<<
>>

§ I. Юридическая ответственность как система

Предпринимаемая в работе попытка подойти с новых позиций к выяснению содержания и определению понятия юридической ответственности в плане ее осуществления требует обращения к вопросам методологии правовых исследований*.

В основе любого научного исследования должен лежать марксистский метод диалектического материализма. Диалектика К.Маркса, - подчеркивалось В.И.Лениным, - является последним словом

научно-эволюционного метода, призванного служить в качестве уни-

о

версальной методологии познания природы, общества и мышления .

Говоря о материалистической диалектике как едином и единственно научном методе познания (в противовес, например, идеалистическому или метафизическому методам, также претендующим на всеобщность), мы имеем в виду методологию в широком смысле слова, то есть "философское учение о методах познания и преобразования действительности, применении принципов мировоззре-

з

ния к процессу познания.

дтощ не противоречит иное определе-

* Настоятельная потребность в уточнении и разработке ряда методологических вопросов для выработки общего и общепризнанного понятия юридической ответственности подчеркивалась и ранее (см.: Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву.

М., 1981, с. 119). 2

См.: Ленин В.И. Крах П Интернационала. - Полн. собр. соч., т. 26, с. 241.

о

Шабалин В.А. Методологические вопросы правоведения. Саратов, 1972, с. 13-14.

ние методологии - в узком смысле - как совокупности познавательных средств, разработанных на основе принципов всеобщей методологии и имеющих методологическом значение применительно к конкретной области знания и практики*. Дело в том, что "как общее проявляется всегда через отдельное, так и всеобщий метод конкретизируется в других методах, не являющихся всеобщими: общих,

о

частно-научных" . Каждай из этих частных методов является не просто формой проявления - "маленькой, плохонькой модификацией

о

диалектики"0, но творческим развитием, обогащением отдельных ее сторон, положений применительно к различным объектам познания. Причем, специфика объекта накладывает свой отпечаток, "отражается" в особенностях тех методов, при помощи которых он исследуется и применение которых в наибольшей мере способствует обнаружению его природы и свойств.

Так, для познания сложных динамических объектов, представ-ляющих собой системы, весьма успешно в последнее время применяется системно-структурный метод. Будучи методом широкого профиля, не имеющим "привязки" к конкретной науке, он, несомненно, относится к общенаучным методам, что ставит его в близкую связь с философией. Однако их различие (и методологическая значимость) безусловно и репвюще. Системно-структурный метод не ставит перед собой мировоззренческих задач и изучает типологически огра-

т

См.: Шабалин В.А. Методологические вопросы правоведения.

Саратов, 1972, с. 13-14.

о

Еадько Т.Н. Методологические вопросы познания функций права. Волгоград, 1974, с. 53.

Копнин П,В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974, с. 524.

- 17 -

ниченные объекты, причем не вообще, а под определенным углом зрения (в определенной форме), используя конкретные способы и средства поучения знания о них. По сути дела он представляет собой конкретизацию и развитие таких положений материалистической диалектики, как требование полноты, всесторонности и динамичности (принцип историзма) научного познания, сформулированных в свое время В.И.Лениным: "Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и опосредствования...

Это во-первых. Во-вторых, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, "самодвижении" ..., изменении"*. Таким образом, базируясь на философии диалектического материализма, данный метод способствует обогащению и конк-ретизации ее методологического потенциала в тех разделах, ко-торые связаны с философско-методологическими характеристиками сложно-организованных объектов действительности - систем и структур'0.

Отдельные (причем - весьма удачные) попытки обосновать необходимость и целесообразность данного подхода к исследованию государственно-правовых явлений и применить его на практике имели место и в юридической науке. Так, комплексному системно-струк- турному исследованию подвергались политическая система развито-

* Ленин В.И. Еще раз о профсоюзах. - Полн. собр. соч., т. 42, с. 290.

^ Подробнее об этом см.: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973, с. 99; Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М., 1978, с. 4; Сырых В.М. Метод правовой науки (основные элементы, структура). М., 1980, с. I5I-I56 и др.

го социализма, системы органов и функций социалистического государства , система советского законодательства, система категорий теории права и т.д.* Тем не менее, логика и методика системного анализа вообще, государственно-правовых явлений в частности, нуждаются в дальнейшей разработке и совершенствовании. Вместе с тем, задачи исследователя, как подчеркивали классики марк- сизма-ленинизма, не ограничиваются тем, чтобы применить готовые принципы познания к объекту, внести их в него извне, но состоят прежде всего в том, чтобы отыскать и вывести их из самого объекта, то есть "из собственных форм существующей действительности

о

развить истинную действительность как ее долженствование" . Причем, категориальный аппарат системного анализа может дать лишь общую схему исследования, тогда как содержательную его сторону будет дополнять специфика познаваемого объекта и конкретно решаемой задачи. Следовательно, уже в самой природе объекта должны быть заложены те объективные свойства, которые делают наиболее

т

См.: Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975; его же. Советское право как система: методологические принципы исследования. - Советское государство и право, 1974, В 7; Василь-ев A.M. Правовые категории. М., 1976; Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1976; Политико-правовые проблемы развитого социализма. М., 1984; Самощенко И.С. Системно-структурный подход и система советского законодательства. - Вопросы философии, 1979, № 2, и др.

2 См.: Маркс К. ПЙСЬма из "QeuisJi-РмшЫкь Jahr^he Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. I, с. 380; Энгельс Ф. Предисловие к трем изданиям "Анти-Дюринга". - Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 12.

- 19 -

адекватным способом его изучения системно-структурный подход.

В настоящее время многие авторы, исследующие юридическую ответственность, приходят к выводу о том, что по сложности и многогранности воздействия на окружающую среду она принадлежит именно к системным объектам*.

Ашлиз юридической ответственности как системы возможен на нескольких уровнях (в философской литературе в таких случаях употребляется термин "срез системного объекта"). Так, в литературе уже предпринимались попытки рассмотреть юридическую ответственность как суммативную систему, элементами которой выступа-

р

ют отраслевые виды (подсистемы) ответственности . Это было соединение в известную целостность относительно обособленных элементов, взаимосвязь которых не приводит к качественно новым свойствам системы.

Такой подход, достаточно устоявшийся и традиционный в юридической науке, позволил выявить объем (сферу распространения) данного явления, его внешние признаки и проявления. Системность в данном случае служила количественной характеристикой юридической ответственности, то есть это было, так сказать, исследование ответственности "вширь". Однако представления о содержании, внутренней структуре, генезисе и временных границах существования юридической ответственности субъекта такое иссле-

* См., напр.: Щербак А.И. Правовая ответственность должностных лиц аппарата государственного управления. Киев, 1980, с. 22; Петелин А.И. Проблемы правовой ответственности в социалистическом обществе. Омск, 1976, с. 36-59 и др. Со своей стороны добавим,что именно отсутствие системности в подходе к анализу ответственности привело к противоречивым высказываниям по поводу ее природы.

р

См., напр.: Петелин А.И. Указ. работа, с. 36-59.

- 20 -

дование не дает. Чтобы получить ответы на эти и другие спорные вопросы теории юридической ответственности, необходимо предпринять ее анализ как органической системы - комплекса, элементы которого образуют качественно новое явление - "саморазвивающееся" целое (то есть, как бы "исследование вглубь" юридической ответственности).

Решающее значение в определении качественной специфики сис-

т

темы, ее особенностей, свойств принадлежит внутренней структуре . Различают два основных типа структур: I) "вещная" структура как способ пространственного объединения элементов (частей) относительно устойчивых предметов (характерна для статических объектов, в частности, суммативной системы отраслевых видов юридической ответственности); 2) "процессная" структура как порядок временной последовательности фаз процесса (характерна для динамических систем, параметры которых изменяются с течением времени). Юридическая ответственность, рассматриваемая в качестве органической системы, принадлежит ко вторым. Ее структура есть организация данного процесса во времени, поэтому ее компонентный состав ("субстанция") складывается из ряда стадий, опосредствующих процесс генетического развития, "самодвижения" и функционирования

данной системы. Наиболее адекватным для исследования подобной

2

структуры является метод генетического расчленения , при помощи которого в едином непрерывном процессе осуществления ответственности выделяется ряд последовательных, обособленных друг от друга

т

См.: Современные проблемы теории познания диалектического материализма. T.I. Материя и отражение. М., 1970, с. 212-213.

О методе генетического расчленения см.: Сырых В.М. Указ. работа, с. 132.

этапов, стадий. Данный метод дает возможность исследовать механизм перехода от одной стадии к .другой и их качественное отличие, то есть раскрыть закономерности развития системы юридической ответственности. Движущей силой такого развития являются внутренние противоречия ответственности как социальной правовой системы, которые разрешаются в результате практической деятельности

т

людей . "Именно противоречия делают внутренне необходимым последовательное развертывание предмета в понятиях, именно они "ведут вперед" разумное мышление в строгом соответствии с логикой предмета и служат побудительной силой раскрытия все новых и новых его аспектов. Это они, будучи воспроизведены мышлением, прев-ращают логику саморазвития предмета в логику "саморазвития" зна-

о

ния о предаете и даруют жизнь теоретическому построению" . Поэтому вскрытие противоречий как внутренних "пружин" системы юридической ответственности выступает важнейшим методологическим требованием в исследовании диалектики ее развития.

Можно выявить несколько групп противоречий в системе юридической ответственности (как и в любой другой правовой системе). Это, как верно замечено В.А.Шабалиным, противоречия между элементами системы, противоречия между отдельными элементами и сис-

о

темой как целым, противоречия внутри элементов и др. Однако осо-

т

А В.А.П&балин совершенно прав, полагая, что решающую роль

в разрешении правовых противоречий играет субъективный фактор.

(См.: ПЬбалин В.А. Указ. работа, с. 159). о

Ильенков Э.В. Проблема диалектического противоречия в "Капитале". - В кн.: "Капитал" Маркса. Философия и современность. М., 1968, с. 241.

з

См.: Шабалин В.А. Указ. работа, с. 158.

- 22 -

бую роль в познании генезиса системы юридической ответственности имеет выделение основного, фундаментального противоречия, свойственного этому явлению. Таким основным для юридической ответственности противоречием, на наш взгляд, является противоречие между устанавливаемой правовой нормой подответственностью субъекта, виновно нарушившего ее требования, и фактической безответственностью последнего (то есть между состоянием юридической ответственности и фактической безответственности правонарушителя). В ходе осуществления юридической ответственности, ее перехода от одной стадии к другой и происходит разрешение этого противоречия - привлечение "безответственного" лица к ответственности. Причем, "продолжительность развертывания действия этого противоречия и есть не что иное, как продолжительность существования данного предмета"*, а основные этапы ответственности являются посредующими звеньями в его разрешении.

Так как моментом возникновения любой системы, в том числе системы юридической ответственности, является момент проявления ее основного противоречия, то им, безусловно, следует считать факт совершения противоправного деяния, ибо именно в этот момент "вступает в строй" правовая норма, рассчитанная на данный случай правонарушения и появляется субъект, к которому ее следует приме^ нить. До этого санкция нормы оказывает лишь превентивное влияние на поведение субъектов. Акт правонарушения является тем юридическим фактом, с которым закон связывает ее непосредственное вступление в действие. Выраженное в норме государственно-власт- ное веление, согласно которому правонарушитель обязан подлежать

* Кохановский В.П. Историзм как принцип диалектической логики. Ростов-на-Дону, 1978, с. 104.

ответственности, вступает в противоречие со стремлением последнего уйти от нее, избежать ответственности, скрыть факт правонарушения. Разрешение данного противоречия относится государством к компетенции соответствующих органов и должностных лиц.

Момент возникновения юридической ответственности очень важен для построения ее системы (как отправной пункт), ибо "с чего начинается история, с того же должен начинаться и ход мыслей"*. То есть начало явления и его теоретическое воспроизведение должны совпадать - этим определяется истинность теории. Но правильное определение данного момента имеет не только теоретическое, а прежде всего большое практическое значение - от него зависит решение вопроса: о времени возникновения и объеме взаимных прав и обязанностей государства (в лице его органов) и правонаруши-теля, правовом статусе последнего и характере обеспечения его гарантий. Между тем нужно заметить, что вопрос этот - один из самых спорных в теории юридической ответственности. И это не удивительно, ибо "..понимание возникновения предмета зависит от того, как понимается сам предмет, его специфика, его качественная определенность, то есть познание происхождения предмета возможно только с точки зрения развитой его теории. А посколь-ку в качестве содержания юридической ответственности разные авторы указывают разные ее стороны, то неминуем и разнобой в толковании момента возникновения этого содержания. Так, для авторов концепции "ответственность-обязанность" начальным моментом Сбудет факт правонарушения, для сторонников же "ответственности-

* Энгельс Ф. Карл Маркс. К критике политической экономии. -

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 497.

о

Л Кохановский В.П. Указ. работа, с. 66-67.

- 24 -

наказания" - факт вынесения правоприменительного акта нарушителю и начало применения к нему принудительных мер. Лишь подход к ответственности как к системе, определяющий место каждого из этих проявлений содержания в качестве этапа общего процесса осуществления ответственности (развертывание содержания в генезисе системы ответственности), позволяет примирить столь полярные мнения и дать однозначное решение вопроса о моменте ее возникновения (факт противоправного деяния лица).

Конечно, юридическая ответственность, как и всякое другое явление в природе, обществе и мышлении, не появляется "ниоткуда", не развивается из ничего, а возникает на основе определенных предпосылок, причем только тогда, когда все условия ее появления на свет имеются налицо. Такими необходимыми и достаточными условиями для возникновения ответственности деликтоспособного субъекта являются наличие правовых норм, указывающих в результате чего и в каком порядке может наступить ответственность* (в литературе известно как юридическое основание ответственности), и правонарушение, объясняющее за что данный субъект должен нести ответственность (фактическое основание ответственности). Эти две предпосылки являются ступенями в "вызревании" возможности возникновения ответственности, в связи с их наличием и совершается переход ее в действительность. Поскольку "предпосылки пред-

* Эти нормы, по мнению некоторых авторов, представляют собой системное образование - институт юридической ответственности. Тем самым подтверждается философское положение о том, что "источником существования одних систем являются другие системы" (Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность. М., 1976, с. 124).

- 25 -

мета не им самим установлены и не являются его собственным продуктом, а ... существуют до него и независшо от него"*, то, следовательно, было бы неверным относить к их числу (применительно к юридической ответственности) получение заинтересованным органом информации о совершенном правонарушении, а тем более - его деятельность по обнаружению в реальной действительности таких фактов. Напротив, именно существованием возникшей из правонарушения юридической ответственности субъекта порождена необходимость и обусловлена целесообразность такой деятельности, направленной (в конечном счете) на разрешение основного противоречия ответ-ственности.

Возникнув как целое из своих предпосылок, юридическая ответственность "не отбрасывает их, но употребляет как материал для

о

своего построения" . Содержание правовых норм ответственности воспроизводится в субъективной ответственности правонарушителя, переходя лишь от абстрактного к конкретному, из сферы должного в сферу сущего, из возможности в действительность, причем в той мере, которая обусловлена характером фактического основания - акта противоправного поведения. Так, если основным содержанием норм уголовной ответственности являются абстрактная возможность государства наказать потенциального преступника и обязанность последнего претерпеть это наказание, то сущностью первого этапа (стадии) возникшей системы ответственности будут уже индивидуализированные по субъектам двусторонние связи: между государством, получившим реальное право на наказание персонифицированного субъекта (нарушителя уголовным норм) и последним, обязанным претерпеть

См.: Кохановский В.П. Указ. работа, с. 53.

Там же, с. 54-55.

- 26 -

его в пределах санкции соответствующей правовой нормы. Поскольку каждая опосредствованная правом связь субъектов есть правоотношение, то можно сказать, что на первом этапе своего бытия юридическая ответственность выступает как правоотношение, в котором

по управомоченным и обязанным лицам конкретизируется масштаб по-

т «

ведения, закрепленный соответствующей правовой нормой . В этом смысле правовые нормы ответственности являются устойчивой моделью будущего правоотношения ответственности.

Правоотношение - генетически первый и внутренне противоречивый элемент системы юридической ответственности^ В нем заключены единство и борьба двух противоположностей - субъективного права и юридической обязанности. Специфика единства прав и обязанностей обусловлена общностью их реального аналога - нормы права (а еще глубже - государственной воли господствующего класса). Но будучи качественно тождественными явлениями, одно из которых необходимо предполагает, дополняет другое, они, в то же время, находятся на разных "полюсах", являются выражением противоположностей данной правовой формы (противоречие возможности

о

и необходимости как правовых категорий) . Данное противоречие внутри первого элемента юридической ответственности и составля-

т

Вывод о том, что система юридической ответственности берет свое начало с возникновения правоотношения ответственности как нельзя лучше подтверждается мнением философов о том, что "система считается возникшей тогда, когда между элементарными носителями новой формы движения образуется взаимосвязь"

(Аверьянов А.Н. Указ. работа, с. 108). о

См.: Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей. М., 1976, с. 57-58.

ет основу "внутренней работы" правовой формы, является источником дальнейшего развития системы, обеспечивает движение содержания юридической ответственности к следующему его проявлению.

Противники теории "ответственность -обязанность в правоотношении" вполне обоснованно замечают, что обязанность подвергнуть ся наказанию - далеко не то же самое, что само наказание. Безусловно, это так. Правоотношение ответственности - это, конечно же, не вся ответственность, но лишь ее часть, точнее - первый элемент (стадия) системы юридической ответственности. На этой начальной стадии (правоотношения) юридическая ответственность еще не завершена, не развернула всех своих свойств и моментов. "В этом смысле, - указывает А.Н.Аверьянов, - новая система находится где-то на грани перехода возможности в действительность"*. И дело не только в том, что одна (или даже обе) стороны могут не знать о существовании ответственности - это субъективный момент и он не главный, ибо сама возникшая связь объективна по своей природе. Важнее то, что правоотношение ответственности, просуществовав некоторое время, может исчезнуть (истекли сроки давности привлечения к ответственности, не обнаружен виновный субъект и т.д.). Поэтому не следует ни смешивать возникновение юридической ответственности с ее осуществлением, ни ограничивать ее содержание стадией прав и обязанностей субъектов правоотно-шения ответственности.

Будучи объективной на всем своем протяжении, ответственность становится "совершенной действительностью", воплощаясь в конкретных действиях субъектов правоотношения по реализации имеющихся у них прав и обязанностей. Эти действия представляют со-

т

Аверьянов А.Н. Указ. работа, с. 108.

- 28 -

бой "материализацию" отношения ответственности, делают его "осязаемым", "видимым". Таким образом, фактические действия субъектов правоотношения ответственности - второй элемент (стадия) в развитии генезиса системы юридической ответственности. Следовательно, помимо противоречия внутри первого элемента ответственности, существует противоречие между первым и вторым ее элементами. Это противоречие между идеальным (правоотношение) и материальным (фактическая деятельность людей). Оно разрешается в результате целенаправленной деятельности компетентных государственных органов, носящей познавательный характер и проходящей в форме правоприменения. В ходе этой деятельности объективно возникшие из правонарушения отношения юридической ответственности отражаются в сознании познающего субъекта (осознаются им). В идеале здесь достигается тождество предмета знанию о нем: юридическая ответственность из "вещи в себе" становится "вещью для нас"1.

Выяснив наличие в реальной действительности правоотношения ответственности и посредством квалификации - его содержание, обусловленное санкцией нарушенной юридической нормы, государственный орган реализует на практике заложенную в них модель, "программу", проведения. Он совершает (в пределах возникшего у него права) конкретные действия по применению к нарушителю государстве нно-вла с тных мер, мер юридической ответственности за совершенное им правонарушение. Противоположная же сторона - право-

* Надо сказать, что в рамках этого противоречия юридической ответственности существует и ряд более частных. Напр., противоречие между црименяешм материальным и процессуальным правом (о чем будет разговор в последующем) и др.

нарушитель, - в пределах возникшей у него обязанности претерпевает применяемые к нему принудительные меры, сообразуя с ними свое поведение. Таким образом, основное противоречие юридической ответственности исчерпывается, "безответственное" лицо привлекается к ответственности. Момент окончания развертывания основного противоречия юридической ответственности (то есть его разрешение в действиях сторон) и следует считать концом юридической ответственности.

Нетрудно заметить, что после своего возникновения юридичес-кая ответственность хотя и изменяется, постепенно преобразовываясь от стадии к стадии в процессе осуществления, основные черты ее содержания сохраняются неизменными. Главные закономерности, наиболее существенные стороны, связи, то есть-основная конструкция юридической ответственности (краткой формулой которой является отношение "причинение - претерпевание") не меняется на всем протяжении ее существования.

Итогом анализа противоречий развития системы юридической ответственности является вывод о структуре и границах содержания данного явления. Оно, как мы видели, складывается из совокупности элементов - стадий ответственности и их взаимодействий друг с другом. Иначе говоря, содержание юридической ответственности совпадает с ее пределами и включает в себя: I) правоотношение ответственности (то есть право государства подвергнуть правонарушителя определенным принудительным мерам и обязанность последнего претерпеть их); 2) фактические действия субъектов данного правоотношения по реализации имеющихся у них субъективных прав и юридических обязанностей.

Элементы ответственности, как видим, находятся на разных уровнях правореализации;"развитие предполагает различные уровни

- 30 -

генетических связей-"*. Поэтому наряду с отношениями координации внутри каждого из элементов ответственности (соответствие прав и обязанностей, фактического поведения сторон), существуют отношения субординации, связывающие отдельные элементы системы между собой. Субординация элементов ответственности видится, в частности, в том, что наличие возникших из нарушения прав и обязанностей сторон является единственным законным основанием деятельности, направленной на причинение правонарушителю неблагоприятных последствий и поведения последнего по их претерпеванию. Причем, содержание этих действий сторон всецело предопределяется и не может выйти за рамки модели, указанной соответствующим правоотношением ответственности.

Именно наличие связей субординации между элементами ответственности как органической системы отличает ее от суммативной системы видов ответственности (все элементы которой находятся на одном уровне, связываясь отношениями координации). В то же время, включение в конструкцию ответственности фактической деятельности сторон позволяет не только проследить механизм воздействия права на социальную жизнь, но и определить органическую систему ответственности как систему-комплекс (т.е. взятые в динамике и взаимодействии юридический аппарат ответственности плюс правовая деятельность людей).

При изложенном выше понимании юридической ответственности теряет свой смысл вопрос, служивший "водоразделом" при выделении сторонников различных точек зрения на понятие ответственности: что есть юридическая ответственность - "обязанность претерпе-

1 Фельдман Д.И., Курдюков Г.И., Лазарев В.В. Теоретические проблемы методологии исследования государства и права. Казань, 1975, с. 17.

вания" в рамках правоотношения ответственности или же сам "факт претерпевания?" Она есть и то и другое, в зависимости от стадии, на которой мы ее рассматриваем. Эти две стороны одного явления, последовательно выступающие на первый план в разных стадиях осуществления ответственности, не могут быть противопоставляемы друг другу.

Однако преодоление имеющихся разногласий во взглядах на природу юридической ответственности и их объединение на общей философской платформе, упорядочение и уточнение ее правовых понятий в единой системе связей не является для нас самоцелью. Оно есть средство (теоретическая основа) для выработки обоснованной, а следовательно, и практически полезной правовой конструкции ответственности. Абстрагируясь от особенностей конкретных видов систем юридической ответственности, на основе выделения ее постоянного компонентного состава мы получили возможность сконструировать теоретическую модель юридической ответст-венности* в Еиде двухступенчатого поступательного процесса, от-ражающего ее содержание. Выработка модели юридической ответственности обусловлена прежде всего потребностями науки общей теории права. Она не только дает наиболее целостное представление об этом правовом феномене, но и обладает значительными эвристическими возможностями. Выражая существенное, необходимое и закономерное, модель позволяет устанавливать тенденции в познании

о

юридической ответственности, обнаруживать пробелы в ее теории .

т

Под моделью в праве "следует понимать мысленное воспроиз-ведение моделируемого конкретного общественного процесса" (Кази-

мирчук В.П. Право и методы его изучения. М., 1965, с. 159).

о

См.: Васильев A.M. Указ. работа, с. 133.

- 32 -

Ее изучение в качестве необходимой ступени выполняет методологическую функцию при разработке конкретных проблем осуществления отраслевых видов ответственности.

Системное изучение юридической ответственности и на его основе - моделирование этого явления, - открывает также путь к практическому совершенствованию как отдельных ее элементов, так и системы в целом, выступает научной основой для повышения эффективности их действия. Это, в свою очередь, призвано способствовать более полному, всестороннему и быстрому решению стоящих перед ответственностью социальных и юридических задач, дальнейшему укреплению социалистической законности и упрочению твердого правопорядка в столь важной области правореализации.

х х

х

Системное исследование юридической ответственности позволяет определить ее как сложную, органически целостную, динамическую (с поступательным характером движения) систему-комплекс, то есть такое структурное образование, которое обладает интегратив- ностью. Интегративность данной системы видится в том, что лишь она в целом, а не какой-либо ее элемент, реализует назначение юридической ответственности полностью, то есть в ее функциональности. Развитие и функционирование системы юридической ответственности предопределены ее социальной ролью в жизни нашего общества. Нельзя не согласиться с мнением о том, что ни социалистическое государство, ни общество не только не заинтересованы в возникновении и закреплении отношений юридической ответственности, но всемерно стремятся к их полной ликвидации*. Вместе

т

См., напр.: Загородников Н.И. О содержании уголовно-право- вых отношений. - Советское государство и право, 1983, № II, с. 85;

с тем, до тех пор, пока имеют место правонарушения, являющиеся проявлением противоречий между волей государства, зафиксированной им в правовых нормах, и индивидуальной волей некоторых субъектов, выражаемой ими в актах цротивоправного поведения, сохраняется необходимость в юридической ответственности, призванной разрешать данное противоречие.

Дело в том, что как всякая социальная система, юридическая ответственность является открытой, то есть способна не только быть чувствительной к изменениям условий внешней среды ("вход" системы), но и оказывать на нее обратное воздействие ("выход" системы). Такое воздействие носит целенаправленный, планомерный характер и стремится к достижению определенного результата. Именно это обстоятельство и предопределяет социальное и юридическое назначение ответственности как одного из важнейших средств борьбы с правовыми эксцессами. К особенностям юридического воздействия ответственности, ее месту и роли в арсенале правовых средств борьбы с нарушениями социалистической законности в обществе мы и переходим в следующем параграфе.

<< | >>
Источник: ЗАДНЕПРОВСКАЯ Марина Валентиновна. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЗАКОННОСТЬ. Диссертация на соискание ученой степениt кандидата юридических наук. Москва - 1984. 1984

Еще по теме § I. Юридическая ответственность как система:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -