<<
>>

ПРАВОНАРУШЕНИЕ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Частное правонарушение - delictum - отличается от уголовного - crimen - тем, что нарушитель преследуется по инициативе частного лица. Штраф с нарушителя изымается в пользу этого лица. Уголовное преступление, напротив, затрагивает интересы общества в целом.

Любой римский гражданин мог начать уголовный процесс. Штраф взимался в пользу римского народа. Выделялись такие виды деликтов как кража (furtum), грабеж (rapina), противоправное нанесение ущерба, оскорбление личности.

Обязательства как бы из деликтов включают гипотезы виновного поведения, преследуемые посредством преторских исков. К ним относились, например, ситуации, когда судья обращает процесс на себя, если он умышленно нарушает порядок судебного разбирательства. К квазиделиктам относили также преступную небрежность, действия, создающие угрозу для окружающих, и др.

168 1. ШТРАФНЫЕ ИСКИ

Мера ответственности в деликте характеризуется кратным увеличением оценочной стоимости причененного ущерба. Для штрафных исков также характерны:

- личный характер, или непереходность. Они не распространяются на наследников правонарушителя (пассивная непереходность). В некоторых случаях преторское право предусматривало право на активную непереходность (когда на иск имели право наследники потерпевшего), а также право на предъявление иска относительно полученной выгоды, которые могли быть распространены и на наследников;

- ноксальная ответственность. Отец семейства был вправе освободиться от ответственности за деликт, выдав непосредственно виновного (раба или подвластное лицо) в собственность потерпевшему через манципацию. Это право было частично ограничено в классический период, однако полностью упразднено лишь Юстинианом;

- кумулятивность. По штрафному иску каждый виновный отвечает сполна. Так, если деликт совершило несколько человек, то каждый отвечает за ущерб в полном объеме. Кроме того, подавались смешанные иски - о преследовании вещи (rei persecutoria) и штрафные;

- бессрочность. Штрафные иски и иски о преследовании вещи не имели срока давности. Преторские иски должны были быть предъявлены в течение года, однако после litis contestatio также приобретали бессрочный характер.

2. КРАЖА (FURTUM)

Кража, согласно Гаю (Институции 3.195), «бывает не только тогда, когда кто-либо уносит чужую вещь, но вообще, когда кто присваивает себе чужую вещь вопреки воле ее хозяина».

Вором считается человек, имевший намерение украсть (animus furandi): никто не совершает кражу без злого умысла. Ответственность за кражу несли также те, кто подговаривает вора и предоставляет свои услуги и помощь (подстрекатель и пособник). Виновен и выгодополучатель (то, для кого украли).

Обычная кража считалась частноправовым деликтом; напротив, кража в особо крупных размерах или совершенная при особых обстоятельствах, или в отношении публичных вещей, постепенно превращалась в преступление, и эти дела рассматривались в публичных судах.

Еще в Законе XII таблиц различались:

- кража с поличным («явная», manifestum). Вор в таких случаях передавался потерпевшему в качестве раба и подвергался телесным наказаниям.

- кража при отягчающих обстоятельствах, например, ночью или с применением оружия (грабеж).

Пострадавший имел право убить вора на месте.

- тайная кража («не явная», nec manifestum). Уличенный вор должен был компенсировать ущерб в двукратном размере, причем между вором и потерпевшим могло быть заключено соглашение о компенсации, с тем, чтобы вор мог избежать публичной ответственности за деликт.

169

Ритуальные действия, которыми сопровождался розыск вещи в доме предполагаемого вора, классическим юристам уже казались странными и наверняка давно не применялись (Гай, Институции 3.192-194).

Относительно критерия, позволяющего отличить «явную» кражу от «неявной», возникали разногласия (Гай, Институции 3.184):

«По мнению некоторых manifestum будет тогда, когда вор застигнут при совершении преступления; другие же идут далее и полагают, что такое воровство будет тогда, когда вор уличен на месте преступления, если, например, кража оливы, совершенная в оливковом саду, виноградных ягод - в винограднике, открыта в то время, когда вор еще находится в оливковой роще или в винограднике; если украдена в доме, например, подушка, то кража будет manifestum, если она открылась, пока вор в доме. Третьи называют manifestum - воровство всякой вещи до тех пор, пока она не перенесена в то место, куда вор решил ее перенести; наконец, есть такие, которые считают воровство manifestum до тех пор, пока вора завидят с вещью в руках. Последнее мнение было отвергнуто, но и мнение тех юристов, которые полагали, что явное воровство будет то, которое открыто до того времени, пока вор не положил вещи на то место, куда хотел, не одобрено, по-видимому, потому, что допускает большое сомнение, должно ли это время быть определено периодом одного или нескольких дней. Это именно относится к тому, что часто воры намереваются отнести вещи, похищенные в одной общине, в другие общины или провинции. Таким образом, из двух вышеприведенных мнений и то, и другое признано справедливым; большинство однако держится последнего».

Древнее право установило штрафы

- в трехкратном размере за перемещение краденого и в случае обнаружения похищенного;

- в двукратном размере в случае неявной кражи.

По преторскому праву предполагался штраф в четырехкратном размере

- в случае явной кражи;

- по иску о грабеже и краже с применением насилия;

- при воспрепятствовании поиску похищенного.

Кроме того, преследовались (размер штрафа не известен)

- отказ предъявить краденую вещь и

- кража при отягчающих обстоятельствах, таких как пожар, кораблекрушение, наводнение, народные волнения и т. д.

170

Иск о краже, кроме собственника вещи, могли предъявить и лица, ответственные за ее сохранность (например, капитан корабля или хозяин гостиницы). Собственник имел право на виндикационный иск относительно своей вещи, у кого бы она ни была обнаружена. В случае если вещь погибла или украдены потребляемые вещи, был возможен кондикционный иск.

Кражей считалось и неподобающее использование вещи (Гай, 3.196-197):

«196. ...если кто пользуется вещью, отданною ему на хранение, то он совершает furtum. Если кто получит вещь для определенного пользования и обратит ее на другое употребление, то он отвечает как вор, если кто, например, пригласив гостей на ужин, получит для употребления серебро и увезет его с собой в дорогу, или когда кто лошадь, ссуженную ему для езды, уведет куда-либо дальше, как древние юристы писали относительно того, кто угнал лошадь далее Ариции.

197. Впрочем те, которые обращают данные в ссуду вещи не на то пользование, на которое они их получили, совершают воровство только тогда, когда они знают, что делают это вопреки воле собственника, который не позволил бы это, если бы узнал; если даже они уверены в позволении, то, по-видимому, нет преступления кражи; различение поистине весьма справедливое, потому что нет воровства, коль скоро нет умысла украсть».

Далее он разбирает такой примечательный случай:

«198. Но даже если кто убежден, что он захватил вещь вопреки воле хозяина, но делает это в действительности по его желанию, то говорят, что нет воровства. Отсюда возник и решен был такой вопрос: так как Тиций подстрекал моего раба похитить у меня некоторые вещи и принести к нему, Тицию, то раб об этом донес мне. Между тем, я, желая застигнуть Тиция на самом преступлении, позволил рабу отнести к нему некоторые вещи. Спрашивается, подлежит ли Тиций ответственности за воровство или

развращение раба, или ни за то, ни за другое? Дан был ответ, что ни по одному, ни по- другому Тиций не отвечает. По иску furti Тиций не отвечает, потому что он присвоил себе вещь с моего согласия, по иску о развращении раба тоже нет, потому что раб не

сделался хуже».

Наконец,

«199. Иногда воровство совершается даже над свободными людьми, если, например, будет похищен кто-либо из наших детей, находящихся в нашей отцовской власти, или даже если похитят жену, которая находится в нашей супружеской власти, или присужденного, или того, кто нанялся ко мне в гладиаторы.

200. В известных случаях совершают даже furtum своей вещи, если, например, должник похитит вещь, данную верителю в залог, или если я тайком отнимаю мою вещь от добросовестного ее владельца. Поэтому решено: тот, кто скрывает, что к нему возвратился раб, которым добросовестно владел другой, совершает furtum».

Казус 1.

Корнелий решил выступить в роли тореадора и, подойдя к загону с быками, начал их дразнить красной тряпкой. Быки выбежали и попали в руки воров. Можно ли считать Корнелия вором? Является ли он соучастником? Какие иски уместны в данном

случае (Аквилиев, «по факту»)? (Дигесты 47.2.50.4)

Казус 2.

171

Предположим, с целью доказательства своей правоты некто зачитал в суде документ, который не был ему доверен и был, например, похищен из некого дома. Какого рода деликт совершает этот человек? Как оценить ущерб, причиненный

пострадавшему? (Дигесты 47.2.73)

Казус 3.

Во время набега шайки беглых рабов на римский городок была разграблена и сожжена местная гостиница. Ее хозяин по счастливой случайности остался в живых, но против него был возбужден ряд исков постояльцами, лишившимися в результате этих событий своего имущества и требующими от него возмещения ущерба. Правомерны ли эти иски?

Казус 4.

Гай захватил рабыню-проститутку, принадлежащую Тицию, и на требование хозяина ответил, что вернет ее через несколько дней целую и невредимую, а также оплатит ее услуги. Отвечает ли он за кражу? Изменится ли квалификация его действия,

если бы эта рабыня была не проститутка? (47.2.39 и 47.2.83.2)[143]

Казус 5.

Валерий взломал дверь и похитил секстарий зерна из трюма судна, а обнаружив винный трюм, похитил бочонок вина и оттуда. По мнению древних юристов (Дигесты

47.2.21), «его следует признать вором в отношении всей, хранившейся на судне пшени- пшеницы, ведь тот, кто ударил по уху человека, отвечает за нанесение оскорбления всему человеку». Классические авторы придерживались относительно этого случая другого мнения. Как бы вы разрешили этот спор?

Казус 6.

Вор Септиций похитил раба у Лупина, но раб выкрал у него драгоценности и скрылся. Может ли Септиций предъявить иск к собственнику раба? (Дигесты 47.2.48.4)

Казус 7.

Гай украл у Тиция кошелек с деньгами, который затем у него был отобран Ульпием. Может ли Тиций предъявить иск к обоим ворам, или только Ульпию? Может ли Тиций предъявить иск к Ульпию (ведь он, к примеру, может быть заинтересован в том, чтобы вещь не была утрачена, и к нему не был предъявлен кондикционный иск)?

(Дигесты 47.2.77.1)[144]

Казус 8.

Гай владел похищенной рабыней, которую купил как добросовестный приобретатель на рынке. Впоследствии ее украл Аций. Гай и истинный собственник рабыни (назовем его Тит) подали иск к Ацию. Как произвести оценку похищенного имущества? (Дигесты 47.2.75)[145]

172

3. ПРИЧИНЕНИЕ УЩЕРБА

Ответственность за противоправное причинение ущерба (damnum iniuria datum) определялась древним Аквилиевым законом (ок. 286 г. до н. э.), который отменил как Закон XII таблиц, так и другие законы (Дигесты 9.2.1). Закон состоял из трех глав:

«В первой главе постановлено, если кто незаконно убьет чужого раба или чужое четвероногое домашнее животное, тот обязывается уплатить хозяину высшую рыночную стоимость убитого за этот год» (Гай, Институции 3.210).

Далее Гай поясняет: «211. Незаконно убивающим считается тот, по умыслу или по вине которого совершено убийство, и нет никакого другого закона, по которому должно бы взыскать штраф за убыток, причиненный не противозаконным образом; вследствие этого не подвергается наказанию тот, кто причинил вред как-нибудь случайно, без всякой вины и умысла. 212. Да и притом не только тело убитого оценивается в иске этого закона, но если, например, кто убьет раба и собственник понесет убыток, превышающий стоимость самого раба, назначенного кем-либо наследником, прежде чем он по моему приказанию вступил торжественно во владение наследством. В этом случае берется во внимание не только стоимость его самого, но и потерянного наследства. Равным образом, если будет убит один из пары лошаков, или из труппы актеров, или музыкантов, то делается оценка не только убитого, но принимается еще в расчет и то, что потеряли в цене и прочие, оставшиеся в живых. То же правило применяется и в том случае, когда убьют одного мула из пары или одну лошадь из четверки. 213. Тот, чей раб убит, волен обвинять убийцу в уголовном преступлении, или отыскивать ущерб по этому закону. 214. Прибавленные в этом законе слова: какая в том году будет наивысшая цена на данный предмет, выражают то, что если убьют, например, хромого или одноглазого раба, который в том году не имел еще этих телесных недостатков, то оценка делается не по тому, сколько он стоит, будучи хромым или одноглазым, а сколько стоил бы, будучи без недостатков. Благодаря этому иногда получают больше, чем получили убытков».

Вторая глава была посвящена действию во вред кредитора, однако эта часть, по указанной Гаем причине, вышла из употребления:

«215. Во второй главе Аквилиева закона устанавливается соответственный количеству вреда иск против адстипулятора (сокредитора), который в ущерб действительного верителя совершил (с должником) акцептиляцию (без получения от него надлежащей платы). 216. Очевидно, что этот иск введен именно в этой главе закона для вознаграждения вреда, но не было надобности это определять, так как иск по поручению был для сего достаточен, если только не предъявляется иск со штрафом вдвое больше против отрицающего на суде свою вину».

173

Третья глава касалась других различных случаев нанесения вреда:

«217. .если кто ранит раба или четвероногое домашнее животное, или ранит или убьет такое животное, которое не считается домашним, например, собаку или дикого зверя, то есть, медведя или льва, то иск устанавливается этою главою закона. Она наказывает также за вред, противозаконно причиненный по отношению к другим животным, равным образом во всех вещах неодушевленных. Если что-либо будет сожжено, или разрушено, или разломано, то иск устанавливается на основании этой главы, хотя для всех этих случаев одного слова “reptum” могло быть достаточно. Названием “reptum” обозначается все то, что каким бы то ни было образом испорчено. Отсюда под этим словом разумеется не только сожженное, разрушенное, сломанное, но также разорванное, разбитое, разлитое и каким бы то ни было образом погибшее и испорченное.

218. Однако по той же главе закона причинивший вред должен возместить убытки в размере высшей цены, какую вещь будет иметь не в течение того года, но в течение ближайших 30 дней; впрочем, слово “plurimi” было в законе пропущено. Поэтому, по мнению некоторых юристов, судья волен назначить цену того времени из тридцати дней, когда стоимость предмета была наивысшая, или низшая, но, по мнению Сабина, следует считать прибавленным слово “plurimi” и в этой части закона, так как законодатель считал достаточным, что это слово употреблено в первой части.

219. Впрочем, решили еще, что иск по этому закону имеет место только тогда, когда кто нанес вред непосредственно своим телесным воздействием, и потому в случае нанесения вреда другим каким-либо образом даются аналогичные иски, если кто, например, запер чужого раба или скот, чтобы он погиб от голода, или будет гнать вьючный скот так сильно, что он издохнет; равным образом, если кто уговорит чужого раба влезть на дерево или спуститься в колодец, и раб, влезая или спускаясь, убьется до смерти или повредит какую-либо часть тела. А уж, конечно, если кто с моста или с берега сбросит чужого раба в реку и тот погибнет, то без труда можно понять, что он причинил вред путем телесного прикосновения, т. е. тем, что сбросил раба».

Кроме того, были сохранены древние иски

- об ущербе, нанесенном четвероногим животным (собственник в случае такого иска имел право выбрать либо возмещение ущерба, либо выдачу виновного животного пострадавшему);

- о потраве чужих посевов (точно так же, необходимо были либо выдать животное, либо возместить нанесенный ущерб);

- о незаконной рубке чужих деревьев (за каждое срубленное дерево определялся штраф в 25 ассов).

К ним затем претор добавил несколько новых исков in factum, которые предоставлялись по аналогии с законом Аквилия:

174

- иск об ущербе, причиненном группой вооруженных лиц, и иск об ущербе или грабеже, причиненном в период общественного бедствия (ущерб оценивался в четырехкратном размере);

- иск об ущербе, причиненном во время бунта, и иск об ущербе, причиненном откупщиками (ущерб оценивался в двукратном размере).

Как мы видим из определения Гая, для квалификации деликта использовались три основания:

- ущерб должен быть неправомерным (iniuria), поэтому деликт не совершает тот, кто находится в безвыходной ситуации или при законной самообороне (Дигесты

9.2.45.4, 9.2.49.1);

- причинивший ущерб должен быть виновен (хотя бы в «легчайшей форме», например, по небрежности: «тот кто может запретить, отвечает, если он этого не

сделал», 9.2.45 pr.);

- ущерб (damnum) должен быть реальным и нанесен телесным прикосновением (впоследствии это положение толковалось расширительно).

4. ЧЛЕНОВРЕДИТЕЛЬСТВО И ОСКОРБЛЕНИЕ

Согласно Гаю: «220. Iniuria совершается не только тогда, когда кто-нибудь, например, кулаком или палками будет бит или даже высечен, но и тогда, когда кого- либо бесчестят, например тем, что один объявляет о продаже имущества другого лица как будто должника, зная, что тот ему ничего не должен, или тем, что напишут и обнародуют книжку или стихотворение с целью обесславить лицо, или тем, что ухаживают постоянно за матерью семейства или отроком, наконец - многими другими способами.

221. По-видимому, мы терпим iniuria, не только нам самим нанесенную, но и нашим подвластным детям, нашим женам, хотя бы они и не находились в нашей супружеской власти; следовательно, если ты нанесешь iniuria моей дочери, выданной замуж за Тиция, то иск об iniuria может быть возбужден против тебя не только от имени этой дочери, но также от моего имени, как и от имени Тиция.

222. Собственно говоря, лично рабу не наносится никакой iniuria, но через него почитается оскорбленным господин его; впрочем - не таким образом, как через оскорбление детей и жены, но только в том случае, когда действия столь важны и жестоки, что явно относятся к оскорблению чести господина, если кто, например, высечет чужого раба, то и на этот случай предлагается исковая формула; но если кто обругает раба или ударит кулаком, то не составляется исковая формула и не дается тому, кто без основания требует оную.

223. По закону XII таблиц наказания за нанесение iniuria были следующие: за сломанный член - определялось возмездие по ius talionis, т. е. по началу: око за око, зуб за зуб; за сломанную или придавленную кость наказание было 300 ассов - если кость сломана у свободного человека, а если у раба - то 150; за другие iniuria взыскивалось по 25 ассов. Эти денежные наказания казались в те времена достаточными ввиду большой бедности жителей.

224. Но теперь мы пользуемся другим правом; претор позволяет нам самим оценивать iniuria, и судья присуждает нам такую сумму, на какую мы оценили обиду, или меньше, согласно своему усмотрению. Но так как жестокую iniuria обыкновенно оценивает претор, и если он вместе с тем определяет, на какую сумму следует в этом случае установить поручительство, то мы и на такую сумму предлагаем исковую формулу, и хотя судья может присудить меньшую сумму, однако в большинстве случаев он не решается уменьшить ее вследствие авторитета самого претора.

175

225. Iniuria почитается тяжкою или по действию, если кто, например, кем-либо ранен, высечен или прибит палками; или по месту, если, например, iniuria нанесена в театре или на площади, или по личности, если, например, потерпит iniuria магистрат, или когда iniuria будет нанесена сенатору простым человеком (низкого происхождения)».

Таким образом, древнее право по ius talionis в классический период вышло из употребления, и ответственность за iuiuria определялась преторским штрафным иском in factum из оскорбления, который имел срок давности один год и носил строго личный характер. Иск влек за собой бесчестье для осужденного, и ущерб оценивался претором из соображенией справедливости. Причем, во внимание принимался как моральный ущерб, так и фактический.

По закону Суллы об обидах, некоторые оскорбления (нанесение ударов кнутом, побои, насильственное вторжение в дом) рассматривались публичными судами (Дигесты 47.10.5). Этот список был расширен в постклассический период.

Казус 9.

Сильный ветер, сорвав с крыши дома черепицу, увлек ее на соседний двор, где ею была убита овца. Возможен ли иск к хозяину черепицы? Если да, то личный или вещный? О чем будет этот иск? Каким образом будет исчисляться его сумма? Составьте формулу иска.

Казус 10.

176

Некий студент, изучающий право в Берите, предложил старьевщику свою хламиду для продажи, вложив в карман золотой солид. Нащупав деньги покупатель тотчас же заплатил требуемую сумму, явно превысившую обычную стоимость хламиды. Получив требуемую сумму, студент, не выпуская хламиду из рук, вытряхнул из нее монету, после чего отдал ее старьевщику. Старьевщик возопил и потащил студента к претору, обвиняя его в обмане. В свою защиту студент выдвинул следующую эксцепцию: «Во- первых, солид, как и любая другая монета, не продается, во-вторых, деньги ни в коем смысле не являются принадлежностью одежды, а поэтому, применительно к данному случаю невозможен ни иск об обмане, ни иск о возмещении ущерба». Будучи студентом-правоведом, студент даже сам составил формулу эксцепции. Составьте и вы такую формулу (не забывайте, что в эксцепции «ответчик является истцом» - D. 44, 1,1). Выслушав студента, претор с его аргументацией не согласился и удовлетворил иск старьевщика. Составьте формулу такого иска, предварительно решив: (1) О чем должен быть этот иск? (2) Может ли, например, старьевщик настаивать на возмещении убытка, и если да, то как он должен исчисляться? (3) Следует ли потребовать возмещения разницы между действительной стоимостью вещи и уплаченной за нее ценой или же разницы между действительной стоимостью имущества, ставшего предметом купли- продажи, и той суммой, которую он за нее заплатил, или, может быть, ущерб должен быть оценен в один золотой солид? (4) Может ли в данном случае речь идти о сознательном обмане (dolus), а значит о пороке соглашения? (5) Наконец, согласны ли вы с решением претора или же можете предложить какое-либо иное решение этой задачи?

Казус 11.

В диалоге Цицерона «Об ораторе» описывается случай, когда адвокат истца упорно добивался разрешения претора на завышенную сумму иска, а адвокат ответчика напротив стремился всячески снизить сумму искового требования. Цицерон назвал действия обеих сторон безграмотными. Почему?

Казус 12.

Добрый, но пьяный римский юноша увидел старика, несущего тяжелую вазу. «Сжалившись» над стариком, он предложил ему свою помощь. Догнав старика и несмотря на колебания последнего, юноша взял у него вазу и, разумеется, уронил ее. Свободен ли от вины тот, кто с добрыми намерениями вмешивается в дела, которые не в силах исполнить или в которых не разбирается?

Казус 13.

Окончательно запутавшись в делах, Луций обратился за советом к Титу, как к более опытному в коммерции. Выслушав совет Тита, Луций поступил в соответствии с ним и ... потерпел крупное фиаско. Выйдя из себя от негодования, Луций отправился к претору с жалобой на Тита, обвиняя его в том, что по совету последнего он действовал недолжным образом. Примет ли претор иск, и если да, то какое решение по этому делу должен вынести суд?

Казус 14.

Луций нанес Марку словесное оскорбление. Марк не сдержался и ударил Луция по лицу. Дело дошло до суда, но накануне судебного разбирательства Марк скоропостижно скончался. Не желая прощать нанесенную обиду, Луций вчинил новый иск сыну (единственному наследнику Марка), который, как он утверждал, присутствовал при этом деле. Будет ли Луцию дана исковая защита?

Казус 15.

На открытой площадке летом цирюльник брил бороду рабу. Рядом с площадкой расположились несколько молодых людей, которые начали игру в мяч. Один из них, неосторожно бросив мяч, угодил им прямо по руке цирюльника, который в результате удара нанес тяжелое увечье рабу. Ответьте на следующие вопросы: (1) кто виноват в случившемся? (2) какую ответственность согласно Аквилиеву закону понесет виновник? (3) что было бы, если бы раб умер? (4) что было бы, если бы на месте раба был свободный человек? (5) наконец, что было бы, если бы цирюльник-раб брил свободного человека, а мяч бросил также раб? Как определялась бы ответственность в этом случае?

Казус 16.

Будет ли отвечать врач, если он по просьбе смертельно больного человека, которого ожидала мучительная смерть, дал ему лекарство, от которого наступает безболезненная смерть? Можно ли считать такой поступок деликтом?

177

«Первый юридический прецедент»

Не в Риме, а гораздо раньше, в 1850 г. до н. э. в Шумере произошло убийство. Три человека, цирюльник, садовник и еще один мужчина, профессия которого не указывается, убили храмового чиновника Лу-Инанну. По неизвестным причинам преступники уведомили о совершенном преступлении жену чиновника. Как это ни странно, она предпочла умолчать об убийстве мужа и ничего не сообщила властям. Однако у правосудия были длинные руки и в те далекие времена. О преступлении стало известно царю Ур-Нинурте. Он приказал разобраться в этом деле собранию граждан Ниппура, которое выполняло функции верховного суда. На заседании выступили девять человек, требуя казнить не только трех убийц, но и жену убитого, трактуя ее поведение как соучастие. Однако два члена собрания выступили в защиту женщины, предлагая принять во внимание то, что она

не принимала участия в убийстве. Между тем выяснилось, что у жены убитого были основания не любить его, так как он плохо с ней обращался и не обеспечивал средствами к существованию. Сообщение об этом судебном разбирательстве сохранилось записанным на глиняной таблице, обнаруженной во время раскопок в Шумере, и было расшифровано С.

Крамером (История начинается в Шумере. М., 1991, с.

65-66). Примечательно, что была обнаружена еще одна таблица, излагающая это же дело «о молчаливой жене», что указывает на то, что этот случай был хорошо известен шумерским юристам и рассматривался ими в качестве своего рода прецедента. С полным текстом решения

шумерского собрания можно ознакомиться в указанной книге. Какое решение, по вашему мнению, вынесли бы по этому делу римские юристы?

Древнейшее писаное право

Всем знакомы знаменитые законы вавилонского царя Хаммурапи, выставленные в Лувре. Однако, как стало известно в середине XX в., Хаммурапи не первый издавал законы. Он опирался на развитую традицию, однако существенным образом ее модифицировал.

178

Примерно с 2350 гг. до н. э. до нас дошел интересный документ, в котором повествуется о социальной реформе, направленной против бюрократии и различных социальных притеснений. В нем нашла отражение борьба между храмом и дворцом правителя, а также впервые в истории человечества упоминается слово «свобода» - «амарги» (этимология: возвращение к матери). Историк пишет, что прежде дворцовые распорядители практиковали такие меры, как захват собственности простых жителей Лагаша, с других косвенным образом взимали поборы, которым облагались вступление в брак, развод, смерть, приобретение имущества и т. д. Все это происходило на фоне непрекращающихся военных конфликтов и внутренней политической борьбы. В это бедственное время Нингирсу (верховное божество города) избрал Урукагину и повелел ему «восстановить божественные законы». В результате на всей территории страны от конца до конца, как пишет автор таблицы, «не стало сборщиков налогов», а отобранные храмом и магнатами земли были возвращены их владельцам. Урукагину «заключил договор с богом Нингирсу о том, что человек власти не смеет творить несправедливость по отношению к ним»: в результате была улучшена жизнь простых ремесленников, даже рабов, некоторые группы населения, выражаясь современным языком, получили социальные гарантии (в том числе минимальное бесплатное пропитание).

Примечателен эксплицитный запрет на лишение бедняка последних средств к существованию за долги (нельзя заставить бедняка продать его осла или дом помимо его воли).

Сообщается, что судебные решения записывались с обязательным указанием вины, за которую человек понес наказание. Впоследствии эти судебные решения обрабатывались и собирались в сборники, некоторые - с учебными целями.

К сожалению, это древнейшее законодательство до нас не дошло. Первый известный в настоящее время свод законов издал правитель города Ура Ур-Намму (ок. 2112-2094 гг. до н. э.). Его открыл и изучил С. Крамер.

Текст см. в его книге и http://www.biblicalstudies.rU/Lib/Epigraph/7.html.

Текст сохранился только в копии на глиняной таблице, однако изначально он мог быть выбит на стеле, как законы Хаммурапи. Свод открывается прологом: «После сотворения мира и после того, как была решена судьба Шумера и города Ура, два главных божества Ану и Энлиль, назначили бога луны Нанну царем Ура, который избрал Ур-Намму своим представителем». Этот правитель урегулировал внешние дела с Лагашем (отвоевал территории Ура), отрегулировал честные меры и веса. Законы на обороте таблицы сохранились лишь случайно. Первые законы касаются личного статуса, прелюбодеяний (устанавливается право мужа убить прелюбодейку, но, напротив, устанавливался штраф за изнасилование и неосновательный развод). Затем говорится об ордалиях водой (по обвинению в колдовстве и прелюбодеянии) и о возврате раба хозяину. Основная часть законов систематически проводит идею замены наказания по принципу талиона денежными штрафами. Это первый известный нам документ такого рода.

Известно еще два памятника: свод законов Эшнунны (около 1930 г. до н. э.) и кодекс Липит-Иштара из Исина (около 1870 г. до н. э.). Подробнее см. Крамер, История начинается в Шумере (с. 61-64) и его же, Шумеры. Первая цивилизация на Земле (правовой свод: 373 сл.).

Этот последний сохранился относительно хорошо. Он также начинается прологом,

смысл которого аналогичен предыдущему: правитель «скромный пастух Ниппура, добропорядочный фермер Ура» обосновывает свои права и сообщает о благих делах, совершенных для своей страны. Далее идет свод законов, по преимуществу частного характе­ра: об аренде судов, недвижимости, садах, земле, рабах, наследовании и браке, о детях от жены и от рабыни, о заеме волов. В эпилоге упоминается стела (значит, изначально текст был выбит в камне).

Фрагмент стелы Ур-Намму. Университетский музей, ФилаДельфия.

179

Сохранились целые архивы таблиц с судебными решениями из Ура, Суз и др. городов (реальных или в составе учебных собраний), которые назывались дитиллами (букв. «завер­шенный судебный процесс»). Большая часть касалась частных и торговых вопросов, но иногда попадаются и уголовные дела. Храм, по-видимому, не играл непосредственной роли в судеб­ном процессе, он лишь заверял клятвы. Профессиональных судей не было: ими могли быть простые граждане, хотя иногда упоминаются и «царские судьи» (возможно, высшая инстан­ция). Упоминается специальный чиновник (машкима) на которого возлагались обязанности подготовки судебного процесса и надзор за соблюдением процедуры, которая носила состяза­тельный характер. Стороны доказывали свою правоту в открытом процессе, однако судебное решение вступало в силу лишь после утверждения его храмовой администрацией (за исключе­нием случаев, когда имелось письменное заверение одной из сторон).

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Е.В. Афонасин. Казусы римского права : учебное пособие / Е. В. Афонасин ; Новосибир­ский гос. ун-т. - Новосибирск : РИНЦ НГУ,2014. - 216 с.. 2014

Еще по теме ПРАВОНАРУШЕНИЕ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ:

  1. § I. Юридическая ответственность как система
  2. § 2. Требования социалистической законности при осуществлении юридической ответственности
  3. § 3. Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю
  4. § 2. Характеристика норм об административной ответственности за нарушения политических прав граждан России.
  5. § 1. Понятие и природа института международно-правовой ответственности
  6. § 16. Юридическая ответственность и ее виды. Принципы юридической ответственности
  7. Теоретические представления о сущности юридической ответственности
  8. § 3. Правонарушения в сфере труда как основание юридической ответственности по нормам трудового права
  9. § 1. Понятие и формы гражданско-правовой ответственности
  10. ОСНОВАНИЯ ПОВЫШЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  11. 2.3.9. Правонарушения, их признаки, виды и принципы квалификации
  12. Понятие ответственности
  13. § 6. ПРИНУЖДЕНИЕ, САНКЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
  14. Лекция 15. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -