<<
>>

1. Понятие и сущность криминологической безопасности.

В течение уже многих последних лет специалисты-ученые и практики вынуждены констатировать, что преступность в России достигла беспрецедентных масштабов, усиливается ее организованность и профессионализм, растет степень агрессивности, дерзости, опасности криминальных деяний.

Государству и его институтам, обществу в целом не удалось и не удается стабилизировать криминологическую обстановку в стране, найти ключ к механизмам эффективного противодействия криминальным процессам, сохраняющим, а нередко и наращивающим свою активность.

Преступность оказывает мощное, дестабилизирующее отрицательное воздействие на состояние всех сфер жизнедеятельности государства и общества, серьезно тормозит социально-экономическое и политическое преобразование России, подрывает ее международный авторитет.

И здесь возникает столь же естественный, сколь и не новый вопрос: в чем дело? Иначе говоря, в силу каких причин, несмотря на прилагаемые огромные усилия , преступность не только не поддается нашему контролю, но, напротив, все более приобретает характер реальной угрозы национальной безопасности страны?

Необходимость пребывать в рамках заявленной темы исключает для нас даже попытку дать развернутый ответ на данный вопрос ( тем более, что многое по этому поводу уже сказано, понято и стало общеизвестным). И лишь на одном, принципиальном, по нашему мнению, обстоятельстве еле-

- 21 -

дует остановиться.

Провалы попыток взять под реальный контроль ситуацию, о которой идет речь, выстроить действительно эффективные механизмы такого контроля, неспособность даже разработать и принять новый уголовный кодекс, который еще до вступления в законную силу не нуждался бы в существенных коррективах и дополнениях, - уже только этого достаточно, чтобы утверждать : у нас отсутствует прежде всего сама идеология противодействия преступности.

А те концептуальные подходы, которые исповедовались в течение многих десятилетий и в представлении большинства уже в силу этого являются единственно верными, в действительности постепенно и незаметно превратились из традиционных в консервативные, из сложившихся - в слежавшиеся, т. е. утратившие во многом необходимую гибкость, способность к саморазвитию и усовершенствованию, готовность дать точный и своевременный ответ на любой вызов криминального мира (или, - если можно так сказать,- криминальной реальности). Иными словами, сами концептуальные основы борьбы с преступностью (воспользуемся в данном случае именно таким термином) во многих отношениях устарели и утратили свою дееспособность. В одних случаях здесь нужна корректировка, в других - решительная замена .

В этом нет ничего зазорного, это естественно. Противоестественным было бы не видеть печальных результатов "старения", о котором идет речь, защищать незащищаемое вместо того, чтобы защитить незащищенное, бездумно тратить силы на изнуряющее топтание на месте, когда требуется подумать и сделать шаг вперед.

Было бы, на наш взгляд, крайне непродуктивным пускаться в долгие поиски ответа на вопрос, почему и по чьей вине сложилось такое положение, достаточно сказать , что серьезную часть вины следует принять на себя учеными правоведами, уровень научного обеспечения борьбы с прес-

- 22 -

тупностью признать удовлетворительным вряд ли решатся даже патриоты науки. Вместе с тем, не лучше выглядят и те, кто должен быть заказчиком идеи - органы власти и управления ( в том числе и руководители правоохранительных органов, суда и другие), первоочередной служебный долг которых состоит в том, чтобы получить соответствующие рекомендации от науки и на их основе вооружить общество, государство, их институты надежными концептуальными основами, современной идеологией борьбы с преступностью.

Но повторим, сейчас не стоит выяснять отношения и пытаться измерить чью-то степень вины. Гораздо важнее,- и это будет действительно конструктивным подходом,- попытаться дать импульс для обновления арсенала концептуальных идей, проделать работу, которая подготовит базу для такого обновления.

Тем более, что конструктивный подход всегда имеет своей питательной почвой оптимизм, а последний рождает уверенность в том, что объективная потребность в обновлении будет скоро осознана на государственном уровне.

Итак, самоочевидно, что в процессе поиска новых концептуальных путей повышения эффективности борьбы с преступностью тон должна задавать правовая криминологическая теория.

В рамках одной работы нет ни возможности, ни необходимости проанализировать все или даже большинство этих путей, осуществить полномасштабную ревизию концептуальных предпосылок организации борьбы с преступностью.

Задачу эту мы видим в том, чтобы попытаться переосмыслить проблему "преступность и общество" под углом зрения понятий и терминов, которыми и в теории и в практике принято пользоваться для обозначения деятельности в интересующей нас сфере. Вряд ли нужно доказывать, что за каждым таким понятием или термином стоит вполне определенное преде-

- 23 -

тавление о том или ином направлении деятельности, о содержании этой деятельности , ее целях, задачах, объектах приложения сил и др. В данном случае вполне уместно воспроизвести известную фразу: " слово- это дело", потому, что правоохранительная и правоприменительная практика складывается в основном именно так, каким образом и в каких терминах формируется соответствующая задача. Термин и выраженное им понятие -это рамка , либо ограничивающая пределы действий, либо открывающая им достаточно широкий простор. Следует далее подчеркнуть, что профессиональное ( криминологическое ) мышление специалистов также происходит в определенных терминах и понятиях , его узость или широта в значительной степени определяются их содержанием и их пределами.

Вот почему анализ терминов, их потенциала , предопределяющего те или иные возможности для теоретической и практической работы, предложения о целесообразности перехода от одних терминов ( понятий ) к другим, - это в данном случае не очередная попытка завязать схоластический спор о словах , а стремление расширить арсенал научного инструментиро-вания, с помощью которого можно было бы не только углубить наши представления о современных проблемах преступности, но и сделать эти представления адекватными, реально отражающими реальную сложность как самих криминальных процессов , так и задачи противодействия им.

В научной литературе и публицистике, в профессиональном и бытовом речевом обиходе сложилось и широко употребляется достаточно большое количество терминов и понятий, обозначающих те или иные разновидности и аспекты социальной практики , связанной с реакцией общества, государства и их институтов на факт существования преступности.

Назовем только некоторые: уголовная и криминологическая политика борьбы с преступностью, противодействие (вытеснение) преступности, предупреждение (поофилактика, предотвращение, пресечение) преступлений , страте-

- 24 -

гия и тактика борьбы с преступностью и др.

В этот список в течение десятилетий господства марксистско-ленинской, советской криминологической теории (а также политической риторики) в качестве едва ли не самых употребимых входили понятия:" ликвидация преступности", "искоренение преступности и причин ее порождающих".

Сегодня нет особой необходимости доказывать абсурдность самой идеи, которая породила данные термины и которой так много лет отдавали дань едва ли не все специалисты. Однако именно сейчас особенно остро: "Осознается потребность объективно, без тени украшательства и без боязни оценивать обстановку, ставить реальные, очищенные от парадных лозунгов задачи, проникать в противоречивую суть современных социальных явлений и процессов, правдиво говорить о сложностях стоящих перед нами проблем"1. Поэтому в дальнешем нашем изложении эти понятия будут исключены из обсуждения, речь пойдет только о названных выше.

Их же, казалось бы, вполне достаточно, чтобы обеспечить потребности криминологической науки и практики. Тем более, все эти термины не просто укоренились , но и доказали свою жизнеспособность, по праву стали естественной частью профессиональной деятельности юристов, занятых решением теоретических или практических криминологических задач. Хотя по сути своей многие из них в ряде отношений вполне уязвимы для критики.

Итак, признавая право на существование названных выше терминов, мы полагаем , что каждый из них в отдельности и даже все они вместе все-таки не в полной мере выражают главную цель общества и государства

1. М.М.Бабаев Современные проблемы теории и практики борьбы с преступностью. // Пути совершенствования мер по предупреждению преступности. М.:Академия МВД СССР. 1988, с.17-24.

- 25 -

в их противостоянии преступности, противоборстве с нею.

В той же неполной мере они отражают ( или, точнее, выражают) "сверхзадачу", высшую цель правоохранительной деятельности, о чем будет сказано ниже.

Представляется , что в этом смысле является целесообразным введение в полноправный научный оборот еще одного понятия : "криминологическая безопасность".1 Надо заметить, что более широкое, родовое понятие, " безопасность" применительно к защите интересов личности, общества, государства от преступных посягательств уже достаточно давно зафиксировано в тексте правового акта2. Термин "Криминологическая безопасность" встречается в литературе3, хотя специальный анализ содержа- 1.

Мы понимаем, что по своей этимологии это выражение несколько противоречиво, так как слово "криминологическая" прямо не указывает безопасность чего имеется ввиду, хотя и это понятие уже достаточно давно вошло в научный оборот криминологов, например, "криминологическая обстановка, ситуация", "криминологическая защита" и т.п.. Да в общем и другие давно привычные понятия тоже не отличаются точностью отражения сути, например, если вдуматься в этимологию понятия "пожарная безопасность", то тоже получается по сути не безопасность от пожаров, а безопасность самих пожаров. Кроме того, и это самое главное, "криминологическая" означает, что это понятие имеет криминологическую основу, а теория криминологической безопасности, о чем будет сказано ниже, является частью теории криминологии. 2.

См. Закон Российской Федерации "О безопасности" от 5 мая 1992 г. 3.

См., например, Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. -М.: СИМС, 1993, cl15,126; Шаваев А. Г. Криминологическая безопасность негосударственных объектов экономики.-М. :ИНФРА-М., 1995. Олейников Е.А. Основы экономической безопасности.-М. 1997. С. 13. 4.

- 26 -

ния этого понятия отсутствует.

Таким образом, речь должна, на наш взгляд, идти не о каком-то искусственном насаждении новой терминологии, а о предоставлении известному уже понятию того места в криминологическом обиходе, какое соответствует его научно-познавательному потенциалу и возможностям с его помощью адекватно отразить сложную деятельность, связанную с защитой личности, общества, государства от преступности.

Для того, чтобы обосновать теоретическую и прикладную потребность в широком употреблении, а главное - в действительной пользе, которую можно извлечь, оперируя понятием "криминологическая безопасность" и производной от него "обеспечение криминологической безопасности", следует прежде всего показать, какая конкретно реальность стоит за этим понятием и этим термином, каково его социальное содержание (наполнение).

Предстоит раскрыть, в чем именно состоит его "индивидуальность", т.е. отличие от уже укоренившихся формулировок.

Начать, скорее всего, следует с краткого по необходимости анализа этих ставших привычными понятий и терминов.

Если снова вспомнить такие из них, как противодействие, борьба с преступностью (стратегия и тактика борьбы с преступностью, политика борьбы с преступностью, предупреждение, профилактика, предотвращение, пресечение преступлений) и любые производные от них,- нетрудно увидеть то общее, что объединяет эти термины и является их сквозной специфической чертой. Дело в том, что при всех различиях (в одних случаях существенных, в других скорее вербальных), все эти понятия и стоящая за ними практика имеют единый объект воздействия - преступность (преступления) или преступники. Характеристика преступности, ее качественные особенности и количественная мера являются главными показателями и критериями успеха (или неуспеха) деятельности, обозначаемой соответс-

- 27 -

твенными терминами.

Эта "нацеленность" на преступность и только на нее, если исходить из прямого смысла указанных понятий и терминов может рассматриваться одновременно и как их достоинство и как уязвимое место.

С одной стороны, "служебное" предназначение этих терминов состоит в том, чтобы на вербальном уровне обозначить различные, относительно самостоятельные (хотя и связанные между собой) направления деятельности, формы реализации одной из важнейших функций государства - противодействие преступности. В данном смысле любой из названных терминов в целом достаточно полезно служит своего рода операциональным инструментом познания.

С другой же стороны, известная неудовлетворенность возникает сразу по нескольким причинам. Общеизвестно, что решение задач сокращения преступности, удержания на социально приемлемом уровне, защита общества, государства, личности от преступных посягательств,- все это далеко не сводится к действиям, условно говоря, адресованным только самой преступности и преступникам (потенциальным и реальным). Потерпевшие от преступлений (жертвы), виктимные категории лиц, объективные и субъективные обстоятельства (явления и процессы), так или иначе влияющие на возникновение преступлений, на изменение ее количественных и качественных характеристик, социальные последствия преступности,- это далеко не полный перечень объектов воздействия, о котором было сказано выше.

Конечно, сказанное не следует понимать, будто сложившийся словарь криминологии не отражает потребностей в терминах, обозначающих объекты воздействия, не являющиеся собственно преступлением либо преступником. Вспомним, в частности, такие понятия, как "виктимологическая профилактика", "вред, ущерб, причиняемый преступлениями", "социальные последствия преступности" и многие многие другие.(В литературе опубликованы

- 28 -

данные о том, что криминологическая наука пользуется при характеристике преступности как явления сотней ( или несколько более) понятий и терминов1). Если даже признать, что часть из них дублирует друг друга, то и в этом случае можно согласиться, что язык криминологической науки не относится к числу скудных.) И тем не менее ощущение неудовлетворенности остается, т.к. большинство этих терминов в свою очередь также оказываются "узконаправленными", отражающими, как правило, хоть и иное, но лишь одно направление деятельности либо один блок родственных по сути явлений и т. д.

В итоге для раскрытия содержания комплексного подхода к пониманию не только самой по себе преступности, но еще и социальной практики, направленной на минимизацию ее масштабов и вредоносных последствий, приходится прибегать подчас к неоправдано большому числу понятий, нанизывая их друг на друга (кстати, нередко даже совокупность "разнонаправленных" терминов в итоге все равно не создает необходимой полноты и комплексности представления о предмете анализа).

Заметим также, что некоторые из широко употребляемых понятий в различное время подвергались во многом достаточно убедительной критике. В этом отношении, пожалуй, более всего досталось понятию "борьба с преступностью". И в юридической литературе, и в публицистике термин "борьба" критиковался за его эмоциональную окраску и образность, вызывающую нежелательные ассоциации. Среди последних: "противопоставление сторон борющейся, т.е. субъекта управления, причем непорочного, правого во всех проявлениях, и стороны, с которой борются, очевидно неправой. .. . Неприятной является и "боевая окраска" понятия, напоминающая

1. См. Долгова А.И., Коробейников Б.В., Кудрявцев В.Н., Панкратов В. В. Понятия советской криминологии.-М., 1985.

- 29 -

о необходимости достигать победы любой ценой, применять достаточно жесткие меры, действовать по правилам "на войне как на войне"1. Термину этому, впрочем, не нашлось достойной замены и он продолжает свою жизнь, хотя основания для его критической оценки остаются.

Думается, было бы вряд ли целесообразным подвергать аналогичному разбору какие-то иные криминологические термины. Едва ли найдется среди них (включая и предлагаемый нами) такой, какой юристы согласились бы признать безупречным. Но мы кратко остановились на "теневых" сторонах термина "борьба с преступностью", во-первых потому, что он, пожалуй, самый широко употребимый; во-вторых, он скорее всего и самый "объемный" по содержанию представляемого им понятия, т.е., по сравнению с другими , охватывает более широкий круг видов деятельности и способов воздействия на преступность; в-третьих, подобные "теневые" стороны во многих отношениях характерны и для ряда иных традиционных терминов; в-четвертых, - и это самое важное - такой анализ позволяет более конкретно понять, в чем смысл и целесообразность введения в широкий научный и практический оборот еще и понятия "криминологическая безопасность" и "обеспечение криминологической безопасности".

Начнем с формулировок, которые содержатся в Законе "О безопасности" от 5 марта 1992. Здесь дается понятие национальной безопасности, и трактуется оно как "состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз"(выделено нами-В.П.). Соответственно "угроза" определяется как "совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства". Что же касается жизненно важных

1. Жалинский А.Э. Социально-правовое мышление: проблемы борьбы с преступностью. -М. : "Наука", 1989, с. 52.

- 30 -

интересов, то это совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства".

Не все в этих определениях кажется нам одинаково приемлемым и убедительным. Тем не менее в приведенных формулировках несомненно допустимо видеть некую основу, которую нужно сохранить, идя далее к понятию криминологической безопасности. Сказанное в первую очередь относится к категориальному аппарату определения безопасности, в котором в первую очередь следует выделить такие ключевые понятия как "защита", "угроза", "опасность", "интересы", "потребности", "существование", "развитие", а также "личность", "общество", "государство".

Итак, криминологическая безопасность - это объективное состояние защищенности жизненно важных и иных существенных интересов личности, общества и государства от преступных посягательств и угроз таких посягательств. порождаемых различного рода криминогенными Факторами(явле-ниями и процессами), а также осознание людьми такой своей защищенности.

Первое, что следует особо подчеркнуть, что безопасность во всех ее разновидностях, в том числе и общественная, составной частью которой является криминологическая безопасность, относится к числу наиважнейших фундаментальных ценностей, охрана которых гарантируется конституцией страны.

0 значимости безопасности в этом смысле, говорит следующее рассуждение. Общество, государство, а также человек в контексте всех его социальных связей представляют собой определенную систему. Безопасность же "рассматривается и в качестве неотъемлемого свойства любой системы, которое отражается в таких системных признаках как целостность, относительная самостоятельность и устойчивость. Утрата любого

- 31 -

из этих признаков ведет к гибели системы"1.

Уже с этих позиций, как представляется, можно судить о правомерности и целесообразности введения в научный оборот таких категорий, как криминологическая безопасность и ее обеспечение.

Далее необходимо акцентирование заметить, что если не иметь в виду идеальные схемы и ситуации, а условия реальной действительности, криминологическая безопасность есть понятие не абсолютное, а относительное. В этой жизни криминальные угрозы, риск и опасности, как и реальные преступные проявления существовали, существуют и будут существовать пока будет существовать само человеческое общество. Поэтому неверно было бы представлять состояние безопасности как нулевую опасность возникновения криминальных угроз и их реализации в преступное поведение. Такое состояние в принципе недостижимо. В то же время совершенно уместно говорить о масштабах такой опасности, об условиях, в которых она будет минимизирована до любых возможных пределов, об обеспечении таких условий, при которых состояние и динамика преступности будут адекватно "отвечать" на нарастающие антикриминогенные усилия общества и государства, меняясь в желательном направлении.

Сказанное подводит нас к еще одному базовому понятию - "обеспечение криминологической безопасности". Таковым мы называем основанную на принципах комплексного программирования и планирования деятельность государства, общества в целом и их институтов, имеющую целью достижение и поддержание социально приемлемого уровня защищенности жизненно важных и иных существенных интересов личности, общества и государства

1. Антонов А.Б., Балашов В.Г. Основы обеспечения безопасности личности, общества и государства. Учебное пособие. -М.,1996.С.28.

- 32 -

от преступных посягательств.

Теперь следует возвратиться и дать конкретный ответ на вопрос о том, какая социальная реальность стоит за рассмотренными двумя понятиями и что нового, дополнительного они привносят в понятийный арсенал криминологической науки и практики. Наиболее существенные, по нашему мнению, соображения на этот счет состоят в следующем.

Во-первых, речь идет о комплексных, интегральных понятиях, социальное и правовое содержание которых максимально широко охватывает едва ли не все возможные направления деятельности, связанные с противодействием преступности, созданием условий, препятствующих ее возникновению, а также объекты и субъекты криминального воздействия, одним словом, все то, что входит в предмет криминологии. Только при таком комплексном подходе возможно достижение реально достижимого уровня криминологической безопасности.

Рассуждая подобным образом, мы должны прийти к выводу, что криминологическая безопасность и ее обеспечение - это термины, которые ни в какой мере не противоречат сложившейся терминологии и тем более не исключают ни один из вошедших уже в криминологический словарь терминов. Скорее дело обстоит так: если нет необходимости специально выделить какое-то одно или несколько конкретных направлений работы, можно употребить термин "обеспечение криминологической безопасности" и должно быть ясно, что имеется в виду самый широкий комплекс мер: и воздействие на преступность, и принятие мер к личности преступника, и нейтрализация детерминантов преступности, и предупреждение преступлений, и криминологическая защита, и виктимологическая профилактика.

Термины "криминологическая безопасность" и ее обеспечение, на наш взгляд, даже более всеохватны, чем такие привычные общие термины как "борьба с преступностью", "криминологическая политика", "стратегия

- 33 -

и тактика борьбы с преступностью" и т.п., использование которых соответственно несут несколько более ограниченный информационно-познавательный потенциал.

Во-вторых, термины "криминологическая безопасность" и "обеспечение криминологической безопасности", в отличие от терминов "борьба с преступностью", "политика борьбы с преступностью" и т.п., содержат в себе обозначение не только характера(направления) деятельности, но также цель и результат этой деятельности, коим является состояние криминологической безопасности соответствующего объекта.

Конечно, среди традиционных терминов (понятий) тоже есть аналогичные по "наполнению". Так "профилактика", "предотвращение", "пресечение преступлений" могут служить примерами, в которых легко рассмотреть цель и результат деятельности. Но все эти термины явно уступают термину "криминологическая безопасность" по критерию комплексности.

В-третьих, - и это напрямую связано с предыдущим тезисом,- понятие "криминологическая безопасность" и ее обеспечение переносят смысловой акцент с объекта "нападения"(преступность) на объект защиты (личность, общество, государство), т.е. на те ценности, которым, собственно, и должна быть гарантирована криминологическая безопасность.

Если вдуматься, станет ясным существенное или даже принципиальное различие между такими подходами и одновременно функциональное соотношение между понятием "обеспечение криминологической безопасности" и любым из вышеназванных понятий.

Борьба с преступностью, предупреждение преступлений, виктимологи-ческая профилактика, формирование стратегии и тактики борьбы с преступностью, - все это не цель (и тем более - не самоцель) усилий общества, а средство достижения цели, т. е. состояния криминологической безопасности. Так, уменьшение количества преступлений в регионе - это

- 34 -

прекрасная задача, решение которой заслуживает всяческих похвал. Но только в том случае, если оно повлекло за собой создание более безопасных условий жизни населения, уменьшение масштабов вреда, причиненного преступными действиями, смягчение криминального нажима на экономику и т. п. Если же число преступлений уменьшилось, но сами по себе они стали более опасными, дерзкими, вредоносными, рождающими повышенное общественное беспокойство, тревогу, чувство опасности,- цель усилий общества, затраченных на противодействие преступности не достигнута.

Таковы некоторые, на наш взгляд, наиболее значимые аргументы, подкрепляющие мысль о праве на существование и несомненной пользе таких понятий, как "криминологическая безопасность" и "обеспечение криминологической безопасности". Добавим только, что дело идет далеко не только о теоретическом значении обозначенных понятий. Комплексные интегральные понятия несомненно способны расширить кругозор специалистов и помочь преодолеть неоправданно узкие, односторонние подходы к организации борьбы с преступностью, предупреждению преступлений, снижению интенсивности криминальных процессов.

<< | >>
Источник: Плешаков, Владимир Алексеевич. Криминологическая безопасность и ее обеспечение в сфере взаимовлияния организованной преступности и преступности несовершеннолетних [Электронный ресурс]: Дис. д-ра юрид. наук. 2003

Еще по теме 1. Понятие и сущность криминологической безопасности.:

  1. Некоторые подходы к терроризму в криминологической литературе.
  2. 1.3. Криминологическая классификация видов и форм терроризма
  3. § 1. Понятие и социально-экономические основания криминализации лжепредпринимательства
  4. § I. Понятие личности преступника
  5. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  6. §2. Обеспечение безопасности граждан от криминальных угроз и защита личности от преступных посягательств .
  7. §1. Понятие и сущность безопасности личности в аспекте общего понятия безопасности.
  8. §1. Общее понятие, цели и методы современной уголовной политики Российской Федерации.
  9. §1. Криминологический анализ налоговых преступлений и лиц, их совершивших.
  10. 1. Понятие и сущность криминологической безопасности.
  11. 3. Понятие и виды угроз криминологической безопасности.
  12. 4. Система обеспечения криминологической безопасности.
  13. 2. Специфические черты содержания теории криминологической безопасности.
  14. 1. Понятие, сущность, признаки организованной преступности.
  15. Понятие службы
  16. Глава 2. Криминальный субъект с позиций криминологии и Концепции национальной безопасности России.
  17. § 1. Понятие и особенности преступления
  18. § 1. Понятие, сущностная характеристика, социальная природа собственности как объекта уголовно-правовой охраны.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -