Глобализация, регионализация и взаимодействие судебных органов

Глобализация права, или юридическая глобализация , помимо других сфер правового регулирования (экология, коммерция), наиболее полно была осуществлена в области основных прав и свобод человека, значение [37]

которых для международного сообщества трудно переоценить.

Данный феномен характерен именно для современного периода развития общества, права и экономики , что подтверждается «нормативной инфляцией» правовых текстов, посвященных правам человека.

Среди текстов международного права, посвященных основным правам и свободам и появившихся начиная со второй половины XX в., следует назвать Всеобщую декларацию прав человека 1948 г. ; Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 г.[38] [39] [40]; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.[41] [42]; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. ; Американскую конвенцию о правах человека 1969 г.; Африканскую хартию прав человека и народов 1981 г.; Хартию Европейского Союза по правам человека 2000 г.[43] и т.д.

Даже не перечисляя отраслевых документов международного права, касающихся определенных категорий прав человека или их субъектов (носителей, бенефициариев)[44], а также текстов современных конституций, каждая из которых содержит обширный каталог основных прав и свобод и объявляет их «высшей ценностью» (ст. 2 Конституции Российской Федерации) или «высшей целью государства» (ст. 12 Конституции Азербайджанской Республики), становится очевидным, что основные права и свободы человека являются одним из средств юридической глобализации.

Подобный вывод в полной мере применим и в отношении юридических (и прежде всего судебных) гарантий прав человека, количество которых увеличивается как на государственном уровне,

например, существуют производства в конституционных судах, направленные исключительно на защиту прав и свобод человека (см. ч. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации, ст. 130 ч. V Конституции Азербайджанской Республики), так и на международном уровне, например, Европейский суд по правам человека, Межамериканский суд по правам человека. Более того, возможность обращения граждан в международные региональные судебные органы (см., например, ст. 34 Европейской конвенции о защите прав человека) привела к изменению субъектного состава участников международных отношений, который был расширен за счет физических и юридических лиц[45].

Такие тенденции в развитии современного права приводят к различным выводам, некоторые из которых имеют первостепенное значение для настоящего исследования.

Во-первых, юридическая глобализация, помимо гармонизации права (аспект, который будет рассмотрен подробнее ниже), приводит к «нормативной инфляции»[46] или, проще говоря, к увеличению количества юридических текстов на различных уровнях (международном, региональном, национальном).

Во-вторых, современные процессы глобализации и гармонизации права, а также повышение значимости прав и основных свобод человека, что подтверждается увеличением количества юридических текстов, институтов, направленных на их защиту (в частности, международных организаций, а также специализированных судебных органов), обусловили существенное усиление роли и легитимности судебных органов, которые как на национальном, так и на региональном уровнях призваны гарантировать соблюдение основных прав и свобод.

Такие тенденции приводят к необходимости налаживания диалога как между правопорядками, устанавливающими в качестве своих ценностей единые стандарты, так и между основными гарантами данных ценностей, т.е. между относящимся к ним судебными органами.

В числе наиболее ярких примеров такого развития можно привести следующие.

Так, например, Межамериканский суд по правам человека в деле Hilaire, Constantine and Benjamin et al. vs. Trinidad and Tobago от 21 июня 2002 г., в котором рассматривались вопросы, связанные со смертной казнью, квалифицировал Европейскую конвенцию по защите прав человека как часть «универсального общего права». Конституционный трибунал Испании в Решении № 64/2001 от 17 марта 2001 г. и в Решении № 2/2003 от 19 февраля 2003 г. сослался на пятую поправку к Конституции США об исключении двойного инкриминирования за одно и то же деяние, а также на Протокол № 7 к Европейской конвенции о защите прав человека (на тот момент данный текст не был еще ратифицирован Испанией и, как следствие, не имел обязательной силы в отношении данного судебного органа).

Приведенные примеры очевидным образом демонстрируют, как отдельные судебные органы в делах о защите прав и основных свобод применяют международные правовые акты, не только не имеющие обязательной юридической силы, но и в ряде случаев не являющиеся частью национального права.

Более того, судебная практика, например, Европейского суда по правам человека, учитывается теми судебными органами, которые не подпадают под его юрисдикцию, что также является следствием глобализации права в области защиты прав и основых свобод.

Например, Верховный суд США в решении Atkins vs. Virginia от 20 июня 2002 г. и в решении Lawrence et al. vs. Texas от 26 июня 2003 г., которые касались соответственно применения смертной казни к психически больным лицам за гомосексуальные отношения, сослался на решение

37

Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) Dudgeon vs.

,47

Royaume-Uni .

В качестве еще одного примера налаживания и углубления связей между судебными органами, между которыми отсутствуют юридические взаимоотношения или обязательства (подчинения (иерархии) или сотрудничества), можно назвать создание различных организаций, ассоциаций и форумов судебных органов различных государств.

Так, например, существует Ассоциация конституционных судов, использующих в своей деятельности французский язык (Association des Cours

48

Constitutionnelles ayant en Partage IfUsage du Frangais) , целью которой является осуществление юридического и технического сотрудничества между конституционными судами. Также действует Конференция конституционных судов (Conference des cours constitutionnelles)49, основной целью которой является создание и поддержание связей между конституционными судами.

Создание этих и других подобных ассоциаций и организаций также объясняется глобальными и региональными интеграционными процессами. Данные примеры еще раз свидетельствует о том, что современная глобализация и регионализация права, которая рассматривается в данном случае на примере основных прав и свобод человека, подтверждает, что она является одним из факторов, способствующих установлению взаимодействия между судебными органами в современном мире. Более того, данные процессы осуществляются под действием самого феномена глобализации, то есть даже в отсутствии конкретного принуждения и какой - либо юридической связи между судебными органами. [47] [48] [49]

«Регионализация права»[50] (не следует путать с «интеграцией», которая будет рассмотрена далее), которая на международном уровне наиболее ярко осуществляется именно на европейском пространстве, заключается в появлении новых, общих источников права (прежде всего международного), или же в их увеличении, а также в появлении новых международных региональных судов и юридических связей между ними (а также между ними и судами государств - членов европейских интеграционных организаций). В отличие от юридической глобализации, уровень отношений в рамках феномена регионализации между различными субъектами права на европейском пространстве является более интегрированным и многоуровневым, что свидетельствует о том, что отношения между ними имеют иное значение.

В отличие от глобальных, европейские процессы обладают большей сложностью и большей интеграцией[51]. Это выражается не столько множественностью действующих в регионе европейских организаций (Совет Европы, Европейский Союз, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе и т.д.), сколько появлением европейских судебных органов, наделенных конкурирующей компетенцией по рассмотрению индивидуальных жалоб физических и юридических лиц.

Каждый из них, в соответствии с положениями основополагающих (учредительных) актов создавшего его международного регионального объединения, обладает эксклюзивной или исключительной компетенцией по рассмотрению вопросов о соответствии актов органов регионального объединения, а также актов органов соответствующих европейских государств по отношению к учредительным актам своего регионального правопорядка и интерпретацией этих актов в последней инстанции (см., например, ст. 32 ЕКПЧ).

Тем не менее судебный контроль указанных судебных органов, а также национальных судов (например, конституционных судов), осуществляется в целях защиты основных прав и свобод, перечень которых, как уже отмечалось, сравнительно схож и практически не меняется от одного правопорядка к другому. Иначе говоря, фактически различные суды призваны применять общее право. Более того, право международных региональных судебных органов рассматривать индивидуальные жалобы лиц (см., например, ст. 34 ЕКПЧ), прямое действие международного права в законодательстве государств-членов, а также компетенция по рассмотрению вопросов о соответствии актов органов соответствующих государств-членов по отношению к международному праву приводят к необходимости сотрудничества между судами на европейском пространстве.

В ситуации, когда в рамках одного правового пространства сосуществует несколько правопорядков и судебных систем (государств, Совета Европы, Европейского Союза), которые интегрированы между собой и имеют конкурирующую и/или совпадающую компетенцию, расхождение их судебной практики ставит вопрос «правовой обеспеченности» или «юридической безопасности» на европейском пространстве. Даже гипотетическая возможность противоречия обязательств, налагаемых решениями различных европейских судебных органов на субъекты права в рамках одного и того же дела или схожей категории дел, может привести последних в состояние, которое можно назвать состоянием «юридической

с-5

фрустрации» .

В итоге наивысшая степень интеграции отношений между различными субъектами права на европейском пространстве требует установления взаимодействия между судебными органами всех уровней. Во-первых, это вызвано существованием юридических обязательств (связей) [52] [53]

между ними. Во-вторых, расхождения в судебных решениях по конкретному делу, а также расхождения в судебной практике данных судебных органов чреваты негативными последствиями как с объективной точки зрения, т.е. для организации взаимодействия различных правопорядков, так и с субъективной точки зрения, т.е. для защиты основных прав и свобод отдельно взятого лица. Таким образом, можно сделать вывод, что даже в отсутствии между ними эксплицитной юридической связи, устанавливающей отношения сотрудничества или подчинения (иерархии), их взаимодействие является необходимым.

1.2.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Глобализация, регионализация и взаимодействие судебных органов:

  1. Заключение
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  3. ВВЕДЕНИЕ.
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Глобализация, регионализация и взаимодействие судебных органов
  6. Выводы по первой главе
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -