<<
>>

6. Квалифицирующие признаки кражи

Совершение кражи группой лиц по предварительному сговору - квалифицированный вид кражи, известный прежнему законодательству. Понятие "группа лиц по предварительному сговору" раскрывается в ч. 2 ст. 35 УК. Сопоставление ч. 2 с ч. 1 ст. 35 УК позволяет сделать вывод, что данный признак предполагает наличие двух или более исполнителей, заранее договорившихся о хищении. Недопустима квалификация хищения по этому признаку при наличии одного исполнителя и одного или нескольких соучастников в строгом смысле слова (пособников, подстрекателей, организаторов).

Действия соучастника групповой кражи, который не был исполнителем (соисполнителем), должны квалифицироваться по ст. 34 и п. "а" ч. 2 ст. 158 УК.

Поскольку группа является формой соучастия, совершение хищения одним субъектом при участии других лиц, не отвечающих признакам субъекта, не образует данного квалифицирующего признака. Сознательное использование действий малолетнего или невменяемого означает опосредованное исполнительство.

Указание на то, что сговор должен быть предварительным, означает сговор, состоявшийся до начала преступления. Промежуток времени между сговором и началом кражи решающей роли не играет. Если действия, непосредственно направленные на изъятие чужого имущества, уже начаты исполнителем, то последующее присоединение другого соисполнителя не образует данного квалифицирующего признака, поскольку этих лиц нельзя считать "заранее договорившимися" о совместном совершении кражи. Однако, если лицо пыталось совершить кражу в одиночку и потерпело неудачу, а затем вступает в сговор с другим лицом, чтобы снова сделать попытку кражи, такой сговор считается предварительным. Соисполнительство не исключает распределение ролей между участниками кражи. Поэтому без ссылки на ст. 34 УК квалифицируются и действия члена преступной группы, который сам не изымал (не выносил, не вывозил) похищенное, но в момент совершения преступления, согласно предварительной договоренности, обеспечивал возможность проникновения другого лица к имуществу или его тайного изъятия (путем взлома хранилища, охраны места преступления и т.д.).

По мнению Верховного Суда РФ, действия работника охраны, который по договоренности с группой лиц, похитивших из цеха пять контейнеров с деталями к автомашинам, позволил вывезти похищенное с территории завода, должны квалифицироваться как пособничество в краже, со ссылкой на ст. 34 УК*(537).

Лица, систематически скупающие у непосредственных похитителей краденое, являются соучастниками преступления, но, поскольку они не могут считаться соисполнителями, их действия квалифицируются по ст. 34 и соответствующей части ст. 158 УК*(538).

Если кража совершена по предварительному сговору группой лиц, то каждый из участников несет ответственность за это преступление в полном объеме похищенного, независимо от доставшейся ему доли.

Кража, совершенная неоднократно, рассматривается в п. "б" ч. 2 ст. 158. Содержание данного квалифицирующего признака мало отличается от аналогичного признака ч. 2 ст. 144 УК 1960 г. ("кража, совершенная повторно"). Понятие "неоднократности" в самом общем виде раскрывается в ст. 16 УК РФ. Как правило, неоднократность предполагает совершение двух или более тождественных деяний. Однако в преступлениях против собственности неоднократность трактуется более широко, что закреплено в примечании 3 к ст. 158 УК. Это соответствует правовой традиции, несмотря на замену понятия "повторность" понятием "неоднократность".

Отличие от прежнего понимания аналогичного признака состоит прежде всего в том, что признак неоднократности относится не только к хищениям, но и к другим корыстным преступлениям против собственности.

Из текста примечания 3 к ст. 158 УК вытекает, что кража будет считаться неоднократной, если ей предшествовало совершение хотя бы один раз: а) кражи; б) любого другого хищения; в) вымогательства; г) иного корыстного преступления против собственности (ст. 165, 166 УК); д) бандитизма (ст. 209 УК); е) хищения либо вымогательства предметов, незаконное владение которыми и оборот которых представляют угрозу общественной безопасности (ст. 221, 226, 229 УК).

Данный квалифицирующий признак применяется независимо от того, сколько преступлений из числа названных было совершено прежде и в каком сочетании. Прежнее преступление не требует самостоятельной квалификации, если оно было тождественно вновь совершенному, что вытекает из текста ч. 3 ст. 16 УК. Если же краже предшествовало иное преступление из числа названных в примечании 3 к ст. 158 УК, то оно должно квалифицироваться самостоятельно. Сказанное относится и к ранее совершенной краже с квалифицирующими признаками, отсутствующими в новой краже. Именно для этих случаев действует правило: "повторность не исключает совокупности".

Признак неоднократности в ст. 158 УК (как и в других статьях о хищении) имеет и другие особенности. Его формулировка в примечании 3 к этой статье не должна оставлять сомнения, что неоднократным считается хищение, если за предшествующее преступление из числа перечисленных в примечании лицо было осуждено. Иными словами, неоднократность охватывает и рецидив. В ст. 16 и 18 УК РФ, принятого в первом чтении*(539), понятие неоднократности противопоставлялось рецидиву. В окончательной редакции настоящего Кодекса это противопоставление устранено, в связи с чем упростилась и редакция п. "б" ч. 2 настоящей статьи (после слова "неоднократно" исключены слова "или лицом, ранее судимым за хищение либо вымогательство").

Таким образом, понятие неоднократности как квалифицирующий признак хищения охватывает как те случаи, когда лицо было судимо за ранее совершенные преступления (рецидив), так и те, когда оно не было судимо и одновременно привлекается за эти преступления к уголовной ответственности. Для неоднократности не имеет значения также, было ли преступление оконченным или нет, совершено оно исполнителем или соучастником.

Неоднократность отсутствует, если к моменту совершения хищения: а) судимость за прежнее преступление снята или погашена в установленном законом порядке; б) истекли сроки давности уголовного преследования за прежнее преступление; в) лицо было в законном порядке освобождено от уголовной ответственности за прежнее преступление.

Если кража совершена у нескольких потерпевших одновременно (при единстве способа и едином умысле), то неоднократности нет. И, напротив, несколько краж у одного потерпевшего (из одного источника) могут образовать неоднократность, за исключением случаев продолжаемого хищения. В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. разъяснялось, что "продолжаемым хищением следует считать неоднократное незаконное безвозмездное изъятие государственного или общественного имущества, складывающееся из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель незаконного завладения государственным или общественным имуществом, которые охватываются единым умыслом виновного и составляют в своей совокупности одно преступление"*(540).

Неоднократной не может считаться, к примеру, кража целого предмета по частям или вынос с охраняемой территории в несколько приемов имущества, однажды приготовленного для хищения. Продолжаемым хищением, а не неоднократным, является кража имущества, совершенная после неудачной попытки похитить то же самое имущество.

Продолжаемым хищением, например, были признаны действия старшего мастера металлургического комбината, который в течение четырех месяцев неоднократно похищал с комбината различные строительные материалы с одной целью - использование из на строительстве дачи*(541).

Напротив, неоднократное хищение имущества, совершенное в разное время, из разных источников и разными способами, не может рассматриваться как единое продолжаемое преступление*(542).

Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, рассматривается в п.

"в" ч. 2 ст. 158 УК. Этот квалифицирующий признак почти дословно воспроизводит аналогичное положение ч. 2 ст. 144 УК 1960 г. (в ред. Федерального закона от 1 июля 1994 г.), которое, в свою очередь, объединило квалифицирующие обстоятельства двух различных составов преступлений: кражи государственного или общественного имущества с проникновением в помещение или иное хранилище и кражи личного имущества с проникновением в жилище (ч. 3 ст. 89 и ч. 3 ст. 144 УК 1960 г. прежней редакции).

Кража с незаконным проникновением в жилище представляет повышенную опасность как в силу способа совершения, так и с учетом типичных особенностей субъекта преступления. Повышенная опасность этого вида краж связана с тем, что в жилом помещении хранится обычно наиболее ценное имущество граждан (особенно в условиях городской жизни). Проникновение в жилище способно причинить тяжкий ущерб имущественному положению потерпевшего.

Лица, совершающие квартирные кражи, отличаются повышенной общественной опасностью. Среди них наблюдается относительно более высокий процент рецидивистов и лиц, не занимающихся общественно полезным трудом, что само по себе является одним из показателей криминального профессионализма. Кроме того, усиление ответственности за этот вид краж обусловлено тем, что они посягают не только на отношения собственности, но и на гарантированную ст. 25 Конституции РФ неприкосновенность жилища (дополнительный объект преступления). Однако при совершении кражи, грабежа или разбоя с проникновением в помещение или иное хранилище и кражи личного имущества с проникновением в жилище не требуется дополнительно квалифицировать содеянное по ст. 139 УК*(543).

Квартирные кражи обычно совершаются с заранее обдуманным намерением, при значительном объеме подготовительной деятельности. Повышенную опасность, хотя и в меньшей степени, представляет также кража с проникновением в нежилое помещение или иное хранилище ценностей, поскольку при ее совершении, как и при квартирной краже, преступник посягает на имущество, в отношении которого собственник принял определенные меры для обеспечения его сохранности. Этот признак ранее имелся только в нормах о преступлениях против социалистической собственности в силу существовавшей идеологической концепции повышенной ее защиты.

При объединении 1 июля 1994 г. норм о преступлениях против социалистической и личной собственности была сделана попытка механически соединить "проникновение в жилище" (ч. 3 ст. 144 УК 1990 г.) с "проникновением в помещение или иное хранилище" (ч. 3 ст. 89 УК 1960 г.). Это значительно расширило сферу применения последнего признака и усугубило недостатки прежней ч. 3 ст. 89 УК 1960 г. Искусственно созданный "универсальный" признак "кража с проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище" оказался присущим большинству краж, что не позволяет считать его квалифицирующим. Всякое имущество где-нибудь хранится. В судебной практике стали встречаться случаи, когда квалифицированным по признаку "проникновения в иное хранилище" признавались кражи посуды и других бытовых вещей из незапертых кухонных столов, ларей, из картонных коробок из-под радиоаппаратуры, находящихся в коридорах общежитий и коммунальных квартир, при наличии свободного доступа к этим "хранилищам". Тем самым было принижено значение усиления борьбы с квартирными кражами как проявлением профессиональной преступности. В первых проектах Уголовного кодекса РФ, опубликованных в 1992 г., равно как в одном из вариантов Кодекса, принятого Государственной Думой 24 ноября 1995 г.*(544), имелся квалифицированный вид кражи только "с незаконным проникновением в жилище". Возврат к формулировке Федерального закона от 1 июля 1994 г. возрождает прежние трудности в квалификации, осложняет индивидуализацию наказаний за кражи и требует от законодателя аутентического толкования. Пока же, на наш взгляд, следует исходить из тех критериев, которые сложились в практике применения соответствующих положений УК РСФСР 1960 г.

Жилище - это строение или помещение в нем, предназначенные для проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик и т.п.). Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 5 сентября 1986 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" предложил считать жилищем "также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.)".

Некоторые суды полагают, что купе поезда является временным жилищем пассажиров, и в связи с этим действия лица, похитившего чужое личное имущество из купе, квалифицируют как кражу с проникновением в жилище. Такое мнение ошибочно, поскольку поезд служит транспортным средством и для проживания в нем людей не предназначен. Иначе решается вопрос о квалификации краж из строительных вагончиков, сборных домиков, палаток, "балков", "бытовок" и других временных сооружений, специально приспособленных и используемых в качестве жилья на строительстве железных дорог, ЛЭП и других сооружений, в изыскательских партиях, на охотничьих промыслах и т.п.*(545)

Помещение - это "строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как постоянным, так и временным, как стационарным, так и передвижным"*(546).

Повышенная сохранность имущества может быть обеспечена путем размещения его в особых хранилищах как внутри помещения (жилища), так и вне его. В упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. иное хранилище определяется как "отведенные для постоянного или временного хранения участки территории, которые оборудованы оградой либо техническими средствами или обеспечены иной охраной, передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы и тому подобные хранилища".

Нельзя относить к числу иных хранилищ обычную тару, упаковку. Относительно участков территории в судебной практике утвердился взгляд, что неогражденная и неохраняемая площадка, используемая для складирования материалов, не может считаться "иным хранилищем"*(547). Но и не всякая охраняемая территория (например, территория завода) может быть признана "иным хранилищем". Им считаются лишь специально отведенные и оборудованные для хранения материальных ценностей участки*(548). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу Варламова и Яковлева не посчитала иным хранилищем территорию колхозного сада, поскольку площадь сада предназначалась не для хранения имущества, а для выращивания яблок*(549). По другому делу Верховный Суд РСФСР признал правильным осуждение за кражу с проникновением в иное хранилище лиц, которые ночью сорвали навесной замок с дверцы автофургона и похитили ящики с водкой. В то же время кража с открытой платформы вагона может быть квалифицирована как совершенная из "иного хранилища", если платформа охранялась*(550).

Для вменения рассматриваемого квалифицирующего признака необходимо установить не только, откуда совершено хищение (из жилища, помещения или хранилища), но и особый способ действия, а именно "с проникновением" к месту хранения имущества. Проникновения нет там, где доступ к имуществу открыт для виновного, например, в связи с работой в данном помещении. О "проникновении" в смысле п. "в" ч. 2 ст. 158 УК можно говорить лишь в том случае, когда оно было, во-первых, незаконным (осуществлено вопреки запрету или без ведома и согласия управомоченных лиц, а также путем обмана их), во-вторых, направлено на похищение чужого имущества. Приход виновного в торговый зал магазина, куда открыт доступ для каждого, не образует данного квалифицирующего признака даже при наличии умысла на хищение*(551).

Пленум Верховного Суда СССР в упомянутом постановлении N 2 от 26 апреля 1984 г. разъяснил, что "проникновение" - это тайное или открытое вторжение в помещение, иное хранилище или жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и без этого. "Проникновение" может быть осуществлено также с помощью приспособлений, когда виновный извлекает похищаемые предметы без входа в соответствующее помещение.

Если лицо имеет право находиться в помещении только в определенное время (в торговом зале магазина - в часы торговли, в цеху - во время работы), то проникновение в это помещение в неурочное время следует признать незаконным. Например, если лицо, спрятавшись днем в помещении магазина и дождавшись его закрытия, после ухода продавцов совершает кражу товаров, то эта кража должна рассматриваться как совершенная с незаконным проникновением в помещение. Напротив, кража из помещения во время работы не может квалифицироваться как совершенная путем проникновения.

Если виновный имел свободный доступ в жилое помещение (как временный жилец или член семьи) либо вошел туда на законных основаниях (в качестве гостя или для производства каких-либо работ), то совершение им в этой ситуации кражи не дает основания для применения данного квалифицирующего признака ввиду отсутствия признака незаконности проникновения. В судебной практике встречались случаи ошибочного осуждения за кражу с проникновением в жилище, хотя виновный правомерно оказался в жилище потерпевшего, а умысел на хищение сформировался у него уже при нахождении в жилище.

Так, районным народным судом С. был осужден за кражу с проникновением в жилище, причинившую значительный ущерб потерпевшей. Как установлено материалами дела, С. пришел в общежитие к своей знакомой Б., находился у нее в комнате, затем ушел, после чего зашел в одну из комнат общежития, где, увидев на шкафу норковую шапку, похитил ее. Как выяснилось, шапка принадлежала Ч., которая проживала в этой комнате, но в момент кражи отсутствовала. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР признала неправильной квалификацию данной кражи как совершенной с проникновением в жилище, поскольку не опровергнуты объяснения С., что он зашел в незапертую комнату, с целью познакомиться с какой-нибудь девушкой, а умысел на совершение кражи возник у него, когда он увидел шапку*(552).

Все составные элементы рассматриваемого квалифицирующего признака (место, откуда изымается имущество, - "жилище, помещение, иное хранилище"; способ - "с проникновением"; недозволенность проникновения - "незаконное") одинаково обязательны и должны оцениваться в единстве. При отсутствии хотя бы одного из названных элементов данный признак не должен применяться. Так, кража вещей с подоконника открытого окна без вторжения внутрь жилого помещения и без применения каких-либо приспособлений не может квалифицироваться как кража с проникновением в жилище*(553).

Кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину (п. "г" ч. 2 ст. 158 УК), - признак, аналогичный имевшемуся ранее в ст. 144, 145, 147 УК 1960 г. ("значительный ущерб потерпевшему") и воспроизведенный в ч. 2 ст. 144 этого Кодекса в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г. только применительно к краже. В первоначальной редакции УК 1960 г. данный признак относился только к посягательствам на личную собственность граждан и трактовался обычно как причинение ущерба, существенно повлиявшего на имущественное положение потерпевшего. Это предполагало необходимость учета не только размера похищенного, но и материального положения потерпевшего, которое, в свою очередь, определялось размером дохода, наличием иждивенцев, социальным положением и т.д. Такая трактовка оправдывалась тем, что имущественное положение граждан неодинаково и кража на одну и ту же сумму по-разному воспринимается ими.

Объединение норм о преступлениях против всех форм собственности поставило вопрос о применимости этого признака к случаям кражи имущества, принадлежащего государственной организации, коммерческому банку, акционерному обществу или другому юридическому лицу. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. N 4 положительно решил этот вопрос. При этом Пленум исходил из того, что законодатель ввел принцип защиты всех форм собственности. Пленум рекомендовал судам при решении вопроса о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества исходить как из его стоимости, так и других существенных обстоятельств. "Ими, в частности, могут быть материальное положение физического лица, финансовое положение юридического лица, значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца"*(554). Данное разъяснение в настоящее время сохраняет силу в отношении одной категории собственников - физических лиц, поскольку в новой редакции квалифицирующего признака речь идет о значительном ущербе гражданину.

Но и в отношении оценки ущерба, причиненного гражданину, нельзя в современных условиях исходить из прежних идеологических представлений о том, что собственность граждан, имеющих разный уровень материального благосостояния, должна охраняться уголовным законом по-разному. Конституция РФ гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, независимо от его имущественного положения (ч. 2 ст. 19).

В Кодексе, принятом Государственной Думой в первом чтении, речь шла о значительном размере кражи и иного хищения*(555). Такое решение позволяло применять этот признак к преступлениям против любой формы собственности; сам признак поддавался формализации (его содержание раскрывалось в примечании); соблюдалась иерархия квалифицирующих признаков ("значительный размер" и "крупный размер" - понятия сопоставимые). Возврат к формулировке Уголовного кодекса 1960 г. возрождает прежние трудности квалификации и обостряет их в новых условиях; порождает произвол в оценках значительного ущерба; открывает путь к объективному вменению, поскольку обычно преступник не осведомлен об имущественном положении потерпевшего; означает скачкообразное возрастание санкций при переходе от некрупного размера (ч. 1 ст. 158 УК) к крупному размеру (ч. 3 ст. 158 УК) при иных категориях потерпевших, кроме гражданина. Очевидно, требуется аутентическое толкование данного признака либо совершенствование нормы.

В качестве временного и приблизительного ориентира можно использовать соотношение между значительным и крупным размером как 1:10. Такое соотношение предлагает законодатель в иных случаях (ст. 200, 260 УК).

Кража, совершенная организованной группой, рассматривается в п. "а" ч. 3 ст. 158. Этот особо квалифицирующий признак известен прежнему законодательству (ст. 144-147, 147.1, 148 УК 1960 г.). Понятие организованной группы теперь раскрывается в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Основной признак, отличающий организованную группу от группы лиц по предварительному сговору, - это устойчивость. Разумеется, повышенная опасность хищения, совершенного организованной группой, определяется и другими обстоятельствами, но эти признаки либо не являются постоянными, либо их не удается формализовать.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5, раскрывая понятие организованной группы, дополнил законодательное определение следующим образом: "Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.п.". Особенность организованной группы (в отличие от группы лиц с предварительным сговором) состоит в том, что некоторые ее члены могут не только выполнять элементы объективной стороны кражи, но и создавать условия для совершения хищения, например, подыскивать будущие жертвы, принимать и реализовывать похищенное, оказывать транспортные услуги или осуществлять иное обеспечение преступной деятельности группы. При наличии устойчивых связей с другими членами организованной группы действия ее участника квалифицируются по п. "а" ч. 3 ст. 158 без ссылки на ст. 33 УК, даже если эти действия по своим объективным признакам не выходят за рамки пособничества.

В судебной практике вывод об устойчивом характере группы обычно обосновывается длительностью и многоэпизодичностью преступной деятельности. Руководители организованных групп расхитителей (их создатели, разработчики преступных планов, организаторы отдельных преступлений) несут ответственность за все совершенные группой хищения, если они охватывались их умыслом.

Кража, совершенная в крупном размере (п. "б" ч. 3 ст. 158 УК), - особо квалифицирующий признак, отягчающее значение которого больше, нежели причинение значительного ущерба гражданину. Следуя установившейся с 1991 г. традиции, закон дает критерии определения крупного размера в примечании 2 к настоящей статье. Границы крупного размера вновь изменены. Законом РСФСР от 5 декабря 1991 г. было установлено, что крупным размером признавалось хищение на сумму, 50-кратно превышающую минимальный размер оплаты труда; Федеральный закон от 1 июля 1994 г. установил, что крупным является хищение на сумму, 200-кратно превышающую минимальный размер оплаты труда. Согласно примечанию 2 к ст. 158 УК крупным размером "в статьях настоящей главы" (т.е. не только для хищения) признается стоимость имущества, в 500 раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.

Несопоставимость понятий "значительный ущерб гражданину" и "крупный размер хищения" приводит на практике к коллизиям. Иногда, с учетом высокого уровня благосостояния потерпевшего, суд не может признать причиненный кражей ущерб значительным для него, хотя стоимость похищенной вещи превышает 500 минимальных размеров оплаты труда. В таких случаях содеянное следует квалифицировать по более тяжкому признаку - по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК. Если же кража в крупном размере признается одновременно причинившей значительный ущерб гражданину, то содеянное также квалифицируется по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК, но в описательной части приговора должен быть указан и упомянутый признак.

Согласно примечанию 2 к ст. 158 УК, размер кражи определяется стоимостью похищенного имущества. Стоимость вещи, в свою очередь, выражается в денежной оценке (цене). Однако установить цену похищенного бывает непросто. Пленум Верховного Суда РФ в упоминавшемся постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5 дал указание судам: "При определении стоимости имущества, ставшего предметом преступления, следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость определяется на основании заключения экспертов".

Поскольку сфера применения фиксированных государственных розничных цен в настоящее время ограничена, судам чаще приходится иметь дело со свободными рыночными ценами, складывающимися в данной местности. Стоимость вещи в таких случаях определяется судом на основании имеющихся в материалах дела данных о фактически понесенных расходах на приобретение имущества или затратах на его производство, с учетом износа (амортизации) предмета. Доказательствами стоимости имущества могут служить не только документы, но и показания свидетелей, а также объяснения потерпевшего. Разумеется, как и все доказательства, эти сведения подлежат судейской оценке. В сложных случаях, требующих специальных познаний, стоимость имущества может быть установлена с помощью экспертизы (например, кража уникальной вещи).

Если стоимость имущества, имеющая значение для квалификации преступления, определяется исходя из цен, действовавших на момент совершения преступления, то размер ущерба, возмещаемого потерпевшему по гражданскому иску или по инициативе суда, определяется (в случае изменения цен) исходя из цен, действующих на день принятия решения о возмещении вреда, с последующей индексацией исчисленной суммы на момент исполнения приговора в порядке, предусмотренном ст. 269 УПК РСФСР*(556).

Совершение лицом нескольких краж чужого имущества, общая стоимость которого превышает в 500 раз минимальный размер оплаты труда, должно квалифицироваться как кража в крупном размере, если все преступления совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5). Здесь, по существу, речь идет о едином продолжаемом преступлении.

На определение размера кражи не влияет полное или частичное возмещение вреда после совершения преступления. При совершении кражи группой лиц квалификация по размеру определяется общей стоимостью похищенного, а не долей того или иного участника, разумеется, если члены группы сознавали, что группа совершает хищение в крупном размере. "Если лицо имело умысел на хищение государственного имущества в крупном размере, но он не был осуществлен по не зависящим от виновного обстоятельствам, содеянное должно квалифицироваться как покушение на хищение в крупном размере, независимо от фактически похищенного"*(557). При неконкретизированном умысле (относительно размера) содеянное квалифицируется в зависимости от стоимости фактически похищенного.

Кража, совершенная лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство (п. "в" ч. 3 ст. 158 УК), - новый особо квалифицирующий признак, отражающий повышенную опасность многократного специального рецидива. Если человек, несмотря на неоднократное привлечение к уголовной ответственности, продолжает совершать однородные преступления, он приобретает преступный опыт, повышает свою "квалификацию". Поэтому многократный специальный рецидив рассматривается криминологами как признак криминального профессионализма, что требует более жесткой реакции со стороны общества.

<< | >>
Источник: Г.Н. Борзенков, В.С. Комисаров. Курс уголовного права в пяти томах. Том 3. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М.: Зерцало, 2002. 2002

Еще по теме 6. Квалифицирующие признаки кражи:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -