<<
>>

Раздел 5.1 Специальные юридические конструкции

B отдельных случаях юридическая техника вынуждена использовать юридические конструкции, не являющиеся общепризнанными и регулярно применяемыми. B этих случаях в качестве специальных юридических конструкций выступают правовые презумпции, фикции и преюдиции.

Рассмотрим эти правовые явления подробнее.

Правовая презумпция традиционно определяется в науке как закрепленное в правовой норме предположение о наличии или отсутствии определенных юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом.[84] [85] [86]

B общей теории права на сегодняшний день сформировалось два подхода к понятию правовой презумпции.

Первый подход наиболее подробно разработан B.K. Бабаевым и считается в отечественной юриспруденции классическим. B литературе его

2 3

называют философским (статическим).

Сторонники данного подхода[87] рассматривают презумпцию как универсальную категорию, используемую в различных областях человеческого знания. B основе презумпции лежит предшествующий опыт.

Ho презумпция ...... это не достоверное, а вероятное предположение. Оно

основано на том, что в сходной ситуации обычно подобные отношения выглядят одним и тем же образом. Правовая презумпция рассматривается как разновидность общих презумпций и в первую очередь представляет собой логический прием (вывод из индуктивного обобщения). Критерием эффективности правовой презумпции выступает в данном случае ее достоверность, способность правильно отражать правовую реальность, служить эффективным средством познания.[88]

Второй подход - юридический (или динамический) рассматривает презумпцию как явление изначально правовое. Правовая презумпция выступает здесь, как юридическая обязанность компетентных органов признать презюмированный факт установленным.

Таким образом, сторонники данного подхода видят в презумпции не логический прием, а средство регулирования общественных отношений, инструмент решения правовых задач. Критерием ее эффективности является степень полезности в правовом регулировании.[89]

Рассматривая два данных подхода к понятию правовой презумпции, следует признать, что каждый из них не безупречен. Философский подход позволяет объяснить происхождение далеко не всех презумпций и, в

W Г* t> O

частности, одной из базовых презумпции действующего права - презумпции невиновности. Действительно, на практике предполагаемая невиновность обвиняемых не носит повторяющийся, постоянный характер, а, напротив, является исключительной.[90] B.K. Бабаев предлагает вообще не использовать в данном случае термин «презумпция», заменив его понятием «принцип невиновности обвиняемого». Последнее, однако, вряд ли можно признать целесообразным. Во-первых, ввиду общепризнанности, традиционности, устоявшегося характера термина «презумпция невиновности». Во-вторых, в связи с тем, что понятие «принцип невиновности обвиняемого» гораздо менее точно отражает смысл данного правового явления. Выражение «принцип невиновности обвиняемого» вполне логично может быть интерпретировано как утверждение о невиновности обвиняемого. B то же время суть рассматриваемого правового института состоит как раз в том, что обвиняемый не обязательно является, но считается, предполагается невиновным.[91]

Презумпция невиновности, таким образом, по природе своей, безусловно, является презумпцией, при этом, однако, она не укладывается в рамки философского подхода.

Юридический подход является более универсальным, так как использует в качестве критерия отнесения к числу правовых презумпций не степень вероятности> а необходимость юридического признания презюмируемого факта. [92] B этом, однако, кроется другая опасность: полностью игнорируя степень вероятности (соответствующего факта, события), данный подход почти полностью стирает и без того зыбкую грань между правовыми презумпциями и фикциями.[93]

Презумпция — это предположение о наличии или об отсутствии предметов, фактов, основанное на связи между ними, подтвержденное жизненной практикой.

Итак, выделим следующие признаки презумпции:

1. Индуктивный характер, т. e. презумпции являются абстрактными положениями, где на основе отдельных частных признаков ситуаций, положений путем умозаключения делается общий вывод, формулируется презумпция.

2. Отражение такой связи предметов, явлений, где очевидными являются лишь одни обстоятельства, существование же других приходится предполагать. Например, если судья является родственником подсудимого (очевидный факт), то он будет субъективно, а не объективно подходить к рассматриваемому делу (не обязательно, но вероятно).

3. Повторяемость явлений, обстоятельств, жизненных процессов, которая приобретает характер закономерности. Это связано с тем, что люди имеют единую сущность, их потребности и интересы приблизительно одинаковы. B нашем примере заинтересованное отношение к родственникам присуще всем людям, в том числе судье.

4. Предположительный, т. e. вероятностный, характер. B основе презумпций лежит неполная индукция, т. e. индукция через простое перечисление. Ho перечень предметов, явлений, на основе которых сделано обобщение, хотя и достаточно обширный, не является исчерпывающим. Вполне возможен и иной расклад событий, отклонения от обычного порядка вещей. Например, в нашем примере судья может находиться с подсудимым - родственником в неприязненных отношениях.[94]

Количество презумпций в законодательстве крайне велико, но роль и значение тех или иных презумпций в правовом регулировании общественных отношений весьма неоднозначны. Таким образом, различают следующие виды презумпций: материальные и процессуальные; общеправовые презумпции-принципы, межотраслевые и отраслевые презумпции-принципы, межотраслевые и отраслевые презумпции; опровержимые, неопровержимые и смешанные презумпции; прямые и косвенные презумпции; фактические и законные (легальные) презумпции; действительные и искусственные презумпции.

Попытка согласования основных подходов к понятию правовой презумпции предполагает необходимость разрешения спорных вопросов, возникающих в рамках каждого из них.

B частности, требует уточнения природа презумпции невиновности. Её социальный аспект, безусловно, характеризуется наличием вероятного предположения. Ho если содержание других презумпций (например, презумпции знания закона или презумпции истинности судебного решения) связано с достаточно большой степенью вероятности, с наличием статистической закономерности, то степень вероятности невиновности обвиняемого гораздо менее значительна - на практике большинство обвиняемых все- таки оказываются виновными. Принципиально важным моментом здесь, однако, является то, что вероятность невиновности все же существует. Накопленный человечеством юридический опыт показывает, что сколь малой не была бы эта вероятность, игнорировать ее нельзя. Особая социальная опасность ошибочного признания человека виновным заставляет не только сформулировать соответствующую правовую презумпцию, но и рассматривать ее в качестве принципа, имеющего общеправовое значение.[95]

Наиболее близки к правовым презумпциям по своей социальной природе презумпции фактические. Под фактической презумпцией понимается презумпция, не закрепленная в нормах права. [96] Ee достоверность подтверждается здравым смыслом и практическим опытом. Юридического значения такая презумпция не имеет и используется в качестве мотива либо для закрепления правовой нормы, либо для логического обоснования правоприменительного акта. B зависимости от способа формирования [97] фактические презумпции делятся на: а) сформулированные на основе здравого смысла и жизненного опыта (например, презумпция неправильного восприятия информации вследствие неблагоприятных погодных условий, используемая при оценке достоверности свидетельских показаний) и б) сформулированные на

U / yj

основе научных исследовании (презумпция высокой степени вероятности наличия у акцентуированной личности истероидно-демонстративного типа психологической установки на ложь и утаивание информации.[98]

По степени достоверности фактические презумпции классифицируют на обоснованные и необоснованные (мнимые).

Мнимый характер презумпция может приобретать в случаях, когда те или иные обобщения абсолютизируются либо рассматриваются в отрыве от других доказательств (например, если человек волнуется во время допроса, это далеко не всегда свидетельствует о том, что он что-то скрывает; присутствие на месте преступления еще не доказывает, что человек его совершил, и т. д.).[99]

Чтобы определить соотношение правовых и фактических презумпций, необходимо выделить их общие и отличительные признаки. Главной чертой, объединяющей рассматриваемые категории, является их социальная сторона, то есть обобщение предшествующего опыта развития общественных отношений, позволяющее с определенной долей вероятности предположить, какие факты, обстоятельства, события будут иметь место в данном конкретном случае. Логическим основанием всех презумпций является метод неполной индукции. Объединяет правовые и фактические презумпции и то, что они необходимы в процессе правового регулирования - в правотворчестве и правореализации. Они позволяют компенсировать недостаток фактической информации тогда, когда достоверные знания об определенном событии или явлении получить невозможно.

Достаточно велики при этом отличия, существующие между рассматриваемыми видами презумпций.

Во-первых, если структура правовой презумпции характеризуется наличием двух сторон: социальной и юридической, то у фактической презумпции юридическая сторона отсутствует. Фактическая презумпция не получает нормативного закрепления и существует лишь в сознании законодателя или правоприменителя, в научных исследованиях и других неофициальных источниках.

Во-вторых, фактическая презумпция характеризуется большей степенью вероятности, так как единственным критерием ее оценки является истинность, достоверность. Для правовой презумпции обоснованность, соответствие фактическим отношениям уходят на второй план по сравнению с юридической значимостью, эффективностью.

В-третьих, различие может быть проведено по способу опровержения.

Правовые презумпции опровергаются в установленном законом порядке, в соответствии с процессуальной формой. Процесс опровержения или подтверждения фактических презумпций происходит «автоматически» в результате обнаружения новых фактов, выяснения той или иной достоверной информации. Часто этот процесс не выходит за рамки сознания правоприменителя.

В-четвертых, значение презумпций в правовом регулировании различается следующим образом. Правовая презумпция имеет непосредственное значение, то есть регулирует общественные отношения: законодатель с ее помощью устанавливает общее правило регулирования, а правоприменитель определяет развитие конкретного правоотношения. Значение фактических презумпций - опосредованное. Законодатель не закрепляет их в правовых предписаниях, а лишь использует как основание для формулирования правила поведения (например, презумпция

Ґ~ U V» U

непонимания малолетним лицом общественной опасности своих деиствии служит основанием для нормативного закрепления возраста, с которого может наступать юридическая ответственность). Правоприменитель использует фактическую презумпцию лишь в качестве логического приема мышления при формировании своего убеждения, не придавая

юридического значения презюмируемым фактам (например, противоречия вербальной и невербальной информации, полученной в ходе допроса, позволяют усомниться в правдивости показаний, но не дают для этого юридических оснований).[100] [101]

Значение правовых презумпций заключается в следующем:

- они вносят определенность в разрешение юридического дела, что позволяет обойти юридические тупики;

- они позволяют экономить без ущерба для дела время, затрачиваемое на рассмотрение правоприменительного казуса, тем самым ускоряя юридический процесс;

- поскольку правовые презумпции используются и в управленческой деятельности, они убыстряют выполнение государством своих функций;

- с помощью презумпций законодатель демонстрирует

положительное отношение к человеку (например, презумпции добропорядочности, невиновности) и настраивает на это правоприменителей;

- в целом презумпции играют стабилизирующую роль в правовом регулировании.

Что касается границы между правовыми презумпциями и фикциями, которая, с точки зрения юридического подхода становится достаточно условной, думается, проблема эта также разрешима. Социальная природа двух рассматриваемых правовых явлений достаточно близка (об этом см. ниже). Поэтому разграничение презумпций и фикций целесообразно проводить не по социальному, а по юридическому признаку, то есть по степени опровержимости. Следует согласиться с теми авторами, которые

так называемые неопровержимые презумпции относят к числу правовых

0 __

фикций. Действительно, презумпция, в отличие от фикции, представляет собой не только логическое, но и юридическое предположение. Правоприменитель обязан признать презюмируемый факт установленным только в том случае (и до тех пор), пока не будет доказано обратное.

Правовые фикции — прием правотворческой техники, который встречается еще реже, чем правовые презумпции. Его даже можно признать исключительным. Применение фикций связано с тем, что на практике встречаются настолько сложные жизненные ситуации, что крайне трудно установить их абсолютную достоверность. Здесь законодатель использует фикцию как прием правотворческой техники (своего рода ухищрение), для того чтобы добиться бесспорных решений. Примеры фикций:

- усыновление;

- признание гражданина безвестно отсу тствующим, если он не дает о себе знать в течение года;

- признание гражданина умершим при отсутствии о нем сведений в течение пяти лет;

- снятие судимости.

Правовая фикция — это несуществующее положение, но в силу определенных обстоятельств признаваемое законодателем как реальное, существующее и ставшее в силу этого обязательным.

Фикция представляет собой еще более искусственный и произвольный прием юридической техники, чем презумпция. Фикция — это способ формулирования права, при котором юридическая ситуация создается при незнании или явном и добровольном противоречии с конкретной естественной реальностью. Она определяет юридическую норму, которая станет обязательной для всех и будет защищать вымышленный факт от любого опротестования. Таким образом, фикция является юридическим образованием, противоречащим реальности, но сознательно используемым для достижения ряда юридических последствий или желаемых судебных решений.

Можно сказать, что применение фикций ведет к закреплению вымысла в праве и является ложью во благо. Законодатель вводит фикции в нормативные акты не от хорошей жизни. Другие способы урегулирования правовой ситуации, которая имеет большую степень неизвестности, являются настолько дорогостоящими (по времени или материальным затратам), что становятся неэффективными. Фикции — это «спасательный круг», который законодатель бросает правоприменителю, ответственному за разрешение конкретных правовых ситуаций.[102]

Смысл фикции всегда выражается словами «как бы», «как если бы», «допустим». Ho в отличие от презумпций этот вымысел неопровержим. Фикция всегда императивна.[103]

Правовые фикции выявляют противоречия или степень несоответствия между общественными отношениями как содержанием и правом, как формой их опосредования; обеспечивают рациональное регулирование фактов, ситуаций, общественных отношений в случаях, когда они остаются за пределами стихийного регулирования; вносят в регулирование общественных отношений известную устойчивость, четкость и стабильность, качественную определенность в правовые институты; устраняют неопределенность в правовых отношениях; ограничивают возможность произвольных необоснованных решений; способствуют охране прав граждан; делают систему права более простой и экономичной.[104]

Большинство фикций так или иначе связано с частным правом. Причина проста: вымысел, если и даст сбой, затронет лишь небольшой круг лиц и не приведет к дестабилизации правовой системы в целом.

Большое количество фикций содержится в наследственном праве.

Можно напомнить о принципе декларативного действия разделения наследственного имущества, согласно которому каждый наследник получает свою долю наследства непосредственно от покойного, даже после того как имущество несколько лет находилось в нераздельном владении. Есть и фикция, связанная с представлением к наследованию только еще зачатого ребенка, который в соответствии с этой нормой считается родившимся каждый раз, когда такое решение совпадает с его интересами.

Есть фикции общего порядка, но их очень мало. Наиболее

t o> V*

знаменитая из всех фикции стала поговоркой — «незнание закона не освобождает от ответственности». B условиях характерного для нашего времени появления огромного числа законов и регламентов эта формулировка становится фикцией даже для самих юристов.

0. А. Курсова предлагает еще несколько классификаций фикций:

1. По источнику — фикции, содержащиеся:

а) в конституции;

б) в законах;

в) в подзаконных актах;

2. По способу выражения — фикции, сформулированные в виде:

а) суждений (отрицательных или утвердительных);

б) неопровержимых предположений;

3. По характеру правовых ситуаций:

а) фиктивные факты;

б) фиктивные состояния.[105] [106]

Значение фикций велико. Они были крайне полезны во всех архаичных юридических системах. B настоящее время их количество сократилось, да и применение фикций сильно ограничено. Это связано с тем, что постоянно совершенствуется искусство доказывания, находят применение все более технологичные методы установления юридических фактов. He следует рьяно критиковать юридические фикции. Их существование оправдывается исключительно правовыми целями, главная из KOTOpbDi — стремление к порядку и эффективности.

Наряду с правовыми презумпциями и фикциями необходимо рассмотреть такую специальную юридическую конструкцию как преюдиция. Преюдиция как правовое понятие возникла в римском праве. «Латинский язык - это язык римского права. Te нормы и принципы, которые выработали и сформулировали iuris prudentes (мудрецы права,

юристы) почти два тысячелетия назад стали основой современного

2

мышления». Римское право, вместе со своими правовыми понятиями, категориями и нормами, легло в основу формирования права иных государств. Латинский язык стал средством, а также источником образования новых понятий в европейских странах и в России.

Термин «преюдиция» произошел от латинского praejudicium — предрешение вопроса, заранее принятое решение, обстоятельство, позволяющее судить о последствиях. Praejudicium включает в себя два элемента:

1. Praecedo, в переводе на русский язык - идти вперед, предшествовать.

2. Praeiudico — судить вперед предварительно, в которых приставка ргае имеет грамматические значения: «пред» и «впереди», a judicium эквивалентно правовому решению, имеющему юридическую силу закона. B результате синтеза указанных слов получаем: «предрешение вопроса, заранее принятое решение, обстоятельство, позволяющее судить о последствиях».[107] [108]

B английском языке преюдиция пишется как prejudice. B сравнении с латинским аналогом различие заключается в том, что вместо, ргае используется буквосочетание pre, а вместо judicium — judice. B юридической интерпретации преюдиция содержит следующие смысловые части: pre, в переводе на русский язык означает «до» или «пред»; judice — judgment, что означает «законное, беспристрастное судейское решение»; more atjudicial — «обязательное судебное решение».

B отличие от российского доказательственного процесса в американском и английском процессах преюдиция — это эффект предыдущего судебного решения, который установлен законодателем и прецедентом. B России действие преюдиции следует рассматривать значительно шире, ибо последняя связана не только с решениями суда, но и с решениями иных правоприменительных органов: административных, следственных и др.

Например, право на пользование и распоряжение конкретным нежилым помещением, находящимся на балансе другой организации, может быть подтверждено документами об участии в расходѣ по строительству и ремонту спорного помещения. Нотариальное удостоверение данных документов влечет реализацию преюдиции таких фактов в случае обращения в суд.2

B американском доказательственном праве, напротив, преюдиция рассматривается только как способ использования судебных решений — res judicata (решенное дело) and collateral estoppel (совместное лишение права возражения) also - nonmutual collateral estoppel («невзаимная» преюдиция).

B России преюдиция реализуется как прием юридической техники в правоприменительной деятельности в виде правила доказывания и по субъектам не замыкается только на решениях суда. Само понятие и такой подход к действию преюдиции в праве часто стали использоваться в XX веке, хотя о его появлении мы можем говорить уже в XIX веке.

Таким образом, преюдиция характеризуется как юридическое правило, определяющее содержание, предмет и направленность доказывания по юридическому делу. Ee практическое значение - в нормативном закреплении в отраслях права и регулировании общественных отношений. Преюдиция имеет место лишь в рамках деятельности уполномоченных органов по применению правовых норм. Она позволяет устанавливать связь между правовыми отраслями в вопросах применения правовых норм, по поводу юридических фактов в рамках конкретного юридического спора.

Поскольку преюдиция - это правило доказывания, реализуемое в процессе рассмотрения юридических дел и принятия по ним решений, закономерно возникает необходимость в рассмотрении необходимости определения и законодательного закрепления данного понятия.[109] При этом необходимо учитывать требования к правовым дефинициям с целью дальнейшего формирования определения данного понятия, отражающего существенные, качественные его признаки. Применительно к законодательному акту исследуемая дефиниция должна адекватно раскрывать содержание понятия преюдиции, называть его основные признаки, включать характеристики в сжатой и обобщающей форме.[110] Преюдиция, как юридическое понятие, должна предельно точно выражать суть конкретных фрагментов правовых отношений, на которых распространяется ее действие.

Определение понятия преюдиции в отечественном законодательстве отсутствует. Лишь в УПК РФ содержится исследуемый термин в качестве названия статьи 90.[111] При этом определения понятия преюдиции в нем не дается. Ученые-юристы в своих трудах рассматривают ее по-разному.

Одни исследуют преюдицию как самостоятельное правовое понятие, давая ему свои определения, а также сравнивая его со смежными понятиями. Другие исследуют преюдицию в качестве свойства отдельных правовых явлений, не касаясь ее сущности как таковой. Например, Е.Б. Тарбагаева использует «преюдициальность» применительно к юридической силе судебных решений. В.П. Воложанин использует «преюдициальность» применительно к фактическим данным, не требующих повторного доказывания. P. Искандеров использует «преюдициальность» как свойство, рассматривая юридическое значение приговора. O.E. Плетнева говорит о «преюдициальности судебного решения», связывая это свойство с фактами, правоотношениями и выводами суда как недопустимыми для оспаривания или повторного доказывания и т. д.

Обобщая существующие в научной литературе подходы к пониманию преюдиции в праве, следует сделать вывод о том, что термин «преюдиция» имеет различные смысловые значения. Преюдиция определяется как:

а) правоприменительный акт;

б) факт, установленный судом;

в) результат последовательного применения презумпции истинности приговора в виде обязательности решений одного суда для другого;

г) интеллектуально-волевая деятельность по доказыванию;

д) свойство отдельных правовых явлений;

е) прием юридической техники (правило доказывания).

Преюдиции в праве обладают следующими существенными

признаками:

Первое, Преюдиция в праве - это прием юридической техники, представляющий собой правило доказывания. Содержанием этого правила является следующее: единожды доказанный факт в последующих процессах доказыванию не подлежит. Иными словами, преюдиция — это правило об освобождении от доказывания ранее установленного факта.

Второе. B основе реализации преюдиции лежит достоверность доказанных фактов в другом юридическом деле. Логическая природа преюдиции строится на истинности и соответствии правовым требованиям законодателя фактов, установленных правоприменителем, имеет достоверный характер. Для доказывания достоверность фактов это наиболее важное и основополагающее условие.

Третье. Преюдиция в праве обязательна для всех правоприменительных органов. Деятельность органов применения права строится на основе действующего законодательства с соблюдением всех нормативно-правовых требований и гарантий, которые предписывает им закон.

Четвертое. Преюдиция в праве связана с правоприменительным решением, вступившим в законную силу. Объективная сторона преюдиции определена правоприменительной деятельностью, пронизанной процессуальными нормами, соблюдение которых ведет к правовым послед-

t< і—г ^-1 >j

ствиям в виде принятых решении. Применение права представляет собой деятельность, осуществляемую в специальных законом установленных формах.

Пятое. Преюдиция в праве распространяется лишь на те юридические факты, которые входили в основу принятия правоприменительного решения.

<< | >>
Источник: Кузьмин В.П.. Юридическая техника : учеб, пособие / В. П. Кузьмин, С. Ю. Симорот, E. В. Хадыкина. - Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та,2016. - 129 с.. 2016

Еще по теме Раздел 5.1 Специальные юридические конструкции:

  1. XXI. Юридическая природа акционерных компаний
  2. §1. Понятие гражданской правоспособности юридического лица
  3. §1. Правовые основания ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом
  4. §5. Соучастие в преступлениях с ненадлежащим специальным субъектом
  5. 12.3. Нормотворчество. Юридическая техника
  6. V. О специальных юридических Знаниях
  7. Юридическая техника изложения воли законодателя
  8. Юридическая техника документального выражения содержания нормативного акта
  9. 2. Основные подразделения структуры советского права. Виды структур
  10. 2. Правила документального оформления юридической деятельности
  11. Раздел 1.2 Элементы юридической техники
  12. Раздел 2.2 Юридические конструкции
  13. Раздел 5.1 Специальные юридические конструкции
  14. § 1. Юридическая техника
  15. § 2. Классификация форм и субъектов применения специальных познаний в сфере уголовного судопроизводства
  16. § 1. Институт юридического лица в российском гражданском праве и в некоторых зарубежных правопорядках
  17. 2.3. Совершенствование деятельности вневедомственной охраны полиции по инспектированию подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами
  18. Публичное юридическое лицо в современной системе юридических лиц
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -