<<
>>

§1. Понятие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью: сравнительно-правовой аспект

Как справедливо отметил М. Ансель, изучение уголовного законодательства зарубежных стран позволит лучше узнать право своей страны и вооружит юриста теми аргументами и идеями, которые невозможно получить даже при очень хорошем знании только собственного права[8].

Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства России и Бе­ларуси представляет интерес в деле совершенствования уголовных кодексов Российской Федерации и Республики Беларусь, а также в плане углубления инте­грационных процессов в сфере борьбы с рассматриваемыми преступлениями и формирования единого правового пространства на территории двух стран[9].

К одному из важнейших прав человека относится его право на здоровье. Это находит свое отражение в конституциях Российской Федерации и Республики Беларусь.

Так, статья 2 Конституции Российской Федерации провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства», а статья 41 - «Каждый имеет право на охрану здоровья»[10].

«Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на охрану здоровья», - закреплено в статье 45 Конституции Республики Беларусь[11].

Наряду с Конституцией, государство гарантирует охрану здоровья каждого человека другими нормативными правовыми актами, среди которых основным является Уголовный кодекс, который предусматривает, в том числе, ответственность за преступления против здоровья. Наиболее распространенным из указанных посягательств является умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ), умышленное причинение тяжкого телесного повреждения (ст. 147 УК РБ).

Чтобы проследить развитие уголовно-правовых норм в ходе сравнительно- правового анализа, на наш взгляд, целесообразно изучить исторический опыт возникновения данного института, его существования и применения.

«Если мы желаем изучить какой-нибудь юридический институт, существующий в данное время, то для правильного его уяснения себе мы должны проследить историческую судьбу его, то есть те поводы, в силу которых появилось данное учреждение, и те видоизменения, которым подверглось оно в своем историческом развитии»[12][13].

Преступления против здоровья человека впервые упоминаются в договорах великих князей Олега (911 г.) и Игоря (945 г.) с греками. Анализ их показывает, что русское право того времени устанавливало за телесные повреждения

13 получение денежного вознаграждения .

Эта же тенденция сохранилась и в одном из крупнейших правовых актов Древней Руси - Русской Правде, которая предусматривала денежную ответственность за нанесение синяков, телесных повреждений, побоев и др[14].

Но это относилось к тем случаям, когда субъектом преступления являлся свободный человек. Если же виновником или потерпевшим являлся раб, холоп, закуп либо другой полусвободный или несвободный человек, то дело обстояло иначе. Так, если холоп ударил свободного человека, то его можно было убить на

месте. Если же он скрывался у своего хозяина в доме, то последний обязан был выплатить 12 гривен за его невыдачу. Однако это не спасало холопа от смерти, если он потом встречался с оскорбленным. Позже, в ст. 26 Судебника 1550 г. бы­ло закреплено назначение наказания в зависимости от размера вреда и от того, кому этот вред причинен: «А за увечье указывай крестьянину, посмотря по увечью и по бесчестью; и всем указывати за увечье, посмотря по человеку и по увечью»[15].

Первым источником уголовного законодательства на территории современной Республики Беларусь, в котором содержалось упоминание об исследуемом преступлении, являлся Статут Великого Княжества Литовского 1529 г. (далее - ВКЛ). В Статуте ВКЛ не содержалось понятия тяжких телесных повреждений. Вместе с тем в нем описывались некоторые из них, которые можно отнести к тяжким в силу степени причиненного вреда здоровью: обрезание ноги, руки, выбивание глаза и т.д., и наступивших последствий, например, смерть от причиненных ран (артикул 9, 10 раздел 7)[16].

В Статуте ВКЛ 1566 г. перечень тяжких телесных повреждений расширился: впервые упоминалось о лишении парных органов - двух рук, ног, глаз, ушей: «рана, з якой выбираемо кости», «рана, от которой замкнуло речь» (артикул 13 раздел 11)[17]. Как и ранее в законе не давалось понятие тяжких телесных повреждений. Близким по смыслу к этому понятию можно считать «значную рану» ввиду описываемых признаков тяжести причиненного вреда здоровью. Причинение таких ран влекло за собой повышенную уголовную ответственность.

Статут ВКЛ 1588 г. также не давал понятия тяжкого телесного повреждения. Близким по смыслу к этому понятию можно считать «значныя» и

«небяспечныя» раны (артикул 3 раздел 11)[18]. Тем не менее, данный артикул описывает следующие виды тяжких телесных повреждений: потеря отдельных органов (рука, нога) или утрата их функций на определенные периоды времени, потеря зрения, речи, прерывание беременности; опасные для жизни - «рана крывавая на галаве, з якой был1 б выб1раемы косщ», прерывание беременности вследствие наезда конем. Причинение таких ран влекло за собой повышенную уголовную ответственность по сравнению с причинением иных видов телесных повреждений: «обличных ран» (ран на лице), побоев. Закон впервые упоминает о причинении тяжких телесных повреждений в состоянии опьянения и сильного душевного волнения. Статут ВКЛ не исключал виновность лиц, совершивших преступление в таких состояниях. Вместе с тем представляется интересным тот факт, что состояние аффекта («запамяталости сердца») усиливало, а не смягчало ответственность за совершенное деяние. Но это чаще всего касалось убийств, нежели тяжких телесных повреждений (артикул 16 раздел 11).

Статуты ВКЛ действовали на территории Беларуси вплоть до разделов Речи Посполитой и присоединения государства к Российской империи. В дальнейшем применялось российское законодательство.

Нормы Соборного Уложения 1649 г. продолжили зарождение основ законодательства об уголовной ответственности за исследуемое преступление на территории Российского государства.

Данное Уложение различало раны, увечья, удары и побои. В случаях нанесения ран, ударов или побоев в качестве ответственности к виновному лицу применялись штрафы и имущественные санкции.

Характерной особенностью Уложения, касающейся регулирования ответственности за насильственные преступления, являлось выделение в нем группы двухобъектных насильственных преступлений. Так, если вред здоровью

причинялся на государственном дворе, то такое деяние являлось государственным

19 преступлением .

В Артикуле воинском 1715 г. за телесные повреждения (увечья) назначались телесные и членовредительские наказания, а за побои - тюремное заключение, денежные взыскания и испрашиваемое прощение (арт. 141 - 147)[19][20].

Таким образом, начиная с Русской Правды, и заканчивая Уложением о на­казаниях уголовных и исправительных 1845 г., исследуемые деяния в самостоя­тельную группу посягательств не выделялись, а рассматривались как разновид­ность оскорбления, нанесения кому-либо обиды. Лишь с принятием Уложения 1903 года преступления, причиняющие вред здоровью, были расположены в главе 23 «О телесном повреждении и насилии над личностью»[21]. Устанавливая ответственность за причинение телесного повреждения, понятие данного деяния в Уложении не раскрывалось, но в нем имелось подразделение по степени тяжести на опасное для жизни (ст. 467), не опасное для жизни (ст. 468), легкое телесное повреждение (ст. 469). За причинение телесных повреждений ответственность могла дифференцироваться в зависимости от вины и прочих обстоятельств, кото­рые влияли на смягчение либо усиление ответственности за них[22].

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года предусматривал ответственность за преступления данной категории во втором разделе пятой главы, закреплявшей наказание за деяния против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Правовая регламентация преступлений против здоровья в Уголовном кодексе 1922 года выделялась более всесторонней и глубокой разработкой, конкретностью и доступностью понимания[23].

В данном кодексе был расширен перечень телесных повреждений, признаваемых тяжкими; видоизменен признак менее тяжких

телесных повреждений, который был связан с длительными, а не с любыми нарушениями функций организма.

Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 года внес более существенные изменения. В частности, был исключен из числа тяжких телесных повреждений такой вид, как «повлекшие опасное для жизни расстройство здоровья». Вместо него был введен признак «иное расстройство здоровья, соединенное со значительной утратой трудоспособности», то есть появился экономический критерий. Телесные повреждения по степени тяжести делились на два вида: тяжкие телесные повреждения и легкие телесные повреждения. Менее тяжкие

24 телесные повреждения не выделялись .

Таким образом, ранее законодателем использовалось понятие телесные повреждения, а не вред здоровью. Перечень телесных повреждений давался в Правилах определения тяжести телесных повреждений и определялись они как «причинение вреда здоровью, выразившееся в нарушении анатомической целости или физиологической функции тканей или органов воздействием факторов внешней среды»[24][25]. Следовательно, к телесному повреждению относи­лось лишь такое причинение вреда здоровью, при котором происходило наруше­ние анатомической целости или нормального функционирования органов и тканей человека. И хотя нанесен вред здоровью может быть и без нарушения функций и целостности органов человеческого организма, например, при истяза­нии, побоях, такие деяния не относились к телесным повреждениям.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года содержал более совершенную систему преступлений против здоровья и телесные повреждения в зависимости от тяжести наступивших последствий подразделялись на тяжкие (ст. 108 УК), менее тяжкие (ст. 109 УК) и легкие телесные повреждения (ст. 112 УК)[26].

Разработчиками УК РФ 1996 года, принимая во внимание то, что вред здоровью может быть и не связан с воздействием на тело человека, термин «те­

лесное повреждение» был заменен в диспозициях соответствующих статей на бо­лее широкое понятие «вред здоровью»[27].

В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния были подразделены на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

С 1996 г. по настоящее время ст. 111 УК РФ прошла определенное развитие, о чем свидетельствует ряд дополнений и изменений, внесенных в ее содержание:

- изменена диспозиция ч. 1 ст. 111 УК РФ путем исключения признака «причинение иного вреда здоровью, опасного для жизни»[28];

- признак «неоднократно или лицом, ранее совершившим убийство» также был исключен[29];

- изменено содержание квалифицирующих признаков на следующие: «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы»[30], а также «в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего»[31];

- санкции п. «ж» ч. 2, п. «б» ч. 3 и ч. 4 дополнены словами «с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового»[32];

33

- исключен минимальный размер наказания ;

- в 2014 г. ст. 111 УК РФ была дополнена квалифицирующим признаком: «с

34

применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» .

Диспозиция ст. 147 УК РБ с 1999 г. по настоящее время также претерпела определенные видоизменения:

- содержание признака «неизгладимое обезображение лица и шеи» изменено на «неизгладимое обезображение лица или шеи»;

- в пункте 1 части 2 квалифицирующий признак дополнен словами в

35

отношении лица, «заведомо малолетнего, престарелого» ;

- введен квалифицирующий признак «общеопасным способом»[33][34][35][36][37];

- пункт 8 части 2 изложен в следующей редакции: «по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо

37

социальной группы» ;

- слова «психическую болезнь» заменены словами «психическое расстройство (заболевание)»[38];

- в 2015 г. ч. 3 ст. 147 УК РБ была дополнена квалифицирующим признаком: «лицом, ранее совершившим иное преступление, сопряженное с умышленным причинением тяжкого телесного повреждения, либо ранее совершившим убийство (за исключением преступлений, предусмотренных статьями 140-143 настоящего Кодекса)»[39].

Итак, в Уголовном кодексе Республики Беларусь в настоящее время сохранилось понятие «телесное повреждение». Согласно ст. 147 УК РБ к тяжкому телесному относится «повреждение, опасное для жизни, либо повлекшее потерю зрения, речи, слуха, какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство (заболевание), иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть, либо вызвавшее расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета, на срок свыше четырех месяцев, либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица или шеи»[40].

Однако в Правилах судебно-медицинской экспертизы характера и степени тяжести телесных повреждений в Республике Беларусь 1999 г. (далее - Правила Республики Беларусь 1999 г.) под телесными повреждениями понимается «нарушение анатомической целостности или физиологической функции органов и тканей, возникшее в результате воздействия факторов внешней среды (физических, химических, биологических, психических и др.)»[41]. Анализ данного определения показывает, что описанные признаки (анатомический и физиологический), т.е. механические повреждения тела, не охватывают приведенные в нормативном правовом акте патологические заболевания и

болезни (заболевания), которые в свою очередь указаны и в тексте правовой нормы ст. 147 УК РБ (например, психическое расстройство (заболевание)).

Как в юриспруденции, так и в клинической медицине необходимо дифференцировать понятия «болезнь (заболевание)» и «патологическое состояние». Мы согласны с позицией И.Б. Бойко, который, применительно к преступлениям против здоровья человека, под заболеванием предлагает понимать ненормальное состояние организма, характеризующееся появлением анатомических и (или) функциональных расстройств вследствие деструктивного воздействия внутренних (ненасильственных) неблагоприятных факторов (например, язва желудка). В свою очередь, патологическое состояние - это явление, которое развивается, как правило, в ответ на имеющееся заболевание или полученное телесное повреждение и преимущественно проявляется функциональными расстройствами (например, кома, шок)[42].

Соотношение понятий «заболевание» и «болезнь» не является строго определенным. Если рассматривать относительно сущности процессов и состояний, отличных от здоровья, обычно употребляется более широкое понятие «болезнь». В то же время понятия «заболевание» и «болезнь» в узком смысле мо­гут употребляться как синонимы. В отдельных заболеваниях конкретизированы общие закономерности возникновения и развития какой-либо болезни.

Исходя из вышесказанного видно, что если нарушения в структуре и функциях органов и тканей (переломы, вывихи, размозжения и т.д.) в целом соответствуют анатомическим повреждениям, то понятия, принятые для обозначения патологических изменений, не охватываются терминологической конструкцией Правил Республики Беларусь 1999 г. А это приводит к нечеткости формулировок и обусловливает необоснованное расширение в толковании судебно-медицинских терминов. Поэтому мы считаем, что определение «телесное повреждение» не только не полное, но и является устаревшей юридической конструкцией.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года отказался от использования понятия «телесные повреждения». Так, согласно ст. 111 УК РФ к тяжкому вреду здоровья относится вред, «опасный для жизни человека, или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившийся в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавший значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности»[43].

В Правилах определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее - Правила Российской Федерации 2007 г.), дается следующее толкование понятия «вред здоровью»: «нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды»[44]. Как видно, оно максимально приближено к понятию «телесное повреждение», содержащемуся в Правилах Республики Беларусь 1999 г. В данных Правилах также ничего не сказано про патологические состояния и заболевания. А это, на наш взгляд, является «шагом назад» по сравнению с Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г.

Как справедливо отмечают М.И. Галюкова и В.В. Векленко: «понятие «вред здоровью» - одна из противоречивых дефиниций в уголовном праве. Прежде всего, это связано с тем, что оно относится к числу междисциплинарных понятий. Им оперируют судебная медицина, а также ряд смежных медицинских наук»[45].

Так, Е.В. Тищенко понимает под причинением вреда здоровью «противоправное, совершенное виновно причинение вреда здоровью другого

человека, выразившееся в нарушении анатомической целостности его тела, либо в нарушении функций органов человека или организма в целом»[46].

С.И. Думан полагает, что «правильным будет определить вред здоровью как определяемое на основе судебно-медицинской экспертизы, телесное повреждение, выразившееся в нарушении нормального функционирования органов и (или) тканей человеческого организма, повлекшее значительную (или незначительную) стойкую утрату общей трудоспособности или утрату профессиональной трудоспособности, либо заболевание или патологическое и иное болезненное состояние, возникшие в результате воздействия на человека механических, физических, химических, биологических, психических или иных факторов внешней среды, используемых субъектом преступления»[47].

По мнению Е.В. Безручко вред здоровью - «общественно опасное противоправное телесное повреждение другого лица, выразившееся в нарушении нормального функционирования тканей или органов человеческого организма, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических, когда причиненный вред на основе объективных признаков может быть точно определен»[48].

С.Р. Бобушев также считает, что понятие вред здоровью должно в себя включать как телесные повреждения, так и патологические состояния и заболевания[49].

На наш взгляд, правильным будет определить «вред здоровью» как «нарушение анатомической целостности либо физиологической функции органов и (или) тканей человека, а также заболевания и (или) патологические состояния,

возникшие в результате воздействия физических, химических, биологических, психических или других факторов внешней среды». Данное определение целесо­образно закрепить в Правилах Республики Беларусь 1999 г. и Правилах Россий­ской Федерации 2007 г.

Некоторые авторы предлагают закрепить понятие «вред здоровью» непо­средственно в уголовном законе, так как медицинские нормативные акты приво­дят свое видение юридических понятий, в большинстве случаев по содержанию не совпадающих с правовыми представлениями[50]. Вместе с тем необходимо отме­тить, что понятие «вред здоровью» является не юридическим, а медицинским. В этой связи оно должно быть охарактеризовано с судебно-медицинской точки зре­ния, что должно быть закреплено в соответствующем нормативном документе.

Таким образом, понятие вред здоровью значительно шире, чем телесное повреждение. Помимо механических повреждений, в это понятие включается и химическая травма, а также термическая, радиационная, электро- и баротравма, и результат лишения пищи или питья (истощение или обезвоживание)[51]. Как спра­ведливо отметила Т.Г. Терещенко, «именно «вред здоровью» представляет собой наиболее правильное сочетание медицинского и правового аспектов. С точки зрения медицины, причиненные травмы (повреждения), болезни, патологии влекут определенные изменения в состоянии организма человека, т.е. вызывают расстройство здоровья, причиняют ему вред. Соответственно более логично употреблять именно «вред здоровью» при описании состояния здоровья, нарушенного внешними факторами (в том числе и преступлениями), по сравнению с тем, которое имело место до совершения противоправного деяния»[52].

Также полагаем название ст. 147 УК РБ «Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения» необходимо изменить на «Умышленное причинение

тяжкого вреда здоровью». Это представляется логически верным для единообразного подхода к пониманию и правильному употреблению судебно­медицинских и уголовно-правовых терминов. Соответствующие изменения целесообразно сделать и в других статьях УК РБ, заменив слова «телесное повреждение» на «вред здоровью» по аналогии с российским уголовным законодательством.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью имеет как количественную, так и качественную характеристику. Количественная характеристика вреда, причиняемого здоровью, - это его степень. В зависимости от степени тяжести причиненного вреда УК РБ различает тяжкие, менее тяжкие и легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья или незначительную утрату общей трудоспособности. В УК РФ установлены следующие категории причинения вреда здоровью человека: тяжкий вред, вред средней тяжести и легкий вред.

Качественная характеристика предусмотрена в Уголовном кодексе Российской Федерации и в Уголовном кодексе Республики Беларусь. Проведем сравнительно-правовой анализ диспозиций ст. 111 УК РФ и ст. 147 УК РБ. Они содержат следующие признаки рассматриваемого преступления:

- опасность для жизни;

- потеря зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрата органом его функций;

- прерывание беременности;

- психическое расстройство (заболевание) (Уголовный кодекс Республики Беларусь) и психическое расстройство (Уголовный кодекс Российской Федерации);

- заболевание наркоманией либо токсикоманией (УК РФ);

- неизгладимое обезображение лица или шеи (УК РБ) и неизгладимое обезображивание лица (УК РФ);

- иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть (УК РБ) и значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (УК РФ);

- расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета, на срок свыше четырех месяцев (УК РБ);

- полная утрата профессиональной трудоспособности (УК РФ).

Сравнивая названные уголовные кодексы и Правила Российской Федерации 2007 г. и Правила Республики Беларусь 1999 г. выясняем следующее.

Признаки тяжкого вреда здоровью, указанные в диспозиции ст. 111 УК РФ совпадают с аналогичными признаками, перечисленными в Правилах Российской Федерации 2007 г. В Правилах Республики Беларусь 1999 г. признаки тяжкого те­лесного повреждения также практически совпадают с аналогичными признаками, указанными в ст. 147 УК РБ, за исключением одного - душевная болезнь (психическое расстройство (заболевание) - в УК РБ).

Более подробно признаки, указанные в ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 1 ст. 147 УК РБ, будут рассмотрены во второй главе.

С целью учета и использования положительного опыта правовой регламентации ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в уголовном законодательстве России и Беларуси обратимся к опыту закрепления аналогичных норм в статьях уголовных кодексов стран ближнего за­рубежья.

Так, ст. 121 «Умышленное тяжкое телесное повреждение» Уголовного кодекса Украины схожа по конструкции со ст. 147 УК РБ, за исключением уточнения: телесное повреждение должно быть опасным для жизни в момент причинения. Также указан признак «психическая болезнь» вместо «психическое расстройство (заболевание)»; отсутствует признак «расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета, на срок свыше четырех месяцев» и имеется ограничение неизгладимого обезображения только лица. Кроме того, закреплен

квалифицирующий признак «с целью запугивания пострадавшего или других лиц»[53], которого нет ни в УК РБ, ни в УК РФ.

Содержание ст. 126 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» Уголовного кодекса Азербайджанской Республики практически аналогично ст. 111 УК РФ, кроме признака «иное расстройство здоровья», который в УК РФ был исключен[54]. Диспозиция ч. 1 ст. 106 «Умышленное причинение тяжкого вре­да здоровью» УК Республики Казахстан дословно повторяет название статьи без перечисления признаков тяжкого вреда здоровью[55]. Ст. 117 «Умышленное причи­нение тяжкого вреда здоровью» Уголовного кодекса Грузии также аналогична диспозиции ст. 111 УК РФ, за исключением того, что вред здоровью приравнивается к телесному повреждению, а также отсутствует такой признак как заболевание наркоманией либо токсикоманией[56]. Последнего признака нет и в диспозиции ст. 104 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» Уголовного кодекса Кыргызской Республики[57], а также ст. 107 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» Уголовного кодекса Туркменистана[58].

Представляет особый интерес диспозиция ст. 104 «Умышленное тяжкое те­лесное повреждение» Уголовного кодекса Республики Узбекистан, в которой указан конкретный процент утраты общей трудоспособности (свыше тридцати трех процентов). Кроме того, часть 2 ст. 104 УК Республики Узбекистан в качестве квалифицирующего признака указывает на умышленное причинение тяжкого телесного повреждения «в процессе массовых беспорядков», которого

нет в анализируемых статьях УК России и Беларуси[59]. Данный квалифицирующий признак предусматривает также ч. 2 ст. 110 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» УК Республики Таджикистан[60].

Ст. 151 «Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью» Уголовного кодекса Республики Молдова преду­сматривает такой признак как неизгладимое обезображение лица и (или) прилегающих к нему областей[61].

Ст. 112 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» УК Республики Армения к квалифицирующим признакам относит умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, «сопряженное с терроризмом», «совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение», «сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера»[62]. Данные квалифицирующие признаки также не нашли своего отражения в УК России и УК Беларуси.

Анализируя уголовное законодательство стран Западной Европы, граничащих с Республикой Беларусь, следует отметить, что в диспозиции ст. 135 «Причинение тяжкого вреда здоровью» Уголовного кодекса Литовской Республики заслуживает внимания признак утраты большой части профессиональной или общей трудоспособности[63]. Ст. 156 «Кто причиняет тяжелый вред здоровью» Уголовного кодекса Республики Польша указывает на

признак «постоянного, существенного обезображивания или деформации тела»[64], не ограничиваясь областью лица или шеи. В ст. 125 «Умышленное тяжкое телес­ное повреждение» УК Латвийской Республики вызывает интерес квалифицирующий признак «совершенное лицом, помещенным в место содержания задержанных, предварительного задержания или лишения свободы»[65].

В заключение параграфа обратим внимание на следующие моменты:

1. Нормы, устанавливающие ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью появились тогда, когда возникла необходимость законодательной охраны жизни и здоровья человека. В своем развитии с момента существования до настоящего времени данная норма претерпела коренные изменения, начиная от примитивного закрепления в Русской Правде и заканчивая стабильным обобщенным описанием рассматриваемого состава преступления в современном уголовном законодательстве.

2. Значительная распространенность, затруднения в квалификации, повышенная общественная опасность обусловливают необходимость корректировки соотвествующих законодательных положений и совершенствования практики их применения.

3. В странах ближнего зарубежья национальный законодатель, как правило, повторяет конструкцию ст. 111 УК РФ, что объяснимо единством правовых систем, источников и научных подходов. Вместе с тем уголовные кодексы некоторых государств закрепляют отличную от УК РФ конструкцию признаков рассматриваемого состава преступления. Отдельные из них могут быть использованы при совершенствовании российского и белорусского уголовного закнодательства.

4. По нашему мнению, «вред здоровью» можно определить как « нарушение анатомической целостности либо физиологической функции органов и (или) тканей человека, а также заболевания и (или) патологические состояния, возник­

шие в результате воздействия физических, химических, биологических, психических или других факторов внешней среды». Данное понятие должно быть соответственно закреплено на законодательном уровне, чтобы обеспечить единообразное понимание термина в судебной медицине и юриспруденции.

<< | >>
Источник: Шаматульский Игорь Александрович. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УМЫШЛЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме §1. Понятие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью: сравнительно-правовой аспект:

  1. 2.3. Проблемные вопросы разграничения вымогательства с другими корыстно-насильственными преступлениями
  2. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  3. Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта
  4. 2.6. Определение размера денежной компенсации
  5. Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта
  6. 2.1. Назначение уголовного наказания в виде ареста
  7. § 4. ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ЕЕ УЧЕТ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  8. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  9. § 4. Содержание регулятивных уголовно-правовых отношений
  10. Особенности личности рецидивистов
  11. 2.1. Назначение уголовного наказания в виде ареста
  12. §2. Сравнительно-правовой анализ международно-правовых и национальных норм о труде членов экипажей рыболовных судов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -