<<
>>

Особенности назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении

Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении отражено в ст. 65 УК РФ. В ее ч. 1 определены пределы назначения наказания, а в ч. 4 сказано об учете обстоятельств дела.

Особенности назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении на основании ч. 1 ст. 65 УК РФ заключаются в следующем: а) «срок или размер наказания... не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление»; б) «если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются, а наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Значит, при признании лица заслуживающим снисхождения в конкретном случае подлежит применению одно из названных в ч. 1 ст. 65 УК РФ правил450. Даже порядок их изложения в законе (сначала распространяющееся на большее число статей Особенной части уголовного законодательства, а не относящееся к действительно наиболее строгим наказаниям) свидетельствует об этом.

Видимо, аналогично рассуждал суд, назначив при вердикте присяжных заседателей о снисхождении ко всем вмененным Кулацкому преступлениям по ст. 102 УК РСФСР — 15 лет лишения свободы, а по ст. 17, 102 УК РСФСР — 12 лет. Однако Президиум Верховного Суда РФ посчитал, что при таких условиях наказание по указанным статьям не может быть более 10 лет лишения свободы451. Позже Пленум Верховного Суда РФ подтвердил последнюю позицию, разъяснив в п. 19 постановления от 11 июня 1999 г. № 40, что «лицу, совершившему преступление, за которое возможно назначение смертной казни или пожизненного лишения свободы, но по вердикту' присяжных заседателей заслуживающему снисхождения, судья, не применяя такие виды наказания, назначает лишение свободы в пределах, не превышающих двух третей максимального срока лишения свободы, указанного в соответствующей статье Особенной части УК РФ»452.

Данное толкование закона вызвало в литературе разную оценку.

В одних случаях обращалось внимание на то, что по сравнению с законом в соответствии с разъяснением Пленумом Верховного Суда РФ положение виновного улучшается. Вместо альтернативного решения вопроса о его наказании он избегает не только высшей меры и пожизненного лишения свободы, ему еще «срок лишения свободы значительно сокращается»453. Правда, у медали есть оборотная сторона. Поскольку в постановлении сказано, что «судья... назначает лишение свободы», должно быть в принципе исключено назначение более мягкого вида наказания, если оно имеется в санкции данной статьи Особенной части уголовного законодательства или на основании ст. 64 УК РФ, т. е. положение виновного все-таки и ухудшается.

В других случаях исходили из того, что «по логике вещей ограничения пределов наказания, предусмотренные ч. 1 ст. 65... касаются того наказания, которое по закону может быть назначено, т. е. лишения свободы»454. В то же время наиболее строгим видом наказания лишение свободы на определенный срок является, как известно, лишь в отсутствие смертной казни или пожизненного лишения свободы.

По существу, Пленум Верховного Суда РФ своим постановлением подменил закон. Особенно это стало понятно в связи с уточнением позиции законодателя, внесшего изменения в ч. 1 ст. 65 УК РФ. В ней теперь дополнительно отражено, что при вердикте присяжных заседателей о снисхождении не просто не применяются смертная казнь или пожизненное лишение свободы, «а наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».

Критикуемое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ было бы более точным при указании в ч. 1 ст. 65 УК РФ на наиболее строгое исчислимое наказание. Вместе с тем все равно допускалось бы назначение более мягкого вида наказания, чем наиболее строгий.

В ч. 1 ст. 65 УК РФ наказания, не относящиеся к наиболее строгим, не упоминаются. Значит, вердикт присяжных заседателей о снисхождении на них распространяться не должен.

Отсюда нельзя не согласиться с позицией Пленума Верховного Суда РФ, отраженной в том же п. 19 цитированного постановления, о том, что, «если за преступление предусмотрены альтернативные наказания..., судья в силу части первой статьи 65 УК РФ вправе назначить менее строгий вид наказания в пределах сроков и размеров, указанных в соответствующей статьей Особенной части УК РФ...». Однако, как правильно сказано в п. 20 данного постановления, при этом нет никаких препятствий «при наличии исключительных обстоятельств (статья 64 УК РФ) назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ за совершенное преступление»156.

Правда, в последнем случае речь идет лишь о ситуации, когда в статье Особенной части Уголовного кодекса не указано на смертную казнь или пожизненное лишение свободы, а законом ограничивается лишь верхний предел наиболее строгого наказания. Когда же закон предписывает при вердикте присяжных заседателей о снисхождении не применять упомянутые наказания, он одновременно регламентирует, что «наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Поскольку в их рамках находятся и смертная казнь, и пожизненное лишение свободы, приведенное положение необходимо понимать ограничительно — в пределах остальных видов наказаний, содержащихся в санкции. Видимо, законодатель считает в данных условиях неприменение смертной казни и пожизненного лишения свободы достаточным смягчением наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении.

156 „

Судебная практика... С. 237.

1:' Зак. »743

В то же время, безусловное следование требованию ч. 1 ст. 65 УК РФ о том, что назначенное наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, имеет те же недостатки, что и выявленные анализом назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств. Ситуация усугубляется еще тем, что в соответствующем случае возникает возможность исключения индивидуализации наказания.

Так, если присяжные заседатели признают виновным, но заслуживающим снисхождения лицо, действия которого квалифицируются, например, по ч. 1 ст. 209 УК РФ, то ему при прочих равных условиях должно быть назначено лишь равное нижнему пределу санкции наказание — десять лет лишения свободы (15:3x2 = 10).

Ничего подобного никогда не произойдет при другой методике подсчета. При ее применении две трети определяются от всего наказания и получаются путем прибавления к нижнему пределу соответствующего наказания значения поделенной на три и умноженной на два разницы между верхним и нижним пределами. Однако такая методика усиливает наказание виновному по сравнению с действующей. Для нейтрализации этого желательно в ч. 1 ст. 65 УК РФ указать в качестве верхнего предела назначения наказания половину соответствующего наиболее строгого вида наказания.

Особенностей назначения дополнительных наказаний ст. 65 УК РФ не определено. Следовательно, они должны назначаться на общих основаниях. В то же время Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 постановления от 11 июня 1999 г. № 40 указал, что «если отдельные виды наказаний могут назначаться в качестве дополнительных с указанием срока или размера (например, штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью), то при вердикте присяжных заседателей о снисхождении размер или срок дополнительного наказания не может превышать двух третей их максимального размера, если в санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ предусмотрено обязательное его применение, а при вердикте об особом снисхождении судья вправе не применять такое дополнительное наказание» • Данное разъяснение в литературе вызвало не только поддержку455, но и сомнение, ибо по смыслу ст. 65 УК РФ в ней идет речь только об основном наказании, правда, соединенное с надеждой, что правильность такой позиции «может быть проверена лишь судебной практикой»456.

Если с сомнением нельзя не согласиться ввиду того, что наиболее строгим в санкциях статей Особенной части уголовного законодательства, по которым может быть вынесен соответствующий вердикт, является именно основное наказание457, и при этом ни на какое другое он не распространяется, то результат проверки разъяснения Пленума Верховного Суда РФ судебной практикой очевиден.

По- другому назначать наказание ее субъекты просто не могут.

При вердикте присяжных заседателей о снисхождении в соответствии с ч. 4 ст. 65 УК РФ не учитываются отягчающие обстоятельства. Значит, ими законодатель требует пренебрегать, даже если они имеются. Ни для одного другого случая определения наказания ничего подобного не предусмотрено. В то же время логичным было бы избрать точно такой же подход к учету данных, повышающих степень общественной опасности преступления и отрицательно характеризующих личность виновного, ведь именно в их числе учитываются отягчающие обстоятельства на основании ч. 3 ст. 60 УК РФ.

В ч. 3 ст. 65 УК РФ решается, как назначать наказание по совокупности преступлений и приговоров. Хотя при этом просто указывается на необходимость применения правил, предусмотренных ст. 69 и 70 УК РФ, практика верно исходит из того, что «присяжные заседатели вправе признать, что лицо, виновное в совершении нескольких преступлений, заслуживает снисхождения как за каждое преступление, так и за одно из них. В таких случаях судья, назначая наказание за каждое из преступлений, учитывает решение суда присяжных и при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений может назначить окончательное наказание в пределах максимального срока... указанного в части третьей статьи 69 УК РФ»458.

В связи с отмеченным в теории возникает недоуменный вопрос, «какой смысл в смягчении наказания по вердикту присяжных заседателей за одно или даже за оба и более преступлений, если окончательное наказание в виде лишения свободы может быть назначено в пределах 25 лет»459? Ответ на него прост — в соответствии с ч. 1 ст. 65 УК РФ снисхождение распространяется лишь на наказания за отдельные преступления, но не на окончательное наказание, определяемое по их совокупности. Особенностям назначения такого наказания специально посвящены ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ. Недоразумения возникают, видимо, из-за того, что законодатель напрасно упомянул о совокупности преступлений в ст.

65 УК РФ.

В литературе высказывались разные предложения об усовершенствовании уголовного закона, регулирующего назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении. Одно из них предполагает включение в ст. 65 УК РФ правил о том, что «в случае совершения осужденным нового преступления до полного отбытия наказания по предыдущему приговору наказание назначается за новое преступление с учетом решения коллегии присяжных заседателей о снисхождении... и окончательно определяется наказание по правилам ст. 70 УК РФ»460. Данное изменение в уголовный закон вносить вряд ли следует. Первое правило недвусмысленно изложено в ч. 1 ст. 65 УК РФ в словах, что в ею предусмотренных пределах наказание назначается «лицу, признанному виновным в совершении преступления». Второе правило всего лишь отсылает к специальной статье Уголовного кодекса. Говоря иначе, и то и другое ничего нового в уголовно-правовое регулирование назначения наказания не вносит.

Более глобальное предложение об изменении регламентации ст. 65 УК РФ сводится, в частности, к следующему:

«1. При назначении наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, председательствующий судья руководствуется общими началами назначения наказания в пределах, установленных санкцией и вердиктом...

4. При назначении наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения... упитываются смягчающие и отягчающие обстоятельства, установленные судом в соответствии с требованиями настоящего Кодекса...»461 Вместе с тем уже из требования руководствоваться общими началами ясно, что следует учитывать смягчающие и отягчающие обстоятельства. Однако и само указание о назначении наказания в соответствии с общими началами в статье об особенностях определения его при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, очевидно, излишне. Такое повторение положений ст. 60 УК РФ влечет подозрение на двойной учет одних и тех же обстоятельств при назначении наказания, чреватое неоправданным снижением или увеличением наказания.

Еще одно направление совершенствования уголовного закона связано с предложением применять правила ч. 1 ст. 65 УК РФ лишь к лицу, впервые совершившему преступление462. При этом не учитывается, что присяжные заседатели не решают «вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении... своего вердикта», и их обвинительный вердикт в данном случае «обязателен для председательствующего по уголовному делу» (ч. 5 ст. 339, ч. 2 ст. 348 УПК РФ). В таких условиях возникнет неразрешимое противоречие, если присяжные заседатели вынесут вердикт о снисхождении, а председательствующий установит, что виновный совершил преступление не в первый раз.

В заключение рассмотрения особенностей назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении следует напомнить об отмеченных ранее недостатках уголовно-процессуальной формы этого. Последняя неоправданно изменяет материальное содержание ст. 65 УК РФ. 9.

<< | >>
Источник: Благов Е. В.. Применение уголовного права (теория и практика). — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс» —505 с.. 2004

Еще по теме Особенности назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении:

  1. § 2. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  2. 2.2. Пределы судейского усмотрения при постановлении оправдательного приговора судом присяжных
  3. 21. ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ РАБОТ. МЕРЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ К ЛИЦАМ, ОТБЫВАЮЩИМ НАКАЗАНИЕ В ВИДЕ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ РАБОТ
  4. § 8.4. Выступление адвоката в суде
  5. § 6. Исполнение наказания в виде ограничения свободы
  6. 5. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
  7. 2.1. Назначение уголовного наказания в виде ареста
  8. А. Ф. Кони ПРИСЯЖНЫЕ ЗАСЕДАТЕЛИ 24
  9. Общие начала назначения наказания
  10. Применение общих начал назначения наказания
  11. Специальные начала назначения наказания
  12. Применение специальных начал назначения наказания (общие вопросы)
  13. Особенности назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
  14. Особенности назначения наказания за неоконченное преступление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -