<<
>>

Плагиат в периодической печати



Термин <плагиат> не упоминается ни в уголовном, ни в
гражданском законодательстве, но за действия, охватываемые этим понятием, предусмотрена и уголовная, и гражданская ответственность.
Выпуск под своим именем чужого научного, литературного, музыкального или художественного произведения или иное присвоение авторства на
такое произведение, а равно принуждение к соавторству
наказывается исправительными работами на срок до двух
лет или штрафом до 300 руб. (ч. 1 ст. 141 УК РСФСР).

Согласно ст. ст. 8 и 9 УК РСФСР преступление может
быть совершено умышленно или по неосторожности. Преступление признается совершенным умышленно, если
преступник на момент его совершения сознавал общественно опасный характер своего действия, предвидел и
допускал его последствия. Неосторожным является преступление, если совершившее его лицо хотя и предвидело
возможность общественно опасных последствий своих действии, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело, но могло и должно было предвисеть.

Плагиатор не может не сознавать, что он приписывает себе чужое произведение, совершая интеллектуальное
воровство, что такой поступок общественно опасен. Поэтому плагиат рассматривается как умышленное преступление.

Статья 141 УК РСФСР говорит о выпуске чужого произведения в свет под своим именем и <ином присвоении
авторства>. Поскольку согласно ст. 479 ГК РСФСР право

-67
на авторство осуществляется и путем выпуска произведения под псевдонимом или анонимно, то и при таком выпуске плагиат остается плагиатом. Под псевдонимом или
анонимно может быть выпущено произведение как плагиатора, так и действительного автора, а также и того, и
другого. При привлечении к уголовной ответственности
псевдоним или тем более аноним подлежит раскрытию.
Это правило относится к плагиатору. Псевдоним действительного автора раскрытию не подлежит. Он привлекается к участию в уголовном процессе в качестве потерпевшего, и раскрытие псевдонима или анонима без его согласия означало бы нарушение авторского права. Проблема требует решения из-за неполноты закона, не оговаривающего, что подлинное имя автора относится к тайне следствия и потому не подлежит разглашению. Нужна здесь
уголовно-процессуальная форма неразглашения.

Советское законодательство предусматривает выплату
авторского вознаграждения за использование произведения автора согласно ст. 479 ГК РСФСР. Использование
произведения имеет место и при плагиате, но вознаграждение в таком случае выплачивается плагиатору. Поэтому
материальные претензии действительного автора адресовываются не плагиатору, а редакции. Она вправе в порядке регресса потребовать от плагиатора возвращения неправомерно полученного им вознаграждения. Плагиатор
обязан сделать это на основании п. 3 ст. 474 ГК РСФСР,
которая предусматривает истребование неосновательно полученного вознаграждения в силу недобросовестности получателя.

Статьи 477 и 478 ГК РСФСР говорят о принадлежности гражданам авторского права на выпущенные в свет
произведения. Значит, в случае присвоения авторства другим лицом действительный создатель произведения вправе предъявить иск о признании его автором.
Решение об
удовлетворении такого иска не только подтверждает авторство, но и дает основание для этического осуждения ответчика, а также для решения вопроса о применении к нему дисциплинарных мер.

Думается, что было бы оправданным включить в Устав
правило об исключении из Союза журналистов за плагиат. Следует признать, что именно в журналистике имеют
место случаи плагиата без последующего реального наказания виновного. Причины тому-разбросанность произведений в периодике, затрудняющая возможность обнаружить плагиат, отсутствие прямого указания закона о

-68
санкциях, незначительный объем произведений журналистики, порождающий мысли типа <не стоит затевать конфликт>. Этим обстоятельством и порождается безнаказанность.

Так, например, В. Колесников, занимая должность заведующего редакцией, в течение значительного времени
посылал в областные и республиканские газеты и на радио чужие материалы за своей подписью. Когда это стало
известно, его поступок обсуждался на партийном собрании редакции, где ему был объявлен строгий выговор, а
затем <во время беседы в горкоме партии ему строго указано на недопустимость подобных поступков> (*1).

Значит, В. Колесников, совершив уголовно наказуемое
деяние и гражданско-правовой деликт, остался на прежней работе, а права обворованных им авторов остались невосстановленными.

Характерно такое сообщение газеты <Юность> (Ярославская область): <На страницах нашей газеты был напечатан очерк корреспондента <Рыбинской правды> В. Лукина <Загляни в себя поглубже>, оказавшийся почти дословно списанным с одного из старых номеров <Комсомолки>. Плагиатора мы уличили сами буквально через несколько дней и безоговорочно отказались от дальнейших
его <услуг>. Другой реакции быть не могло> (*2).

Как видим, в редакции ничего более <грозного> себе
даже не представляют.

К сожалению, опасность плагиата иногда недооценивается. Так, газета <Сокольская правда> (Вологодская область) напечатала статью местного журналиста Анфимова
<Отчизны верные сыны>, в которую была включена часть
очерка <Батарея лейтенанта Баева>, опубликованного ранее в <Волгоградской правде> и принадлежащего Попову. Автор написал об этом в <Журналист>, который переслал письмо редактору <Сокольской правды>, но от последнего был получен такой ответ: <Журналист Н. Попов
обижается, что была использована его корреспонденция
без ссылки на автора. Так разве это так уж важно? Мы
это знали, но и не думали придавать такого значения: главное- показать солдатскую доблесть... К сожалению, Н. По-

пов увидел что-то другое. Жаль. Его приоритет никто не оспаривает. Да ведь не в этом дело; важно помнить о героях,
искать их. И это-общая цель. А не цель показать только

(**1) Журналист, 1972, № 10, с. 6.
(**2) Журналист, 1970, № 9, с. 33.

-69
себя: я нашел, мой приоритет. Работая в районке, об этом
и думать некогда...> (*1). Такой правовой нигилизм не только
оправдывает плагиат, но и не стимулирует творческий поиск журналиста. Достойно, выходит, бесцеремонно пользоваться находками других.

От прямого плагиата, т. е. простого повторения текста
или его ч"асти, следует отличать маскировку плагиата.

<Журналист использовал факты из материала коллеги,
изложив их близко к тексту статьи, где-то видоизменяя
его, а где-то повторяя дословно-но очень ловко, исключая необходимость прямого цитирования (для этого
автор переставляет фразы в пределах предложения, опуская в них одни слова и дополняя другими...>(*2).

Но и при таком вроде бы <творческом вкладе> плагиат
остается таковым.

Плагиатом считается полное присвоение чужого произведения или частями, если они достаточно компактны,
самостоятельны в общем тексте. Возможна и маскировка
плагиата путем, например, изменения отдельных наименований. В каждом 113 указанных случаев плагиат устанавливается экспертизой. При предъявлении иска об авторстве истец согласно п. 15 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г. должен представить
таблицу совпадений, а суд с привлечением экспертов дает
этим совпадениям правовую оценку.

Плагиат-воспроизведение под своим именем содержания чужого произведения в целом или в части без указания его автора и источника заимствования. Но не всякое воспроизведение является плагиатом. Иногда авторам
приходится опираться на труды предшественников. Но
плагиат будет иметь место лишь только тогда, когда полностью или частично воспроизводится содержание произведения. И, конечно, без ссылки на первоисточник. Причем имеются в виду все журналистские жанры. Здесь
уместен пример, приведенный Б. Петровым. <Днем 25 января я включил телевизор. В выпуске новостей рассказывали о премьере спектакля <Шлягер, шлягер, только шлягер...> Центрального театра кукол.

И тут я услышал свои собственные высказывания об
этом спектакле, а точнее - избранные места из моей рецензии <Шлягер против шлягера>, опубликованной в первом номере журнала <Огонек> за этот год. Но почему-то

(**1) Журналист, 1974, № 1, с. 50.
(**2) Там же, 1988, №6, с. 12.

-70
выступал на экране не я как автор рецензии, а корреспондентка программы <Время> Нинель Шахова, известная многомиллионной телеаудитории своими театральными репортажами.

Я быстро раскрыл вышеупомянутый номер журнала
и далее, уже вместе с корреспонденткой, повторял такие
выдержки из рецензии: <Быть может, после спектакля ктото из зрителей станет строже относиться к своим вкусам:
полезно увидеть со стороны, как смешны и глупы мнимые
идеалы и идолы... Спектакль кончается грустно, оставляет
открытым вопрос, куда и как идти не только художнику,
но п эстраде в целом... Нет ли и нашей вины в том, что нами же горячо любимые артисты скатываются на шлягерную порожку...>

<Многие вспомнят первопроходца пародийного жанра
в кукольном театре-всемирно известный <Необыкновенный концерт>,-продолжали мы в один голос с Н. Шаховой, - но в том и отличие <Шлягера> от <Концерта>,
что он не только демонстрирует образчики пошлости и
халтуры, а раскрывает механику <шлягерного мышления>.

Признаюсь, что слушал тележурналистику не без удовольствия. Потому и позвонил в главную редакцию информации Центрального телевидения, решив выразить
свою авторскую признательность за доверие и за нечаянно предоставленную возможность выхода на столь широкую аудиторию.

Мне также подумалось, что и читатели <Огонька> могли бы порадоваться, услышь они по телевидению цитаты
113 любимого журнала. И тогда высказал я представителям ЦТ одно пожелание на будущее: мол, не хотелось бы
в дальнейшем скрываться под псевдонимом <Н. Шахова>.
Мне обещали внимательно отнестись к этому предложению и сообщить о решении по телефону. Увы, времени
минуло немало, однако телефон безмолвствует. Может быть,
то, что является нормой для сотрудников печати-ссылка
на автора прн цитировании его произведения,-пока не
прижилось на телевидении?> (*1).

При рассмотрении иска о признании авторства суд определяет, имеет лм место маскировка присвоения авторства, т. е. плагиата, путем <пришивания своих пуговиц к чужому пальто> или использование в собственном произведении чужих творческих находок. Если эти творческие на
(**1) Журналист, 1986. № 5, с. 36-37.

-71
ходки достаточно самостоятельны, чтобы быть исключенными из общего текста, суд по требованию заинтересованного лица может обязать ответчика не включать их в последующие издания. Если же они необратимо вкраплены
в общий текст, суд выносит решение о признании на них
1 авторства у истца.

Из вышеизложенного следует, что <субъектом плагиата> может быть только конкретный автор, т. е. гражданин. Но возникает вопрос: а если плагиат допущен в редакционной статье? Кого привлекать? В журналистской
практике иногда используются тексты печатных произведений, причем не всегда со ссылками. Высказывалось мнение, что о плагиате здесь речи идти не может, поскольку
плагиат-это выпуск под своим именем чужого произведения, т. е. присвоение авторства. В данном случае материал-редакционный (*1).

Правда, это воспроизводится мнение не самого журнала <Журналист>, а другого-<Библиотекарь>. Но своей
оценки нет. Выше писалось, что редакционный материал
создается тоже конкретными авторами. Выходит, и в этом
случае плагиаторы-они.

Там же оправдывается практика использования чужих
текстов без ссылок. Но на то и правила цитирования. Об
этом тоже выше писалось. Значит, и такое использование-плагиат. Хоть и отрывочный.

Но практике известны недоразумения, когда <плагиатором> оказывался человек, которого по ошибке редакции, без его ведома и согласия указывали как автора. Такой случай описал В. Сибирев, так и озаглавив свое письмо: <Как я попал в плагиаторы> (*2). Исправить такое недоразумение, разумеется, должна редакция, получив соответствующий сигнал.

Или возьмем другую ошибку редакции. Автор, ссылаясь на источник, указал необходимые сноски, но в ходе
редактирования их убрали. Плагиата здесь, естественно,
нет, а редакция вполне может исправить оплошность своего работника. И такой случай был (*3).

Но вот ситуация посложнее, требующая правового анализа. Она описана в статье <Ждать ли добра. ..> (*4). Суть
возникшего спора в том, что научный работник собрал

(**1) См. Журналист, 1984, № 3, с. 29.
(**2) См. там же, 1978, № 4, с. 39.
(**3) См. там же, 1979, № 2, с. 48.
(**4) См. там же, 1981, № 4, с. 52-54.

-72
обширный материал и передал его профессиональному
журналисту для написания статьи, а потом обвинил того
в недобросовестности.

Действительно, тонкое, деликатное это дело - отношения журналиста и владельца информации. Скажем, каковы обязанности обеих сторон? В каких случаях хозяин
фактов имеет право на соавторство? При каких обстоятельствах журналист может не упоминать источник информации, а когда он обязан сделать не только это, но
и получить визу на публикацию?

Отвечая на эти вопросы, следует исходить из одногоявляется ли обладание собранным материалом объектом
авторского права. Если является, то налицо либо соавторство (один дал материалы, другой - изложение), либо
плагиат, если автор изложения недобросовестно присвоил
эти материалы. Если же не является, то нет ни соавторства, ни плагиата. Думается, что нужно исходить из последнего. Материалы авторским правом не защищаются.
Формы ссылки на их обладателя нет. Конечно, этически
желательно указать, кто дал материалы, но не более того.

Необходимо привлечь внимание и к такому признаку
состава   преступления, предусмотренного ст. 141 УК
РСФСР, как принуждение к соавторству. Здесь неудачна
редакция закона. Поскольку соавторство-проявление
творчества (пусть и совместного), принудить к нему невозможно в силу специфики творчества. Видимо, законодатель имел в виду принудительное указание в качестве
соавтора, принуждение потерпевшего к оформлению своей
работы в таком виде. Это принуждение возможно при каком-либо проявлении зависимости или заинтересованности. Таких случаев, увы, немало. Но творческого вклада
со стороны принудившего, как правило, не бывает (могут
быть отдельные указания, замечания по тексту или предоставление исходного материала).

-73
<< | >>
Источник: В. Л. Чертков. АВТОРСКОЕ ПРАВО В ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ. Москва Юридическая литература 1989. 1989

Еще по теме Плагиат в периодической печати:

  1. 4. Преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы
  2. ПЕРВЫЕ ШАГИ НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ РАБОТЫ НАД КАНДИДАТСКОЙ ДИССЕРТАЦИЕЙ
  3. Комментарий к главе 50. "Авторское право"
  4. § 2. Личные неимущественные права автора.
  5. Раздел VIII АВТОРСКОЕ ПРАВО
  6. §1. Уголовно-правовая характеристика
  7. Право на авторство
  8. Плагиат в периодической печати
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОДГОТОВКЕ КУРСОВЫХ РАБОТ И НАУЧНЫХ ДОКЛАДОВ
  11. § 2. Личные неимущественные права автора.
  12. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -