<<
>>

Судебно-психиатрические и криминологические подходы в современной ювенальной судебной экспертной практике

В современной подростковой экспертной клинике при производстве стационарного судебно-психиатрического освидетельствования часто встречаются несовершеннолетние правонарушители с различными вариантами нарушенного психического развития (так называемый «психический дизонтогенез»).

По данным ГНЦССП им. В.П. Сербского Минздравсоцразвития России, доля таких подэкспертных составляет не менее 60% от всех стационарных судебно-психиатрических экспертиз несовершеннолетних, производимых в Центре. А при совершении наиболее тяжких многоэпизодных сексуальных, гомицидных действий несовершеннолетними психический дизонтогенез выявляется более чем в 80% экспертных наблюдений.

Среди 242 подростков, имеющих специфические проявления нарушенного развития, уже в период «малолетия», преимущественно в 9 – 13 лет (в возрасте, не подлежащем уголовному наказанию), 45% совершали не менее одного или несколько различных по тяжести общественно опасных деяний (далее – ООД). Среди них: 9% составили правонарушения на сексуальной почве – «преступления против половой неприкосновенности» (УК РФ 1996 г.), что прямо или опосредованно свидетельствует о раннем, асинхронном, допубертатном начале психосексуальных нарушений и их последующем оформлении в девиации сексуального поведения (подростковый промискуитет, сексуальный садизм и проч.). Вероятно, оптимально показатель рецидивности таких правонарушений у малолетних лиц, не подлежащих уголовному наказанию, должен способствовать разработке своевременных видов медико-социальной коррекции межведомственного уровня. Реализацию современных коррекционных мер должны осуществлять все заинтересованные специалисты: криминологи, психологи, психиатры, сексологи. При этом медицинская проблема (психосексуальный дизонтогенез) становится базисной в разработке мер вторичной профилактики данного состава преступлений у категории малолетних и несовершеннолетних лиц.

Также и правильно проведенная диагностика позволяет своевременно и оптимально определять психокоррекционную воспитательно-медицинскую работу в отношении малолетних и несовершеннолетних, совершивших сексуальные деликты.

3,5% подростков, представляющих разные варианты психического дизонтогенеза, совершали убийства (гомицидные акты) также в уголовно ненаказуемом возрасте. Несмотря на то что какой-либо медико-коррекционной работы в отношении этих пациентов практически не проводилось, столь выраженных агрессивных действий в пубертате у большинства из них не отмечалось. Тем не менее экспертам Центра им. В.П. Сербского известен подросток, совершивший одно убийство в 12 лет и повторный гомицид – в неполных 15 лет. Глубина и степень текущего органического процесса, нарушений интеллектуального, психофизического развития и выраженных расстройств эмоционально-волевой регуляции позволили экспертам рекомендовать суду применение формулы ст. 21 УК РФ (невменяемость) и мер медицинского характера в психиатрическом стационаре с интенсивным наблюдением. Однако своевременно организованные виды медико-социального, медико-воспитательного воздействия в отношении малолетних и несовершеннолетних правонарушителей в конкретном субъекте страны могли бы предотвратить оба убийства (близкого родственника и случайного лица). Во всех других случаях сохранялась тенденция к рецидивности криминальных поступков. Уже в уголовно наказуемом возрасте уголовная ответственность наступала за преступления, совершенные в подростковой группе, – грабеж, вымогательство, имущественные правонарушения. 29% человек из выборки ранее привлекались к уголовной ответственности за совершение каких-либо иных, менее тяжких ООД. В целом из всех обследуемых подростков с психическим дизонтогенезом 37% – это лица, привлеченные к уголовной ответственности за совершение убийств в возрасте 14 – 17 лет. Значительное увеличение в последний период удельного веса тяжких, агрессивно-насильственных действий, совершенных несовершеннолетними, отмечается как криминологами (ВНИИ МВД России, 2000, 2005), так и специалистами смежных профессий.

В последние 5 – 6 лет судебно-психиатрическому освидетельствованию стали подвергаться подростки (и малолетние правонарушители), совершившие «серийные» гомицидные акты. Тяжесть и особая тяжесть совершенных детьми и подростками ООД (категории повторности, рецидивности, «серийности» ООД, совершенных против личности) дают основание прокуратуре, следствию либо суду, во-первых, усомниться в психической полноценности несовершеннолетнего лица, во-вторых, сформулировать такое количество экспертных заданий, что в амбулаторных условиях на них ответить становится невозможно.

С введением в УК РФ правовой формулы ч. 3 ст. 20, так называемой возрастной невменяемости, все чаще задаются вопросы, касающиеся психического дизонтогенеза – отклонений в развитии «неболезненного» либо патологического характера. В последние несколько лет судебно-психиатрическим экспертам, работающим непосредственно с подростками-правонарушителями, прокуратурой, судом и следствием задается не менее девяти, а иногда до 16(!) вопросов.

Проведенный анализ объема экспертных заданий, существовавших в подростковом экспертном стационаре 10 лет назад и в настоящее время, продемонстрировал их увеличение от 2,5 до 4 раз. Соответственно, можно утверждать, что возрастает не только экспертная нагрузка, но и трудовые затраты всех привлекаемых к клинической оценке состояния подростка медицинских специалистов. Такого рода стационарные экспертизы, как правило, в 80 – 90% случаев комплексные, требуют привлечения наиболее квалифицированных, опытных психиатров и психологов. Наряду со сказанным можно полагать, что и стоимость таких исследований в государственных судебно-психиатрических учреждениях (отделениях) возросла не менее чем в 2 – 3 раза. Назначаемые некоторыми следователями для оперативности расследования и доказывания вины подозреваемого (обвиняемого) несовершеннолетнего лица лишь амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы в некоторых случаях могут ставить под сомнение полноту исследования психического состояния (и развития) подростка, а также, соответственно, обоснованность, правомерность и исчерпываемость клинических и экспертных выводов, важных для вердикта суда.

Безусловно, что экспертизы несовершеннолетних, совершивших либо убийства, либо правонарушения на сексуальной почве, оказываются наиболее сложными и требуют в стационарных условиях комплексного обследования и привлечения не только психиатров, психологов, но и компетентных в вопросах подросткового созревания сексологов, а при параклинических видах исследований в ряде случаев – эндокринологов, ориентированных в вопросах детско-подростковой проблематики, неврологов, нейрофизиологов (важна оценка зрелости-незрелости фронтальных, височных и подкорковых отделов головного мозга), рентгенологов (последние должны достоверно верифицировать возрастную оссификацию, так называемый костный возраст, – крайне важный метод визуализации, необходимый для установления либо нормы, либо отставания физического и психофизического развития при инфантилизме).

Современная научно-техническая организация данных видов исследований позволяет клинически полно, а для судов – объективно, определить наличие (либо отсутствие) психических расстройств, психосексуальных нарушений, девиаций соматофизического и психоэндокринного формирования, дать соответствующую оценку развитию подростка (ретардация, акселерация, относительная норма). С клинической точки зрения, при производстве такого рода комплексных экспертиз для вынесения более полного диагностического заключения и исчерпывающего экспертного решения с анализом психологического, психического, в том числе дизонтогенетического, развития оценку состояния пациента необходимо проводить через призму многоосевого диагноза. В нем обоснованно должны найти отражение не только нозология и ведущие синдромальные составляющие, но и онтогенез, специфические характеристики динамики нарушенного развития, особенности психического, психофизического, психосексуального и личностного формирования несовершеннолетнего лица к периоду (моменту) совершения ООД, а также оценка социализации и десоциализации несовершеннолетнего, уровня его адаптационных ресурсов. Сложность и специфика подростковых судебно-психиатрических экспертиз состоит в том, что эксперты нередко вынуждены давать оценку состояния несовершеннолетнего обвиняемого как в один, так и в различные уголовно-релевантные периоды, т.е.

в разные периоды жизни подростка, его онтогенеза либо дизонтогенеза. При рецидивности правонарушений, их совершении в различные временные интервалы (например, кражи совершались в течение 5 лет) выраженность психических и поведенческих расстройств, уровень развития подростка могут оказаться различными. Экспертам известны случаи, когда за полгода адолесценции несовершеннолетние, ранее обнаруживавшие инфантилизм, претерпевали качественно новый скачок в психическом, физическом и социальном развитии. Соответственно, экспертные решения применительно к различным временным интервалам могут оказаться различными: от невменяемости применительно к раннему периоду до вменяемости в более позднее время.

С криминологической точки зрения пациенты всех групп (асинхронии, аномалии, дефекты развития) представляют не просто клиническую выборку «делинквентов-подростков», по сути – это всегда потенциально опасный контингент по совершению тяжких, особо тяжких и рецидивных противоправных действий. По характеристикам преступлений и росту криминальной агрессии сложилась отчетливая закономерность: утяжеление состава ООД и агрессивных деликтов нарастает от группы асинхроний к группе дефектов развития. Однако если гомицидные акты в первых двух группах совершались относительно реже: 3% и 16% (от общего числа выборки), против 25% – в третьей группе, тем не менее можно говорить о сохраняющейся вероятности совершения тяжких (агрессивных по содержанию) ООД и у лиц с более «мягкими» формами дизонтогенеза, какими являются асинхронии и аномалии развития на фоне органической и личностной патологии. Следует также отметить, что варианты агрессивного поведения различны во всех группах. В первой группе преобладают непатологические варианты агрессии, обусловленные личностно-ситуативными и групповыми мотивами, во второй – выявлено сочетание патологических и непатологических вариантов, в третьей – преобладают патологические формы агрессивного поведения, обусловленные как психическим дизонтогенезом, так и коморбидными (соболезненными) психопатологическими состояниями (сочетания клинической почвы, патологических синдромов и психического дизонтогенеза).

Группа аномалий развития, как было отмечено, отличающаяся количественно-качественными характеристиками нарушений с искажением темпов и сроков психофизического, психосексуального формирования, оказалась доминирующей по числу преступлений, совершенных против половой неприкосновенности – 9%, при этом общее число таких преступлений во всей выборке составило 16%. Соответственно дети и подростки с особенностями асинхронного, в допубертатном периоде, либо аномального психосексуального развития могут считаться потенциально опасными по совершению сексуальных преступлений против личности.

Клиническая и психологическая специфика отклоняющегося онтогенетического формирования, искажения и «изъян» во многих психических сферах, соответствующие (социальная, морально-нравственная, этическая) деформации приводят к нарушениям адекватного общественного функционирования, своеобразному (аномальному) восприятию и искаженному отражению окружающей действительности. Поэтому у подростков с явлениями психического дизонтогенеза нередко отмечаются нарушения волевой регуляции поведения, снижение (иногда несформированность либо отсутствие) прогностических способностей и критики. Не случайно многие из обследованных подростков практически не испытывали чувства вины за содеянное, при этом: 58% отрицали, что испытывают какие-либо переживания в связи с совершенным убийством либо иным ООД; 36% относились формально и индифферентно к содеянному тяжкому криминальному акту; лишь 6% осознавали тяжесть свого правонарушения и высказывали адекватные судебно-следственной ситуации переживания.

Таким образом, проведенный криминологический и клинический анализ позволяет утверждать, что тяжесть состава агрессивного по проявлению преступления у обвиняемых несовершеннолетних пациентов с психическим дизонтогенезом нарастает от первой к третьей группе, причем с допубертатного периода также усугубляются и становятся клинически более очерченными, весьма выраженными психические и поведенческие расстройства в группах аномалии и дефекты развития. Соответствующим образом будет меняться и экспертный подход: от применения формул вменяемости и ограниченной вменяемости к пациентам из первой и второй групп до применения формулы невменяемости к подросткам из второй и третьей групп.

В организационном аспекте к производству экспертиз несовершеннолетних обвиняемых, в том числе несовершеннолетних с психическим дизонтогенезом, должны привлекаться специалисты, имеющие необходимую подготовку, ориентированные в вопросах детского и подросткового возраста, аспектах возрастной периодизации, проблематике нарушенного развития. Подчеркнем, что Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» предписывает в экспертизе применение современных достижений науки и техники (ст. 2).

С учетом превенции подростковой преступности и применительно к медико-социальным задачам судебной психиатрии сказанное может служить рекомендацией судебно-следственным органам для обоснования назначения и производства стационарных видов комплексных судебно-психиатри-ческих экспертиз несовершеннолетним обвиняемым, совершившим наиболее тяжкие и особо тяжкие правонарушения.

Е.Г. Дозорцева,

руководитель лаборатории психологии

детского и подросткового возраста Отдела

социальных и судебно-психиатрических

проблем несовершеннолетних

ГНЦССП им. В.П. Сербского

Минздравсоцразвития России,

доктор психологических наук, профессор

<< | >>
Источник: О.В. Пристанская. Актуальные проблемы ювенального права и прокурорского надзора по делам несовершеннолетних: материалы «круглого стола» / [отв. ред. О.В. Пристанская]; Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М.,2010. – 104 с.. 2010

Еще по теме Судебно-психиатрические и криминологические подходы в современной ювенальной судебной экспертной практике:

  1. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Нормативно-инструктивные издания
  2. Судебно-психиатрические и криминологические подходы в современной ювенальной судебной экспертной практике
  3. Содержание
  4. § 1.2. Основные направления реализации государственной правовой политики в сфере правозащитной деятельности на современном этапе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -