новости о нарушении договора или несостоятельности, причем о таких новостях долго помнили. Каждый брокер, не являвшийся членом Совета, наверняка вел свой собственный черный список ненадежных лиц, который он хранил в памяти и который ненамного отличался от списка Совета.

Третье преимущество состояло в том, что одинаковые для всех критерии членства способствовали созданию репутации надежности самих членов Совета, что было полезно для привлечения клиентов. Инвесторы, которые должны были делать, выбор между членом или не членом, вероятно, расценивали членство в Совете как "знак качества". В таком случае благодаря членству брокер получал больше заказов. Помимо чисто денежной стороны, членство в Совете, в особенности после того, как Совет зарекомендовал себя, давало определенный статус. Брокеры по-прежнему пользовались дурной славой, и, возможно, принадлежность к Совету делала их чуть более респектабельными.

Четвертое преимущество, которое давало членство в Совете, заключалось в доступе к важной информации - информации о текущих рыночных ценах. Спекулянт, знающий текущую рыночную цену акций, находится в более благоприятном положении, чем тот, кто не знает ее, т.к. ему легче определить, какая сделка может быть прибыльной. Так и брокер, знающий текущую рыночную цену, может более легко привлекать клиентов, чем не знающий. Ценность информации о рыночной цене и степень ее распространения находятся в обратной взаимозависимости: чем больше людей имеют информацию, тем меньше она стоит. Если же ее знают все, она ничего не стоит. С самого начала Совет понимал, что информация о курсах ценных бумаг могла быть ценной, только если она не выходила за его пределы.

Поэтому Совет старался ограничивать ее распространение. В апреле 1817 г., т.е. всего через месяц после образования Совета, члены проголосовали за наложение штрафа на "любого члена, покидающего зал во время продажи акций". Это правило последовательно включалось в последующие редакции Устава. Оно не позволяло члену Совета передавать информацию о цене лицам, не являющимся членами, до окончания торговли и давало членам равные возможности извлечь выгоду из их информационного преимущества перед лицами, не являющимися членами.

В том же году Совет предпринял еще более радикальный шаг для ограничения распространения информации. Члены "постановили, что член Совета или его партнер отныне не могут предоставлять для публикации сведения о ценах на акции, валюту или монеты". Однако здесь перед Советом вставала дилемма: с одной стороны, информация о рыночной цене является ценной, лишь пока ее публикация ограничена, а с другой - цена может стать рыночной, только если будет широко известна. Если бы цены, формировавшиеся во время торговли в Совете, хранились в постоянном секрете, они становились бы, если бы вообще становились, рыночными (на рынке, большая часть которого находится за пределами Совета) лишь после длительной торговли между членами и лицами, не являющимися членами. Информация о ценах, образовавшихся во время торговли в Совете, могла быть ценной только в случае ее распространения, но распространяться она должна была с определенным отставанием, достаточно большим для того, чтобы члены могли получить преимущество в торговле перед теми, кто не является членами. Поэтому Совет уполномочил своего Секретаря "сообщать сведения о ценах акций только один раз в неделю и лишь по одной текущей цене по своему усмотрению; а других курсов акций не предоставлять". Совет далее будет постоянно пытаться определить оптимальную частотность раскрытия информации о ценах; в конечном итоге, цены будут публиковаться ежедневно во многих газетах. Но и в этом случае у членов было преимущество по времени: в часы между закрытием торговли и публикацией результатов они могли вести торговлю "на улице" с брокерами, которые не были членами и еще не успели узнать цены дня. Поэтому, наверное, было столь трудно обеспечивать соблюдение запрета на торговлю вне биржи.

Впоследствии Совет принял еще два правила, направленные на извлечение максимальной выгоды из информации о ценах путем введения ограничений на ее распространение. Членам запрещалось "приводить лицо со стороны в Зал в рабочие часы". Кроме того, члены, "отправляющие ... информационные сообщения" во время торговли, облагались штрафом. (Последнее правило также обеспечивало равный доступ всех членов Совета к информации: членам запрещалось и получать какие-либо сообщения во время торговли). К середине века эти усилия по обеспечению максимальной выгоды от информации о ценах стали давать результаты. Брокер Henry Clews вспоминал, что когда он начинал свою карьеру в 1850-х годах, "спекулянты часто предлагали платить по 100 долларов в неделю, что в 10 раз превышало стоимость членства, за возможность подслушивать через замочную скважину во время торговли акциями". Даже если Клюз немного и преувеличивал (цифра выглядит подозрительно внушительной), его рассказ является красноречивым свидетельством ценности своевременной информации о рыночных ценах. Таким образом, успех деятельности Совета в первой половине XIX века объясняется, в том числе, и его способностью контролировать доступ к этой информации.

Наконец, Совет давал своим членам механизм для регулирования торговли, обеспечения соблюдения договоров и разрешения споров, возникавших в

процессе торговли. Нью-йоркские торговцы ценными бумагами часто заключали "срочные сделки", которые сейчас мы называем фьючерсными: они заключали договор о передаче и оплате определенного количества акций по определенной цене в определенный день в будущем. Во многих, а то и в большинстве срочных сделок, номинальный продавец не являлся действительным собственником акций на момент заключения договора. Он мог покупать акции на рынке незадолго до наступления срока выполнения своих обязательств или же мог просто договариваться с номинальным покупателем не передавать вообще никаких акций, а выполнить договор в дату номинальной передачи посредством платежа наличностью обеим сторонам, на основе разницы в цене акций между датой заключения и датой поставки. И в том, и в другом случае срочная сделка являлась распространенной спекулятивной операцией, основанной на будущих изменениях цены, и была популярной среди торговцев ценными бумагами, поскольку не требовала расходов в момент заключения сделки».

Великобритания. Как отмечает профессор Mahoney в нижеследующем отрывке, посвященном развитию биржи в этой стране, система членства фондовой биржи неизбежно носит характер монополии. Лица, не являющиеся членами, не допускаются к торговле на бирже. Еще один важный элемент организаций, основанных на членстве, заключается в контроле за ценами на услуги, оказываемые организациями-членами, и предотвращении конкуренции в области указанных цен. Поэтому правительство всегда внимательно следило за тем, как фондовая биржа использует свои монопольные права.

Извлечение из: Paul G. Mahoney, "The Exchange As Regulator", Symposium: The Allocation of Government Authority, 83 VIRGINIA. LAW REVIEW 1453 (1997).

«В духе средневекового регулирования торговли, имевшего ограничительный и монополистический характер, лондонский суд старейшин в XIII веке получил от короля Эдуарда I право предоставлять лицензии лондонским брокерам, в том числе фондовым брокерам, а также ограничивать их количество и взимать с них сборы. Когда Парламент заинтересовался вопросами регулирования рынков ценных бумаг, он ограничил количество брокеров до 100 человек и предоставил полномочия по выдаче лицензий лорду-мэру. В XYIII веке в дискуссиях по вопросам регулирования фондового рынка в Великобритании постоянно поднимался вопрос о количестве лицензий, распределении этих лицензий среди потенциальных брокеров и размерах взимаемых сборов. И хотя, в основном, во время этих дискуссий говорилось, как обычно, о необходимости предотвращения излишней спекуляции и защите инвесторов, всё регулирование сводилось к распределению поступающих от брокеров сборов.

Несмотря на это, британская система регулирования не превратилась в жесткую монополию, охраняемую государством. Напротив, росла регулятивная роль самих бирж, а роль местных органов управления и национального правительства снижалась. В противоположность этому, в континентальной Европе национальные правительства зачастую активно вмешивались в управление биржами. При Наполеоне французские биржи стали квази-государственными институтами, а брокеры - члены бирж - гражданскими служащими, имевшими монополию на посредничество в операциях с ценными бумагами. Такое положение оставалось практически неизменным до законодательных реформ 1980-х годов, проведенных в рамках подготовки финансовой либерализации Европейского Союза: в Германии правительства земель, на территории которых находились биржи, назначали специалистов (лиц, ведущих аукцион —от авт.); в Италии министерство финансов определяло количество брокеров на биржах. На большинстве бирж континентальной Европы комиссионные имели фиксированный размер, устанавливались и контролировались государственными регуляторами".

Япония. В приведенном выше отрывке из статьи (параграф 1.2 книги) профессор Вашингтонского университета Curtis J. Milhaupt рассматривает развитие законодательства о рынках ценных бумаг в Японии, историю создания биржи в этой стране. Профессор Milhaupt делает анализ элементов системы торговли и поведения рынка. Как следует из его статьи, при отсутствии должных мер предосторожности вся торговля на фондовой бирже может превратиться в спекуляцию и подорвать ее способность выполнить свое основное экономическое предназначение.

Китай. В последнее время в Китайской Народной Республике продолжалось развитие организованных фондовых бирж. Китайские фондовые биржи создавались исключительно для торговли ценными бумагами.

Извлечение из: Jay Zhe Zhang, Comment, "Securities Markets and Securities Regulation in China", 22 N.C. J. INT'L L. & COM. REG. 557, 563-66 (1997).

«Б. Фондовые биржи

На сегодняшний день в Китае создана комплексная система торговли, состоящая из двух национальных фондовых бирж, двух национальных электронных торговых сетей и многочисленных трейдинговых центров в крупных городах и по всей стране.

Шанхайская фондовая биржа (Shanghai Securities Exchange, SHSE) и Шэньчженьская фондовая биржа (Shenzhen Securities Exchange, SZSE) являются двумя национальными фондовыми биржами. Они были созданы соответственно в 1990 г. и 1991 г. на основании местных правил о ценных бумагах, принятых муниципальными правительствами. В 1993 г. Комитет по ценным бумагам Госсовета принял Временные положения, регулирующие фондовые биржи, которые предусматривали единые национальные правила организации и работы фондовых бирж. Однако эти Временные положения не уточняли деталей правил и процедур. В результате на рынке ценных бумаг разразился ряд скандалов. По прошествии трех лет Комитет по ценным бумагам принял Положения об управлении фондовыми биржами (Биржевые положения (Exchange Measures), которые заменяли Временные положения и устанавливали всеобъемлющие новые правила, регулирующие деятельность бирж.

Биржевые положения, как и ранее действовавшие местные и национальные правила (Exchange Measures), определяют фондовые биржи как некоммерческие предприятия, которые имеют статус "юридического лица" и являются саморегулируемыми членскими организациями. Биржей управляет собрание ее членов, совет директоров и специальные комитеты. Совет директоров является руководящим органом биржи. Есть два типа директоров: директора-члены, которых избирают члены биржи, и директора, не являющиеся членами, которых назначают государственные регулятивные органы. Каждая биржа имеет ревизионную комиссию, подчиняющуюся совету директоров, которая отвечает за контроль и проверку финансовой деятельности биржи. Членами биржи являются официально утвержденные инвестиционные институты. Члены могут голосовать за поправки к уставу биржи и снятие или избрание директоров или членов ревизионной комиссии на годовом собрании членов.

Новое регулирование значительно усилило правительственный контроль над ценными бумагами по сравнению с Временными положениями. Комитет по регулированию деятельности с ценными бумагами (CSRC) обладает громадной властью над биржами. В соответствии с Временными положениями контроль осуществляли региональные правительства, и CSRC выполнял лишь общую надзорную функцию. По новым же положениям фондовые биржи находятся под контролем CSRC, и региональные правительства лишены большинства своих полномочий в отношении бирж.

CSRC также непосредственно контролирует порядок регистрации и расчетов. Кандидатуры председателя и заместителя председателя совета директоров предлагаются CSRC после консультаций с региональными правительствами до избрания их в совет директоров. Кандидатуры генерального менеджера и заместителя генерального менеджера биржи также должны выдвигаться КРЦБ после консультаций с региональным правительством.

Правила и порядок биржевых операций предлагаются биржами и должны утверждаться CSRC. CSRC не только определяет общую политику, но и может контролировать повседневную деятельность бирж:

CSRC может, например, приостановить или возобновить торговлю. Изменения в количестве мест на бирже также должны утверждаться CSRC.

Помимо усиления контроля со стороны CSRC, Биржевые положения (Exchange Measures) также предусматривают большую ответственность бирж за управлением рынком. Для бирж разработаны подробные правила и процедуры строгого надзора за деятельностью ее членов и компаний, прошедших листинг на бирже. Биржи могут подвергаться наказаниям не только за собственные нарушения положений о ценных бумагах, но и за невыполнение правил своими членами и компаниями, прошедшими листинг. Кроме того, Биржевые положения (Exchange Measures) содержат новую главу о регистрации ценных бумаг и расчетах. Биржи должны создавать регистрационные и расчетные органы и выполнять существующие в этой области установления».

<< | >>
Источник: АЛАН РОТ, АЛЕКСАНДР ЗАХАРОВ, ЯКОВ МИРКИН,
РИЧАРД БЕРНАРД, ПЕТР БАРЕНБОЙМ, БРУКСЛИ БОРН. ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ФИНАНСОВОГО РЫНКА. 2002

Еще по теме 6.1. ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКОВ, СОЗДАННЫХ ДЛЯ ОБРАЩЕНИЯ ЦЕННЫХ БУМАГ:

  1. Понятие рынка ценных бумаг. Его значение
  2. Структура рынка ценных бумаг
  3. Деятельность по организации торговли на рынке ценных бумаг
  4. 3. Государственное регулирование рынка ценных бумаг. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг
  5. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг.
  6. 84. Правовое регулирование выпуска банками ценных бумаг
  7. 9.1. Рынок ценных бумаг
  8. § 2. Ценные бумаги и их рынок
  9. §2.1. Специфика деятельности иностранных юридических лиц на рынке ценных бумаг Российской Федерации
  10. § 2.2. Механизм правового регулирования операций иностранных юридических лиц с ценными бумагами
  11. § 3.2 Правовые аспекты международного сотрудничества Российской Федерации по вопросам налогового режима предпринимательской деятельности иностранных юридических лиц на рынке ценных бумаг
  12. 1.3. НЕКОТОРЫЕ КОНЦЕПЦИИ РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКА КАПИТАЛА. ПРОБЛЕМА ЗАЩИТЫ ИНВЕСТОРОВ
  13. ФАКТОРЫ, ПРИНИМАЕМЫЕ ВО ВНИМАНИЕ ПРИ СОЗДАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОРГАНА, РЕГУЛИРУЮЩЕГО РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ
  14. ГЛАВА 6. РЕГУЛИРОВАНИЕ РЫНКОВ ДЛЯ ТОРГОВЛИ ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ
  15. 6.1. ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКОВ, СОЗДАННЫХ ДЛЯ ОБРАЩЕНИЯ ЦЕННЫХ БУМАГ
  16. 7.3. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ МАНИПУЛИРОВАНИЮ НА РЫНКЕ ЦЕННЫХ БУМАГ
  17. Эффективная система регулирования рынка ценных бумаг
  18. 1.1. Понятие «рынок ценных бумаг»
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -