<<
>>

§ 4. Особые распоряжения завещателя

1. Как указывалось выше, завещатель вправе в своем завещании не только определить круг своих наследников иначе, чем при наследовании по закону, но вправе иначе, чем при наследовании по закону, распределить свое имущество между указанными им наследниками.

Завещатель, кроме того, вправе включить в свое завещание еще ряд особых распоряжений, касающихся как порядка призвания своих наследников к наследованию, так и цели или порядка использования наследственного имущества.

Эти распоряжения завещателя касаются таких условий наследования, которые вообще не могут иметь места при наследовании по закону. Такого рода распоряжения завещателя, включаемые им в завещание, представляют собой лишь дополнения к тому порядку, который установлен при наследовании по закону.

Эти особые распоряжения завещателя получают свое выражение в так называемом подназначении наследника, либо в так называемом завещательном отказе, либо, наконец, в так называемом возложении. Как об особом распоряжении завещателя можно было бы говорить и о назначении им в своем завещании исполнителя завещания (см. ст. 427 ГК). Однако на вопросе о назначении исполнителя завещания мы остановимся в § 7 настоящей главы, посвященном общему вопросу об исполнении завещания.

2. О подназначении наследника говорит ст. 424 ГК. В ней указывается, что «допускаются завещания, в которых на тот случай, если бы назначенный по завещанию наследник умер раньше открытия наследства или не принял его, завещатель призывает к наследованию кого-либо другого из законных наследников (ст. 418), а при отсутствии законных наследников— любое лицо».

Как видно из приведенного текста ст. 424 ГК, термин «под-назначение наследника» не известен нашему законодательству.

' См. прим. 2 к ст. 422 ГК в редакции от 28 мая 1928 г. (СУ 1928 г. № 65. ст. 468).

166

Однако, так как этот термин твердо установился в нашей право-вой литературе и в судебной практике, мы и считаем возмож-;

ным пользоваться им '.                                      !

Подназначение наследника возможно либо на случай смерти назначенного по завещанию наследника раньше открытия наследства, то есть раньше смерти самого завещателя, либо на случай непринятия наследства назначенным по завещанию наследником.

В первом случае подразумевается также и объявление наследника умершим.

В связи с первым случаем возникает вопрос о действительности подназначения наследника на случай смерти наследника по завещанию, если наследником по завещанию является сын или дочь завещателя, имеющие детей (внуков завещателя); вправе ли завещатель в этом случае указать в качестве подназначаемого наследника любое лицо из числа своих наследни-ковпо закону, несмотря на то, что дети умершего сына или дочери и без того выступают в качестве наследников вместо своего умершего родителя (отца или матери) по принадлежащему им праву представления. Выше мы уже отмечали, что право представления подлежит применению лишь при наследовании по закону и не применяется при наследовании по завещанию. Поэтому необходимо признать, что в рассматриваемом нами случае завещатель не ограничен в своем праве указать в качестве подназначаемого им наследника не только детей своего умершего сына ила дочери, то есть своих внуков, но и любое другое лицо из числа своих наследников по закону. Однако следует учесть, что нетрудоспособные внуки завещателя в случае смерти их родителя (сына или дочери завещателя) до открытия наследства будут являться необходимыми наследниками завещателя, имеющими право на обязательную долю. Поэтому завещатель не вправе путем под-назначения наследника устранить наследование своих внуков в порядке представления (ч. 2 ст. 418 ГК), если эти внуки попадают в категорию необходимых наследников.

Подназначение наследника возможно и на тот случай «если бы назначенный по завещанию наследник... не принял, его» (то есть наследство.—Б. А. и К.. Г.) (ст. 424 ГК). Этот случай требует некоторых уточнений, так как нужно выяснить, что следует понимать под непринятием наследства. Вообще о непринятии

' В советской юридической литературе, к сожалению, до последнего времени употреблялись термины: субститут, субституция. Нет, однако, никаких оснований прибегать к терминологии римского права и называть подназначен-ного наследника субститутом, а Подназначение субституцией.

Такую терминологию нужно изжить из нашего наследственного права тем более, что в римском праве субституция имела иной смысл и объем (см. «Римское частное право», учебник для 'юридических вузов, М., 1948, § 80, стр. '247).

наследства наследником можно говорить в следующих случаях:

когда наследник не явился в установленный законом с момента открытия наследства срок (см. ст. 433 ГК), когда наследник отказался от 'принятия наследства и, наконец, когда наследник не отказался от принятия наследства, но"не успел до своей смерти принять его. И в этом последнем случае наследство остается непринятым. Какие же из этих случаев непринятия наследства имеет в виду ст. 424 ГК?                              '

Несомненно, что непринятие наследства вследствие пропуска срока, а также прямой отказ от принятия — это те случаи, которые имеет в виду ст. 424 ГК, говоря: наследник «не принял» наследства. Поэтому на эти случаи завещатель вправе подназна-чить наследника.

Однако от принятия наследства необходимо строго отличать случай, когда назначенный наследник не принял наследства, хотя от него и не отказывался. Такие случаи наследования права наследования, называемые иногда в правовой литературе наследственной трансмиссией, хорошо известны нашей судебной практике (п. 9 постановления Пленума Верховного суда СССР от 20июня1947г.^9/4/У).

Подназначение наследника невозможно к наследнику, умершему после смерти завещателя, но успевшему принять наследство. Такое «Подназначение» наследника представляло бы собой ограничение права наследника, принявшего наследство, самому использовать предоставленное ему законом право распорядиться перешедшим к нему имуществом в общем порядке, установленном законом о наследовании. В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР по делу № 03/316 от 16 апреля 1952 г. прямо указано, что «по закону не допускается Подназначение наследника к наследнику, пережившему наследодателя и принявшему наследство».

Что касается круга лиц, которых завещатель может указать в качестве подназначаемых наследников, то ст.

424 ГК содержит в себе общее указание, что таковыми могут быть лишь лица, являющиеся в то же время его наследниками по закону (или, как сказано не вполне точно в ст. 424 ГК, «законные наследники», со ссылкой на ст. 418 ГК). Из этого вытекает, что хотя завещатель может назначить в качестве своего наследника по завещанию государственный орган или общественную организацию (ч. 1 ст. 422 ГК), но в качестве подназначаемого наследника он не может указать ни государственный орган, ни общественную организацию, так как они не могут явиться его наследниками по закону. В то же время хотя в ст. 424 ГК указывается, что завещатель вправе назначить в качестве подназначаемого им наследника «кого-либо другого из законных наследников (ст. 418)», ничто не препятствует тому, чтобы завещатель одному своему

168

наследнику по завещанию одновременно назначил не одного, а нескольких лиц в качестве подназначаемых наследников и, наоборот, чтобы он нескольким наследникам по завещанию назначил лишь одно лицо в качестве подназначаемого наследника. Наконец, следует признать, что завещатель в качестве подназначаемого наследника может указать не только того из своих наследников по закону, который не является одновременно и его наследником по данному завещанию, но и того своего наследника по закону, который одновременно является и его наследником по данному завещанию.

Из общего правила о том, что в качестве подназначаемых наследников могут фигурировать лишь лица, которые одновременно являются наследниками завещателя по закону, ст. 424 ГК устанавливает одно исключение, а именно, что «при отсутствии законных наследников» у завещателя, он в качестве подназначаемого лица может указать любое лицо. Мы уже отмечали выше (см. п. 2, § 3), что под «отсутствием» законных наследников (наследников по закону) следует понимать не только смерть всех наследников по закону до открытия наследства, но и непринятие ими наследства или отказ от его принятия. Вследствие этого мы считаем возможным назначение в завещании в качестве подназначаемого наследника любого постороннего лица, если оно подназна-чается наследнику по завещанию, оказавшемуся к моменту открытия наследства единственным наследником по закону у данного завещателя.

Так как в ст. 424 ГК «любое лицо» противопоставляется «законному на"леднику» (наследнику по закону), следует признать, что под «любым лицом» понимается лицо, могущее вообще быть наследником по завещанию. Исходя из этого, следует сделать и дальнейший вывод, а именно, что под «любым лицом» в ст. 424 ГК необходимо понимать не только физическое лицо, но и те государственные органы и общественные организации, которых завещатель в силу ч. 1 ст. 422 ГК может назначить своими наследниками по завещанию. Таким образом, в этом случае, и лишь в этом случае, завещатель в качестве подназначаемых наследников может назвать и государственный орган и обществен-. ную организацию.

3. Завещательный отказ предусмотрен в ст. 423 ГК. В ней указывается, что «на лиц, поименованных в ст. 418 (то есть на наследников по закону. —Б. А. и К. Г.), получающих по завещанию наследственное имущество, завещатель может возложить исполнение какого-либо обязательства в пользу одного, нескольких или всех остальных наследников, которые в силу этого распоряжения получают право требовать исполнения соответствующего обязательства вышеуказанными лицами». В ч. 2 той же ст, 423 ГК добавляется, что «на лиц, получающих по завещанию

169

наследственное имущество в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 422 (следовательно, речь идет о любом лице, не входящем в число наследников по закону.—Б. А. и К. Г.}, завещатель может возложить исполнение обязательства в пользу любого лица».

Употребляемый нами термин «завещательный отказ» встречается лишь в нашей правовой литературе и в практике, а Гражданский кодекс его не знает. То лицо, в пользу которого устанавливается завещательный отказ, обычно называют «отказо-получателем» '.

Завещательный отказ, являясь особым распоряжением завещателя, естественно, может возникнуть лишь в силу завещания. Поэтому при отсутствии завещания наследник по закону никогда не может быть обременен завещательным отказом.

Статья 423 ГК, как это следует из ее текста, устанавливает особый круг лиц, которые по завещанию могут-быть обременены завещательным отказом, и круг лиц, которые в завещании могут быть назначены отказополучателями.

Что касается круга лиц, которые могут быть обременены завещательным отказом, то завещатель вправе возложить выполнение завещательного отказа как на своих наследников по закону, так и на любое лицо, но во всех случаях лишь при условии, что лицо одновременно указано им в данном завещании и в качестве наследника по завещанию. Однако завещатель не праве обременить завещательным отказом государственный орган или общественную организацию, хотя они могут являться наследниками по завещанию.

Что же касается круга лиц, в пользу которых такой наследник по завещанию может быть обременен завещательным отказом, то есть отказополучателей, то этот круг лиц в законе поставлен в зависимость от того, кто в данном случае обременен завещательным отказом. Так, наследник по завещанию, если он одновременно является и наследником по закону, может быть обременен завещательным отказом в пользу любого (или любых) остальных наследников по закону и безразлично, являются ли они одновременно наследниками по данному завещанию или нет2.

' Иногда в нашей литературе употребляется терминология, заимствованная из римского права: завещательный 'отказ именуется легатом, а отказо-получатель—легатарием. Никакого основания для перехода в терминологию нашего наследственного права римского названия «легат» и «легатарий», разумеется, нет. В 'римском праве легат к тому же имел смысл, вовсе не тождественный завещательному отказу по советскому праву (см. «Римское частное право», учебник для юридических вузов, М., 1948, § 90, стр. 260—261).

2 Хотя закон не препятствует тому, чтобы в качестве отказополучателя было указано лицо, которое одновременно является и наследником по тому же

t70

Если же наследником по завещанию является постороннее лицо (что возможно лишь при отсутствии у завещателя наследников по закону — ч. 3 ст. 422 ГК), то это лицо как наследник по завещанию может быть обременено завещательным отказом в пользу любого также постороннего лица.

Хотя права отказополучателя возникают лишь в силу завещания, его никак нельзя рассматривать как наследника по завещанию. Правовое положение отказополучателя по целому ряду моментов резко отличается от правового положения наследника по завещанию.

Во-первых, наследник, приобретая право на оставленное ему полностью или в части наследственное имущество, одновременно становится и лицом, обязанным перед кредитором на-следодателя, что вытекает из универсального характера наследственного преемства; напротив того, отказополучатель приобретает указанные в' завещательном отказе обязательственные требования в порядке частичного (сингулярного) преемства и поэтому не несет ответственности по обязательствам самого насле-додателя. '                    '          •

Во-вторых, при назначении наследника по завещанию может иметь место подназначение наследника (о чем см. п. 2 настоящего параграфа). Напротив, наше наследственное право не допускает подназначения отказополучателя.

В-третьих, наследник в известных случаях может приобрести сверх назначенной ему по завещанию доли наследственного имущества также всю или часть доли, причитавшейся другому наследнику, в порядке так называемого приращения. Напротив, отказополучатель никогда не пользуется правом приобретения части наследственного имущества в порядке приращения.

В-четвертых, наследник в силу акта принятия наследства приобретает не только обязательственные права, принадлежавшие наследодателю, но также и вещные права, в основном право личной собственности на имущество, принадлежавшее наследодателю, причем эти вещные права составляют обычно основную часть наследственного имущества. Напротив, отказополучатель может приобрести лишь обязательственные права требования и при этом обращенные к тому наследнику, которого завещатель, обременил завещательным отказом. Этому, конечно, не противо-

завещанию, но на практике мы почти не встречаемся с такого .рода случаями, так как та же конечная цель может быть достигнута завещателем менее сложным путем, а именно путем непосредственн^эго предоставления этому лицу как наследнику по завещанию того имущественного права, которое могло бы являться содержанием завещательного отказа.

171

речит то положение, что отказополучатель, осуществив свое право требования в отношении обремененного по завещанию наследника, в результате этого может стать собственником того имущества, которое ему было «отказано».

В-пятых, наследник по завещанию приобретает то право, которое принадлежало завещателю, в то время как к отказополу-чателю переходит не всегда то именно по содержанию право, которое принадлежало завещателю. Так, например, наследник, который приобрел право собственности на определенное имущество завещателя, может быть обязан в силу завещательного отказа предоставить отказопояучателю лишь право пользования этим имуществом.

Наконец, в-шестых, наследник приобретает право на наследственное имущество лишь в силу акта принятия им наследства, то есть в силу односторонней сделки, выражающей его согласие на принятие наследства. Отказополучатель приобретает указанное в завещательном отказе обязательственное требование и становится кредитором обремененного завещательным отказом наследника в момент открытия наследства, но он может отказаться от использования установленного в его пользу права.

В нашей литературе был высказан взгляд, что отпадение наlt; следника по завещанию, обремененного завещательным отказом, влечет за собой и отпадение завещательного отказа'. Нам представляется, что в такой общей форме это утверждение неточно, а поэтому и неверно. Отпадение наследника по завещанию в связи ли с тем, что он умер до открытия наследства, или в связи с тем, что он отказался от принятия наследства, в ряде случаев влечет за собой приращение его доли к долям других наследников (о чем см. главу VI), не говоря уже о том случае, когда доля наследника, обремененного завещательным отказом, переходит к другому наследнику в порядке подназначения наследника. Если доля наследника, обремененного завещательным отказом, переходит к другому наследнику по завещанию и последний принимает наследство с приращенной к нему долей2, то вместе с этой приращенной долей к нему переходит и обременение — завещательный отказ. Во всех этих случаях завещательный отказ не отпадает в связи с отпадением наследника, а сохраняет полную силу. Исключением из этого правила является лишь тот случай, когда приращение доли наследства, обремененной завещательным отказом, происходит не к доле наследника по завещанию, а к доле наследника по закону. Лишь в этом случае завещательный отказ отпадает, поскольку наследник по закону

' См. Е. А. Ф л е и ш и ц, Завещание и легат по советскому гражданскому праву, «Ученые записки ВИЮН», вып. VI, 1947, стр. 91-—92.

2 Нельзя принять наследство лишь в части, например, принять «свою» долю, а от приращения к вей отказаться (см. гл.- VI).

172

никогда не может быть обременен завещательным отказом. Таким образом, нельзя утверждать без существенных оговорок, что отпадение наследника по завещанию, доля которого обременена завещательным отказом, влечет за собой и отпадение этого завещательного отказа.

Отказополучатели, принявшие завещательный отказ, «получают право требовать исполнения соответствующего обязательства» (ч. 1 ст. 423 ГК) наследником по завещанию, обремененным этим завещательным отказом. В случае неисполнения им этого обязательства отказополучатели как кредиторы наследника могут осуществить свое требование в пределах общего срока исковой давности, то есть в пределах трех лет с момента открытия наследства (ст.ст. 44 и 45 ГК). Если отказополучатель умрет до открытия наследства или откажется от получения завещательного отказа, то завещательный отказ должен считаться отпавшим, а содержащееся в нем имущественное право подпадает под правила, установленные в отношении приращения освободившейся доли наследственного имущества.

Наследник по завещанию, обремененный завещательным отказом, обязан выполнить возложенное на него в пользу отказополу-чателя обязательство лишь в пределах полученного им, наследником актива, наследственного имущества, то есть того полученного им наследственного имущества, которое окажется у него за вычетом лежащих на нем обязательств в отношении кредиторов завещателя. Поэтому если полученный таким наследником актив наследственного имущества исключает возможность выполнения обязательства, возложенного на него в пользу отказополучателя, то завещательный отказ должен считаться отпавшим, и наследник по завещанию будет свободен от ответственности перед отказо-получателем.

Предмет завещательного отказа, то есть то обязательство, исполнение которого в пользу отказополучателя возлагается на наследника по завещанию, должен носить имущественный характер. Таким обязательством может быть, например, обязательство передать определенную вещь отказополучателю, уплатить ему определенную сумму денег, простить ему долг, который был у отказополучателя в отношении завещателя, и т. д. Пленум Верховного суда РСФСР в своем постановлении от 15 апреля 1929 г. (протокол № 7) указал, что содержанием завещательного отказа может быть и воеложение на наследника по завещанию обязанности пожизненно содержать отказополучателя, в частности, обязанности предоставить отказополучателю в пожизненное пользование завещаемого наследнику домовладения '.

' См. С. Аскарханов и А. Иодковский, Справочник по вопросам судебной практики, Юриздат НКЮ РСФСР, 1937, стр. 50.

173

4. Наряду с завещательным отказом ст. 423 ГК останавливается еще на одном возможном особом завещательном распоряжении завещателя, а именно на так называемом возложении. Статья 423 ГК указывает: «равным образом завещатель может возложить на них (то есть на наследников по завещанию.— Б. А. и К. Г.) исполнение каких-либо действий, направленных на осуществление какой-либо общеполезной цели». Кроме того,, как указывает ч. 3 той же ст. 423 ГК, «при завещании имущества государственным органам или общественным организациям, завещатель имеет право указать определенную цель, на которую должно быть употреблено завещанное имущество».

Возложение отличается от завещательного отказа по ряду признаков.

Так, во-первых, если завещательный отказ всегда представляет собой какую-то имущественную ценность, какую-то имущественную выгоду для определенного лица — для отказополучателя, то возложение может и не преследовать имущественного результата, а носить неимущественный характер.

Во-вторых, завещательный отказ всегда предполагает одновременно и указание в завещании определенного лица (отказополучателя), к имущественной выгоде которого направлено содержание завещательного отказа, в то время как возложение не предполагает обязательно наличия такого определенного лица.

В-третьих, государственные органы и общественные организации не могут быть обременены завещательным отказом, в то время как возложение может относиться и к государственным органам и к общественным организациям, если они являются наследниками 'по данному завещанию.

В-четвертых, хотя совершение тех действий, которые составляют содержание возложения и представляет собой обязанность соответствующего наследника по завещанию, такой наследник не становится должником какого-либо определенного-лица, которое могло бы, подобно отказополучателю или другому кредитору наследника, требовать выполнения этих действий.

В ч. 1 ст. 423 ГК указывается, что завещатель может возложить на наследника по завещанию исполнение каких-либо действий, «направленных на осуществление какой-либо общеполезной цели». Однако ст. 423 ГК в ч. 3 определяет возможное содержание возложения, относящегося к государственным органам и общественным организациям, несколько иначе, говоря об определенной цели, на которую должно быть употреблено завещанное имущество. Вследствие этого в литературе был высказан взгляд, что момент «общеполезности» цели не является необходимым признаком возложения и что поэтому возможно возложение

174

и в иных целях'. Мы полагаем, что указанная точка зрения является неправильной. По нашему мнению, в ч. 1 ст. 423 ГК дается общее определение понятия возложения, а ч. 3 той же статьи останавливается на особом случае возложения, и особенность этого случая заключается не в том, что несколько иначе определяется возможное содержание возложения, а в том, что в отличие от завещательного отказа возложение может относиться к государственным и общественным организациям.

Мы полагаем, что оно и в этом случае преследует общеполезную цель. Трудно себе представить, чтобы социалистическая организация, став наследником по завещанию, приняла бы на себя совершение действий, не направленных на общеполезные цели. Едва ли подобные действия, не приносящие обществу пользы, могли бы считаться «уставными» для какой-либо социалистической организации.

В качестве примера из практики завещательных возложений можно указать завещательное распоряжение, которым завещатель — художник обязывал своих наследников использовать картины, входящие в состав наследственного имущества, для. организации постоянной бесплатной выставки. В другом случае завещатель указал наследникам устроить на принадлежавшей завещателю даче однодневный дом отдыха туберкулезных больных.

Поскольку возложение всегда преследует общеполезную цель, требовать выполнения наследниками соответствующих действий могут заинтересованные в достижении этой цели государственные и общественные организации, а также, конечно, прокуратура как специальный орган, охраняющий социалистическую законность.

<< | >>
Источник: Антимонов Б.С., Граве К.А.. Советское наследственное право. –М.: Юр.лит. –1955. –264 с.. 1955

Еще по теме § 4. Особые распоряжения завещателя:

  1. 1.2. УСТАНОВЛЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛИ В НАСЛЕДСТВЕ: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
  2. 1.2. УСТАНОВЛЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛИ В НАСЛЕДСТВЕ: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
  3. § 5. Особенности совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства банках
  4. § 1. Назначение исполнителя завещания как одностороннее распоряжение наследодателя
  5. § 2. Правовая природа завещательного отказа и завещательного возложения как разновидностей завещательных распоряжений
  6. § 3. Правомерность совершения завещательных распоряжений под условием
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ СПЕЦИАЛЬНЫХ РАСПОРЯЖЕНИЙ НАСЛЕДОДАТЕЛЯ
  9. 2. Завещание: содержание завещания, порядок его оформления
  10. § 3. Свобода завещательного распоряжения
  11. § 4. Особые распоряжения завещателя
  12. VI.3.4. Принятие наследства; особые наследственные права '
  13. § 44. Нормальное (regelmassiges) и чрезвычайное (regelwidriges) право; общее (allgemeines) и особое право (Sonderrecht).
  14. Универсальный легатарий (ligataire universel) — как вытекает из ст. 1003 ГК, универсальным легатарием является наследник по завещанию, наследующий все имущество завещателя или, по крайней мере, то, что остается после передачи им имущества
  15. §§ 143-147. Наследственное право
  16. 1.2. УСТАНОВЛЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛИ В НАСЛЕДСТВЕ: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
  17. §2. Порядок составления завещания в первой половине XIX в. - начале ХХ в.
  18. 2.2 Понятие завещания и вопросы совершенствования его формы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -