<<
>>

1. Кодификация земельного законодательства в России до 1917 г.

В 1832 г. был издан подготовленный II отделением собственной его императорского величества канцелярией под руководством выдающегося государственного деятеля графа М.М. Сперанского 15-томный Свод законов Российской империи. Часть 1 т. X Свода именовалась "Свод законов гражданских".

"Начальником второго отделения, - отмечает в своем фундаментальном труде "История кодификации гражданского права" С.В. Пахман, - был назначен Балугьянский, но всем делом, всеми работами заведовал Сперанский..." <1>.

Именно под его руководством была выполнена огромная по своим масштабам работа, состоявшая в подготовке и издании в весьма сжатые сроки с 1826 по 1830 - 1832 гг. сначала Полного собрания законов Российской империи, а затем и Свода законов Российской империи.

<1> Пахман С.В. История кодификации гражданского права: В 2 т. Т. II. СПб., 1876. С. 3 - 4.

Формально и вышедшее в 1830 г. Полное собрание законов Российской империи, которое состояло из 45 томов, и сам Свод законов создавались как сборники инкорпоративные. Однако работа М.М. Сперанского, отмечает В.И. Синайский, не была простым инкорпорированием. "На основании собранных законов... Сперанский создавал положения (статьи), отличающиеся по форме от положенных в основу их законов. Отсюда, из собрания законов, своеобразно переработанных Сперанским, получилось нечто "вроде уложения" <1>. И хотя в дальнейшем В.И. Синайский именует Свод законов гражданских "все же инкорпорацией" <2>, ч. 1 т. X Свода законов как нечто среднее между сводом и уложением (гражданским кодексом) продолжала действовать вплоть до революции 1917 г. <3>.

<1> Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 79.

<2> Там же.

<3> Большинство современников Свода сходились во мнении, что Свод в полной мере признакам самостоятельного кодифицированного акта не отвечал (см., в частности: Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. Для начинающих юристов. М., 1997. С. 73). В новейшей литературе можно встретить суждения, по которым "Свод законов можно было бы, с некоторыми оговорками, засчитать за первую доведенную до конца кодификацию российского права..." (Мурзин Д.В. Предисловие от составителя к кн.: Кодификация российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской империи, Проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург, 2003. С. 28).

Весьма показательно, что правовой режим земли (земельного участка) определялся в России главным образом законами гражданскими, т.е. нормами частного права, закрепленными в ч. 1 т. X Свода. Не нужно забывать, что экономика России при всем влиянии на нее патриархальных элементов (особенно в сфере крестьянского землевладения) носила рыночный характер. Поскольку земля признавалась товаром, ее оборот регулировался с помощью институтов гражданского права, как-то: вещного права, включая право собственности; наследственного права; институтов сделки, исковой и приобретательной давности и т.п.

К тому времени были разработаны и приняты Устав сельского хозяйства (ч. 2 т. XII Свода законов), Устав горный (т. VII Свода), Устав лесной (ч. 1 т. VIII Свода), Устав строительный (ч. 1 т. XII Свода) и другие законы. Но все они носили характер законов специальных. Общие вопросы, даже столь специфические, как, например, кому принадлежат выкупаемые крестьянами усадебные и полевые наделы - всему ли крестьянскому двору или его отдельным членам (Высочайше утвержденное 4 января 1888 г.

мнение Государственного Совета по делу Армаласа; решение 2-го Департамента Сената от 9 марта 1904 г. по делу Кикотя <1>); требуется ли согласие сельского общества на уступку крестьянином своего надела при общинном землевладении (решение 2-го Департамента Сената N 2766 за 1888 г. <2>) и др., решались на основании Свода законов гражданских.

<1> Цит. по: Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов / Сост. И.М. Тютрюмов. Книга вторая. М., 2004. С. 259. <2> См.: Там же. С. 280.

Аналогичный подход был выработан и правовой доктриной. Ни у одного из писавших на эту тему авторов не возникало и тени сомнения в том, что земля (земельный участок) является объектом гражданского права <1>. Так, объясняя выбор названия для своей книги "Русское поземельное право", профессор Л.А. Кассо писал: "...всякая недвижимость предполагает наличность земли и... что несомненно, чувствуется потребность выделить учение о недвижимом имуществе из прежней рубрики вещных прав... и создать для недвижимости самостоятельный отдел в системе гражданского права" <2>. Как человек, получивший блестящее образование, в том числе в Германии <3>, он ссылался на немецкую юридическую литературу, в которой попытки выделить "Liegenschaftsrecht" (земельное право) как особую часть гражданского права предпринимались уже в то время.

<1> См., например: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С. 94 - 112; Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. С. 139 - 155; Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М., 2003. С. 116 - 135; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 1: Вотчинные права. М., 2002. С. 80 - 98 и др.

<2> Кассо Л.А. Русское поземельное право. М., 1906. Введение.

<3> См. об этом: Ем В.С., Рогова Е.С. Доктор права - Лев Аристидович Кассо. Вступительная статья к кн.: Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. М., 1999. С. 4 - 6.

В Своде законов гражданских (ч. 1 т. X) понятие "земля" рассматривалось как разновидность "имуществ". Как отмечает, комментируя положения Свода, профессор В.Б. Ельяшевич, термин "имущества" используется в нем для обозначения двух категорий объектов - вещей, т.е. имуществ наличных (bona corporation), и имуществ долговых (bona incorporatia), т.е. бестелесных <1>. Естественно, что земли (земельный участок) относились по этой классификации к имуществам наличным, т.е. к вещам.

<1> См.: Законы гражданские. Практический и теоретический комментарий / Под ред. А.Э. Вормса и В.Б. Ельяшевича. Вып. 2. М., 1913. С. 5 (автор - В.Б. Ельяшевич). Здесь же В.Б. Ельяшевич пишет о том, что наряду с легальным употреблением понятие "имущество" все более используется в литературе как совокупность имущественных прав и обязанностей одного лица, т.е. как аналог немецкого Vermogen (Там же. См. об этом также: Анненков К.Н. Система русского гражданского права: В 3 т. Т. 1. СПб., 1899. С. 284).

Самым значимым признавалось проводимое в Своде законов деление вещей на движимые и недвижимые. Статья 383 ч. 1 т. X Свода так и гласила: "Имущества суть движимые или недвижимые". При этом законодательное определение недвижимости отсутствовало <1>, а ст. 384 ч. 1 т. X Свода содержала лишь примерный перечень имуществ, признаваемых недвижимыми: земли и всякие угодья, дома, заводы, лавки, всякие строения и пустые дворовые места, а также железные дороги.

<1> Законодательное определение движимого имущества в Своде законов также отсутствовало. В нем содержался лишь примерный перечень движимых вещей (ст. ст. 401 - 403 ч. 1 т. X). В науке же движимость определялась отрицательным путем - как все, что не составляет недвижимое имущество (см.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 129).

Несмотря на то что в перечне представлены различные виды имуществ, из текста самого закона (ст. ст. 386 и 387) и многочисленных теоретических работ того времени отчетливо видно понимание дореволюционными юристами главенствующей роли среди прочих объектов недвижимости земельного участка. Вот как определял, например, недвижимость профессор Г.Ф. Шершеневич: "Под именем недвижимости понимается прежде всего часть земной поверхности и все то, что с нею связано настолько прочно, что связь не может быть прервана без нарушения вида и цели вещи" <1>.

<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 96.

Дореволюционные российские юристы прекрасно отдавали себе отчет в том, какую роль играет земельный участок в гражданском обороте, в определении положения человека в обществе и даже в государственном устройстве. "Между недвижимыми имуществами первое место занимает земля, и поземельное владение остается еще и, вероятно, на долгое время останется главной основой всех прочих прав по имуществу, по особенной своей прочности. Право на поземельную собственность до сих пор везде неразрывно связано было с обеспечением личных прав человека. Поземельная собственность дает человеку более твердое и независимое право, чем всякая другая. Кто сидит на земле, того не так легко вытеснить из владения, как из другого права на движимость" <1>, - писал патриарх российской цивилистики К.П. Победоносцев.

<1> Победоносцев К.П. Указ. соч. Ч. 1. С. 88.

Значение земельного участка как вещи, объединяющей вокруг себя иную недвижимость, заметно и при изучении соответствующей судебной практики. Так, согласно решениям Гражданского кассационного департамента Сената N 136 за 1874 г. и N 102 за 1896 г. строения как принадлежности земли предполагаются собственностью владельца земли <1>. Кто заявляет свои самостоятельные права на постройку, тот должен доказать это (решение Гражданского кассационного департамента Сената N 113 за 1881 г. и N 76 за 1894 г.) <2>.

<1> Цит. по: Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Кн. 2. С. 13.

<2> Там же.

Хорошо известно, что в своем природном состоянии земля является сплошной массой территории. Для того чтобы придать ей характер вещи, т.е. отдельного предмета материального мира <1>, необходимо обособить земельный участок от соседних земель. В дореволюционной России такое обособление производилось на основании Законов межевых (ч. 2 т. X Свода законов) путем установления на границах участков межевых знаков, а также воспроизведением и описанием полученных черчений на плане и в межевой книге <2>.

<1> Именно так определял вещь Г.Ф. Шершеневич. См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 94.

<2> См.: Кассо Л.А. Русское поземельное право. С. 4.

Хотя формально, отмечает С.В. Пахман, ч. 2 т. X редактором Свода законов к разряду общих гражданских законов отнесена не была, "государственное межевание установлено не только для приведения в известность количества земель и угодий... но и для того, чтобы утвердить спокойствие владельцев постановлением правильных и несомненных границ поземельного владения, а эта последняя цель, очевидно, ближайшим образом относится к области гражданского права и именно к укреплению поземельных прав посредством установления бесспорных границ владения" <1>.

<1> Пахман С.В. Указ. соч. Т. II. С. 257.

На большей части Российской империи межевание земель производилось исключительно по инициативе государства в рамках так называемого генерального межевания. Генеральное межевание получило свое название, поскольку: а) должно было распространиться сплошной работой на все пространство российских губерний; б) носило характер обязательного. Оно было начато на основании Манифеста Екатерины II и Межевой инструкции 1766 г., закончилось в основном к середине XIX в. и было, безусловно, успешным, так как базировалось на идее межевания имеющегося спокойного владения <1>. Земельными единицами при проведении генерального межевания были выбраны дачи, которым для дополнительной индивидуализации присваивалось название данной местности, селения или пустоши.

<1> Там же. С. 169 - 170.

Одновременно с установлением границ в порядке генерального межевания пришло время проведения межей в пределах дач общего владения. Подобные действия государства получили название специального межевания. По мнению Л.А. Кассо, законодательству не удалось придать специальному межеванию характер меры принудительной в том смысле, что все владельцы общей дачи обязаны были размежеваться, даже если бы кто-нибудь из сособственников этого не желал <1>.

<1> См.: Кассо Л.А. Русское поземельное право. С. 170.

Важнейшую особенность гражданского законодательства Российской империи составлял тот факт, что роль и значение в нем партикулярного права, т.е. местных законов отдельных частей Империи, были чрезвычайно велики. Царство Польское, Прибалтийские губернии, Великое Княжество Финляндское, губернии Черниговская и Полтавская, Царство Бессарабское, губернии в Закавказье - вот далеко не полный перечень тех составных частей Российской империи, в которых местные гражданские законы играли едва ли не большую роль, чем Свод законов (ч. 1 т. X).

Однако неважно, каков был метод их взаимодействия и насколько кодифицированным было местное законодательство <1>. Важно, что во всех без исключения случаях регулирование отношений по поводу земли осуществлялось на частноправовых началах, т.е. с помощью институтов гражданского права <2>.

<1> Подробнее см.: Пахман С.Д. Указ. соч. Т. II. С. 319 - 485.

<2> См. об этом, в частности: Победоносцев К.П. Указ. соч. Ч. 1. С. 547 - 567, 735 - 738.

В 1882 г. двумя "повелениями" императора Александра III была учреждена Редакционная комиссия по составлению Проекта Гражданского уложения Российской империи - проекта первого классического гражданского кодекса России. Работа комиссии после многочисленных публикаций, обсуждений и доработок увенчалась составлением в 1905 г. сводной редакции всех пяти книг Проекта. К сожалению, в силу начавшейся Первой мировой войны и свершившейся в 1917 г. в России Октябрьской революции, приведшей к власти на большей части бывшей Российской империи партию коммунистов (большевиков), Проект силу закона не приобрел. Однако изучение самого Проекта, а также постатейных комментариев к нему Редакционной комиссии <1> не оставляют сомнений в том, что основная часть регулирования земельных отношений не должна была выйти за рамки будущего Гражданского уложения и, следовательно, частного права.

<1> См., например: Гражданское уложение. Книга первая. Проект Редакционной комиссии. СПб., 1905.

<< | >>
Источник: МЕДВЕДЕВ Д. А., ЯКОВЛЕВ В. Ф., МАКОВСКИЙ А. П., СУХАНОВ Е. А., ВИТРЯНСКИЙ В. В., ГОНГАЛО Б. М., КРАШЕННИКОВ П. В., МИХЕЕВА Л. Ю., ГОЛОВИНА С. Ю., ЧУБАРОВ В. В., РЕШЕТНИКОВА И. В.. КОДИФИКАЦИЯ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА. 2008

Еще по теме 1. Кодификация земельного законодательства в России до 1917 г.:

  1. Тема 10 Ответственность за нарушение земельного законодательства
  2. 1. Земельный строй дореволюционной России
  3. 2. Земельное законодательство советского периода
  4. § 3. Федеральное земельное законодательство
  5. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО РОССИИ С 1917 ПО 1926 ГОД
  6. 3. Земельное законодательство советского периода
  7. VI. Кодификация торгового права в России в XIX столетии
  8. История кодификации гражданского законодательства. Необходимость современной кодификации гражданского права в России
  9. Структура Гражданского кодекса Российской Федерации. Вопросы принятия части четвертой Гражданского кодекса как завершения кодификации гражданского законодательства
  10. Значение завершения кодификации гражданского законодательства
  11. ГОЛОВИНА С.Ю. КОДИФИКАЦИЯ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  12. ЧУБАРОВ В.В. КОДИФИКАЦИЯ РОССИЙСКОГО ЗЕМЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА (ВЗГЛЯД С ПОЗИЦИЙ ЧАСТНОГО ПРАВА)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -