<<
>>

§2. Субъективные признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью

Одним из обязательных элементов состава преступления является субъект преступления.

Субъект преступления - это физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, установленного уголовным законом, виновное в совершении общественно опасного деяния, предусмотренного этим законом в качестве

177

преступления .

Исходя из данного определения, можно выделить следующие обязательные признаки субъекта преступления: 1) им может быть только физическое лицо; 2) лицо должно быть вменяемым; 3) лицо должно достигнуть возраста, с которого согласно УК наступает уголовная ответственность.

Данные признаки законодательно закреплены в ст. 19 УК РФ 1996 г.: «Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом». Законодательством Республики Беларусь субъектом преступления также признается физическое

177 Гаухман Л.Д. Указ. соч. С. 121.

лицо, которое в момент совершения преступления находится в состоянии вменяемости и достигло определенного возраста. И хотя в ч. 1 ст. 27 УК РБ говорится лишь о возрасте, с которого наступает уголовная ответственность: «Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом», остальные признаки субъекта преступления вытекают из других статей УК РБ.

Так, согласно ст. 5 и ст. 6 УК РБ субъектами преступления могут быть граждане Республики Беларусь, лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Республики Беларусь, иностранные граждане, лица без гражданства, не проживающие постоянно в Республике Беларусь.

Признак вменяемости субъекта преступления вытекает из смысла ст. 28 УК РБ: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического психического расстройства (заболевания), временного расстройства психики, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Уголовная ответственность согласно ч. 1 ст. 27 УК РБ и ч. 1 ст. 20 УК РФ наступает с 16 лет, а за отдельные виды преступлений, перечисленных в ч. 2 ст. 27 УК РБ и ч. 2 ст. 20 УК РФ - с 14 лет.

Ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по уголовному законодательству Российской Федерации наступает с 14 лет. В Республике Беларусь за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения также уголовная ответственность наступает с 14 лет. Это обусловлено тем, что по достижении этого возраста лицо уже способно осознавать фактический характер и общественную опасность таких деяний.

Уголовные кодексы Российской Федерации и Республики Беларусь предусмотрели вероятность задержки в психофизиологическом развитии у некоторых подростков, что может быть связано не с наличием у него

психического расстройства, а с индивидуальными возрастными особенностями. В данном случае несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, так как имеет место так называемая «возрастная невменяемость» (ч. 3 ст. 20 УК РФ и ч. 3 ст. 27 УК РБ).

Невменяемость - это неспособность лица во время совершения общественно опасного деяния сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

В определении понятия невменяемости сочетаются медицинские и психологические (юридические) признаки. Их называют критериями, с помощью которых в полной мере раскрывается содержание этого понятия и устанавливается ее наличие в каждом конкретном случае.

Медицинский критерий невменяемости образует наличие любого болезненного состояния психики лица, перечисленного в ч. 1 ст. 21 УК РФ, ч.1 ст. 28 УК РБ, а именно:

1) хронического психического расстройства (заболевания - по УК РБ);

2) временного психического расстройства (расстройства психики - по УК РБ);

3) слабоумия;

4) иного болезненного состояния психики.

Хроническое психическое расстройство - это такое расстройство психической деятельности, которое носит длительный характер, трудно поддается лечению, протекает непрерывно или приступообразно и имеет тенденцию к прогрессированию (нарастанию болезненных процессов). К таким заболеваниям относятся: шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, паранойя, прогрессивный паралич как следствие сифилиса мозга, прогрессирующее старческое слабоумие и другие болезни[172].

Временное психическое расстройство характеризуется внезапным началом, быстрым развитием и непродолжительным течением. Такое расстройство поддается лечению и чаще всего оканчивается полным выздоровлением. К временным расстройствам психики относятся исключительные состояния (патологическое опьянение и др.); реактивное состояние, то есть болезненные расстройства психической деятельности, возникающие в результате психической травмы (различные формы неврозов, реактивные психозы); алкогольные психозы (белая горячка или алкогольный делирий, алкогольный галлюциноз, алкогольный параноид).

Слабоумие - это стойкое, малообратимое обеднение психической деятельности, ее упрощение и упадок. Слабоумие проявляется в ослаблении познавательных процессов и обеднении чувств, изменении поведения в целом[173]. Слабоумие связано с поражением интеллектуальной деятельности человека (олигофрения). Разновидностями олигофрении являются дебильность (относительно легкая степень олигофрении), имбецильность (форма средней тяжести) и идиотия (самая тяжелая форма олигофрении). Слабоумие носит постоянный характер и не поддается лечению.

Иное болезненное состояние психики - это такое состояние, которое связано с расстройством психической деятельности, не подпадающее под признаки указанных психических заболеваний и расстройств. Сюда относятся тяжелые формы заболеваний, сопровождающиеся галлюцинациями, помрачнением сознания и т.д. К таким болезням следует относить: брюшной тиф, травмы головы, аномалии психики у глухонемых и др[174].

Для наличия медицинского критерия невменяемости достаточно установления любого из указанных в законе болезненных состояний психики лица на момент совершения им общественно опасного деяния.

Несмотря на всю важность и значение медицинского критерия, его наличия недостаточно для признания лица невменяемым. Такая степень душевного заболевания, когда лицо ориентируется в окружающей обстановке, сохраняет способность отдавать себе отчет в своих действиях, руководить своими поступками, не исключает признания лица вменяемым и привлечения его к ответственности. Поэтому правовое значение медицинский критерий приобретает лишь в совокупности с психологическим (юридическим) критерием.

Психологическим (юридическим) критерием охватывается неспособность лица во время совершения общественно опасного деяния сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им. Данный критерий указывает на степень и глубину расстройства психической деятельности. Он в свою очередь характеризуется двумя признаками:

1) интеллектуальным;

2) волевым.

Для признания наличия юридического критерия требуется установления хотя бы одного из этих признаков - либо интеллектуального, либо волевого.

Интеллектуальный признак невменяемости включает неспособность лица сознавать фактический характер своего действия или бездействия (лицо вообще не понимает, что оно делает), а также неспособность сознавать общественную опасность своего действия (бездействия). Причем для наличия интеллектуального признака достаточно хотя бы одного из его слагаемых.

Волевой признак психологического (юридического) критерия означает неспособность лица во время совершения им общественно опасного деяния руководить своим действием или бездействием. Волевой признак имеется в том случае, когда виновное в совершении общественно опасного деяния лицо способно было осознавать общественную опасность своего деяния, но не имело возможности воздерживаться от его совершения либо иным образом руководить своими действиями.

Данное состояние характерно для лиц, страдающих наркоти­

ческой зависимостью, но только в состоянии абстиненции, т.е. наркотического голодания[175].

Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает уголовную от­ветственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст. 22 УК РФ). Под психическим расстройством, упомянутым в ст. 22 УК РФ, подразумевается существенно уменьшенная способность лица, совершившего преступление, сознавать опасность содеянного или руководить своим поведением[176]. Аналогичное положение закреплено и в ст. 29 УК РБ (уменьшенная вменяемость). Это состояние является промежуточным между вменяемостью и невменяемостью, оно обусловлено особым состоянием психики человека, имеющего психические аномалии как пограничные состояния между психическими заболеваниями (расстройствами) и здоровым состоянием психики. Однако у таких лиц не происходит тех изменений психики, которые наблюдаются у невменяемых. В целом они сохраняют способность адекватной оценки совершаемых ими поступков. Они способны также руководить ими, но такая способность не является оптимальной, как это имеет место у психически здоровых людей.

Поскольку уголовный закон исходит из того, что только состояние невменяемости является основанием, устраняющим ответственность, совершение общественно опасного деяния в состоянии уменьшенной вменяемости не освобождает лицо от уголовной ответственности.

Преступления нередко совершаются в состоянии алкогольного опьянения, а также в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ. Опьянение может быть патологическим и физиологическим. Патологическое опьянение мо­жет являеться основанием для признания лица невменяемым. При физиологиче­ском опьянении происходит временное нарушение нормального процесса высшей

нервной деятельности, что нередко снижает способность человека ориентироваться в создавшейся обстановке. Но такое нарушение нельзя признать психическим заболеванием или временным расстройством психики, хотя нередко лица, находящиеся в состоянии опьянения, не осознают характер и общественную опасность совершаемых деяний, не могут руководить ими.

Вместе с тем они способны отдавать отчет в том, какие последствия могут наступить вследствие добровольного употребления ими алкоголя или одурманивающих веществ.

Как справедливо заметил В.С. Рожнов, это положение ни в какой степени не опровергается тем, что после совершения преступления у лица может наступить полная амнезия на события, имевшие место во время опьянения[177].

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях[178].

Систематическое, неумеренное употребление алкогольных напитков, а также употребление наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ нередко приводит к хроническим заболеваниям в виде хронического алкоголизма, наркомании или токсикомании. В таких случаях к лицам, совершившим преступления в указанном состоянии, суд при наличии медицинского заключения может наряду с применением наказания или иных мер уголовной ответственности назначить принудительные меры безопасности и лечения в порядке, предусмотренном ст. 107 УК РБ. Из УК РФ аналогичная норма была исключена[179].

Таким образом, подводя итог вышесказанному, отметим, что субъектом умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) по УК РФ и УК РБ является физическое лицо (гражданин

Российской Федерации или гражданин Республики Беларусь, иностранный гражданин и лицо без гражданства), вменяемое и достигшее 14 лет.

Субъективная сторона умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Под субъективной стороной преступления в науке уголовного права, как правило, понимают внутреннее (психическое) отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям.

Понятие субъективной стороны и ее признаки практически единообразно толкуются правоведами[180]. Как верно отметил В.Н. Кудрявцев, правильное понимание содержания субъективных признаков того или иного преступления позволяет с высокой точностью квалифицировать совершенное деяние[181]. Проанализируем особенности субъективной стороны применительно к исследуемому составу преступления.

Субъективная сторона умышленного тяжкого телесного повреждения может предполагать наличие как прямого, так и косвенного умысла[182]. В том случае, если виновный действует с прямым умыслом, то последний сознает общественно опасный характер своего деяния, т.е. социальную вредность причинения вреда здоровью, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, предусмотренных диспозицией ст. 111 УК РФ (ст. 147 УК РБ), и желает их наступления. Приведем пример.

На автомобильной парковке около клуба-ресторана между М. и С. произо­шел конфликт, в ходе которого у М., на почве внезапно возникших личных непри­язненных отношений, возник преступный умысел, направленный на умышленное причинение С. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни последнего. Реализуя возникший преступный умысел, осознавая общественно-опасный и противоправ­

ный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления обществен­но-опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью С., опасного для его жизни, и желая этого, М. достал из кармана надетой на нем куртки нож и, держа его в руке, умышленно нанес клинком ножа С. один удар в область груд­ной клетки слева, чем причинил последнему телесное повреждение, которое от­носится к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни[183].

Если же виновный действует с косвенным умыслом, то последний сознает общественную опасность своих действий (бездействий), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, предусмотренных диспозицией ст. 111 УК РФ (ст. 147 УК РБ), не желает причинения тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения), но сознательно допускает наступление общественно опасных последствий (не предпринимает никаких реальных мер для их предотвращения) или относится к ним безразлично (специально не противодействует наступлению вреда здоровью). Приведем пример.

Находясь в зальной комнате дома, О., испытывая личные неприязненные отношения к Д., вызванные ранее возникшей ссорой, умышленно, осознавая обще­ственную опасность своих действий, предвидя возможность наступления обще­ственно-опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью, не желая наступления данных последствий, но сознательно допуская наступление общественно-опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью Д. и относясь к ним безразлично, взял в правую руку деревянную палку, подошел к Д. и с силой нанес ей палкой один удар в область правого виска, причинив своими умышленными действиями Д. телесное повреждение, которое относится к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни[184].

Интеллектуальный момент умысла образует сознание лицом общественной опасности причиняемого вреда здоровью и предвидение его наступления. При прямом умысле виновное лицо предвидит как неизбежность последствий, так и

возможность наступления тяжкого вреда здоровью, а при косвенном умысле - лишь возможность наступления данного вреда здоровью.

Волевой момент прямого умысла состоит в желании наступления тяжкого вреда здоровью, а волевой момент косвенного умысла - в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним.

При косвенном умысле причинение тяжкого вреда здоровью «не нужно виновному, он его не желает. Это последствие - побочный результат деяния виновного, направленного на иную, саму себе преступную или неприступную

191

цель» .

Помимо деления умысла на прямой и косвенный теорией уголовного права разработана его дифференциация на виды еще по двум основаниям: по времени

192 возникновения и степени определенности .

В первом случае умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший. Последний в свою очередь в зависимости от эмоционального состояния подразделяется на простой и аффектированный. Анализ эмпирического материала показал, что в большинстве случаев (более 93%) рассматриваемое преступление совершается с внезапно возникшим умыслом. Даже приискание предметов для причинения тяжкого вреда здоровью (нож, бита и т.п.), если оно имело место сразу после возникновения умысла и переросло в осуществление преступного деяния, как правило, происходит столь скоротечно, что не может свидетельствовать о заранее обдуманном умысле при совершении преступления.

По степени определенности умысел делится на определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). В свою очередь первый бывает двух видов - простой и альтернативный. Проведенный анализ материалов уголовных дел, возбужденных по ст. 111 УК РФ и ст. 147 УК РБ, позволяет сделать вывод, что в большей части случаев (более 82%), совершая данное преступление, виновный не конкретизирует своего умысла. Например, нанося сильные удары ногами по голове, груди и животу, виновный предвидит, [185][186]

что в результате будет причинен вред здоровью, но не осознает степени тяжести этого вреда. Подобное преступление, совершенное с неопределенным умыслом, следует квалифицировать как умышленное причинение того вреда здоровью, который фактически наступил[187].

При простом определенном умысле предвидение охватывает только один преступный результат. Альтернативный умысел характерен тем, что лицо предвидит наступление одного из нескольких индивидуально конкретизированных в его сознании преступных результатов (например, то, что нанесенный им удар ножом в живот может повлечь смерть или тяжкий вред здоровью)[188][189].

Если лицо действует с определенным (конкретизированным) умыслом, ответственность наступает за причинение того вреда, на которое был направлен умысел виновного, а если данный вред здоровью не был причинен по обстоятель­ствам, не зависящим от воли лица, - за покушение на данное преступление.

Например, В., будучи в неприязненных отношениях со свекровью, утром зашла в ее дом, достала из кармана бутылку с серной кислотой и, воспользовавшись отсутствием других членов семьи, выплеснула ей в лицо. В результате потерпевшей были причинены менее тяжкие телесные повреждения. Однако поскольку умысел виновной был направлен именно на причинение тяжкого телесного повреждения (действия виновной свидетельствуют о том, что она желала лишить зрения и неизгладимо обезобразить лицо потерпевшей), В. подлежит ответственности по ст. 14 и ст. 147 УК РБ за покушение на причинение тяжкого телесного повреждения)95

Характеризуя субъективную сторону умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, необходимо также проанализировать совершение данного преступления с двумя формами вины, когда имеет место неодинаковое психическое отношение виновного лица к совершаемому действию и

наступившим преступным последствиям. Это можно справедливо отнести к ч. 4 ст. 111 УК РФ и к ч. 3 ст. 147 УК РБ (применительно к наступлению последствия в виде смерти потерпевшего по неосторожности).

В теории уголовного права исследуемая конструкция ранее определялась понятиями «двойной», «смешанной», «раздвоенной» вины[190][191]. Действующий УК РБ ввел в оборот понятие «сложная вина» (ст. 25). Под сложной виной в теории понимается неоднородное отношение виновного к основному и производному последствиям. Смешанная форма вины сочетает различное отношение к деянию и

197

его последствиям .

В юридической литературе неоднозначно решался вопрос о том, возможна ли двойная или смешанная форма вины при совершении тех или иных преступлений. Одни ученые признавали двойную или смешанную форму вины[192], а другие отрицали ее[193]. Вопрос о сложной, двойной или смешанной форме вины поднимался еще в дореволюционной литературе[194]. В советском уголовном праве эта идея разделялась теми, кто представлял содержание вины в виде сложного психологического явления, которое не в полной мере отражалось в законодательной конструкции УК 1960 г[195].

Большинство ученых считают, что умысел и неосторожность не сливаются в качественно новую, третью форму вины, поэтому термины «смешанная», «двойная» или «сложная» форма вины неудачны. Правильнее, по их мнению, говорить о преступлениях с двумя формами вины[196].

Исходя из изложенного, вину в рассматриваемом преступлении можно определить как сочетание умышленного отношения лица к причинению тяжкого

вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) и неосторожного, по отношению к производному от него последствию - смерти потерпевшего, которое выступает отягчающим обстоятельством (ч. 4 ст. 111 УК РФ, ч. 3 ст. 147 УК РБ).

Также существует точка зрения, исключающая неосторожность. В соответствии с ней квалификация преступлений, в которых признается «раздвоение» вины, связывается не с различием отношения лица к своим действиям и к последствиям этих действий, а с наличием двух последствий преступления - прямых и производных. В качестве примера рассматривается причинение тяжкого вреда здоровью человека, повлекшее его смерть. «Единственная форма вины в совершении таких преступлений - умысел, заключающийся в умышленном создании угрозы причинения смерти. А отношение лица к смертельному исходу самостоятельной формы вины не имеет, а вытекает из отношения к созданию угрозы»[197].

Из вышеизложенного следует, что правильнее было бы считать преступное деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ (ч. 3 ст. 147 УК РБ), преступлением с двумя формами вины. Эта точка зрения нашла свое отражение и в ст. 27 УК РФ, которая так и называется «Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины».

Как видим, субъективные особенности ч. 4 ст. 111 УК РФ (ч. 3 ст. 147 УК РБ) объединяют два отдельных преступления: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) и причинение смерти по неосторожности, каждое из которых может существовать самостоятельно. В данном случае должна прослеживаться причинная связь между выполнением виновным действий, содержащих признаки основного преступления, и наступлением производных последствий (смерти потерпевшего). Указанные последствия могут быть вменены в вину лицу лишь в том случае, если они обусловлены совершением основного преступления. В рассматриваемом

преступлении причиной смерти потерпевшего является тяжкий вред здоровью (тяжкое телесное повреждение).

Преступления с двумя формами вины в целом являются умышленными, что предопределено умышленной формой вины в основном преступлении. В свою очередь отнесение рассматриваемого преступления к умышленным обусловливает его определение как особо тяжкое, что меняет правовой статус лица. Вина в рассматриваемом преступлении может проявиться в одном из четырех сочетаний: прямой умысел - преступное легкомыслие; прямой умысел - преступная небрежность; косвенный умысел - преступное легкомыслие; косвенный умысел - преступная небрежность.

Изучение материалов уголовных дел показало, что, как правило, по отношению к наступлению смерти лицо действует с преступной небрежностью. Небрежность - это непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий своих деяний, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности оно должно было и могло их предвидеть. Небрежность отличает то, что лицо не предвидит общественно опасных последствий своих действий (бездействия). Например, Г., действуя с неконкретизированным умыслом, нанес своей супруге один удар рукой в область грудной клетки и один удар ногой в область живота, причинив тем самым разрывы 12-перстной кишки и поджелудочной железы. Спустя девять дней потерпевшая скончалась от перитонита (воспаление брюшины вследствие травмы). В ходе предварительного следствия было установлено, что Г. не желал, но сознательно допускал наступление последствий в виде тяжкого вреда здоровью, а также не предвидел возможность наступления смерти, хотя при необходимой вниматель­ности и предусмотрительности мог и должен был предвидеть. Тем самым виновное лицо действовало с косвенным умыслом в отношении первого последствия (тяжкие телесные повреждения) и небрежностью в отношении второго последствия (смерти потерпевшей).[198]

Если смерть потерпевшего наступает в результате причинения тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) по неосторожности, то содеянное следует квалифицировать лишь как причинение смерти по неосторожности. Квалифицировать содеянное по ч. 4 ст. 111 УК РФ или по ч. 3 ст. 147 УК РБ можно лишь в случае, если тяжкий вред здоровью (тяжкое телесное повреждение) был причинен умышленно. При этом надо учитывать, что признавая смерть потерпевшего производным, дополнительным последствием, нельзя отдаленность его от деяния обусловливать обязательным разрывом во времени, т.к. его может и не быть, поскольку смерть может наступить немедленно. И наоборот, за убийство ответственность может наступить после значительного разрыва во времени между нанесенным потерпевшему тяжким вредом здоровью (тяжким телесным повреждением) и наступившей смертью. В этих случаях решение вопроса о правильной квалификации содеянного необходимо увязывать с установлением характера телесных повреждений, наносимых в жизненно важные органы человеческого тела, когда виновный сознает несовместимость причиняемых им повреждений с жизнью потерпевшего. О том, что телесные повреждения опасны для жизни человека свидетельствуют, например, обширные повреждения головы и т. п.

Установление двух форм вины в указанных случаях имеет практическое значение, так как в каждом конкретном случае даст возможность отграничивать названные деяния от смежных составов преступлений. Именно с учетом характера субъективной стороны проводится отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения), повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ, ч. 3 ст. 147 УК РБ), с одной стороны, от убийства (ст. 105 УК РФ, ст. 139 УК РБ), а с другой - от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ, ст. 144 УК РБ). Если умысел лица был направлен не только на причинение тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения), но и на лишение жизни, то содеянное следует квалифицировать как убийство. Если же лицо не имело умысла на причинение тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения), а психическое отношение к факту

наступления смерти характеризуется неосторожной виной, то содеянное надлежит квалифицировать как причинение смерти по неосторожности.

Факультативными признаками субъективной стороны рассматриваемого преступления выступают мотив, цель и эмоции.

Под мотивом преступления принято понимать осознанное побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступления, иначе говоря, это источник действия, его внутренняя движущая сила. Это обусловленные потребностями и интересами побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление.[199].

Преступление - это форма выражения и объективизация мотивов преступления, в свою очередь, мотив позволяет понять подлинный характер правомерного или противоправного поведения[200].

При умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения), мотив и цель выступают в качестве отягчающих обстоятельств в ч. 2 ст. 111 УК РФ (ч. 2 ст. 147 УК РБ). Характеристика данных квалифицирующих признаков будет приведена в третьем параграфе данной главы.

Цель преступления - это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления[201]. Применительно к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) специальная цель просматривается только в квалифицированном составе преступления - с целью получения трансплантата (п. 4 ч. 2 ст. 147 УК РБ), в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ). Характеристика данного квалифицирующего признака также будет приведена в третьем параграфе данной главы.

К факультативным признакам субъективной стороны относятся также эмо­ции, представляющие собой чувства и переживания, которые испытывает человек.

Некоторые ученые эмоции относят к субъекту преступления, а не к субъек­тивной стороне, аргументируя это тем, что эмоции характеризуют психическое состояние виновного, а не его не психическую деятельность[202]. Однако большин­ство относят эмоциональное состояние виновного к характеристике (признаку) субъективной стороны преступления. Так, Н.А. Бабий конкретизирует это тем, что только состояние аффекта (из числа всех эмоциональных состояний) учтено законодателем в УК[203].

Согласно ст. 31 УК РБ аффект - это состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, когда лицо на момент совершения деяния не могло в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими. Такое состояние может быть вызвано противоправным или аморальным поведением потерпевшего, выразившемся в следующих действиях: насилии, издевательстве, тяжком оскорблении, иных противозаконных действиях, грубых аморальных действиях, систематическом противоправном или аморальном поведении, явившемся причиной возникновения длительной психотравмирующей ситуации.

Эмоциональный (чувственный) компонент человеческой психики - обязательный элемент каждого поступка человека, в том числе и преступления. Законодатель не включает эмоции в определения форм вины, однако они входят в содержание психического отношения, составляющего вину.

Исследование субъективных признаков ст. 111 УК РФ и ст. 147 УК РБ позволяет сделать следующие выводы:

1. Субъект умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) по УК РФ и УК РБ - общий, им может быть физическое лицо, которое осознавало фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) и могло руководить ими, достигшее 14-летнего возраста привлечения к уголовной ответственности.

2. Совершение исследуемого преступления возможно лишь с умышленной формой вины. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения), повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего - преступление с двумя формами вины, поскольку содержит в себе сочетание умышленного отношения лица к причинению тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) и неосторожного, по отношению к производному от него последствию - смерти потерпевшего. По отношению к наступлению смерти лицо действует, как правило, с преступной небрежностью.

3. Факультативными признаками субъективной стороны рассматриваемого преступления выступают эмоции, а также мотив и цель, которые проявляются в качестве отягчающих обстоятельств в ч. 2 ст. 111 УК РФ (ч. 2 ст. 147 УК РБ). При этом специальная цель просматривается только в одном квалифицированном составе преступления - с целью получения трансплантата (п. 4 ч. 2 ст. 147 УК РБ), в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ).

<< | >>
Источник: Шаматульский Игорь Александрович. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УМЫШЛЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме §2. Субъективные признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью:

  1. 38. Виды преступлений против здоровья. Квалификация умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.
  2. 3. Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести
  3. 6. Иные преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье человека
  4. 6. Преступления, препятствующие исполнению наказания или возмещению причиненного вреда
  5. ЖИЗНЬ И ЗДОРОВЬЕ В ОПАСНОСТИ
  6. 1.4. Лицо, потерпевшее моральный вред
  7. § 2. Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  8. §4. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего
  9. 1. Понятие и признаки хулиганства
  10. Тема 5. Преступления против здоровья
  11. 5. Особенности квалификации по субъективной стороне и по субъекту
  12. Преступление: понятие, признаки и состав
  13. 21. Понятие и признаки субъекта преступления. Специальный субъект преступления. Понятие субъекта преступления
  14. 68. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Его квалифицированные виды. Отличие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлёкшего по неосторожности смерть, от убийства и причинения смерти по неосторожности.
  15. 2. 5. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРИЧИНЕНИЯ СМЕРТИ ПО НЕОСТОРОЖНОСТИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -