<<
>>

§1. Объективные признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью

Объект преступления. Состав преступления представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, закрепленных в уголовном законе, которые в сумме определяют общественно опасное деяние как преступление[70].

Признаки состава преступления закрепляются в нормах общей и особенной части уголовного права. Их можно условно разделить на четыре подсистемы: признаки объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны преступления[71][72].

Уголовно-правовая характеристика традиционно начинается с анализа объекта преступного посягательства. Объект преступления указывает, на что посягает преступление, то есть, на что оно направлено, что оно нарушает и чему

77 причиняет или может причинить вред .

Господствующей в уголовно-правовой литературе является точка зрения о том, что объектом преступления являются общественные отношения[73]. Вместе с тем в науке уголовного права встречаются и другие предположения. Например, ряд ученых относят к объекту преступления совокупность общественных отношений и правовую норму[74]. Другие предлагают включить в понятие объекта

преступления, помимо общественных отношений, еще и производительные силы общества[75]. Третьи высказывают точку зрения, согласно которой объект - предмет преступления[76]. Кроме того, некоторые считают, что объектом преступления являются люди, «которые в одних случаях выступают в качестве отдельных физических лиц, в других - как некоторого рода множество лиц, имеющих или не имеющих статус юридического лица, в третьих - как социум (общество)»[77].

Необходимо отметить, что в последнее время все чаще встречается точка зрения о том, что объектом преступления являются блага (интересы), а не общественные отношения, обеспечивающие блага (интересы)[78]. Так, А.В. Наумов считает, что в большинстве случев трактовка объекта преступления как определенных общественных отношений является вполне справедливой, например, признание объектом преступления отношений собственности в случае совершения кражи, грабежа и других хищениях имуществ.

Однако, по его мне­нию, иногда «теория объекта преступления как общественного отношения «не срабатывает». Особенно это относится к преступлениям против личности»[79]. Н.С. Таганцев под преступлением понимал такое деяние, которое посягает на охраняемый нормою интерес жизни, признаваемый в данной стране и в данное время «столь существенным, что государство ввиду недостаточности других мер угрожает посягавшему на него наказанием»[80]. Вместе с тем указание на блага (интересы) соответствует формальному определению преступления, которому

присуще включение такого признака, как противоправность, и отсутствие другого признака, каковым является общественная опасность. В УК РФ и УК РБ дано материально-формальное определение преступления, в котором сочетаются оба названных признака в их совокупности. Следовательно, объект преступления необходимо определить именно как общественные отношения, обеспечивающие блага (интересы), на которые посягает преступление и которые охраняются уголовным законом[81].

В советский период за основу была принята предложенная В.Д. Меньшагиным трехступенчатая классификация объектов преступления «по вертикали», согласно которой различают: 1) общий; 2) родовой (специальный, групповой) и 3) непосредственный (видовой) объект[82].

В соответствии с системой УК РФ и УК РБ необходимо выделить четыре основных вида объекта преступления: 1) общий, 2) типовой, 3) родовой и 4) непо­средственный[83].

Общий объект - все общественные отношения, охраняемые уголовным законом, черты которого сформулированы Л.Д. Гаухманом[84].

Типовой (подобщий, надродовой) объект - это группа однотипных общественных отношений, на которые посягают преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями, включенными в один и тот же раздел Особенной части УК[85]. Так, типовым объектом преступлений против здоровья являются общественные отношения, обеспечивающие отдельные блага человека.

Родовой (специальный, групповой) объект - это группа однородных общественных отношения, на которые посягают преступления, предусмотренные статьями, включенными в одну и ту же главу Особенной части УК[86].

Родовой объект преступлений против здоровья составляют общественные отношения,

обеспечивающие жизнь и здоровье, что отражено в названии главы 16 УК РФ и главы 19 УК РБ «Преступления против жизни и здоровья». Им охватываются две группы однородных общественных отношений: обеспечивающих жизнь и обеспе­чивающих здоровье.

Непосредственный (видовой) объект - это вид общественных отношений, на которые посягают одно или несколько преступлений[87]. В исследуемом преступлении непосредственным объектом выступают общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека. Необходимо также отметить, что при посяга­тельстве на два объекта один из них всегда является обязательным, а второй мо­жет быть обязательным, альтернативным или дополнительным (факультатив­ным)[88][89]. Так, преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ (ч. 3 ст. 147 УК РБ), посягает на два обязательных объекта: общественные отношения, обеспечи­вающие здоровье человека, и общественные отношения, обеспечивающие жизнь человека. При отсутствии посягательства на любой из них отсутствует состав данного преступления.

Факультативными признаками объекта преступления являются предмет преступления и потерпевший от преступления.

Л.Д. Гаухман дает следующее определение предмета преступления - «это материальный субстрат, предмет материального мира, одушевленный или неоду­шевленный, в связи с которым или по поводу которого совершается преступле­ние, на который непосредственно воздействует преступник, совершая преступле­ние. Когда таким предметом является человек, то он именуется потерпевшим, по-

94 нимаемым в уголовно-правовом смысле» .

Потерпевшим в уголовном праве понимается лицо, которому причинен фи­зический, имущественный, материальный или моральный вред. Там, где нет вре­да, там нет и не может быть потерпевшего[90].

Определить понятие «вред здоровью потерпевшего» невозможно без поня­тия самого здоровья, поскольку вред здоровью можно определить только исходя из понятия «здоровье».

Полагаем, здоровье человека следует рассматривать в двух значениях. Во- первых, как одно из ценных благ, естественное право на которое имеет каждый человек с момента своего рождения. В данном понимании здоровье характеризу­ет объект преступления. Так, в тексте Устава Всемирной организации здравоохранения здоровье определяется как состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов[91]. В Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» под здоровьем понимается состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма[92][93]. Такое определение здоровья обозначает неотъемлемое благо и есте­ственное право абстрактно взятого человека и не связано с фактическим состоя­нием организма конкретного потерпевшего на момент совершения противоправ­ного посягательства.

Во-вторых, здоровье можно рассматривать как фактическое состояние ор­ганизма определенного человека на момент совершения противоправного посяга­тельства. Такое значение здоровья является не абстрактным, а конкретным, зависящим от определенного состояния тканей и органов, их физиологических функций, психического состояния человека на момент времени, непосредственно

98 предшествующий посягательству . То есть данное определение здоровья характеризует потерпевшего от преступления, позволяет правильно определить степень тяжести причиненного вреда.

Необходимо отметить, что уголовный закон охраняет здоровье человека независимо от его биологических свойств (например, ограниченность подвижности суставов) и индивидуальных особенностей. Поэтому потерпевшим от преступлений против здоровья может быть любой человек: как здоровый, так и страдающий различными недугами. При этом УК РФ и УК РБ в равной степени охраняют право на здоровье человека любого пола, расы, национальности, вероисповедания, происхождения, имущественного и должностного положения, что вытекает из п.

2 ст. 19 Конституции Российской Федерации и ст. 22 Конституции Республики Беларусь. Кроме того, социальное благополучие, как часть здоровья человека, не является объектом уголовно-правовой охраны.

Таким образом, в уголовно-правовом контексте здоровье человека можно описать как психосоматическое состояние лица до момента, предшествующего преступному посягательству, независимо от его биологического состояния и индивидуальных свойств.

Причинить вред здоровью можно только живому человеку. Следовательно, здоровье подлежит уголовно-правовой охране от начала жизни человека до ее завершения. При этом вопрос о начальном моменте жизни человека в науке является дискуссионным. В законодательстве мы не найдем ответ на этот вопрос.

Мнения ученых по данному вопросу связаны с процессом родов и разделяются в зависимости от его физиологических моментов:

99

- самое начало родов ;

- появление из утробы части плода[94][95];

- выход из утробы всего тела плода[96];

- начало самостоятельного (отдельно от тела матери) существования плода, то есть момент пересечения связывающей два организма пуповины[97];

- начало самостоятельного дыхания ребенка[98].

Полагаем, что с медицинской точки зрения, началом жизни является момент зачатия, первый вдох - началом самостоятельной жизни человека, а моментом начала уголовно-правовой охраны жизни является начало родов, когда появляется наружу часть младенца. Этого мнения придерживаются также Э.Ф. Побегайло[99], С.И. Думан[100], Н.И Загородников[101], и др.

По поводу окончания жизни и в медицине, и в теории уголовного права придерживаются единому мнению, согласно которому моментом смерти человека является момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека)[102].

Объективная сторона умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Объективная сторона умышленного причинения тяжкого вреда здоровью включает в себя следующие обязательные элементы:

1) общественно опасное деяние;

2) преступное последствие в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека;

3) причинную связь между общественно опасным деянием и указанным преступным последствием.

Общественно опасное деяние. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может быть осуществлено как путем действия, так и бездействия.

«Действие представляет собой некое телодвижение, направленное на достижение определенной цели, либо систему отдельных телодвижений, объединенных единой целью причинения вреда охраняемым законом интересам, благам и общественным отношениям, образующих систему общественно опасного поведения, систему преступной деятельности»[103].

Выборочное изучение материалов уголовных дел показало, что примерно в 65 % случаев причинения тяжкого вреда здоровью используются различного рода орудия и средства (камни, палки, биты, ножи и т.п.) и в 35 % случав - за счет собственных органов виновного (голова, руки, ноги и т.д.).

Причинение тяжкого вреда здоровью также возможно психическим воздействием на потерпевшего. «Психическое воздействие - есть воздействие на организм другого человека посредством оказания влияния на его психику. Осуществление такого воздействия возможно с помощью психических факторов внешней среды и составляет содержание психического насилия»[104]. Например, намеренное сообщение определенному лицу заведомо ложных сведений о смерти близкого человека, которое причиняет травму, повлекшую заболевание потерпевшего.

Бездействие при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью возможно лишь в случаях, когда лицо воздерживается от совершения определенных действий, которые оно должно и могло совершить в отношении другого человека. Например, неотключение какого-либо механизма в определен­ное время лицом, которое должно было это сделать, в результате чего причиняется тяжкий вред здоровью потерпевшему.

Общественно-опасные последствия умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. По своим объективным признакам анализируемое преступление относится к материальным составам, т.к. предполагает не только наличие общественно опасного действия (бездействия), но и наступление определенных последствий, которыми является причиненный здоровью потерпевшего вред.

В диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 1 ст. 147 УК РБ указан исчерпывающий перечень последствий преступного деяния виновного.

В уголовно-правовой литературе при определении степени тяжести вреда здоровью указывается на то, что необходимо руководствоваться анатомо­патологическим и экономическим признаками[105]. На наш взгляд, целесообразно также выделить эстетический признак: неизгладимое обезображивание лица (по УК РФ), неизгладимое обезображение лица или шеи (по УК РБ). Мы исходим из того, что в данном случае оценивается не степень нарушения физического здоровья человека, а степень изменения естественного вида лица (шеи) потерпевшего в отрицательную сторону.

Анатомо-патологический критерий характеризует причинение вреда здоровью с точки зрения опасности его для жизни, определяет характер самого телесного повреждения, развитие опасных для жизни патологических состояний и заболеваний.

Согласно уголовному законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь к анатомо-патологическому признаку относится:

- опасность вреда здоровью для жизни человека;

- потеря зрения, речи, слуха;

- потеря какого-либо органа или утрата органом его функций;

- прерывание беременности;

- психическое расстройство по УК РФ, психическое расстройство (заболевание) по УК РБ;

- заболевание наркоманией либо токсикоманией по УК РФ.

Опасность вреда здоровью для жизни человека. Опасность для жизни - это признак, который характеризует не возможный результат причиненного вреда, а сам вред, его объективно опасный для жизни характер в момент причинения.

В юридической и судебно-медицинской литературе в течение длительного периода времени опасность для жизни понимали неоднозначно. Так, некоторые

авторы считали, что степень тяжести и опасности вреда здоровью определять следует на основании его исхода, поскольку неопасного для здоровья вреда вообще не существует[106], а общее состояние здоровья необходимо оценивать по последствиям перенесенной или неперенесенной болезни[107].

В.А. Клевно отметил, что «принцип оценки тяжести вреда здоровью по исходу травмы является неконституционным и противоречит необходимости учитывать только последствия травмы и не учитывать влияние медицинской помощи»[108]. Мы поддерживаем точку зрения С.В. Расторопова о том, что опасность для жизни потерпевшего устанавливается исключительно на момент причинения тяжкого вреда здоровью, независимо от его дальнейших последствий. При этом предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не принимается во внимание при оценке опасности для жизни такого вреда[109].

Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека[110] (далее - Медицинские критерии) выделяют две группы вре­да здоровью, опасного для жизни человека:

1) вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредствен­ную угрозу для жизни;

2) вред здоровью, опасный для жизни человека, вызвавший угрожающее для жизни состояние.

К первой группе относятся повреждения, которые создают угрозу для жизни человека в момент причинения и могут привести к его смерти:

- рана головы (волосистой части, века и окологлазничной области, носа, уха, щеки и височно-нижнечелюстной области, других областей головы),

проникающая в полость черепа, в том числе без повреждения головного мозга;

- перелом свода (лобной, теменной костей) и (или) основания черепа: черепной ямки (передней, средней или задней) или затылочной кости, или верхней стенки глазницы, или решетчатой кости, или клиновидной кости, или височной кости, за исключением изолированной трещины наружной костной пластинки свода черепа и переломов лицевых костей: носа, нижней стенки глазницы, слезной косточки, скуловой кости, верхней челюсти, альвеолярного отростка, небной кости, нижней челюсти;

- внутричерепная травма: размозжение вещества головного мозга; диффузное аксональное повреждение головного мозга; ушиб головного мозга тяжелой степени; травматическое внутримозговое или внутрижелудочковое кровоизлияние; ушиб головного мозга средней степени или травматическое эпидуральное, или субдуральное, или субарахноидальное кровоизлияние при наличии общемозговых, очаговых и стволовых симптомов;

- рана шеи, проникающая в просвет глотки или гортани, или шейного отдела трахеи, или шейного отдела пищевода; ранение щитовидной железы;

- перелом хрящей гортани: щитовидного или перстневидного, или черпаловидного, или надгортанного, или рожковидного, или трахеальных хрящей;

- перелом шейного отдела позвоночника: перелом тела или двусторонний перелом дуги шейного позвонка, или перелом зуба II шейного позвонка, или односторонний перелом дуги I или II шейных позвонков, или множественные переломы шейных позвонков, в том числе без нарушения функции спинного мозга;

- вывих одного или нескольких шейных позвонков; травматический разрыв межпозвоночного диска на уровне шейного отдела позвоночника со сдавлением спинного мозга;

- ушиб шейного отдела спинного мозга с нарушением его функции;

- рана грудной клетки, проникающая в плевральную полость или в полость перикарда, или в клетчатку средостения, в том числе без повреждения внутренних органов;

- закрытое повреждение (размозжение, отрыв, разрыв) органов грудной полости: сердца или легкого, или бронхов, или грудного отдела трахеи; травматический гемоперикард или пневмоторакс, или гемоторакс, или гемопневмоторакс; диафрагмы или лимфатического грудного протока, или вилочковой железы;

- множественные двусторонние переломы ребер с нарушением анатомической целости каркаса грудной клетки или множественные односторонние переломы ребер по двум и более анатомическим линиям с образованием подвижного участка грудной стенки по типу «реберного клапана»;

- перелом грудного отдела позвоночника: перелом тела или дуги одного грудного позвонка с нарушением функции спинного мозга, либо нескольких грудных позвонков;

- вывих грудного позвонка; травматический разрыв межпозвоночного диска в грудном отделе со сдавлением спинного мозга;

- ушиб грудного отдела спинного мозга с нарушением его функции;

- рана живота, проникающая в брюшную полость, в том числе без повреждения внутренних органов;

- закрытое повреждение (размозжение, отрыв, разрыв): органов брюшной полости - селезенки или печени, или (и) желчного пузыря, или поджелудочной железы, или желудка, или тонкой кишки, или ободочной кишки, или прямой кишки, или большого сальника, или брыжейки толстой и (или) тонкой кишки; органов забрюшинного пространства - почки, надпочечника, мочеточника;

- рана нижней части спины и (или) таза, проникающая в забрюшинное пространство, с повреждением органов забрюшинного пространства: почки или надпочечника, или мочеточника, или поджелудочной железы, или нисходящей и горизонтальной части двенадцатиперстной кишки, или восходящей и нисходящей ободочной кишки;

- перелом пояснично-крестцового отдела позвоночника: тела или дуги одного либо нескольких поясничных и (или) крестцовых позвонков с синдромом «конского хвоста»;

- вывих поясничного позвонка; травматический разрыв межпозвоночного диска в поясничном, пояснично-крестцовом отделе с синдромом «конского хво­ста»;

- ушиб поясничного отдела спинного мозга с синдромом «конского хвоста»;

- повреждение (размозжение, отрыв, разрыв) тазовых органов: открытое и (или) закрытое повреждение мочевого пузыря или перепончатой части мочеиспускательного канала, или яичника, или маточной (фаллопиевой) трубы, или матки, или других тазовых органов (предстательной железы, семенных пузырьков, семявыносящего протока);

- рана стенки влагалища или прямой кишки, или промежности, проникающая в полость и (или) клетчатку малого таза;

- двусторонние переломы переднего тазового полукольца с нарушением непрерывности: переломы обеих лобковых и обеих седалищных костей типа «бабочки»; переломы костей таза с нарушением непрерывности тазового кольца в заднем отделе: вертикальные переломы крестца, подвздошной кости, изолированные разрывы крестцово-подвздошного сочленения; переломы костей таза с нарушением непрерывности тазового кольца в переднем и заднем отделах: односторонние и двусторонние вертикальные переломы переднего и заднего отделов таза на одной стороне (перелом Мальгеня); диагональные переломы - вертикальные переломы в переднем и заднем отделах таза на противоположных сторонах (перелом Воллюмье); различные сочетания переломов костей и разрывов сочленений таза в переднем и заднем отделах;

- рана, проникающая в позвоночный канал шейного или грудного, или поясничного, или крестцового отдела позвоночника, в том числе без повреждения спинного мозга и «конского хвоста»;

- открытое или закрытое повреждение спинного мозга: полный или неполный перерыв спинного мозга; размозжение спинного мозга;

- повреждение (разрыв, отрыв, рассечение, травматическая аневризма) крупных кровеносных сосудов: аорты или сонной артерии (общей, наружной,

внутренней), или подключичной, или подмышечной, или плечевой, или подвздошной (общей, наружной, внутренней), или бедренной, или подколенной артерий и (или) сопровождающих их магистральных вен;

- тупая травма рефлексогенных зон: области гортани, области каротидных синусов, области солнечного сплетения, области наружных половых органов при наличии клинических и морфологических данных;

- термические или химические, или электрические, или лучевые ожоги III - IV степени, превышающие 10% поверхности тела; ожоги III степени, превышающие 15% поверхности тела; ожоги II степени, превышающие 20% поверхности тела; ожоги меньшей площади, сопровождавшиеся развитием ожоговой болезни; ожоги дыхательных путей с явлениями отека и сужением голосовой щели;

- отморожения III - IV степени с площадью поражения, превышающей 10% поверхности тела; отморожения III степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела; отморожения II степени с площадью поражения, превышающей 20% поверхности тела;

- лучевые поражения, проявляющиеся острой лучевой болезнью тяжелой и крайне тяжелой степени.

Ко второй группе относятся повреждения, заболевания и патологические состояния, которые непосредственно не создают угрозу для жизни человека в мо­мент причинения, однако спустя некоторое время сопровождаются возникновени­ем угрожающего жизни состояния:

- шок тяжелой (III - IV) степени;

- кома II - III степени различной этиологии;

- острая, обильная или массивная кровопотери;

- острая сердечная и (или) сосудистая недостаточность тяжелой степени, или тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения;

- острая почечная или острая печеночная, или острая надпочечниковая недостаточность тяжелой степени, или острый панкреонекроз;

- острая дыхательная недостаточность тяжелой степени;

- гнойно-септическое состояние: сепсис или перитонит, или гнойный плеврит, или флегмона;

- расстройство регионального и (или) органного кровообращения, приводящее к инфаркту внутреннего органа или гангрене конечности; эмболия (газовая, жировая, тканевая, или тромбоэмболии) сосудов головного мозга или легких;

- острое отравление химическими и биологическими веществами медицинского и немедицинского применения, в том числе наркотиками или психотропными средствами, или снотворными средствами, или препаратами, действующими преимущественно на сердечно-сосудистую систему, или алкоголем и его суррогатами, или техническими жидкостями, или токсическими металлами, или токсическими газами, или пищевое отравление, вызвавшее угрожающее жизни состояние, приведенное в пунктах 6.2.1 - 6.2.8 Медицинских критериев;

- различные виды механической асфиксии; последствия общего воздействия высокой или низкой температуры (тепловой удар, солнечный удар, общее перегревание, переохлаждение организма); последствия воздействия высокого или низкого атмосферного давления (баротравма, кессонная болезнь); последствия воздействия технического или атмосферного электричества (электротравма); последствия других форм неблагоприятного воздействия (обезвоживание, истощение, перенапряжение организма), вызвавшие угрожающее жизни состояние, приведенное в пунктах 6.2.1 - 6.2.8 Медицинских критериев.

В данном случае наблюдается анатомический подход, т.е. признак сам по себе характеризует повреждение, что достаточно для отнесения последнего к тяжкому вреду здоровью, независимо от того, будут или нет наблюдаться опасные для жизни клинические симптомы, разовьются ли тяжелые осложнения или наступит быстрое выздоровление.

Согласно Правилам Республики Беларусь 1999 г. опасными для жизни являются повреждения, которые сами по себе угрожают жизни человека или при

обычном их течении без оказания медицинской помощи заканчиваются смертью. К таким повреждениям указанные Правила относят:

- проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения мозга;

- открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластинки свода черепа;

- ушиб головного мозга тяжелой степени как со сдавлением, так и без сдавления головного мозга; ушиб головного мозга средней тяжести при наличии симптомов поражения стволового отдела;

- объективно установленное эпидуральное, субдуральное кровоизлияние или кровоизлияние в вещество головного мозга; объективно установленное субарахноидальное кровоизлияние при наличии угрожающих жизни явлений;

- проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга;

- перелом-вывих и перелом тела или обеих дуг одного или нескольких шейных позвонков, а также односторонний перелом дуги 1 -го и 2-го шейных позвонков, в том числе и без нарушения функции спинного мозга;

- вывихи (подвывихи) шейных позвонков (одного или нескольких);

- закрытые повреждения спинного мозга в шейном отделе;

- перелом или перелом-вывих одного или нескольких грудных или поясничных позвонков с нарушением функции спинного мозга или с наличием клинически установленного шока тяжелой степени;

- закрытые повреждения грудных, поясничных и крестцовых сегментов спинного мозга, сопровождавшиеся тяжелым спинальным шоком или нарушением функции тазовых органов;

- проникающие ранения глотки, гортани, трахеи, пищевода;

- закрытые переломы хрящей гортани и трахеи, сопровождавшиеся шоком тяжелой степени либо расстройствами дыхания или иными угрожающими жизни явлениями;

- ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе и без повреждения внутренних органов;

- ранения живота, проникающие в полость брюшины, в том числе и без повреждения внутренних органов; открытые повреждения органов забрюшинного пространства (почек, надпочечников, поджелудочной железы и др.); проникающие ранения мочевого пузыря, верхнего и среднего отделов прямой кишки;

- закрытые повреждения (разрывы, размозжения и отрывы) органов грудной или брюшной полости, полости таза, а также органов забрюшинного пространства; повреждения органов грудной или брюшной полостей, полости таза или забрюшинного пространства (кровоизлияние под капсулу, плевру или в паренхиму этих органов, в связочный аппарат или при надрывах его) при развитии опасного для жизни состояния;

- открытые переломы длинных трубчатых костей - плечевой, бедренной, большеберцовой, а также полные закрытые переломы этих костей;

- переломы костей таза, сопровождавшиеся шоком тяжелой степени или массивной кровопотерей, либо разрывом перепончатой части уретры;

- повреждение, повлекшее за собой шок тяжелой степени или массивную кровопотерю, вызвавшую коллапс; клинически выраженную жировую или газовую эмболию; травматический токсикоз с явлениями острой почечной недостаточности;

- повреждение крупного кровеносного сосуда (с проникновением в его просвет); аорты, сонной (общей, внутренней, наружной), подключичной, подмышечной, плечевой, подвздошной, бедренной, подколенной артерии или сопровождающих их вен;

- термические ожоги или отморожения III-IV степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела; ожоги или отморожения III степени более 20% поверхности тела; ожоги или отморожения II степени свыше 30% поверхности тела, а также ожоги или отморожения меньшей площади,

сопровождавшиеся шоком тяжелой степени; ожоги дыхательных путей с явлениями отека и сужением голосовой щели;

- ожоги химическими соединениями (концентрированными кислотами, едкими щелочами, различными прижигающими веществами), вызвавшие, помимо местного, общетоксическое действие, угрожающее жизни;

- сдавление органов шеи и другие виды механической асфиксии, сопровождающиеся выраженным комплексом угрожающих жизни явлений (расстройство мозгового кровообращения, потеря сознания, амнезия и др.), если это установлено объективными данными.

В данном случае используется функциональный подход, при котором показателем тяжкого вреда здоровью служит клинический (функциональный) признак в виде свидетельствующих об угрозе жизни симптомов и осложнений. Однако обязательным условием, допускающим квалификацию по этому признаку, является то обстоятельство, что угрожающие жизни симптомы и осложнения должны иметь не случайное происхождение, а закономерно вытекать из морфологической сущности травмы (т.е. из того же анатомического признака, характеризующего данное телесное повреждение).

Анализ Правил Республики Беларусь 1999 г. показал, что в них, в отличие от Медицинских критериев, повреждения, болезни, состояния по своим описательным признакам не всегда отвечают требованиям, предъявляемым Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (далее - МКБ-10)[111]. Поэтому признаки опасных для жизни повреждений, указанные в Правилах Республики Беларусь 1999 г., нуждаются в существенных изменениях:

- уточнение терминологии (например, все повреждения в виде «ранений» целесообразно заменить понятием «рана», что является общепризнанным согласно МКБ-10);

- дополнение отдельных видов повреждений (например, в отличие от Правил 1999 г., МКБ-10 содержит расширенный перечень переломов хрящей гортани, включая переломы щитовидного, перстневидного и др. хрящей);

- расположение видов повреждений согласно систематике травм МКБ-10 (например, Правила Республики Беларусь 1999 г. не фиксируют переломы и вывихи каждого сегмента позвоночника отдельными подпунктами) и т.д.

Потеря зрения, речи, слуха. Под потерей зрения понимается полная стойкая (необратимая) слепота на оба глаза или необратимое снижение зрения обоих глаз до остроты 0,04 и ниже, до светоощущения (не более «счета пальцев у лица»)[112].

В отличие от Правил 1996 г., относивших потерю зрения на один глаз к тяжкому вреду здоровью по признаку утраты органом его функций, в Медицинских критериях, также как и в Правилах Республики Беларусь 1999 г., указанный признак оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности. Так, согласно Медицинским критериям, при исходной остроте зрения 1,0-0,8 размер стойкой утраты трудоспособности при потере такого глаза составит более одной трети, т. е. тяжкий вред здоровью; при исходной остроте зрения 0,7 и менее размер стойкой утраты трудоспособности составит менее одной трети, т. е. вред здоровью средней тяжести.

Также к тяжкому вреду здоровью относится случай, если в результате травмы слепой на один глаз человек утратил способность видеть другим глазом. Приведем пример.

К., находясь около ограды своего дома, на почве внезапно возникшей ссоры с М., нанес последнему один удар кулаком в область правого глаза, причинив, согласно заключения эксперта, телесные повреждения в виде: ушиба мягких тканей и гематомы в области орбиты правого глаза и правой височной области, контузии тяжелой степени правого глаза с разрывом его роговицы по ходу послеоперационного рубца с размозжением и выпадением поврежденных внутренних оболочек с исходом в слепоту правого глаза и субатрофию глазного

яблока (сморщивание). Данные повреждения причинили М. тяжкий вред здоровью по признаку стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Указанная травма привела к потере зрения правого глаза, единственного глаза, обладавшего зрением на момент травмы. Острота зрения правого глаза составляла 0,1, с коррекцией - 0,6[113].

Частичная утрата зрения на один глаз или оба глаза, постоянное значительное ослабление зрения могут быть отнесены к причинению тяжкого вреда здоровью, если это привело к утрате общей трудоспособности более чем на одну треть.

Потеря слуха - полная стойкая глухота на оба уха или такое необратимое состояние, когда человек не слышит разговорную речь на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины.

Например, В., имея умысел на причинение вреда здоровью, реализуя задуманное, в ходе внезапно возникшей неприязни, нанес Б. удар ногой в область лица, отчего последний упал на асфальт, тем самым умышленно причинил потерпевшему телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся двухсторонней ликвореей и осложнившейся развитием посттравматической нейросенсорной тугоухости (глухоте) с обеих сторон, и являются тяжким вредом здоровью по признакам опасности для жизни и потери слуха, т. е. полной стойкой глухоте на оба уха[114].

Потеря слуха на одно ухо влечет за собой стойкую утрату общей трудоспособности менее одной трети и по этому признаку относится к вреду здоровью средней тяжести (менее тяжкому телесному повреждению).

Так, осознавая общественную опасность и фактический характер своих противоправных действий, С. побежал навстречу А., и, поравнявшись с ним, применив физическое насилие, нанес потерпевшему один резкий встречный удар кулаком правой руки в верхнюю часть груди. От полученного удара А. упал на спину и ударился головой о твердое асфальтовое покрытие платформы. В

результате умышленных преступных действий С. потерпевшему А. была причинена черепно-мозговая травма, которая привела к развитию в посттравматическом периоде острой правосторонней сенсоневральной тугоухости. Потеря слуха на одно ухо оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности в соответствии с «Таблицей процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин». В соответствии с п. 31В указанной таблицы полная глухота - шепотная и разговорная речь - оценивается как 25% стойкой утраты общей трудоспособности. Согласно п. 6.11 Медицинских критериев, к тяжкому вреду здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности относится стойкая утрата общей трудоспособности не менее, чем на одну треть, т.е. свыше 30%[115]. И хотя потеря слуха на одно ухо относится к вреду здоровью средней тяжести, в данном случае С. был привлечен по ст. 111 УК РФ, так как повреждения в своей совокупности причинили тяжкий вред здоровью А. по признаку опасности для жизни.

Потеря речи - необратимая потеря способности выражать мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих. Следует отметить, что Правила Республики Беларусь 1999 г., в отличие от Медицинских критериев, относят потерю речи не к самостоятельному признаку определения тяжести вреда здоровью, а к признаку потери какого-либо органа либо утрате органом его функций, что противоречит ч. 1 с. 147 УК РБ.

В ходе проведенного исследования нам не встретилось ни одного случая определения тяжести вреда здоровью по признаку потери речи, что свидетельствует об ограниченном его использовании в практике судебно­медицинской экспертизы.

Среди проблемных вопросов можно выделить определение степени тяжести вреда здоровью в случае временного лишения человека функции речи. Подобное

последствие может наступить вследствие различных стрессовых ситуаций, психических расстройств, заболеваний мозга и т.д. В данном случае представляется целесообразным решать вопрос аналогично с ситуацией временного прекращения функционирования органа, то есть считать временное лишение человека функции речи причинением средней тяжести (менее тяжкого) или легкого вреда здоровью (телесного повреждения) в зависимости от продолжительности такого состояния.

Остановимся еще на одном, на наш взгляд, важном моменте. В ч. 1 ст. 111 УК РФ закреплена следующая формулировка: «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью ... повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха ...». Можно сделать вывод, что потерпевшему вначале должен быть причинен тяжкий вред здоровью, а уже затем последовать потеря зрения, речи, слуха и т.д.

Необходимо отметить, что в ч. 1 ст. 147 УК РБ понятие тяжкого телесного повреждения формулируется как «умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, то есть повреждения ... повлекшего за собой потерю зрения, речи слуха ...». Данная формулировка представляется более удачной и совпадает с медицинским критерием тяжкого телесного повреждения.

Исходя из изложенного, а также учитывая сделанный нами выше вывод о целесообразности замены в УК РБ термина «тяжкое телесное повреждение» на «тяжкий вред здоровью», предлагаем ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 1 ст. 147 УК РБ изложить в следующей редакции: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, то есть совершение деяния, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха ..».

Потеря какого-либо органа или утрата органом его функций. Правила Республики Беларусь 1999 г. и Медицинские критерии не дают определения понятия органа. С точки зрения анатомии, орган - часть организма, представляющая собой эволюционно сложившийся комплекс тканей, объединенный общей функцией, структурной организацией и развитием[116].

Функция органа в энциклопедическом словаре определяется как его

122

деятельность .

Согласно Медицинским критериям к потере какого-либо органа или утрате органом его функций относится:

- потеря руки или ноги, т.е. отделение их от туловища или стойкая утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их функции); потеря кисти или стопы приравнивается к потере руки или ноги;

- потеря производительной способности, выражающаяся у мужчин в способности к совокуплению или оплодотворению, у женщин - в способности к совокуплению или зачатию, или вынашиванию, или деторождению;

- потеря одного яичка.

Правила Республики Беларусь 1999 г. под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций понимают:

- потерю языка (речи), т.е. потерю способности выражать свои мысли членораздельно звуками, понятными для окружающих;

- потерю руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность). Под анатомической потерей руки или ноги следует понимать как отделение от туловища всей руки или ноги, так и ампутацию на уровне не ниже локтевого или коленного суставов; все остальные случаи должны рассматриваться как потеря части конечности и оцениваться по признаку стойкой утраты трудоспособности;

- травму мошонки, повлекшую оперативное вмешательство с удалением яичка;

- потерю производительной способности, заключающуюся в потере способности к совокуплению либо в потере способности к оплодотворению, зачатию и деторождению.

Использование признака потери какого-либо органа или утраты органом его функций не предусматривает потерю какого-либо внутреннего органа брюшной, плевральной и других полостей, а также органов забрюшинного пространства и [117]

полости таза. Потеря какого-либо из внутренних органов (включая парные) перечисленных полостей всегда связана с опасностью для жизни и по этому критерию расценивается как тяжкий вред здоровью[118].

Например, Г., находясь на участке местности напротив жилого многоквартирного дома, подошел к ранее незнакомому А., по мотиву личной неприязни, в ходе внезапно возникшего умысла на причинение тяжкого вреда опасного для жизни человека, попытался нанести А. удар ножом в область живота, но А. перехватил лезвие ножа с целью избежания попадания его в область живота, отчего порезал пальцы левой руки и, почувствовав резкую боль, А. отпустил лезвие ножа, после чего, Г. нанес А. один удар ножом в область живота, в результате чего, согласно заключения судебной медицинской экспертизы, причинил А. следующие телесные повреждения: рану передней стенки живота в проекции 10-го ребра по среднеключичной линии, раневой канал, которой проникал в брюшную полость со сквозным повреждением по его ходу желудка, большого и малого сальников, левой доли печени, а также селезенки, что потребовало ее удаления. Указанными повреждениями А. причинен тяжкий вред по квалифицирующему признаку опасности для жизни человека с созданием непосредственной угрозы для жизни[119].

Прерывание беременности. Медицинские критерии под прерыванием беременности понимают прекращение течения беременности независимо от срока, вызванное причиненным вредом здоровью, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусловившее необходимость медицинского вмешательства.

Если внешние причины обусловили необходимость прерывания беременности путем медицинского вмешательства (выскабливание матки, кесарево сечение и прочее), то эти повреждения и наступившие последствия приравниваются к прерыванию беременности и оцениваются как тяжкий вред здоровью.

В Правилах Республики Беларусь 1999 г. закреплено, что прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким телесным повреждением, если оно не связано с индивидуальными особенностями организма, а стоит в прямой причинной связи с повреждением. Судебно-медицинская экспертиза проводится в этих случаях совместно с акушером-гинекологом.

Таким образом, для того чтобы прерывание беременности можно было квалифицировать по ч. 1 ст. 111 УК РФ (ч. 1 ст. 147 УК РБ), необходимо наличие причинной связи между действиями виновного и прерыванием беременности.

Называя прерывание беременности признаком преступления, предусмот­ренного ч. 1 ст. 111 УК РФ (ч. 1 ст. 147 УК РБ), законодатель исходил из того, что оно представляет опасность для жизни женщины, поскольку оно нередко вызывает сильное кровотечение и возникает вероятность инфицирования и насту­пления других осложнений, непосредственно угрожающих жизни потерпевшей. От тяжких последствий прерывания беременности может наступить и смерть потерпевшей. Поэтому при прерывании беременности не имеет значения, каков был ее срок. Как справедливо отметил Б.Н. Титов, «относя данный признак к тяжкому вреду здоровью, законодатель исходил из опасности этого деяния, из важности охраны интересов матери, учитывал, что прерывание беременности лишает женщину возможности быть матерью, причиняет ей моральный и физический вред, а иногда влечет утрату способности к деторождению»[120].

В юридической литературе спорным является вопрос о заведомости для виновного состояния беременности. Так, Е.В. Безручко полагает, что если у потерпевшей срок беременности был небольшим и об этом не было известно виновному, либо из-за физиологических особенностей (полноты женщины) беременность не могла быть очевидной, прерывание беременности не может быть вменено ему в вину[121]. По мнению М.И. Галюковой, данная точка зрения является ошибочной. «Если исходить из заведомой осведомленности виновного о бере­менности женщины, то в случае отсутствия таковой лицо не будет подлежать уго­

ловной ответственности за причинение вреда здоровью потерпевшей. Е.В. Безручко высказывает мнение, что «при таких обстоятельствах лицо должно отвечать за конкретно причиненный вред здоровью потерпевшей». Тем не менее, в данном случае «конкретный» вред здоровью выразился именно в прерывании беременности»[122].

В п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. 3 ч. 2 ст. 139 УК РБ предусматривается ответственность за убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Здесь законодатель говорит о заведомой осведомленно­сти убийцы о беременности женщины, которую он намеревается лишить жизни, то есть о заранее и бесспорном знании им состояния беременности, в котором находится женщина.

В ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 1 ст. 147 УК РБ о заведомости для виновного состояния беременности ничего не сказано, а лишь упоминается о прерывании беременности как об одном из признаков умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения). Из этого также следует, что прервать такое состояние можно лишь тогда, когда оно осознается на основе тех же данных, что и в случае посягательства на жизнь женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Заслуживает внимания предложение А.Г. Корчагина и Н.П. Федотовой о включении указания на «заведомость» при прерывании беременности[123]. Мы под­держиваем эту точку зрения и предлагаем внести изменения в диспозицию ч. 1 ст. 111 УК РФ, ч. 1 ст. 147 УК РБ, изложив ее в следующей редакции: «. прерывание беременности женщины, заведомо для виновного находящейся в таком состоянии ...».

С.Р. Бобушев предлагает отнести данный вид умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекший прерывание беременности, к квалифицирующим обстоятельствам. Он аргументирует это тем, что «данное

преступление обладает повышенной общественной опасностью, так как оно посягает на здоровье матери, создает опасность для ее жизни и ведет к гибели плода - будущего ребенка. Все это свидетельствует об особой жестокости преступника и может повлечь очень тяжелые последствия для женщины (вплоть до ее смерти). А поэтому данное преступление должно быть приравнено к причинению тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью»[124]. Однако с подобной позицией вряд ли можно согласиться. Ведь особая жестокость выражается в причинении потерпевшей особых страданий и мучений в момент совершения посягательства. При прерывании беременности же несостоявшаяся мать может испытывать сильные переживания по поводу потери ребенка, но только после окончания преступления. Приведем пример.

К., находясь в квартире, действуя с внезапно возникшим умыслом, направленным на причинение вреда здоровью Б., на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, заведомо зная о том, что Б. находится на двадцать второй - двадцать третьей недели беременности, умышленно нанес потерпевшей не менее трех ударов головой об стену, не менее пяти ударов ногами по голове и в область шеи, не менее пяти ударов ногами в живот, а также в область правого предплечья и в область рук, которыми потерпевшая пыталась отвести удары от живота, не менее двух ударов руками по животу, не менее пяти ударов кулаками по голове и по лицу, от которых Б. впоследствии потеряла сознание, что повлекло прерывание беременности, которое находится в прямой причинной связи с травмой и причинило тяжкий вред здоровью. Поскольку не установлено того, что потерпевшая в момент нанесения ей К. ударов находилась в беспомощном состоянии, так как таким не может быть признано состояние беременности, также не установлено фактов, указывающих на то, что К. действовал с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшей, и на основании установленных фактических обстоятельств дела и в соответствии с заключением эксперта следует, что прерывание беременности находится в прямой причинной связи с травмой и

причинило тяжкий вред здоровью, действия К. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 111 УК РФ[125][126].

Психическое расстройство. Понятие «психическое расстройство» не уточняется в действующем уголовном законодательстве Российской Федерации и Республики Беларусь. Правила Российской Федерации 2007 г. ограничиваются указанием, что при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего за собой психическое расстройство, судебно-медицинская экспертиза проводится комиссией экспертов с участием врача-психиатра. В Правилах Республики Беларусь 1999 г. и вовсе используется термин «душевная болезнь».

Душевная (психическая) болезнь - заболевание, проявляющееся в нарушении нормальной психической деятельности, которое существенно влияет на способность лица правильно воспринимать окружающую действительность и контролировать свое поведение. Оно выражается в расстройстве восприятия, „ ~ 131

мышления, памяти, эмоций, внимания, воли, влечений и поведения .

В юридической литературе встречались разные точки зрения по поводу душевной болезни: ее излечимости, стойкости, «серьезности». А.С. Никифоров указывал, что к тяжкому телесному повреждению должны быть отнесены любые виды хронического или острого серьезного душевного заболевания и, кроме того, случаи менее серьезного, даже незначительного, но излечимого душевного заболевания[127]. По мнению Н.И. Загородникова любое душевное заболевание, в том числе и излечимое, следует считать признаком тяжкого телесного повреждения[128]. М.Д. Шаргородский указывал, что душевная болезнь должна быть обязательно серьезной[129].

Т.Г. Терещенко справедливо замечает, что «сам термин «душевная болезнь», используемый в Правилах 1999 г. архаичен. Безусловно, он подлежит замене современным психиатрическим понятием»[130]. В МКБ-10 используется термин «расстройство», поскольку термины «болезнь» и «заболевание» вызывают при их использовании еще большие сложности. «Расстройство» не является точным термином, но здесь под ним подразумевается клинически определенная группа симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев причиняют страдание и препятствуют личностному функционированию[131][132].

Вместе с тем необходимо отметить, что понятие «психическое расстройство» в психиатрии является очень объемным по своему содержанию и, 137 по сути, охватывает практически всю известную психическую патологию , в том числе острые (временные) психические расстройства, продолжительность которых может соответствовать признаку длительного (вред средней тяжести) или кратковременного (легкий вред) расстройства здоровья[133].

Некоторые авторы предлагают использовать термин «тяжелое психическое расстройство», сопровождающееся наиболее глубокими поражениями психики[134]. На наш взгляд, нет смысла загромождать диспозицию рассматриваемой статьи введением слова «тяжелое», а необходимо использовать понятие «психическое расстройство». В связи с этим мы предлагаем заменить слова «душевная болезнь» в Правилах Республики Беларусь 1999 г. и «психическое расстройство

(заболевание)» в УК РБ на «психическое расстройство» для устранения пробелов и несоответствия в уголовном законодательстве и в правоприменительной деятельности. Но на законодательном уровне в Российской Федерации и Республике Беларусь должен быть разработан специальный перечень психических расстройств, которые заведомо относятся к тяжкому вреду здоровью.

Психические расстройства, не вошедшие в указанный перечень, могут быть квалифицированы, например, по длительности расстройства здоровья, стойкой утрате общей трудоспособности, что не ограничит права потерпевших на возмещение вреда здоровью от менее выраженных психических нарушений.

Для квалификации умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, влекущего расстройство психики, необходимо исключить расстройства, не находящиеся в причинной связи с примененным насилием. Если в результате внешнего воздействия происходит обострение уже имевшегося психического расстройства, обусловленного иными факторами, то квалификация вреда здоровью должна быть проведена в зависимости от длительности утраты трудоспособности[135].

Необходимо отметить, что тяжкий вред здоровью, повлекший психическое расстройство, является частым явлением при травмах черепа, при проникающих ранениях, закрытых трещинах и переломах черепа. Однако на практике причиненный вред квалифицируется как опасный для жизни, повлекший за собой психическое расстройство. Приведем пример.

Между С. и К. возникла ссора, в ходе которой С. нанес К. два удара руками по голове, от которых К. упал на пол и потерял сознание. После этого С. продолжил наносить множественные удары лежащему на полу К., в том числе с использованием предметов и мебели, а именно: он трижды уронил шкаф на тело последнего, нанося им удары в область головы, после этого он дважды ударил стулом по телу, потом нанес удар стеклянной бутылкой по голове, а также

неоднократно ударил К. ногами по телу и конечностям. В результате нанесенных ударов С. причинил К. закрытую черепно-мозговую травму головы, которая является опасной для жизни и расценивается как причинившая тяжкий вред здоровью К., а также у К. обнаружено органическое эмоционально лабильное расстройство с явлениями ретроантероградной амнезии (запамятование событий до, после и в момент получения травмы). Между полученной травмой и наступившими последствиями, в виде обнаруженного психического расстройства имеется прямая причинно-следственная связь. Действия С. суд квалифицирует по ч. 1 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее за собой психическое расстройство[136][137].

Среди изученных нами материалов уголовных дел случаи признания вреда тяжким только по признаку наступления психического расстройства не встречались. Однако это не уменьшает общественной опасности причинения психического расстройства как одного из признаков тяжкого вреда здоровью.

Заболевание наркоманией либо токсикоманией. Данный признак тяжкого вреда здоровью не нашел своего закрепления в УК РБ. Правила Республики Беларусь 1999 г. также умалчивают об указанном признаке. Вместе с тем введение этого признака в ст. 111 УК РФ, на наш взгляд, является правильным решением. Заболевание наркоманией или токсикоманией характеризуется болез­ненным пристрастием к наркотическим средствам, психотропным и токсическим веществам. Это приводит к нарушению деятельности всех систем организма, со­циальной деградации личности.

Наркомания - заболевание, наступающее в результате злоупотребления наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами.

Токсикомания - заболевание, наступающее в результате злоупотребления

142 сильнодействующими веществами или токсикантами .

Заболевание наркоманией либо токсикоманией должно находиться в причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью, т.е. быть его последствием.

Особенностью данных видов патологии является их формирование в результате регулярного приема наркотических и токсических веществ. Поэтому определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего за собой заболевание наркоманией либо токсикоманией, проводится комиссией экспертов с обязательным участием врача - психиатра-нарколога и при необходимости - врача-токсиколога.

Способ доведения потерпевшего до заболевания наркоманией или токсико­манией на квалификацию не влияет. Им может быть психическое принуждение, обман, насильственное введение в организм потерпевшего наркотических средств или токсических веществ.

В связи с социальной значимостью и общественной опасностью данных заболеваний, следует отметить целесообразность введения данного признака в диспозицию ч. 1 ст. 147 УК РБ в следующей редакции: «.повлекшего ... психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией.».

Экономический критерий характеризует вред здоровью в связи с его влиянием на трудоспособность человека и тем самым уточняет объем причиненного здоровью вреда.

Иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть (УК РБ); значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (УК РФ); расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета, на срок свыше четырех месяцев (УКРБ).

Уголовный закон Российской Федерации и Республики Беларусь не содержит каких-либо конкретных определений стойкой утраты общей трудоспособности.

Под трудоспособностью понимается способность к трудовой деятельности,

143 зависящая от состояния здоровья человека .

В судебно-медицинской литературе отмечается, что общая трудоспособность - это совокупность способностей человека выполнять неквалифицированную работу и обеспечивать самообслуживание[138][139].

В Медицинских критериях (п. 20) указывается, что «стойкая утрата общей трудоспособности заключается в необратимой утрате функций в виде ограничения жизнедеятельности (потеря врожденных и приобретенных способностей человека к самообслуживанию) и трудоспособности человека независимо от его квалификации и профессии (специальности) (потеря врожденных и приобретенных способностей человека к действию, направленному на получение социально значимого результата в виде определенного продукта, изделия или услуги)».

Утрата общей трудоспособности должна быть значительной и стойкой. По мнению Б.Н. Титова признак значительности является оценочным «и его содержание должно определяться на основе анализа конкретных обстоятельств уголовного дела»[140]. Н.Г. Иванов считает, что данный признак зависит от стойкости утраты трудоспособности и «значительная утрата трудоспособности будет лишь в том случае, если она имеет статус стойкой»[141].

Признак значительности не определяется законодателем ни в УК РФ, ни в Медицинских критериях. В ст. 147 УК РБ указание на значительность утраты общей трудоспособности и вовсе отсутствует. При этом в ст. 149 УК РБ (умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения) говорится о значительной стойкой утрате трудоспособности менее чем на одну треть, также и в ст. 153 УК РБ (умышленное причинение легкого телесного повреждения)

сказано о незначительной стойкой утрате трудоспособности. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно закрепить признак значительности стойкой утраты общей трудоспособности в ст. 147 УК РБ.

Согласно Правилам Республики Беларусь 1999 г. (п. 11) «размеры стойкой утраты общей трудоспособности при повреждениях устанавливаются после определившегося исхода повреждения, на основании объективных данных и с учетом таблицы процентов утраты трудоспособности, разработанной Главным управлением государственного страхования Министерства финансов СССР (Инструкция о порядке организации и проведения врачебно-страховой экспертизы от 8 января 1986 г. № 2)».

В соответствии с Медицинскими критериями стойкой следует считать утрату общей трудоспособности при неблагоприятном трудовом и клиническом прогнозах либо при определившемся исходе независимо от сроков ограничения трудоспособности, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней (п. 19). Размер стойкой утраты общей трудоспособности устанавливается судебно-медицинской экспертизой после определившегося исхода повреждения на основании объективных данных в соответствии с Таблицей процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, которая приведена в Медицинских критериях.

Таким образом, длительность расстройства здоровья свыше 120 дней само по себе не означает тяжкого вреда здоровью, а указывает на наличие стойкой утраты общей трудоспособности, размер которой устанавливается в соответствии с вышеуказанной Таблицей процентов.

УК РБ в ч. 1 ст. 147 отдельно выделяет такой признак тяжких телесных повреждений как расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета, на срок свыше четырех месяцев. Этот признак тяжких телесных повреждений Правилами Республики Беларусь 1999 г. не разъясняется и не комментируется. Тяжкими, видимо, в данном случае следует считать все повреждения костей скелета, вызвавшие расстройство здоровья (потребовавшие для заживления) на срок более 4-х месяцев. На наш взгляд, российский законодатель более удачно

подошел к данному вопросу и расстройство здоровья свыше 120 дней говорит только о стойкой утрате трудоспособности, когда можно применять Таблицу процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, и только при установлении стойкой утраты общей трудоспособности свыше 30 процентов необходимо признавать данные повреждения тяжкими. Поэтому мы считаем целесообразным признак тяжких телесных повреждений «расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета, на срок свыше четырех месяцев» из ч. 1 ст. 147 УК РБ исключить. В Правила Республики Беларусь 1999 г. необходимо внести соответствующие поправки и указать, что размеры стойкой утраты общей трудоспособности устанавливаются с учетом таблицы процентов утраты трудоспособности не только при определившемся исходе, но и при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.

Полагаем, что необходимо остановиться еще на некоторых проблемных вопросах, связанных с определением стойкой утраты общей трудоспособности.

В п. 6.11 Медицинских критериев указано, что не менее чем одной трети утраты трудоспособности соответствует ее потеря более чем 30%. Вместе с тем, если брать за основу изначальную трудоспособность, равную 100%, то одна треть от нее составляет 33,3 %. Представляется справедливой точка зрения С.В. Расто- ропова, который считает, что следует закрепить цифровое выражение данного признака на уровне не менее 35 %, учитывая кратность «5» всех значений, ука­занных в таблице определения степени утраты общей трудоспособности в зави­симости от нанесенного труда, а также отнесением к средней тяжести вреда здо­ровью человека стойкой утраты общей трудоспособности от 10 до 30 процен­тов[142]. В связи с этим предлагаем изложить данный признак тяжкого вреда здоро­вью в ч. 1 ст. 111 УК РФ (ч. 1 ст. 147 УК РФ) в следующей редакции: «... значи­тельную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на 35 % ..».

Согласно п. 6.11 Медицинских критериев к тяжкому вреду здоровья, вызывающему значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее

чем на одну треть, независимо от исхода и оказания (неоказания) медицинской помощи, относятся 11 повреждений, перечисленных в данном пункте. В иных случаях стойкая утрата общей трудоспособности определяется в процентах, кратных пяти, в соответствии с Таблицей процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин, прилагаемой к Медицинским критериям. Вместе с тем, как справедливо заметил Р.Ю. Смирнов, большинство закрытых переломов диафизов (то есть средней части) плеча и бедра при всей своей негативности в настоящее время практически никогда не оставляет в своем исходе функциональных нарушений (то есть реально не приводит к стойкой утрате общей трудоспособности)[143][144]. Поэтому медики не должны всегда констатировать стойкую утрату трудоспособности в случае причинения травм, перечисленных в п. 6.11 Медицинских критериев, и расценивать таковые как причинение тяжкого вреда здоровью. Этого мнения придерживаются и ряд других

149

авторов .

Также вызывают затруднения определение степени утраты трудоспособности, когда речь идет о ребенке или инвалиде. Согласно Примечанию 1, указанному в п. 11 Правил Республики Беларусь 1999 г., у детей утрата трудоспособности определяется, исходя из общих положений, установленных настоящими Правилами. В Медицинских критериях говорится, что у детей трудовой прогноз в части возможности в будущем стойкой утраты общей (профессиональной) трудоспособности определяют так же, как у взрослых, в соответствии с указанными Медицинскими критериями. На наш взгляд, данное положение является некорректным. Трудоспособность устанавливается законом Российской Федерации и Республики Беларусь с 14 лет. При этом если у школьников до 14 лет трудоспособность можно условно отнести к невозможности временно обучаться в школе, то у дошкольников даже такой условный критерий

отсутствует. Кроме того, как можно в будущем прогнозировать возможную стойкую утрату трудоспособности? В данном случае, опираясь на предположения о возможных последствиях, которые могут и не наступить, делается вывод о при­знании определенных повреждений тяжким вредом здоровью.

Проблемные вопросы возникают и при определении степени утраты трудоспособности в случае причинения вреда здоровью инвалиду. Как справедливо заметила М.И. Галюкова «если вред здоровью, причиненный инвалиду 2-й или 3-й степени, повлек изменения в уровне его здоровья, то, по всей видимости, врачебно-трудовая комиссия должна перевести его в 1-ю или 2-ю группу инвалидности соответственно. Но оценить вред здоровью, причиненный инвалиду 1-ой группы исходя из экономического признака на данный момент практически невозможно»[145].

Некоторые авторы предлагают вообще отказаться от существующего в уголовном законе признака утраты общей тердоспособности[146]. Вместе с тем многие ученые считают, что утрата трудоспособности является лучшей и наиболее простой мерой тяжести увечий и расстройства здоровья. Например, по мнению М.Д. Шаргородского, «экономический критерий (потеря трудоспособности) занимает и должен занимать значительное место»[147].

Заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности. Профессиональная трудоспособность связана с возможностью выполнения определенного объема и качества работы по конкретной профессии (специальности), по которой осуществляется трудовая деятельность. Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется в соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства

Российской Федерации от 16 октября 2000 г. № 789[148] (п. 6.12 Медицинских критериев).

Профессией для потерпевшего по общему правилу считается тот вид деятельности, который он осуществлял на момент совершения преступления и который считался для него основным. Однако в ситуации причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшему в связи с выполнением им служебной деятельности возможно признание профессией и того вида деятельности, которую потерпевший выполнял ранее или планировал осуществлять в будущем[149].

Виновный, причиняя вред здоровью потерпевшего, должен заведомо сознавать, что тем самым он лишает его профессиональной трудоспособности. Например, лишая фаланги пальца левой руки профессионального скрипача, виновный должен заведомо осознавать, что такая травма лишит его возможности работать по специальности[150].

С.И. Думан полагает, что закрепление в ч. 1 ст. 111 УК РФ признака заведомой для виновного полной утраты профессиональной трудоспособности является обоснованным, т.к. «новая редакция нормы позволяет учесть повышенную опасность такого преступления в связи с наличием дополнительного объекта посягательства (наряду со здоровьем - возможность продолжения профессиональной деятельности)»[151].

Вместе с тем были и противники отнесения полной утраты профессиональной трудоспособности к признакам тяжкого вреда здоровью. Так, С.В. Познышев справедливо отмечал, что признав этот критерий определения степени тяжести причиненного вреда здоровью, придется царапину на пальце живописца или музыканта относить к разряду тяжких телесных повреждений, в то

время как серьезное расстройство дворника, не мешающее ему работать по своей профессии, будет оцениваться как легкое телесное повреждение[152].

Мы поддерживаем данную точку зрения и полагаем, что причинение вреда здоровью, соединенное с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности, необходимо поместить в отдельной статье Уголовного кодекса, предусматривающей меньшее наказание по сравнению с ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Отметим, что в ст. 147 УК РБ признак полной утраты профессиональной трудоспособности отсутствует. Однако Уголовным кодексом Республики Беларусь предусмотрена отдельная ст. 148 «Умышленное лишение профессиональной трудоспособности», согласно которой к уголовной ответственности привлекается лицо за «умышленное причинение телесного повреждения, не опасного для жизни и не повлекшего последствий, предусмотренных статьей 147 настоящего Кодекса, но соединенного с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности». Также обратим внимание и на размер наказания по этим статьям Уголовного кодекса. Так, санкция ст. 148 УК РБ предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до шести лет, тогда как максимальное наказание по ч. 1 ст. 147 предусмотрено в виде лишения свободы на срок до восьми лет.

Как уже отмечалось выше, неизгладимое обезображивание лица (по УК РФ), неизгладимое обезображение лица или шеи (по УК РБ) мы отнесли к эстетическому признаку.

В ч. 1 ст. 111 УК РФ данный признак тяжкого вреда здоровью закреплен как неизгладимое обезображивание лица. Оно может быть результатом различных действий виновного. Изучение судебной практики и юридической литературы показало, что чаще всего в данном аспекте вред здоровью причиняется при помощи режущих предметов (нож, стекло и т.п.), а также от воздействия веществ

агрессивной природы (кислота, щелочь и т.п.)[153]. Можно встретить случаи удаления или искажения формы носа, губ, ушей, образования глубоких шрамов и рубцов необычными способами. Например, в ходе возникшей ссоры обвиняемый У. откусил зубами часть левой ушной раковины потерпевшей[154].

УК РБ ограничивает анализируемый признак областью лица или шеи. При этом в п. 13 Правил Республики Беларусь 1999 г. закреплено, что «государственный судебно-медицинский эксперт не квалифицирует повреждения лица и шеи как обезображение, т.к. понятие не является медицинским». Это предполагает одновременное наличие травм на указанных частях тела, в отличие от уголовного закона, который их дифференцирует, используя разделительный союз «или».

Что понимать под «обезображением» Правила Республики Беларусь 1999 г. не уточняют. В действующих Правилах Российской Федерации 2007 г. ив Медицинских критериях термин «обезображивание лица» также не поясняется ввиду того, что это не медицинское понятие, а эстетическое. В то же время правоведами приводятся следующие формулировки: «неприятный,

отталкивающий, уродливый вид»[155] и т.п.

Как видим, в различных источниках встречается как термин «обезображивание», так и «обезображение» лица. Чтобы разобраться, какой термин необходимо употреблять применительно к данному случаю, обратимся к толковому словарю живого великорусского языка В.И. Даля: «Обезображивать, обезобразить что чем; портить вид чего-либо, делать дурным на глаз, некрасивым, невзрачным, несуразным, противным, уродовать, искажать. -ся, страд. Лицо обезображено оспою. Лицо обезобразилось злобою. Обезображиванье ср. дл. Обезображенье оконч. дейст. по гл.»[156]. Морфемный состав этих слов: о/безображ/ени/е, о/безображ/ива/ни/е. Таким образом, обезображение от глагола

совершенного вида «обезобразить», т.е. обезображение является результатом обезображивания. Обезображивание от глагола несовершенного вида «обезображивать», т.е. это процесс. Следовательно, обезображивание можно определить как «действие, направленное на искажение черт лица»[157] в результате воздействия физических, химических, биологических, психических или других факторов внешней среды.

В п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, который разъяснил особенности применения анализируемой статьи, сказано, что «неизгладимость повреждений лица или шеи является понятием медицинским и устанавливается судебно-медицинским экспертом. Вопрос о признании таких повреждений обезображивающими относится к компетенции органа уголовного преследования и суда и решается с учётом сложившихся в обществе эстетических представлений»[158].

Правила Российской Федерации 2007 г. в п. 13 также уточняют, что «степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом. Производство судебно-медицинской экспертизы ограничивается лишь установлением неизгладимости указанного повреждения».

Например, 11 января 2011 года, около 6 часов, гр-ка Б., находясь в туалетной комнате кафе, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, на почве личных неприязненных отношений, нанесла два удара стеклянной бутылкой по голове потерпевшей А., после чего находящимися в руке осколками стекла горлышка от разбитой бутылки, нанесла удар в лицо потерпевшей и порезала левую щеку... В заключении судебно-медицинского эксперта отмечается, что вследствие своего заживления данные телесные повреждения - раны - оставляют рубцы, которые являются неизгладимыми. Таким образом,

характер причиненного повреждения в виде раны, вследствие своего заживления которая оставила рубцы, являющиеся неизгладимыми, место ее расположения и размеры, дают основания суду признать указанное телесное повреждение с эстетической точки зрения и исходя из общепринятых представлений о нормальном человеческом облике, - обезображивающим лицо потерпевшей[159].

Второй критерий рассматриваемого признака тяжкого вреда здоровью - «неизгладимость», которая предполагает невозможность устранения повреждений на лице в результате естественного восстановления (регенерации) кожного покрова за счет обновления клеток эпидермиса, в связи с чем требуется косметическая операция или иной вид хирургического вмешательства (например, по восстановлению лицевых нервов). Неизгладимыми могут быть признаны посттравматические рубцы кожи, деформация хрящей носа и т.д. Например, Гражданке В. пьяный сожитель во время скандала на почве ревности откусил кончик носа. При поступлении в травматологическое отделение 13-й больницы обнаружено: зияющая, кровоточащая рана концевой части носа, отсутствие кончика носа, половины правого крыла и части носовой перегородки. Потерпевшая находилась на стационарном лечении в течение 2,5 месяцев. Ей были произведены две операции: первая - в день поступления и вторая - операция по формированию кончика носа - через месяц после поступления. Заключение эксперта: описанные повреждения - укушенная рана носа с дефектом кончика носа, части правого крыла и носовой перегородки - могли быть причинены зубами и сами по себе относятся к средней тяжести вреда здоровью как повлекшие за собой длительное расстройство здоровья (свыше 21 дня). Послеоперационные рубцы в области носа и на правой щеке со временем могут стать менее заметными, но не исчезнут совсем (неизгладимые)[160].

Стоит отметить, что УК РФ 1996 г. ограничивает признак тяжкого вреда здоровью областью лица. УК РБ к тяжкому телесному повреждению относит

неизгладимое обезображение не только лица, но и шеи. Вместе с тем Правила Российской Федерации 2007 г. и Правила Республики Беларусь 1999 г. ничего не поясняют про границы частей тела, в связи с чем возникает много спорных вопросов в судебной практике об отнесении тех или иных частей тела к области лица. Так, в руководстве по судебно-медицинской экспертизе вреда здоровью, которое было подготовлено в 2009 г., даны следующие разъяснения по поводу того, что считать условными анатомическими границами лица: «Верхняя граница - край волосистого покрова головы в норме; боковая - передний край основания ушной раковины, задний край ветви нижней челюсти; нижний угол и нижний край тела нижней челюсти»[161].

В клинической практике врачи используют Российскую и Международную анатомические классификации областей лица:

Российская классификация области лица (топографическая школа В.Н. Шевкуненко):

- область глазницы (правая и левая);

- подглазничная область (правая и левая);

- скуловая область;

- область носа;

- область рта;

- щечная область (правая и левая);

- околоушно-жевательная область (правая и левая);

- подбородочная область.

Международная классификация области лица (номенклатура областей тела человека по PNA):

- область глазницы (правая и левая);

- подглазничная область (правая и левая);

- скуловая область;

- область носа;

- область рта;

- щечная область (правая и левая);

- подбородочная область.

В косметической хирургии лицо принято делить на 10 зон косметического единства: зоны лба, глазницы, виска, скул, носа, губ, околоушно-челюстная зона, щечная, подбородочная и зона шеи[162].

В связи с вышеизложенным, полагаем целесообразным разъяснить границы частей тела (лица) в Правилах Российской Федерации 2007 г. и Правилах Республики Беларусь 1999 г. для того, чтобы снять проблемные вопросы отнесения тех или иных травм к рассматриваемому признаку тяжкого вреда здоровью.

Можно встретить разные точки зрения по данному вопросу. Так, И.В. Поликарпова полагает, что только рубцы на видимых частях тела могут придавать отталкивающий вид человеку, а рубцы, например, на спине вряд ли могут быть признаны таковыми[163]. Речь здесь следует вести, по ее мнению, об отрытых участках тела, которые за одеждой не всегда можно скрыть. На наш взгляд, признак обезображивания должен оцениваться независимо от возможности скрыть дефект одеждой или аксессуарами. Нам импонирует точка зрения, высказанная М.И. Галюковой, которая считает, что обезображена может быть любая часть тела[164]. Важная роль в образе человека, несомненно, принадлежит не только лицу (или шее), но также привлекательной и приятной для окружающих и самого человека форме ног и рук, состоянию кожных покровов тела. Немногие смогут преодолеть комплекс и оголить изуродованную шею, руку или ногу, спину с массивными рубцами, обожженную кожу груди. С карьерным ростом модели, актера такие травмы вообще не совместимы. Заставляет задуматься и оставление

таких последствий у несовершеннолетних, которые в связи с неустойчивостью психики могут неадекватно себя повести вплоть до суицида.

Необходимо также отметить, что анализируемый признак в редакции «неизгладимое обезображение тела» уже используется в законодательстве ряда стран: Федеративной Республики Германии (§ 226 УК) - «если в результате телесного повреждения потерпевший в значительной степени и надолго остается обезображенным...»[165], Польши (ст. 156 УК) - «существенное обезображение или деформация тела»[166].

Представляется целесообразным изменить анализируемый признак тяжкого вреда здоровью и изложить его в ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 1 ст. 147 УК РБ в следующей редакции: «... выразившегося в неизгладимом обезображивании части тела».

Причинная связь. Причинная связь выражается в наступлении последствия в результате совершения деяния, которое предшествует последствию и является не­обходимым и решающим условием его наступления[167]. Причинная связь является обязательным признаком для материальных составов преступления. Установление причинной связи между деянием и наступившими последствиями выступает непременным условием привлечения к уголовной ответственности.

Вопрос о причинной связи является одним из наиболее сложных вопросов в теории уголовного права. Сущность проблемы причинной связи заключается в определении грани, разделяющей отношения между деянием и последствием, необходимые и достаточные для обоснования (с объективной стороны) уголовной ответственности за последствия, и отношения, не играющие э ППй роли[168].

Судебная практика свидетельствует о допускаемых ошибках при установлении причинной связи. Так, заместителем Председателя Верховного

Суда принесен протест на приговор суда Кобринского района в отношении Т., признанного виновным в том, что ударил ногой в область голени потерпевшей, в результате чего последняя упала и при падении получила тяжкое телесное повреждение в виде чрезвертельного перелома шейки бедра. Однако суд не выяснил вопрос о наличии причинной связи между действием осужденного и тяжким телесным повреждением, не дал оценки заключению судебно­медицинского эксперта, согласно которому тяжкое телесное повреждение у потерпевшей наступило при падении, а от нанесенного удара даже не зафиксированы на ноге какие-либо повреждения. В протесте ставится вопрос о переквалификации деяния на ст. 155 УК РБ (причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности/74.

В уголовно-правовом смысле причинная связь означает, что общественно опасные последствия порождены именно данным преступным деянием. При этом возможно установление причинной связи не только между действием и наступившими последствиями, но и между бездействием и последовавшим преступным результатом.

Здесь необходима определенная очередность событий: деяние всегда должно предшествовать во времени наступившим последствиям. Однако простой последовательности событий еще недостаточно. Необходимо установить, что последствие порождено именно этим деянием, является следствием его 175 закономерного развития, а не результатом действия каких-то иных сил .

Это означает, что деянию должно быть внутренне присуще то, что оно заключает в себе неизбежность либо реальную возможность наступления последствий. В конкретной ситуации эта реальная возможность превращается в действительность. Таким образом, причинная связь между деянием и наступившими последствиями выступает как необходимая. [169][170]

Следует отметить, что причинная связь существует объективно, помимо нашего сознания. Определение причинной связи позволяет исключить элемент случайности в деянии и тем самым оградить от неправомерного привлечения лица к уголовной ответственности.

Наука уголовного права учитывает то обстоятельство, что последствия действия (бездействия) человека могут быть проявлением как необходимости, так и случайности. Следовательно, общественно опасные последствия деятельности человека могут быть и случайными, и необходимыми. Однако при решении вопроса об ответственности за общественно опасные последствия теория и практика исходят из того, что лицо должно нести уголовную ответственность только за те последствия своей деятельности, которые являются проявлением необходимости, т.е. находятся в необходимой причинной связи с его действием (бездействием). Такой подход к решению рассматриваемого вопроса объясняется тем, что необходимость является проявлением закономерности, а человек способен верно отражать только закономерные связи природы и общества, а познав их, может сообразовывать свою целесообразную деятельность с этими закономерностями.

Поэтому вывод Л.Д. Гаухмана о том, что «случайная связь не может быть признана причинной связью»[171] является справедливым. Наукой давно сформулировано положение, согласно которому случайное никому не дано предвидеть, а следовательно, и предотвратить. Если бы теория и практика встали на точку зрения допустимости вменения случайных последствий, то это повлекло бы за собой беспредельное расширение пределов уголовной ответственности, означало бы становление на путь объективного вменения.

Анализ объективных признаков умышленного причинения тяжкого вреда здоровью по уголовному праву Российской Федерации и Республики Беларусь дал нам основание сделать следующие выводы.

1. Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренно­го статьей 111 УК РФ (статьей 147 УК РБ), выступают общественные отношения,

обеспечивающие здоровье человека, которое следует рассматривать в двух зна­чениях. Во-первых, как одно из ценных благ, естественное право на которое име­ет каждый человек с момента своего рождения. В данном определении здоровье характеризует объект преступления. Во-вторых, как фактическое состояние орга­низма определенного человека на момент совершения противоправного посяга­тельства. В этом значении здоровье характеризует потерпевшего от преступле­ния, позволяет правильно определить степень тяжести причиненного вреда.

2. В уголовно-правовом контексте здоровье человека можно описать как психосоматическое состояние лица до момента, предшествующего преступному посягательству, независимо от его биологического состояния и индивидуальных свойств.

3. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может быть осуществлено путем как действия, так и бездействия. Бездействие при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью возможно лишь в случаях, когда лицо воздерживается от совершения определенных действий, которые оно должно и могло совершить в отношении другого человека.

4. С целью унификации и совершенствования российского и белорусского законодательства, исходя из сделанных нами выше выводов, предлагается ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 1 ст. 147 УК РБ изложить в следующей редакции: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, то есть совершение деяния, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха, какого -либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности женщины, заведомо для виновного находящейся в таком состоянии, психическое расстрой­ство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или вызвавшего значитель­ную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на 35 %, либо вы­разившегося в неизгладимом обезображивании части тела».

5. Предусмотреть уголовную ответственность за «умышленное лишение профессиональной трудоспособности», учитывая законодательный опыт Республики Беларусь, включив в главу 16 УК РФ статью 1111, изложив ее в следующей редакции:

«Статья 1111. Умышленное лишение профессиональной трудоспособности

Умышленное причинение вреда здоровью, не опасного для жизни и не повлекшего последствий, предусмотренных статьей 111 настоящего Кодекса, но соединенного с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности, - наказывается ...».

6. Для установления наличия причинной связи при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью следует установить, что общественно опасные последствия, указанные в ч. 1 ст. 111 УК РФ (ч. 1 ст. 147 УК РБ), порождены именно данным преступным деянием, которое явилось необходимым, закономерным и достаточным основанием для наступления данных общественно опасных последствий.

<< | >>
Источник: Шаматульский Игорь Александрович. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УМЫШЛЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме §1. Объективные признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью:

  1. 38. Виды преступлений против здоровья. Квалификация умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.
  2. 6. Иные преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье человека
  3. 6. Преступления, препятствующие исполнению наказания или возмещению причиненного вреда
  4. 1.4. Лицо, потерпевшее моральный вред
  5. § 2. Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  6. §4. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего
  7. 1. Понятие и признаки хулиганства
  8. Тема 5. Преступления против здоровья
  9. Преступление: понятие, признаки и состав
  10. 21. Понятие и признаки субъекта преступления. Специальный субъект преступления. Понятие субъекта преступления
  11. 68. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Его квалифицированные виды. Отличие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлёкшего по неосторожности смерть, от убийства и причинения смерти по неосторожности.
  12. 2. 5. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРИЧИНЕНИЯ СМЕРТИ ПО НЕОСТОРОЖНОСТИ
  13. 2. 7. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УМЫШЛЕННОГО ПРИЧИНЕНИЯ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ
  14. § 3. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПО ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЕ
  15. ГЛАВА 4. ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ЗАКРЕПЛЕНИЯ И ПРИМИНЕНИЯ ПРИЗНАКОВ, ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩИХ УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  16. §1. Понятие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью: сравнительно-правовой аспект
  17. §2. Криминологическая характеристика умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и лиц, его совершающих
  18. §3. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью
  19. §1. Проблемы квалификации умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и его отграничения от смежных составов
  20. §2. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -