<<
>>

§ 1. Понятие и природа института международно-правовой ответственности

Окончание холодной войны и двухполюсного миропорядка вызвало массу дискуссионных вопросов относительно характера взаимоотношений между государствами в формировании нового международного правопорядка.

Одной из основополагающих задач, стоящих перед международным сообществом, является необходимость «повысить уважение к верховенству права в международной, а также внутренней жизни...»2. Решение глобальных проблем требует повышения уровня управляемости международной системы. Осознание этой задачи постепенно находит отражение в политическом мышлении. Ее актуальность подчеркивается в актах как международных организаций, так и государств. Однако, исходя из реалий политической ситуации, приходится констатировать, что практическое решение задачи повышения уровня управляемости происходит медленнее, чем это требуется на современном этапе.

Важным инструментом решения указанной задачи является международное право. Очевидно, что без международного права мировая система была бы не в состоянии нормально функционировать. «Рост роли международного права как на межгосударственном, так и национальном уровне становится все более ощутимым. Однако это вовсе не означает, будто международное право полностью отвечает требованием современности. Парадокс развития международного права состоит в существенном разрыве между правотворчеством и правореализацией»3. Между тем повышение уровня действия международного права является необходимым условием его эффективности. Исходя из истории развития международного права, можно сказать, что соблюдение международных норм обеспечивалось в основном политическими средствами. И только со 2-ой половины XX в. начали закладываться основы такого необходимого для любой правовой системы комплекса норм, как нормы об ответственности.

Другой задачей, стоящей перед международным сообществом, является урегулирование проблемы межгосударственных конфликтов и войн.

В данном вопросе, нет и не, может быть единого мнения относительно перспектив исчезновения войн и конфликтов из жизни мирового сообщества. Войны - это результат политических решений для достижения политических целей с помощью вооруженной силы. Значение международно-правовой ответственности определяется тем фактом, что она является необходимым юридическим средством обеспечения соблюдения норм международного права, средством восстановления нарушенных международных отношений.

Многие юристы-международники посвятили свои труды как в целом международному праву, так и отдельным его отраслям, затрагивающим проблемы международно-правовой ответственности. В настоящее время проблема международной ответственности является наиболее острой в свете современной политической ситуации в мире. «Понятие международно- правовой ответственности относится к тем вопросам, которые до сих пор еще не получили достаточной разработки в международном праве. Между тем от правильного раскрытия содержания этого понятия зависит решение других кардинальных проблем ответственности по международному праву - оснований, целей и функций, форм и объема и т.д.»4. Известный датский юрист М. Соренсен, рассматривая вопросы ответственности, отмечал: «Никакая другая тема не поднимала столько споров как ответственность государств, и никакая другая область не является такой неясной и запуганной с точки зрения теории»5.

Сам термин «ответственность» приобрел правовое значение сравнительно недавно - он был заимствован у английских философов XVIII века6. В дальнейшем он получил широкое распространение в политике, праве, быту, включая в себя моральные, политические, юридические и иные стороны взаимодействия человека и государства. «Ответственность»- понятие изначально неоднозначное. Развитие государств, права, совершенствование общественных отношений, реальная юридическая практика постоянно вносят коррективы в понятие и содержание ответственности, методы ее осуществления, порождают новые ее виды.

Можно привести ряд примеров применения термина «ответственность» для обозначения определенных обязанностей или долга, которые можно найти не только в источниках национального права, но и в ряде международных.

В ст. 24 Устава ООН говорится, что члены ООН «возлагают на Совет Безопасности главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности ...»; а в ст. 73 указывается, что «Члены Организации Объединенных Наций ... несут или принимают на себя ответственность за управление территориями, народы которых не достигли еще полного самоуправления ...».

Социальная ответственность подразделяется на два типа: негативную (ретроспективную), ответственность за уже совершенные в прошлом противоправные действия и позитивную (активную) - за будущие действия. Позитивную ответственность характеризует общественно полезное (правомерное) поведение субъектов общественных отношений, проявляющееся в выполнении ими обязанностей, предписываемых социальными нормами. Подобное поведение представляет собой социально- необходимый образ действий субъектов. «Следовательно, сущность позитивной ответственности состоит в обязанности всех субъектов действовать таким образом, чтобы не только конкретные предписания (запреты, обязывание или уполномочие), но и более общие цели, установленные социальными нормами, претворялись в жизнь максимально адекватно»7. Характерными чертами для позитивной ответственности является постоянный контроль каждым субъектом общественных отношений своего поведения с учетом предписаний социальных норм и требований соответствующих жизненных ситуаций. Подобный самоконтроль предполагает взаимоотношения субъектов, направленные на реализацию предписаний социальных норм, в том числе и норм права, представляющих собой, прежде всего, суждения о должном и возможном поведении людей 8. Именно поэтому, данная ответственность выступает постоянно действующим и необходимым элементом в механизме регулирования общественных отношений и призвана обеспечить его действия в настоящем и будущем. И как следствие, каждый субъект общественных отношений является носителем позитивной ответственности, которая обеспечивает оптимальное функционирование той или иной социальной в соответствии с объективными условиями ее бытия.

Отсюда ясно, что позитивная ответственность играет важную роль в механизме регулирования общественных отношений 9.

Негативную ответственность порождает антиобщественное поведение отдельного субъекта общественных отношений, проявляющееся в нарушении предписаний социальных норм. Это ответственность за прошлое поведение субъекта, которое проявляется в его отказе выполнять обязанности, установленные социальными нормами, ведет к нарушению отношений данного субъекта с другими субъектами общественных отношений и, следовательно, к нарушению функционирования механизма, регулирующего их. Именно поэтому негативная ответственность неизбежно порождает новые (вторичные) правовые отношения, в рамках которых на правонарушителя возлагается обязанность загладить отрицательные последствия своего поведения и понести известные лишения. «Ее своеобразие состоит в том, что она включается в механизм регулирования общественных отношений в связи с фактами нарушения установленных правил поведения либо, если иметь в виду ее предупредительную роль, с возможностью такого нарушения»10.

Таким образом, оба типа социальной ответственности призваны выполнять единую функцию - обеспечить стабильное развитие отношений в рамках той или иной социальной системы. Отсюда следует, что как моральная, так и юридическая ответственность может быть позитивной или негативной, независимо от того, какая это сфера - внутригосударственная или международная11.

Проблема понимания юридической ответственности рассматривалась в трудах О.С. Иоффе, О.Э. Лейста, Н.С. Малеина, П.Е. Недбайло, И.С.

Самощенко, M.X. Фарукшина, Т.Н. Радько, А.В. Малько и др. В настоящее время в отечественном праве нет единого определения понятия «юридическая ответственность».

В ходе научного исследования юридической ответственности выяснилось, что понятие это довольно многозначное. Представляется возможным разделить все многообразие взглядов на данную проблематику на две основные группы: понимание юридической ответственности в узком и широком смысле.

М.Д. Шаргородский, JI.C. Явич, О.С. Иоффе исследовали юридическую ответственность в узком смысле и связывали се с противоправным поведением, которое должно повлечь за собой государственное принуждение, наказание. Данная позиция определяет ретроспективный аспект юридической ответственности12.

B.C. Марков, Н.И. Матузов, П.Е. Недбайло рассматривают юридическую ответственность в более широком плане. Юридическая ответственность представляется не только как последствие негативного явления, как реакция государства на совершенный деликт, а как явление позитивное предполагающее сознательное отношение субъекта к своим поступкам, т.е. это основа поведения субъектов, исключающая нарушение правовых предписаний.

Однако в любой отрасли знаний изучение проблемы ответственности значительно продвинулось бы вперед, если бы достаточное внимание уделялось изучению обоих типов ответственности. Что касается правовой науки, то всесторонний анализ сущности юридической ответственности обусловлен постоянным повышением роли правового регулирования общественных отношений. Общеизвестно, что нормы права играют существенную роль в регламентации общественных отношений. Правовые нормы представляют собой нормативную основу системы регулирования этих отношений, которая обеспечивает их упорядоченность, строгую гарантированность, устойчивость и стабильность Особенностью правовых норм является то, что они предписывают должный образ поведения субъектов правоотношений, предполагая в то же время юридические последствия неисполнения данных предписаний.

Правовая ответственность в ее позитивном аспекте возникает с момента появления правовой нормы, а негативная ответственность - с момента нарушения ее предписаний. С точки зрения оценки роли позитивной и негативной ответственности в деле обеспечения функционирования механизма правового регулирования они представляют собой взаимосвязанные правовые явления. В конкретных случаях, однако, они не могут проявляться одновременно. Отказываясь выполнять предписания правовой нормы, ее адресат перестает быть субъектом позитивной ответственности в рамках первичных отношений, урегулированных данной нормой, и становится субъектом негативной ответственности в рамках новых вторичных правоотношений. Сущность негативной ответственности состоит в праве компетентных органов государства требовать восстановления нарушенного правопорядка и применять меры государственного воздействия к правонарушителю, а также в обязанности правонарушителя подчинить свое поведение этим требованиям 13. Тем самым правовая ответственность в негативном ее аспекте выступает средством правового контроля за соответствием поведения отдельных субъектов предписания норм внутригосударственного права и обеспечивает восстановление нарушенного правопорядка и его охрану.

Однако не все ученые стремятся объединить эти два аспекта и на их основе сформулировать единое определение юридической ответственности. Мнение, согласно которому юридическая ответственность - это правовая реакция государства на правонарушение, мера государственного принуждения - является наиболее распространенным. Согласно этому суждению, ответственность представляет собой осуждение правонарушения и в определении для правонарушителя определенных отрицательных лишений личного или имущественного характера. Так, О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский под юридической ответственностью понимают меру государственного принуждения, основанную на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя, выражающуюся в установлении для него определенных отрицательных последствий в виде ограничения личного или имущественного порядка14. Данную точку зрения разделяли Л.И. Спиридонов и В.И. Гойман-Червонюк.

Понимание юридической ответственности как обязанности претерпевать неблагоприятные последствия противоправного и виновного деяния, включают в себя все признаки данного правового явления, которое до этого абсолютизировались (юридическая ответственность как фактическая реализация правовых санкций; как наказание, кара, дополнительное обременение, налагаемое за невыполнение правовой обязанности или злоупотреблении правом; как исполнение юридической обязанности под воздействием государственного принуждения и т.д.)15

Позитивная и негативная юридическая ответственность характерны и для международных отношений. Объективной предпосылкой ответственности государств является их потребность в управлении своими взаимоотношениями, что достигается посредством системы правовых норм, фиксирующих правила, без которых было бы невозможно международное общение. Субъективной предпосылкой ответственности государства является его свобода воли, как суверенной территориальной организации человеческого общества16. Взаимоотношения государств как равносуверенных субъектов требует от них равнозначного уважения суверенитета друг друга.

Ответственность государств тесно связана с их практической деятельностью, ориентированной на будущее, и всегда выражается в правомерном поведении, направленном на укрепление международного правопорядка.

Ответственность за нарушение предписаний норм права всегда связана с отрицательными последствиями как для государств, пострадавших от нарушения, так и для государства, совершившего это нарушение. Она порождается неправомерным поведением государства, имевшим место в прошлом и создающим угрозу для международного сообщества, и имеет негативный характер. Из вышесказанного можно сделать следующий вывод, что негативная ответственность государства является существенным элементом механизма регулирования международных отношений. Однако основную роль в функционировании этого механизма играет ответственность позитивная.

В сфере международных отношений оба типа ответственности представляют собой относительно обособленные, но вместе с тем взаимосвязанные явления. Их обособленность проявляется в том, что на государство, которое выполняет международные обязательства, присущие позитивной ответственности, не может быть возложена негативная ответственность. И, наоборот, государство, нарушающее эти обязательства, перестает быть субъектом позитивной ответственности и на него возлагается новые обязательства, свойственные негативной ответственности. Взаимосвязь же позитивной и негативной ответственности предопределяется тем, что выполнение государствами обязательств, характеризующих оба вида ответственности, обеспечивает функционирование механизма международно-правового регулирования, служащего укреплению международного правопорядка. Взаимозависимость позитивной и негативной ответственности подтверждает содержание некоторых дипломатических нот государств, в которых, наряду с требованиями о возмещении ущерба, наказания виновных и т.п. к государству- правонарушителю также предъявляются требования строго соблюдать международные обязательства и принять все необходимые меры для недопущения правонарушений в будущем.

Ответственность государств как субъектов международно-правовых отношений имеет ряд существенных особенностей по сравнению с ответственностью субъектов внутригосударственных отношений. Государства обладают суверенитетом, и над ними нет централизованной системы органов, которые бы стояли над правительствами государств и диктовали бы им свою волю.

Говоря о субъектах внутригосударственных отношений, представляется целесообразным, рассмотреть вопрос об ответственности физических лиц в международном праве. В международно-правовой доктрине существует мнение, согласно которому родоначальником концепций международной ответственности физических лиц является Г.Гроций. Основным направлением этой работы являлось определение условий, при которых можно говорить об ответственности главы государства и общества. «Если же какой-нибудь воин или кто-нибудь иной даже в справедливой войне подожжет неприятельские здания, опустошит поля и такого рода действиями причинит убытки не в силу приказа и когда это не вызвано никакой необходимостью и отсутствует для этого необходимая причина, - то соответствующее лицо обязано возместить ущерб».17 Однако Г.

Гроций полагал, что это должна быть гражданско-правовая, а не уголовная ответственность.

В последующем данная проблематика исследовалась как отечественными, так и зарубежными учеными-международниками. Н.М. Коркунов, JI.A. Камаровский, И.И. Котляров, П.Е. Казанский, М.Н. Капустин, А. Ривье, Ф. Лист, А. Гефтер посвятили свои труды международному уголовному праву.

В международном праве долго обсуждался вопрос о статусе физических лиц, могут ли они рассматриваться как субъекты международного права, т.е. вступает ли физическое лицо как таковое в соприкосновение с международным правопорядком. Как следует из теории международного права, субъект должен обладать правами и обязанностями, установленными международным правом, а также должен быть международный механизм непосредственного принудительного осуществления в судебном порядке этих прав и обязанностей. В настоящее время трудно говорить о соблюдении этих условий в отношении физических лиц так, как государства остаются неизбежными посредниками между их гражданами и международным сообществом.

Нюрнбергский и Токийский судебные процессы, несомненно, явились серьезным отступлением от классического международного права. Впервые физические лица были осуждены и наказаны международным судебным органом по международно-правовым нормам. «Преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными существами, и положения международного права могут применяться только путем наказания физических лиц, которые совершают такие преступления».18Международно-правовой статус физических лиц является более сложным в связи с субъективными правами, которыми они наделены по его нормам. Необходимо разграничивать две ситуации. В первой, физическое лицо вступает в правоотношения с иностранным государством. В данном случае имеет место принцип обычного права, в соответствии с ним, в сфере регулирования обращения с иностранцами физические лица обладают минимумом прав международно-правового характера. Данный минимальный набор прав, который принадлежит гражданам, находящимся за рубежом, ничего не меняет в международно-правовом статусе физических лиц, и как следствие, физическое лицо не может заявлять иск против иностранного государства и может пользоваться лишь международно-правовой защитой со стороны своего собственного государства, выступающего от его имени посредством дипломатический акций. Во второй ситуации, физическое лицо отстаивает свои права перед лицом «национального» государства. В этом случае необходимо говорить о нормах национальной правовой системы.

С точки зрения общепризнанных норм современного международного права, можно говорить, о значительном элементе фикции в статусе физических лиц, как субъектов международного права. Однако это не означает, что ввиду отсутствия у физических лиц международной правосубъектности они не могут быть признанны ответственными за совершение международных преступлений. Так, Нюрнбергский Трибунал признал физических лиц ответственными за совершение международных преступлений, при этом не констатировал, что физическое лицо является субъектом международного права19.

Следует отметить, что наступление международной правовой ответственности физических лиц необязательно предполагает ее связь с международно-правовой ответственностью государства. Как отмечают некоторые авторы, международная уголовная ответственность физических лиц выступает как форма и следствие ответственности самого государства. В случае совершения физическими лицами преступлений международного характера к ответственности привлекаются именно они.

Интересным в данном аспекте представляется вопрос об ответственности главы государства. Представляется целесообразным выявить ряд аспектов для наиболее полной характеристики института ответственности главы государства, как по международному, так и по внутригосударственному законодательству.

Важнейшее различие между внутригосударственной и международной правовой ответственностью главы государства заключается в том, что если от уголовного преследования внутри страны действующий глава государства защищен конституционно-правовым иммунитетом, то от международной уголовной юрисдикции у главы государства нет иммунитета.

Так, статья 7 Устава Международного Нюрнбергского военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси гласит: «Должностное положение подсудимых, их положение в качестве глав государства или ответственных чиновников различных правительственных ведомств не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответственности или смягчению наказания».

Принцип неприменения иммунитета был в дальнейшем отражен в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. (ст. IV), в Уставах трибуналов по бывшей Югославии (ч. 2 ст. 7) и по Руанде (ч. 2 ст. 6). Именно прокурором Международного уголовного трибунала по Югославии в мае 1999 г. против президента СРЮ Слободана Милошевича было возбуждено обвинение за «преступления против человечества и нарушение законов и обычаев войны» — первый в истории случай привлечения к ответственности действующего главы государства международной судебной инстанцией.

Окончательное закрепление идея непризнания дипломатического иммунитета как защиты от международного уголовного правосудия получила в Римском статуте Международного уголовного суда. Статья 27 Статута гласит:

«1. Настоящий Статут применяется в равной мере ко всем лицам без какого бы то пи было различия па основе должностного положения. В частности, должностное положение как главы государства или правительства, члена правительства или парламента, избранного представителя или должностного лица правительства ни в коем случае не освобождает лицо от уголовной ответственности согласно настоящему Статуту и не является само по себе основанием для смягчения приговора.

2. Иммунитеты или специальные процессуальные нормы, которые могут быть связаны с должностным положением лица, будь то согласно национальному или международному праву, не должны препятствовать осуществлению Судом его юрисдикции в отношении такого лица.»

Признание подсудности главы государства органам международного правосудия в качестве общего принципа международного права еще вовсе не означает, что с этим готовы согласиться все международное сообщество.

Фактически вопрос о признании Международного уголовного суда и ратификации его Статута расколол все государства мира на две группы. Те, кто подписал и ратифицировал Статут, тем самым полностью признали отсутствие у главы государства иммунитета от международной уголовной юрисдикции. Те, кто отказался подписать Статут (США, Израиль, КНР, Йемен, Катар и др.), тем самым фактически выразили свое несогласие с указанным принципом международного права, вопрос об иммунитетах собственных граждан стал для них в первую очередь камнем преткновения. Имеется и достаточно большое число еще не определившихся стран, многие из которых подписали Статут, но не спешат с его ратификацией (к ним относится и Россия). Результатом такого процесса стало наличие противоречий положений Статута и норм конституций ряда государств о неприкосновенности главы государства, что, в свою очередь, вызвало серьезные проблемы при ратификации Римского статута. Дело и том, что в конституциях большинства стран мира закреплен принцип неприкосновенности главы государства. Если речь идет о республиках, то иммунитет главы и государства от уголовного преследования может быть ограничен только путем специальной конституционной процедуры, как правило, достаточно сложной. Никаких других изъятий из принципа уголовного иммунитета главы государства прежде не было предусмотрено. Поэтому, строго говоря, ратификация Римского статута требует внесения соответствующих изменений в конституции.

Если внутри страны глава государства несет юридическую ответственность за более или менее широкий круг уголовных деяний (в некоторых странах — также за конституционно-правовые деликты), то привлечь его к ответственности перед международными органами правосудия возможно лишь в случае совершения международных преступлений, перечень которых строго определен в уставах международных трибуналов. К ним относятся, как правило, только военные преступления, преступления против мира и человечности, а также иные наиболее серьезные нарушения норм международного гуманитарного права.

Например, МТНЮ полномочен, осуществлять судебное преследование лиц, которые: совершают или отдают приказ о совершении серьезных нарушений Женевских концепций 1949 г. (ст. 2 Устава); нарушают законы и обычаи войны (ст. 3); совершают геноцид (ст. 4) или другие деяния, названные в п. 3 ст. 4; ответственны за преступления против человечности, совершаемые в ходе вооруженного конфликта, как международного, так и внутригосударствешюго (ст. 5.).

Важным этапом в становлении института международной уголовной ответственности стало вступление в силу с 1 июня 2002 года договора об учреждении первого постоянно действующего международного уголовного суда (МУС). Причиной для создания МУС стала неспособность национальных судебных систем обеспечивать правосудие для жертв вопиющих преступлений - будь то в Гватемале, Сьерра-Леоне или в Ираке. При этом МУС принимает дело к производству только в случае бездействия национальных органов уголовного преследования. В юрисдикцию МУС входят наиболее опасные международные преступления, совершенные после 1 июня 2002 г.

Ответственность государств в ее позитивном аспекте, проявляется в их правомерном поведении, предполагает не только обязанности соблюдать и исполнять уже существующие, но и создавать новые нормы, призванные гарантировать устойчивость международного правопорядка.

Многие международные документы как двусторонние, так и многосторонние, подчеркивают позитивную ответственность. Например, соглашение от 3 сентября 1971 г. между правительствами СССР, Франции, США и Великобритании по вопросам, относящимся к Западному Берлину. «Четыре правительства будут взаимно уважать их индивидуальные права и ответственность, которые остаются неизменными». Или советско- французская декларация и советско-французский протокол от 13 октября 1970, в которых говорится об ответственности СССР и Франции за поддержание мира во всем мире.20

Совершенно иную природу имеет негативная ответственность государств, основанием которой является международное правонарушение. Это положение является общепризнанным как в доктрине, так и практике.

Негативная международная ответственность всегда имеет ярко выраженный индивидуальный характер, поскольку вызывается конкретным правонарушением, совершаемым конкретным субъектом. Эта ответственность временное явление, ибо она возникает только с момента совершения правонарушения и прекращается после ликвидации его последствий. В общем плане явление негативной международно-правовой ответственности коренится в отказе государства сообразовывать свое поведение с общими нормативными целями международного права и вызывается нарушением принципа pasta sunt servanda

В результате совершения международного правонарушения вступает в действие общепризнанная обычная норма международного права, согласно которой государство-правонарушитель должно нести ответственность перед потерпевшими государствами. Эта норма является общеюридическим основанием для возникновения правоотношения, которое предполагает, с одной стороны, обязанность государства-правонарушителя отказаться от неправомерных действий, восстановить нарушенный правопорядок, возместить причиненный ущерб, и, с другой стороны — право потерпевшего государства потребовать от государства-правонарушителя исполнения этих обязанностей, т.е. получить возмещение и удовлетворение соразмерному ущербу, причиненному правонарушением.

По мнению же советский ученых «юридическая ответственность, с тех пор как она возникла, всегда была ответственностью за прошлое, за противоправное поведение»21, т.е. негативная ответственность, возникающая в случае правонарушения. Допуская известную аналогию между международной и внутригосударственными правовыми системами, следует согласиться с П.М. Курис, считавшим, что международной, как и любой другой ответственности, свойственен государственно-принудительный характер.

Юридическая ответственность - одно из наиболее сложных, значительных и полемичных правовых явлений. В этой категории максимально ярко выражена сущность самого права, его важнейшие функции и значение в обществе. Теснейшим образом связанная с большинством других ключевых понятий права (правовая норма, государственное принуждение, правонарушение и др.), юридическая ответственность во многом не мыслима без них, а они - в отрыве от нее.

В практическом плане острота и актуальность всякого вопроса об ответственности объясняется ее связью с правонарушением, посягательством на конкретные субъективные права участников правоотношений. Особенность феномена юридической ответственности состоит и в том, что это наиболее близкое к процессу правоприменения и юридической практике понятие.

Юридической ответственности как виду социальной ответственности присущи признаки родового явления, а также специфические особенности. Социальная ответственность - это отражение свободы и необходимости в поведении субъекта общественных отношений. Она выступает мерой соразмерности того или иного варианта поведения и объективных условий, в которых это поведение проявляется. В целом социальная ответственность следует за нарушение определенных социальных норм и выражается в наступлении для субъекта нарушения определенных неблагоприятных последствий - наложение ограничений личного, политического, морального или материального порядка. «Эта ответственность проявляется и в определенных общественных отношениях между лицом, нарушившим социальное правило, и классом, организацией, государством или другим социальным образованием. Лишения по отношению к нарушителю носят внешний характер: они причиняются не им самим, а другими субъектами - социальными образованиями, чьи интересы были нарушены. Так проявляется реакция социальных образований на противоречащее их интересам поведение, и в этом выражается принудительный характер любого вида социальной ответственности »22. В отличие от мнения ряда авторов, которые утверждают, что принуждение является отличительной чертой только юридической ответственности, П.М. Курис и ряд других авторов придерживаются другой точки зрения23. Так, принуждение представляется им присущим любому виду социальной ответственности и «проявляется через внешне вынужденное претерпевание нарушителем негативных последствий несоблюдения норм, соответствующих интересам определенного социального образования. Принуждение нельзя отождествлять только с государственным принуждением»24. Юридическая ответственность проявляет свою суть через обусловленные спецификой права особенности, корректирующие общие черты социальной ответственности.

Исходя из доктрины теории государства и права для правильного понимания института ответственности, необходимо выделить характерные особенности юридической ответственности: •

как и любое социальное явление, юридическую ответственность нельзя считать однозначной категорией, поскольку она характеризуется многогранностью и многосторонностью; •

представляется необходимым разделять ответственность в позитивном и негативном аспекте, но при этом иметь в виду, что оба вида ответственности являются составными частями единого социального явления; •

юридическая ответственность носит как охранительный, так и регулятивный характер. Основой юридической ответственности являются действующие правовые нормы, призванные соблюдать

правовые предписания, воздействующие на сознание индивида и формирующие и него ответственное отношение к праву; •

юридическая ответственность опирается на государственное принуждение, применяемое специально уполномоченными государственными органами, по отношению к нарушителю правовых предписаний. Следствием применения мер принуждения, является наступление неблагоприятных последствий для правонарушителя, имеющих своей целыо воспитание правонарушителя в духе уважения закона. В науке международного права предусматривается ответственность за невиновное причинение вреда; •

применение принуждения связано с возложением новой дополнительной обязанности по перевоспитанию индивида и возмещению ущерба, причиненного противоправными действиями. При ликвидации вреда, причинитель подвергается определенным издержкам материального и морального характера, •

является формой реализации санкции правовой нормы в конкретном случае и применительно к конкретному лицу, но с санкцией не отождествляется, так как санкция - часть структуры нормы права, содержащая последствия осуществления диспозиции, которые могут быть как неблагоприятными (ответственность), так и благоприятными (поощрение); •

юридическая ответственность возлагается в строго регламентированной процессуальной форме; •

наступает только за совершенное правонарушение25.

В соответствии с современными тенденциями развития общества проблема юридической ответственности приобретает иное социальное назначение. В процессе переходного периода в развитии экономики, политики и права приоритет отдастся ответственности государства. В настоящее время ответственность государства приобретает реальный характер, обновляется законодательство, в том числе и нормы, предусматривающие юридическую ответственность как государства в целом, так и его органов и должностных лиц.

Юридическая ответственность представляет собой диалектическое единство позитивного и негативного аспекта, характеризующееся зарождением новых правоотношений между государством и личностью. Исходя из вышесказанного, юридическую ответственность можно определить как особый вид правоотношений между государством и другими субъектами права, возникающий на основе их взаимных прав и обязанностей.

Как и всякое правоотношение, юридическая ответственность возникает при наличии соответствующего юридического факта, таковым является правонарушение.

Данные черты юридической ответственности присущи, в частности, и международной. В подтверждение данного тезиса можно привести ряд мнений ученых-международников. Вот некоторые из них: Г.И. Тункин указывает, что «международно-правовая ответственность - это юридическое последствие нарушения норм международного права»1; Д.В. Левин говорит о «международном противоправном поведении»2; французский профессор П. Рейтер говорит, что международная ответственность основана на правонарушении3; турецкий автор А. Бильжа придерживается мнения, что 1

Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970, С. 430. 2

Левин ДВ. Ответственность государств в современном международном праве. М., 1966, С. 11. 3

P. Reutcr. Principes de droit international public. - „Recueil des Cours", 1961 - II, T.103,p. 590; P. Reutcr. Droit international puplik. Paris, „Themis"J963,p. 135.

необходимым условием для возникновения международной ответственности является существование противоправного акта26.

Еще в конце XVIII века представители немецкой исторической школы права считали, что идея взаимной ответственности государств находится в противоречии с понятием суверенитета, что государство есть единственный судья своей ответственности и что обязанность государства исправить совершенное им правонарушение зависит от его воли27.

Позднее также встречались утверждения, что международная ответственность противоречит идее суверенитета. Однако суверенные государства, вступая во взаимоотношения, признают для себя обязательными принципы и нормы международного права. А ответственность за нарушение этих норм является одной из необходимых предпосылок их соблюдения. «Нарушение норм международного права или прав и интересов других государств, не может оправдываться ссылкой на суверенитет, поскольку такие действия являются не осуществлением суверенитета, а злоупотреблением им».28

Известный австрийский юрист А. Фердросс, формулируя положение о том, что субъект международного права, нарушивший международную норму, несет ответственность перед потерпевшим субъектом международного права, писал: «Этот принцип является общепризнанным в практике государств»29. Бразильский международник Аксиоли выразил эту мысль следующим образом: «Международная ответственность есть юридическая ситуация, имеющая своей основой хорошо известный принцип, согласно которому в обществе наций, как и в гражданском обществе, все члены общества в их взаимных отношениях должны соблюдать нормы справедливости и выполнять свои обязательства. Следствием нарушения и тех и других будет для субъекта международного права, которому вменяется подобный акт, вполне обоснованная обязанность загладить проявленную вину или исправить причиненный ущерб»30.

Французский юрист П. Бастид писал по этому поводу: «Если есть нарушение права, есть ответственность; нет правонарушения - нет ответственности»31.

Наиболее сложным в данном вопросе представляется отсутствие полной ясности в определении самого термина «международная ответственность».

Более или менее полное определение международно-правовой ответственности дается в чехословацком проекте резолюции «Рассмотрение принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества государств в соответствии с уставом Организации Объединенных наций», представленном правительством Чехословакии на XVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В этом проекте, в частности, говорится, что государство, нарушившее международное право, обязано в соответствующей форме возместить причиненный ущерб, а также несет за это соответствующую политическую ответственность. Независимо от ответственности государства, физические лица, совершившие действия, квалифицирующиеся по международному праву как преступления против человечества, несут уголовную ответственность.

Во французском «Словаре терминологии международного права» дается такое определение: «Международная ответственность - это обязательство, возлагаемое по международному праву на государство, которому вменяется действие или упущение, противоречащее его международным обязательствам, доставить возмещение государству, которое является жертвой указанного действия или упущения (оно само, личность или имущество граждан)»32.

Как уже отмечалась выше, Г.И. Тункин утверждает, что международно- правовая ответственность - это юридические последствия нарушения норм международного права. Содержанием международно-правовой ответственности являются те правовые последствия, которые наступают для государства в результате нарушения им норм международного права.

Значение международной ответственности государства обусловлено тем, что этот институт является необходимым юридическим средством обеспечения международного права.

Отрицание принципа ответственности государства за международные правонарушения, отмечал Л. Фердросс, «привело бы к гибели международного права, так как с отказом от ответственности за совершенный неправомерный акт отпали бы также обязательства государств соблюдать нормы международного права»33.

При формировании общих принципов международно-правовой ответственности Комиссия международного права определила международную ответственность государств как все виды новых правоотношений, возникающих в рамках международного права в результате международно-противоправного деяния государства, независимо от того, ограничиваются ли эти отношения правоотношениями между государством, совершившим противоправное деяние, и государством, непосредственно пострадавшим, или же распространяются также на других субъектов международного права, и независимо от того, сосредоточиваются ли они на обязательстве виновного государства восстановить в правах пострадавшее государство и взыскать нанесенный ему ущерб или же охватывают также право самого пострадавшего государства или других субъектов международного права принять к виновному государству какую-либо санкцию, допускаемую международным правом. Содержание же международной ответственности определяется как последствия деяния в плане возмещения ущерба и ответных санкций.

В международно-правовой литературе некоторыми авторами она понимается как «специфическая обязанность нарушителя возместить причиненный им ущерб, другим — как реализация санкций в отношении субъекта, нарушившего свои международные обязательства, третьим — как комплексное образование, включающее одновременно обязанность нарушителя и реализуемые в отношении него санкции. Все эти взгляды в равной степени пользуются поддержкой в международно-правовой доктрине»34.

«Большинство ученых-международников (Д.Б. Левин, Н.А. Ушаков, Ю.М. Колосов, П.М. Курис) рассматривают международную ответственность только в юридической форме. Н.А. Ушаков отмечает, что международная ответственность - это «наступление определенных юридических последствий для правонарушителя»35, то есть санкции, направленные на восстановление нарушенных прав, возмещение нанесенного ущерба. Подобная ответственность предусматривается многими нормами международного права и имеет конкретно выраженный международно- правовой характер. Она проявляется в международных отношениях, складывающихся только между субъектами международного права (государствами; межправительственными международными организациями; нациями и народами, борющимися за свою независимость)»36.

Нельзя, однако, рассматривать международную ответственность в качестве разновидности обязанности. Правильнее, как мне представляется, считать, что обязанность по ряду признаков имеет большое сходство с ответственностью, а последняя, в свою очередь, с обязанностью, но определять международную ответственность только через обязанность нельзя. Обязанность, как и санкция, предшествуют ответственности. Именно за неисполнение обязанности может наступить ответственность. Сам процесс реализации ответственности протекает во взаимосвязи со многими правовыми явлениями, проходит такие стадии, как становление, развитие, конкретизация, переходя в соответствующую правовую форму - правоотношение. Законность требует всестороннего обоснования виновности привлекаемого к ответственности субъекта. Международная ответственность в рамках правоотношений возникает не беспричинно, не внезапно, а как результат ее конкретизации, перехода из возможного состояния в действительное. Реализуемой международной ответственности предшествовала обязанность субъекта права не совершать деяния, за которые предусмотрена ответственность. Не случайно законодатель отождествляет термины «обязанность» и «ответственность», употребляя, в частности, понятие «ответственность», когда речь идет о возложении обязанности, чем подчеркивает ее важность.

Внешние принудительные факторы, содержащиеся в международной ответственности, играют важную роль в ее существовании как объективной категории. Но знание только этой стороны международной ответственности не дает полного представления о се содержании. Не менее важное значение для уяснения сущности международной ответственности имеет и другая ее сторона - субъективная, состоящая в наложении на субъекта права невыгодных последствий, предусмотренных санкциями. И как следствие, в доктрине международного права все большее внимание уделяется не обязательству ответственного государства, а праву потерпевших государств. Среди таких прав авторы выделяют:

«1. Право получить признание или констатацию совершения международно-противоправного деяния. 2. Право получить возмещение ущерба, причиненного международно-противоправным деянием. 3. Право применить репрессалии».37

Международно-правовая ответственность обладает немалой спецификой. Она не является ни частноправовой, ни уголовно-правовой. Она представляет собой особый вид публично-правовой ответственности. Из всего выше изложенного можно сделать вывод, что только теоретический синтез наиболее общих признаков как субъективных, так и объективных, дают возможность сформулировать понятие международно-правовой ответственности.

По нашему мнению, международно-правовую ответственность государств можно определить как реализацию юридических последствий в рамках международных правоотношений, наступивших в результате международно-противоправного деяния, а также как обязательство государства правонарушителя восстановить международный правопорядок и понести определенные ограничения, связанные прямо или косвенно с государственным принуждением, а также права потерпевшего государства, других государств или международных организаций применить эти ограничения с целью обеспечения соблюдения норм международного права.

Несмотря на значительный объем исследований по проблеме международно-правовой ответственности государств, до настоящего времени не существует ни единой ее концепции, ни единого понятия (определения).

<< | >>
Источник: Прошина Елена Анатольевна. Международно-правовая ответственность государств / Диссертация/ Москва. 2006

Еще по теме § 1. Понятие и природа института международно-правовой ответственности:

  1. § 1. Понятие и природа института международно-правовой ответственности
  2. § 4. Комплексный характер института международного коммерческого арбитража. Международный коммерческий арбитраж и международное частное право
  3. § 1. Понятие, исторические и теоретико-правовые предпосылки возникновения и развития гражданского общества
  4. Конституционно-правовая ответственность в избирательном праве
  5. 2.1. Имплементация международно-правовых актов в уголовноправовую систему Республики Узбекистан
  6. Ответственность в международном праве
  7. § 4. Комплексный характер института международного коммерческого арбитража. Международный коммерческий арбитраж и международное частное право
  8. §1. Понятие и основные принципы международно-правового режима управления рыболовством
  9. § 1. Международно-правовая ответственность государств за террористические деяния
  10. §1. Становление международно-правового механизма противодействия неправомерным деяниям на воздушном транспорте
  11. Институт ответственности в современном международном праве
  12. Международно-правовой анализ концепции «разделяемой ответственности» (shared responsibility) в контексте ответственности за нарушение обязательств, вытекающих из норм jus cogens
  13. § 3.5. Институт международно-правовой ответственности в системе средств обеспечения выполнения договорных обязательств государств
  14. Теоретические основы гражданско-правовой ответственности публичных юридических лиц
  15. Гражданско-правовая ответственность публично-правовых образований по обязательствам публичных юридических лиц
  16. Международно-правовая ответственность за правонарушения в сфере охраны арктической среды
  17. § 2. Понятие и виды юридических средств правового регулирования
  18. § 3.2 Роль и место института взаимной правовой помощи в системе международного полицейского сотрудничества
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -