<<
>>

§ 2. Система органов государственной власти, призванных разрешать противоречия между федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации

Российская Федерация обладает необходимыми юридическими механизмами и государственными институтами, которым по силам разрешить накапливающиеся противоречия между федеральным и республиканским законодательством.
В Российской Федерации сложилась многоуровневая система федеральных органов, в функции которых входит обеспечение соответствия Конституции Российской Федерации, федеральным законам основных законов, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Федерации. В эту систему входят: отдельные подразделения Администрации Президента Российской Федерации (Главное контрольное правление, Управление по координации деятельности полномочных Представителей Президента Российской Федерации, Полномочные Представители Президента Российской Федерации в федеральных округах), Совет при Президенте Российской Федерации по федеративной и национальной политике, Совет Безопасности Российской Федерации Министерство юстиции Российской Федерации9, Генеральная прокуратура Российской Федерации10, Координационный совет по взаимодействию палат Федерального Собрания Российской Федерации и органов законодательной (представительной) власти субъектов Российской Федерации, Объединенная комиссия по координации законодательной деятельности11, Комиссия при Президенте Российской Федерации по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. 8

Положение о межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской федерации по федеральной конституционной безопасности // Собрание законодательства Российской федерации. 1997. № 39. Ст. 4527. 9

Постановление Правительства Российской Федерации от 3 июня 1995 г. № 550 «О дополнительных функциях Министерства юстиции Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской федерации. 1995. № 24. Ст. 2281. I

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской федерации. 1995. № 47. Ст. 4472. II

Распоряжение Президента РФ от 26 ноября 1996 г. Xs 606-рп // Собрание законодательства Российской федерации. 1994. № 32. Ст. 3350.

Уже в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ за 1997 г. говорилось, что «вопросы практики принятия органами власти субъектов Федерации актов, противоречащих Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству... должны стать предметом рассмотрения Советом Федерации»12.

Особую роль выполняют в этом процессе судебные органы, прежде всего Конституционный Суд Российской Федерации. Конституционная судебная система играет важную роль в федеральных системах. Для федеральных систем характерно стремление поддерживать постоянное равновесие федеральных и региональных интересов, причем это равновесие находится под постоянной угрозой и его поддержание требует активных мер. Исторические корни конституциональной судебной системы лежат в функции посредничества и урегулирования конфликтов между федеральными властями и субъектами Федерации.

Тем не менее до 1999 г. государственно-правовая практика России знает немного случаев, когда антиправовые акты и действия органов власти субъектов федерации получили должную юридическую оценку.

Одним из первых примеров реагирования на несоответствие федеральному законодательству акта субъекта Федерации можно назвать рассмотрение Конституционным Судом РСФСР вопроса о конституционности ряда положений Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан от 30 августа 1990 г., других законодательных актов Татарстана, в том числе и постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 г.

«О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан». Кстати, Декларация о

12 См.: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Российская газета. 1997. 7 марта. государственном суверенитете Татарстана предпочитала даже не упоминать тот факт, что республика входит в Российскую Федерацию.

13 марта 1992 г. Конституционный Суд РСФСР принял постановление, в котором признал положения части 2 статьи 5 и статью 6 Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан от 30 августа 1990 г., ограничивающие действие законов РСФСР на территории Республики Татарстан, не соответствующими Конституции РСФСР. Судебное рассмотрение вопроса о конституционности ряда других положений Декларации было отложено до завершения процесса определения государственно-правового статуса республики и подписания Федеративного договора. Продолжения разрешения проблемы не последовало. Высшие органы государственной власти Российской Федерации предпочли занять пассивно-выжидательную позицию в надежде, что проблемы региональной суверенизации отомрут сами собой.

А ведь согласно Договору «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» от 15 февраля 1994 года Татарстан объединен с Российской Федерацией, а не образует её вместе с другими субъектами. Договору придана большая юридическая сила по сравнению с Конституцией Российской Федерации (ч. II ст. IV). Асимметричность федерации при этом практически перерастает в фактический конфедерализм13.

13 Подробнее см.: Эбзеев Б.С., Карапетян JI.M. Российский федерализм: равноправие и асимметрия конституционного статуса субъектов //Государство и право. 1995. № 3. С. 9; Право и политика современной России. М.: Былина, 1996. С. 155-158.

Одной из характерных особенностей данного периода явилось то, что в борьбу за суверенитет включились края и области: принимаются "конституции" в Туле и Вятке, на Урале возникает идея объединения нескольких областей, а после ее краха, Свердловская область принимает решение о своем преобразовании в Уральскую республику. В наиболее яркой и саркастичной форме указанные процессы проявились в провозглашении суверенитета Вологодской области.

За 4 года (с марта 1995 по март 1999 г.) в Конституционный Суд Российской Федерации поступило всего 20 обращений о проверке отдельных положений конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, в том числе со стороны Президента Российской Федерации - всего 2 обращения, Государственной Думы Российской Федерации - 3 обращений, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации - 4; органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации - 5; Верховного Суда Российской Федерации - 2; иных судебных инстанций - 2; граждан -2. Лишь по 6 из этих 20 обращений за отмеченные 4 года были приняты итоговые решения в виде постановлений, а также 15 определений, в том числе одно определение об отложении рассмотрения дела, 7 - о прекращении производства по делу и 7 - об отказе в принятии обращений к рассмотрению. Приведенная статистика свидетельствует, что полномочия Конституционного Суда Российской Федерации до начала политики приведения конституций (уставов) субъектов Федерации в соответствие с федеральными Конституцией и законодательством использовались недопустимо редко.

В 2000-2001 гг. Конституционный Суд разрешил 18 дел о соответствии различных нормативных правовых актов Конституции Российской Федерации. На основании решений Конституционного Суда Российской Федерации несоответствующими Конституции Российской Федерации признано 16 нормативных правовых актов, в том числе 4 акта, изданные органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В качестве примеров признания Конституционным Судом Российской Федерации неконституционными (недействительными) актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации можно привести Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 1997 г. №9-П «По делу о проверке конституционности положений ст. ст. 74 ( 4.1) и 90 Конституции Республики Хакасия», которым по запросу Президента Российской Федерации были признаны несоответствующими Конституции Российской Федерации положения Конституции Республики Хакасия, устанавливающие так называемый ценз оседлости для участия в региональных выборах14.

Инициативу в обращении с запросов в Конституционный Суд проявляла и Государственная Дума Российской Федерации в деле «О проверке конституционности отдельных положений ч.1. ст. 92 Конституции Республики Башкортостан: части первой ст. 3 закона Республики Башкортостан «О Президенте Республики Башкортостан» (в редакции от 28 августа 1997 года) и ст.ст. 1 и 7 Закона Республики Башкортостан «О выборах Президента Республики Башкортостан», в результате рассмотрения которого были признаны неконституционными положения соответствующих правовых актов субъекта, устанавливали цензы оседлости и возраста при участии в региональных выборах15.

Очевидно, что своими правовыми позициями Конституционный Суд Российской Федерации активно содействует совершенствованию 14

Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. 26. Ст. 3145. 15

См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.04.1998 г. X® 12-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 18. Ст. 2063.

конституционного законодательства, как федерального, так и субъектов Федерации.

Конституционная судебная система федерации - это необходимый посредник и орган, принимающий окончательные решения. Однако конституционная судебная система может выполнять свои функции только и исключительно при условии, что ни система в целом ни отдельные звенья и члены судебной системы не имеют определенной политической заинтересованности в исходе какого-либо конкретного дела. Политическая нейтральность является одним из ключевых факторов успешной работы Конституционного Суда.

Конституционный Суд Российской Федерации имеет достаточные правомочия для обеспечения большей согласованности законодательства субъектов Федерации с федеральной Конституцией и законодательством. Структура полномочий Конституционного Суда по приведению в соответствие актов субъектов Федерации может быть представлена следующим образом: законодательные акты, целиком находящиеся в компетенции субъекта Федерации, могут проверяться федеральным Конституционным Судом на предмет их соответствия федеральной Конституции в случае поступления жалоб от граждан и, в отдельных случаях, по инициативе судебных органов, если эти акты имеют силу закона. Анализ иных законодательных актов ограничивается аспектом нарушения прав и свобод граждан. Официальное мнение федерального Конституционного Суда относительно толкования Конституции представляет собой еще один способ осуществить интеграцию законодательства субъектов Федерации и федерального права.

Однако, что представляют собой решения Конституционного Суда - акт негативного законодательства или же результат официального толкования, основанного на предоставленных Конституцией и законами, прежде всего Федеральным конституционным законом «О

Конституционном Суде Российской Федерации», полномочиями? Дискуссия на данную проблему - не является предметам настоящего исследования, однако следует упомянуть, что автор отрицает признание за решениями Конституционного Суда характера так называемого «негативного законодательства». Подобное отрицание ни в коей мере не умаляет роли и характера решений Конституционного Суда Российской Федерации в правовой системе страны. Конституционный Суд Российской Федерации своими решениями и содержащимися в них правовыми позициями развивает теорию Конституции Российской Федерации, конституций республик и уставов субъектов Российской Федерации.

Не соглашаясь с Судьей Конституционного Суда Российской Федерации Н.В. Витруком в его определении решения Конституционного Суда Российской Федерации как акта негативного законодательства, следует поддержать его определение правовых позиций Конституционного Суд Российской Федерации, которые представляют собой «правовые выводы и представления Конституционного Суда РФ как результат официального толкования Конституции РФ и интерпретации (истолкования) им конституционного смысла положений отраслевых (текущих) законов и других нормативных актов в соответствии с компетенцией Конституционного Суда, которые снимают неопределенность в конкретных конституционно-правовых ситуациях и служат правовым основанием итоговых решений (постановлений) Конституционного Суда РФ»16.

: 16 Витрук Н.В. Проверка конституций и уставов субъектов РФ на , соответствие Конституции РФ в практике Конституционного суда РФ: ! Опыт и проблемы // Конституционное законодательство субъектов РФ: . проблемы совершенствования и использования в преподавании. Материалы научной конференции. 25-27 марта 1999 г. - М.: Изд-во Моск. Ун-та. 1999. С. 30.

На основе изложенных в решениях Конституционного Суда Российской Федерации правовых позиций, оспоренные положения конституций (уставов) субъектов Федерации как несоответствующие Конституции Российской Федерации признаются утратившими силу, не могут применяться и подлежат отмене. В некоторых республиках уже начался процесс внесения соответствующих изменений в конституции, например, в Коми, Северной Осетии-Алании, Башкортостане. Тем не менее, массив обращений, направляемых в Конституционный Суд Российской Федерации, основанием для которых является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли положения конституций и уставов субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации значителен.

Невероятно возросший в последнее время объем законотворческой и иной нормотворческой деятельности не позволяет

Конституционному Суду оперативно рассматривать пропорционально возросшее число коллизий. В то же время негативная правоприменительная практика, порождаемая коллизиями нормативных правовых актов, ширится и наносит ущерб не только попавшим «в вилку противоречий» общественным отношениям, но и самому правосознанию общества.

Конституционное (уставное) правосудие становится реальностью для субъектов Российской Федерации. В ряде субъектов Российской Федерации конституционные (уставные) суды функционируют уже несколько лет. До начала 1997 г. компетенция конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации регламентировалась исключительно региональным законодательством. Лишь с принятием Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" этот вопрос стал предметом и федерального законодательства17.

Можно выделить следующие основные полномочия конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в области поддержания единства правового пространства страны: —

контроль за конституционностью правовых актов субъекта Российской Федерации, его договоров с Российской Федерацией и другими субъектами, а также международных договоров; —

официальное толкование конституции (устава) субъекта Российской Федерации (кроме Карелии, Татарстана, Тывы, Алтайского и Красноярского краев, Московской и Томской областей); —

разрешение споров о компетенции между органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Специфическая особенность органов конституционной юстиции субъектов Федерации состоит в том, что они не входят в единую систему федеральных судов. Как правило, конституционные суды осуществляют последующий контроль, т.е. контроль за конституционностью нормативных правовых актов, вступивших в законную силу. Так, статья 23 Закона о Конституционном Суде Республики Саха (Якутия) устанавливает, что он не вправе осуществлять предварительный контроль и рецензирование проектов договоров и нормативных актов, высказывать суждения о конституционности не подписанных договоров, не принятых нормативных актов, отсутствующей правоприменительной практики и не совершенных действий.

17 Подробнее см.: Митюков М.А. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации // Аналитический вестник Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. № 20 (44). М., 1996. С. 25-27; Митюков М.А. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации: вопросы компетенции. // Журнал российского права. 1997. № 6. С. 21-28.

В то же время комитеты конституционного надзора Марий Эл и Чувашии осуществляют как предварительный, так и последующий контроль. В отличие от конституционных судов, комитеты конституционного надзора не приостанавливают действие неправомерных актов, а опротестовывают их перед парламентами. С момента обращения в орган конституционной юстиции действие оспариваемого акта приостанавливается.

Признание акта или отдельных его положений неконституционными предполагает аннулирование его действия (отдельных его положений) с момента принятия акта или с момента, определенного Конституционным Судом. При этом отменяется действие всех других актов, основанных на законе, признанном неконституционным.

Сам характер полномочий Конституционного Суда Российской Федерации, их широта определяется тем, что их реализация призвана разрешить определенные конфликты: 1) противоречия (конфликты) между федеральным и региональным законодательством; 2) споры о компетенции, которые могут возникать как по вертикали (споры о компетенции между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации), так и по горизонтали (споры между органами государственной власти (федеральными и субъектов Федерации) Российской Федерации по отношению друг к другу). Такой спор может быть разрешен Конституционным Судом лишь при отсутствии возможности его разрешения иным способом, на что указывается статья 93 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». На данное обстоятельство было обращено внимание и в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2000 г. об отказе в принятии к рассмотрению

ходатайства Московской областной Думы о разрешении спора о компетенции между Московской областной Думой и Московской городской Думой по определению состава территории.

Немаловажна и такая юридическая проблема: формально решения Конституционного Суда касаются лишь того субъекта Российской Федерации, чей вопрос рассматривался на заседании. Однако в этих решениях речь идет об общих принципах, которые касаются государственной системы Российской Федерации в целом. Поэтому очевидна необходимость разработки юридически корректного механизма распространения решений Конституционного Суда с частных случаев на общую практику. Наверное, это возможно частично сделать путем воспроизводства в Указах Президента Российской Федерации наиболее существенных положений из решений Конституционного Суда Российской Федерации.

Следует отметить и процедурные вопросы, которые свидетельствуют о необходимости особой тщательности при рассмотрении на соответствие Конституции Российской Федерации конституций (уставов) субъектов Российской Федерации. Согласно части 2 статьи 21 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации исключительно в пленарных заседаниях разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации конституций республик и уставов субъектов Федерации, в то время как дела о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных

»

законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской

|?' Федерации, Конституционный Суд разрешает в заседаниях палат.

»i

Надлежит развить предложения статьи 104 Конституции

гг

Российской Федерации, представляющей Конституционному Суду,

Верховному Суду Российской Федерации и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации право законодательной инициативы по вопросам их ведения. Поскольку формулировка Конституции Российской Федерации относительно «вопросов ведения» судов весьма расплывчата и неконкретна, было признано, что одним из них, безусловно, является вопрос о преодолении коллизионности в законодательстве. В случае обнаружения противоречий в них перечисленные в статье 104 Конституции Российской Федерации суды могут использовать право законодательной инициативы для их устранения.

В определенных аспектах Конституционный Суд Российской Федерации и Верховный Суд Российской Федерации должны поделить, а в некоторых случаях, возможно, и распределить между собой конституционную юрисдикцию Федерации. В частности. Конституционный Суд призван заниматься в основном правомочиями, а также законами и правовыми актами, в то время как за Верховным Судом остается последнее слово в решениях о конституционности в единичных конкретных случаях. Будет исключительно интересно наблюдать за плодотворным диалогом этих двух судов как по фундаментальным, так и по конкретным вопросам толкования Конституции. Аналогичные вопросы могут возникнуть и в плане взаимоотношений между Конституционным Судом Российской Федерации и конституционными (уставными) судами субъектов Федерации. Постоянное обсуждение методических вопросов права и толкования конституции обеспечивает установление плодотворной атмосферы сотрудничества между этими судами, невзирая на необходимость более четкого разграничения полномочий. Анализ опыта работы верховных судебных органов в разных странах показывает, что формальное и неформальное сотрудничество между судебными органами может принести большую пользу.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 25 мая 2000 г., учитывая изменение законодательства и принятие Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 11 апреля 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», постановил внести изменения и дополнения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащих закону» от 27 апреля 1993 г. № 5 и в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» от 21 декабря 1993 г. № 101*.

В 2000-2001 годах Верховным Судом Российской Федерации, верховными судами республик, краевыми и областными судами, районными судами рассмотрено соответственно 168, 1048, 3911 дел о признании нормативных правовых актов субъектов Федерации противоречащими федеральному законодательству. В 4039 случаях нормативные правовые акты признаны незаконными.

Помимо Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов Федерации в соответствующих механизмах обеспечения правового единства должны быть задействованы Генеральная прокуратура Российской Федерации и Министерство юстиции Российской Федерации, которые обязаны давать указания своим территориальным подразделениям об обязательном судебном оспаривании незаконных нормативных актов, принимаемых на уровне субъектов Федерации. Обеспечение единства правовой системы

18 См.: Российская газета. 2000.1 июня.

Российской Федерации, в которой каждому человеку гражданину гарантируется одинаковый набор демократических прав и свобод - обязанность всех органов власти, наделенных необходимыми полномочиями: Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, высшие органы государственной власти субъектов Российской Федерации, суды, прокуратура, органы юстиции.

Надлежит развить положения Федерального закона о прокуратуре РФ (ч.2 п.2 ст. 1 и 23), которые определяют органы прокуратуры в качестве главного звена системы контроля за соответствием нормативных актов и за соблюдением их иерархии. При этом прокуроры наделяются правом принесения протеста либо обращения в суд, сопровождающимися приостановлением действия акта впредь до приведения его в соответствие с актом, обладающим более высокой юридической силой.

В зарубежной практике довольно широко распространены разнообразные правительственные и государственные органы и организации, координирующие федеральное и региональное законотворчество и процессы реализации законодательных актов. К ним можно отнести периодически созываемые совещания премьер-министров федерации и субъектов федерации для обсуждения и принятия важных решений. Этот механизм активно применяется в Австралии, Канаде, Пакистане, Индии. В президентских и полупрезидентских федерациях используется такая форма совещаний, как встречи президента с губернаторами.

Весьма распространена практика создания совместных органов по управлению конкретными отраслями, созыва конференций министров Федерации и субъектов Федерации, ведающих отдельными отраслями. Например, в ФРГ активно функционируют постоянные совместные комиссии и советы федерации и земель по вопросам планирования в области образования, финансового развития, экономической политики, научных исследований. Кроме того, координацией законотворчества и исполнения законов в Германии занимаются конференции премьер- министров и отраслевых министров (внутренних дел, экономики, финансов, образования, культуры и т.п.).

В Российской Федерации в 1994 г. была предпринята создать некий орган, призванный осуществлять координацию законодательной деятельности на федеральном уровне и уровне субъектов Федерации. 10 июля 1994 г. был образован Координационный совет по взаимодействию палат Федерального Собрания Российской Федерации и органов законодательной (представительной) власти субъектов Федерации. Основными задачами этого Координационного совета были определены: обеспечение единства законодательной власти Федерации и ее субъектов, координация законотворческой деятельности субъектов Российской Федерации, организация помощи им в подготовке законопроектов по вопросам, отнесенным к совместному ведению Федерации и ее субъектов.

На заседаниях Координационного совета обсуждались проекты федеральных законов, модельные акты для субъектов Федерации, практика законотворческой деятельности. Этот орган проработал в период существования Федерального Собрания первого созыва и в 1996 г. прекратил свою деятельность.

Как отмечает в книге «Взаимодействие властей в законодательном процессе» А.Н.Шохин: «Большая часть рекомендаций Координационного совета так и осталась неосуществленной. Тому немало причин, но, быть может, основной из них является то обстоятельство, что вопросы государственного устройства субъектов РФ, федеративных отношений нередко становятся объектом политической борьбы, их правовое регулирование теряет стабильность, а это тормозит как подготовку соответствующих законопроектов в данной сфере, так и выработку самого механизма принятия законов и иных правовых актов по предметам совместного ведения»19.

Своеобразным преемником Координационного совета по взаимодействию палат Федерального Собрания и органов законодательной (представительной) власти субъектов Федерации стал специальный орган при Президенте РФ, созданный 25 января 1996 г. Указом «О комиссии при Президенте Российской Федерации по взаимодействию федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации при проведении конституционно-правовой реформы в субъектах Российской Федерации».

Указом Президента Российской Федерации № 741 от 21 июня 2001 г. Была образована Комиссия при Президенте Российской Федерации по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Комиссия была создана в целях совершенствования законодательной основы федеративных отношений и реализации Федерального закона «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

Указом на Комиссию возлагается обязанность оказания содействия в устранении возможных разногласий в процессе работы по приведению конституций, уставов, законов и иных нормативных правовых актов

19 Шохин А.Н. Взаимодействие властей в законодательном процессе. М.: Наш дом, 1997. С. 102.

субъектов Российской Федерации, договоров и соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

С вступлением в силу рассматриваемого Указа были упразднены Комиссия при Президенте Российской Федерации по взаимодействию федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации при проведении конституционно-правовой реформы в субъектах Российской Федерации и Комиссия при Президенте Российской Федерации по подготовке договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

На обеспечение единства конституционного пространства в России направлен и Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849 «Об утверждении Положения о полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе», в соответствии с которым на территории России было образовано 7 федеральных округов во главе с Полномочными представителями Президента Российской Федерации.

Положение о необходимости приведения актов субъектов Федерации в соответствие было отмечено, соответствующие поручения были даны Президентом Российской Федерации и озвучены в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации в 2000 г. . Сейчас важно как подвести промежуточные итоги этого процесса, так и проследить его поэтапное развитие.

10 июня 2000 г. Министерство юстиции Российской Федерации выпустило приказ Хв 176 «О первоочередных мерах по активизации работы Министерства юстиции Российской Федерации по обеспечению единого правового пространства». В соответствии с п. 1 Указа Президента Российской Федерации от 10 августа 2000 г. № 1486 «О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации» Министерству юстиции Российской Федерации было поручено создать федеральный банк нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации - Федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. Согласно пункту 2 данного Указа высшие должностные лица субъектов Российской Федерации обязаны обеспечивать направление в Министерство юстиции Российской Федерации копий нормативных правовых актов субъектов Федерации в семидневный срок после их принятия, а также официальных изданий, в которых публикуются данные акты, для включения их в Федеральный регистр и проведения юридической экспертизы. Данный указ подкрепляется другими мерами обеспечения единства конституционного пространства Российской Федерации.

Министерством юстиции во исполнение Указа Президента Российской Федерации № 190 августа 2000 г. № 1486 был создан федеральный банк нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации - федеральный регистр, в который к настоящему времени включены около 12 тысяч нормативных правовых актов.

На Министерство юстиции Российской Федерации возлагается особая роль в обеспечении однородности правового пространства страны. Необходимо расширение и уточнение его компетенции. На него целесообразно возложить полномочия, связанные с анализом и обобщением деятельности исполнительных и представительных (законодательных) органов субъектов Российской Федерации. Органы и учреждения юстиции должны быть ответственными за состояние нормотворческой деятельности в органах исполнительной власти

Российской Федерации и ее субъектов, оказывать им соответствующую помошь, осуществлять координацию деятельности органов исполнительной власти всех уровней по изданию нормативно-правовых актов.

Перспективным следует признать опыт взаимодействия органов юстиции различных субъектов Федерации, органов юстиции и прокуратуры. Так, в Ивановской области в Управлении юстиции еще в 1992 г. был создан отдел по проведению правовой экспертизы проектов нормативных правовых актов области. Такие специальные подразделения по проведению юридической экспертизы нормативных правовых актов в составе отдела прокуратуры по кодификации законодательства создаются и в других субъектах Российской Федерации (Пример, Нижегородская область, Пермская область ). Позитивна практика заключения соглашений о взаимодействии в сфере надзора за законностью правовых актов, подобного тому, что заключено между прокуратурой Ивановской области и Управлением юстиции Ивановской области.

Специализированные органы по анализу законодательства субъектов Федерации в соответствие с Поручением Президента Российской Федерации были созданы во многих субъектах Российской Федерации. Так, в рамках Комиссии по разработке предложений по согласованию конституционного и текущего законодательства Республики Башкортостан и федерального законодательства в Башкортостане была образована подгруппа по разработке проекта закона Республики по внесению изменений и дополнений в Конституции Башкортостана.

В Республике Мордовии Указом Главы республики была создана Комиссия по проверке соответствия законодательных и иных нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления федеральному законодательству. В рамках данной группы был утвержден график приведения актов Республики в соответствие с федеральным законодательством.

Аналогичная Согласительная Комиссии создана была и в Татарстане. Комиссия была призвана выработать предложения по вопросам взаимного согласования федерального законодательства и законов Республики Татарстан на предмет их соответствия Конституции РФ с учетом Договора о разграничении предметов ведения и полномочий. Однако, вызывает возражения сам подход, который был применен в этой республике. Так, Министерство юстиции Республики Татарстан официально продекларировало свою позицию следующим образом: «деятельность министерства юстиции Татарстана подчинена реализации выработанных Согласительной комиссией (Полномочный представитель Президента РФ и Председателя Государственного Совета Республики Татарстан) рекомендаций по приведению актов в соответствие в федеральным законодательством с учетом Договора о разграничении предметов ведения и полномочий».

В Приволжском федеральном округе была организована работа специальной Комиссии по анализу принятых в республиках Башкортостан и Татарстан нормативных актов и обеспечению их соответствия Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Комиссия была призвана провести анализ соглашений между Правительством Российской Федерации и правительствами республик Татарстан и Башкортостан, а также представить предложения по совершенствованию правовой нормативно-договорной базы.

Президент Российской Федерации на встрече с Полномочными представителями в федеральных округах отметил, что приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным остается приоритетной задачей в работе Полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах. За 2000- 2001 гг. «эта работа, - отметил Президент Российской Федерации, - в основном сделана, она была проведена в положительном ключе, но еше много нужно сделать». В то же время, Президент России отметил, что «одной из определяющих задач остается и координация деятельности органов федеральной власти на региональном уровне».

<< | >>
Источник: АРЗУМАНОВ Сергей Георгиевич. Конституционно-правовые средства обеспечения соответствия законодательства субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2002

Еще по теме § 2. Система органов государственной власти, призванных разрешать противоречия между федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации:

  1. 1.2 Разграничение предметов ведения в Российской Федерации
  2. 3.1 Обеспечение соответствии актов субъектов Российской Федерации федеральному законодательству
  3. § 2. Система органов государственной власти, призванных разрешать противоречия между федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации
  4. § 3. Конституционно-правовые средства обеспечения единства правовой системы Российской Федерации
  5. Глава IV. СООТНОШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ НАЧАЛ В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. 1.1. Председатель Правительства Российской Федерации: самостоятельность конституционно-правового статуса
  7. § 2. Российская Федерация как социальное государство.
  8. § 1.1«Экономико-социальные основы возникновения и деятельности паевых инвестиционных фондов в Российской Федерации
  9. § 3. Ограничения политических прав и свобод граждан в Российской Федерации
  10. § 2.2. Правовые основы международного сотрудничества Европейской полицейской организации и Российской Федерации
  11. 1.3. Исторический опыт правового регулирования организационных форм корпоративных отношений в Российской Федерации
  12. §4 Образование Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации как результат эволюции организационного обеспечения деятельности судов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -