<<
>>

§ 5. Общественный контроль в сфере обеспечения правовой защиты осужденных

В общественном сознании россиян все более утверждается идея граж- данского общества. Гражданское общество формируется людьми как опреде- ленная система экономических, политических, правовых и культурных от- ношений, автономная по отношению к государству.

За последнее десятиле- тие в России созданы определенные предпосылки для становления демокра- тического, правового государства, свободного рынка, института частной соб- ственности, начали формироваться социальные слои свободных и инициа- тивных людей, способных ответственно решать свои жизненные задачи, ак-

тивно и созидательно трудиться. Все это благоприятно сказывается на соци- ально-экономическом развитии нашего государства, повышении его автори- тета и престижа как среди населения страны, так и в глазах мировой обще- ственности1.

Однако до сегодняшнего дня нет должного сотрудничества и взаимной ответственности между нарождающимися институтами гражданского обще- ства и государственным аппаратом. По точному признанию руководства страны: «Наше чиновничество еще в значительной степени представляет со- бой замкнутую и подчас просто надменную касту, понимающую государ- ственную службу как разновидность бизнеса. В такой ситуации, потенциал гражданского общества останется невостребованным, а коррупция, безответ- ственность и непрофессионализм будут стремительно нарастать, возвращая нас на путь деградации экономического и интеллектуального потенциала нации и вес большего отрыва власти от интересов общества, нежелания гос- аппарата слышать запросы людей»2.

Выступая на заседании коллегии МВД России 17 февраля 2010 г., Пре- зидент России заявил о необходимости введения эффективного гражданского контроля за работой правоохранительных органов, «особенно в сфере со- блюдения конституционных прав и законных интересов граждан». Отмечая при этом, что «крайне важно установить постоянный общественный кон- троль в такой специфичной, связанной с существенными ограничениями и лишениями прав граждан области государственного управления как испол- нение уголовных наказаний в виде лишения свободы»3.

Исходя из этого, задача обеспечения подконтрольности уголовно- исполнительной системы институтам гражданского общества была заявлена

1 Григарюк А. В. Гражданское общество в современной России: проблемы и перспективы. М., 2010. С. 22-23.

2 Послание Президента России Дмитрия Медведева Федеральному Собранию РФ // Рос- сийская газета. 2011. 26 апреля.

3 Выступление Президента Российской Федерации Д. А. Медведева на заседании коллегии МВД РФ 17 февраля 2010 г. // http://mvdinform.ru.

в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Феде- рации до 2020 г.1

С теоретической точки зрения следует различать общественный кон- троль за деятельностью государства в широком и узком смысле2. В широком смысле он представляет собой совокупность форм, принципов, методов и средств воздействия гражданского общества на государство (власть) для обеспечения со стороны последнего своих обязанностей перед обществом. В более узком смысловом значении – это деятельность соответствующих ин- ститутов гражданского общества по обеспечению реализации нормативно за- крепленных параметров взаимодействия общества и государства посред- ством установления (выявления) фактического выполнения правовых норм органами государства и сдерживания выявляемых отклонений. Исходя из этого, можно выделить общий общественный и специальный общественный контроль. Первый осуществляется всеми институтами гражданского обще- ства и не имеет специализации по конкретному отраслевому или функцио- нальному критерию. Например, контроль со стороны Общественной палаты3. Второй – осуществляется конкретными общественными организациями и имеет определенную свою специализацию по отраслевому или функциональ- ному критерию. Например, экологический общественный контроль4, обще- ственный контроль за соблюдением прав несовершеннолетних5, обществен- ный контроль за деятельностью органов местного самоуправления6 и т.д.

1 См.: Распоряжение Правительства РФ от 14 октября 2010 г. №1772-р «О Концепции раз- вития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» // СЗ РФ. 2010. №43. Ст. 5544.

2 Кринов А. С. Общественный контроль в России: история, действительность, перспекти- вы. Воронеж, 2011. С. 126-127.

3 Афанасьев О. В. Контрольные полномочия Общественной палаты // Право и государ- ство: теория и практика. 2009. №7. С. 11-18.

4 Ерофеев В. К. Экологическое право России. М., 2010. С. 341-349.

5 Кашуба Ю. А. Уголовно-исполнительная политика в отношении несовершеннолетних: дисс. ... докт. юрид. наук: 12.00.08 / Кашуба Юрий Анатольевич. Рязань, 2002. С. 34-35; Ракош А. Л. Проблемы общественного контроля за соблюдением прав несовершеннолет- них в современной России // Право и государство: теория и практика. 2008. №5. С. 17-23.

6 Кутафин О. Е., Фадеев В. И. Муниципальное право России. М., 2008. С. 337-339.

Одной из разновидностей специализированного общественного кон- троля является контроль за соблюдением прав человека в местах изоляции от общества. Принимая во внимание, что вопросы общего контроля изучены довольно не плохо1, в данном параграфе речь пойдет именно об этой специа- лизированной разновидности общественного контроля.

В постсоветский период первым шагом в формировании специализиро- ванного общественного контроля в сфере защиты прав осужденных явилось создание Общественного совета при Министре юстиции РФ по проблемам деятельности УИС, который был организован в соответствии с Приказом Минюста России от 30 июля 2003 г. №1842. Совет имел статус постоянно действующего совещательного органа при Министре юстиции РФ. Министр утверждал количественный и персональный состав Совета. В состав Совета входили представители международных неправительственных и российских общественных объединений, религиозных конфессий.

Основной целью Сове- та являлось привлечение общественности к участию в решении задач, стоя- щих перед уголовно-исполнительной системой3.

Однако данный Совет как орган специализированного контроля про- существовал относительно недолго. В связи с принятием Федерального зако- на об «Общественной палате РФ», на основе Указа Президента РФ от 04 ав- густа 2006 г. №842 и Приказа Минюста РФ от 29 января 2007 г. №14, он был реорганизован в орган общественного контроля общей компетенции – Обще- ственный совет при Министерстве юстиции РФ. В последствии данный орган

1 Федоров В. В. Общественный контроль за деятельностью уголовно-исполнительной си- стемы как форма взаимодействия гражданского общества с государством: дисс. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Федоров Владимир Владимирович. Владимир, 2006. С. 45-47; Быч- кова Т. С. Взаимодействие государства и гражданского общества в механизме реализации юридической ответственности: дисс. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 / Бычкова Татьяна Серге- евна. Владимир, 2008. С. 129-148.

2 См.: Приказ Минюста России от 30 июля 2003. №184 «О создании Общественного сове- та при Министре юстиции Российской Федерации по проблемам деятельности уголовно- исполнительной системы Минюста России» // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2003. №8. С. 12-14.

3 Зубарев С. М. Теория и практика контроля за деятельностью персонала пенитенциарной системы: дисс. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Зубарев Сергей Михайлович. М., 2006. С. 219-227.

так же претерпел многократные реорганизации, но, в целом, он существует и по настоящее время. Правовую основу его деятельности на данный момент составляет Приказ Минюста России от 25 декабря 2009 г. №435 «Об Обще- ственном совете при Министерстве юстиции Российской Федерации».

Давая оценку всем этим преобразованиям, необходимо отметить, что причиной их явилось создание Общественной палаты и возложение на нее обязанности по координации деятельности всех других органов обществен- ного контроля.

По сути дела, это свидетельствует о стремлении государства (а именно от него, а не от общества исходили все эти инициативы) создать единую централизованную систему общественного контроля – системы с

«административной иерархией» своих звеньев, что само по себе, принимая во внимание специфику данного контроля, представляется весьма спорным.

Следует, однако, отметить, что Общественный совет при Минюсте России, помимо того, что он представляет собой орган общего контроля, яв- ляется именно совещательным органом. Созданный на основе подзаконных актов этот орган не имеет, да и не может иметь, четко установленных гаран- тий своей деятельности.

В этой связи значимым шагом в становлении специализированного обще- ственного контроля в сфере обеспечения прав и законных интересов осужденных является принятие Федерального закона «Об общественном контроле за обеспе- чением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии ли- цам, находящимся в местах принудительного содержания»1.

В соответствии с Законом общественный контроль осуществляется об- щественными наблюдательными комиссиями, образуемыми в субъектах Рос- сийской Федерации, и их членами (ст. 5)2. Срок полномочий комиссий со-

1 Федеральный закон от 10 июня 2008 г. №76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспе- чением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, нахо- дящимся в местах принудительного содержания» // СЗ РФ. 16.06.2008. №24. Ст. 2789.

2 На сегодняшний день комиссии сформированы в 76 субъектах РФ и включают 522 чле- на, хотя работать в них могут порядка 1600 человек. См.: Завонюк В. А. Проблемы реали- зации Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах прину- дительного содержания» // Право и государство: теория и практика. 2011. №5.

С. 19-24.

ставляет три года. В качестве основных задач комиссий обозначены следую- щие: осуществление общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, расположенных на территории субъ- екта РФ, в котором образована комиссия; подготовка решений в форме за- ключений, предложений и обращений по результатам осуществления обще- ственного контроля; содействие сотрудничеству общественных объединений, администраций мест принудительного содержания, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и иных органов1.

Согласно Закону, правом на выдвижение кандидатур в состав комиссии обладает общественное объединение, имеющее государственную регистра- цию, осуществляющее свою деятельность не менее пяти лет, уставной целью или направлением деятельности которого является защита или содействие защите прав и свобод человека и гражданина. Общественное объединение может назначить наблюдателем любого человека, не обязательно члена дан- ной организации. Возраст наблюдателя должен быть не менее 25 лет. Члена- ми общественных наблюдательных комиссий не могут быть адвокаты, со- трудники органов прокуратуры, государственные и муниципальные служа- щие, а также лица, замещающие выборные должности в органах местного самоуправления. Состав комиссии не может быть менее 7 и более 20 членов. Бремя расходов по обеспечению деятельности члена комиссии лежит на направившем его общественном объединении.

Принятие указанного Закона повлекло внесение изменений в Уголов- но-исполнительный кодекс РФ, а также ряд приказов ФСИН РФ.

Установленный в УИК РФ перечень лиц, имеющих право посещать учреждения УИС без специального на то разрешения, был дополнен обще-

1 За прошедшее с момента формирования время общественные наблюдательные комиссии произвели более 5000 посещений в места принудительного содержания, получили и рассмот- рели более 7000 писем, жалоб и заявлений, подготовили и направили более 900 заключений по результатам инспектирования в различные органы власти. См.: Завонюк В. А. Проблемы реализации Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав че- ловека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в ме- стах принудительного содержания». С. 20.

ственными наблюдательными комиссиями и их членами. Было расширено содержание ст. 23 УИК РФ «Участие общественных объединений в осу- ществлении общественного контроля за обеспечением прав человека. Содей- ствие общественных объединений в работе учреждений и органов, исполня- ющих наказания»1. Действующая редакция статьи указывает, что обществен- ный контроль за обеспечением прав человека в исправительных учреждениях осуществляется именно общественными наблюдательными комиссиями, об- разованными в субъектах РФ и их членами.

В развитие норм закона был принят Приказ ФСИН РФ «Об утвержде- нии Положения о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий»2. Положением регулируется порядок уведомления органов УИС о посещениях комиссии. Так, начальник территориального органа уголовно-исполнительной системы предоставляет председателю соответствующей комиссии почтовый адрес, контактные номера телефонной и факсимильной связи, по которым осу- ществляется уведомление. Председатель комиссии предоставляет начальнику территориального органа УИС список членов комиссии с указанием контакт- ных номеров телефонов и сведения о местонахождении комиссии. О плани- руемых посещениях учреждений УИС комиссия уведомляет территориаль- ный орган УИС, указывая намеченные к посещению учреждения УИС, даты и время посещения. Эти сведения сообщаются начальнику территориального органа или его заместителям. В случае отсутствия руководителей территори- ального органа информацию принимает оперативный дежурный. По получе- нии уведомления указанные должностные лица информируют о предстоящем посещении членами комиссии начальников соответствующих учреждений УИС. По прибытии в учреждение членов комиссии встречает начальник учреждения УИС или иное лицо, которому поручено их сопровождать. Чле-

1 СЗ РФ. 2008. №2. Ст. 1387.

2 Приказ ФСИН РФ от 28 ноября 2008 г. №652 «Об утверждении Положения о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов ис- полнительной власти. 2009. №4. С. 12-13.

ны комиссии пропускаются на территорию учреждения по предъявлении мандата установленного образца и документа, удостоверяющего личность члена комиссии, в сопровождении должностного лица учреждения или орга- на, исполняющего наказания. Для осуществления деятельности комиссий ад- министрация учреждений проводит разъяснительную работу с осужденными к лишению свободы о целях, задачах и формах деятельности комиссий, назначает лиц, обеспечивающих сопровождение и безопасность членов ко- миссии во время посещения учреждения, создает возможность для бесед членов комиссии с осужденными, в том числе предоставляет помещения для индивидуальных бесед и принятия жалоб, оснащенные необходимой мебе- лью, канцелярскими принадлежностями, а также оборудованные кнопкой тревожной сигнализации, обеспечивает возможность участия членов комис- сии в коллективных мероприятиях (вечерах вопросов и ответов, культурно- массовых и спортивных мероприятиях).

Возвращаясь к Закону, отметим еще раз его подчеркнуто правозащит- ную направленность. В то же время ряд положений анализируемого закона являются, на наш взгляд, весьма спорными с позиций их коррупциогенности, а ряд положений сводится к абстрактным, «демагогическим» утверждениям, не выдерживающим критики с позиций законодательной техники. Рассмот- рим эти проблемы нового Закона более подробно.

Задачи образуемых в субъектах Федерации и действующих в пределах их территорий (на постоянной основе, но без прав юридического лица) обще- ственных наблюдательных комиссий сводятся непосредственно к цели обес- печения прав и свобод человека (ст. 6). Однако при анализе форм контроль- ной деятельности комиссий, заявленные цели выступают скорее как деклара- ции, а контроль сводится именно к наблюдению. К названным в Законе фор- мам контроля (ч. 1 ст. 15) наряду с прочими отнесены: посещение мест при- нудительного содержания; рассмотрение предложений, заявлений и жалоб о нарушении прав превентивно задержанных, поступивших как от них самих, так и от иных лиц; подготовка по результатам контроля рекомендательных

решений в формах заключений, предложений и обращений; направление со- бранных материалов любым компетентным государственным органам или их должностным лицам (хотя в Законе проведена и конкретизация возможных адресатов); взаимодействие «по своему усмотрению» с любыми компетент- ными и заинтересованными субъектами (некоторые из которых также кон- кретизированы); проведение мероприятий (общественных обсуждений, слу- шаний) по вопросам своей деятельности.

Разумеется, решения наблюдательных комиссий – с учетом их право- субъектности, и необходимости обеспечения режима безопасности в УИС – самостоятельного правоприменительного значения иметь не могут. Закон, в частности, прямо не допускает вмешательство комиссий в оперативно- розыскную, уголовно-процессуальную деятельность и производство по делам об административных правонарушениях. При этом, однако, и правообеспе- чительная компетенция общественных наблюдательных комиссий приобре- тает исключительно субсидиарный и факультативный характер, что уже нельзя признать обоснованным1.

В соответствии с Законом уполномоченные субъекты (органы власти и должностные лица) рассматривают направленные в их адрес решения (реко- мендации) комиссии и информируют ее о результатах их рассмотрения (ст. 19). По сути дела, порядок рассмотрения решений комиссий органами государ- ственной власти ничем не отличается от общего порядка рассмотрения об- ращений граждан.

Предусмотренный Законом (ч. 4 ст. 15) уведомительный порядок по- сещения комиссиями мест принудительного содержания – что действительно важно и правильно – во многом утрачивает свою значимость. Проблемы здесь связаны с подзаконной конкретизацией2, а также с тем, что в законе и

1 Завонюк В. А. Проблемы реализации Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии ли- цам, находящимся в местах принудительного содержания». С. 21.

2 Подзаконная конкретизация предусмотренного порядка проведена Приказом ФСИН РФ от 28 ноября 2008 г. №652. Например, в соответствии с Положением кино-, фото- и видео- съемка подозреваемых и обвиняемых, их интервьюирование осуществляются с разреше-

подзаконных актах не определены сроки, в течение которых руководители территориальных органов и учреждений УИС принимают меры, необходи- мые для осуществления заявленных посещений. В этой связи положение ч. 3 ст. 15 Закона, согласно которому наблюдательные комиссии – для реализа- ции целей и решения определенных законом задач – вправе участвовать в любой не противоречащей законам деятельности, представляется довольно демагогичным.

Довольно много вопросов вызывает компетенция членов обществен- ных комиссий, определенная в ст. 16. С одной стороны, общественные кон- тролеры ничем особо не ограничены, поскольку согласно ч. 4 этой статьи вправе участвовать в любой не противоречащей федеральному законодатель- ству деятельности. С другой стороны, наделенный мандатом «член в составе не менее двух членов» (так буквально в тексте Закона) вправе посещать места принудительного содержания хотя и без специального разрешения, но в поряд- ке, установленном соответствующим федеральным органом исполнительной власти и при соблюдении установленных в них правил внутреннего распорядка. Причем отдельно перечисляются внутренние объекты, которые можно посе- щать без согласия начальников мест принудительного содержания1.

Члены комиссий вправе принимать от задерживаемых и осужденных предложения, заявления и жалобы, запрашивать у администраций мест при- нудительного содержания и получать от них необходимые сведения и доку- менты, обращаться к должностным лицам этих органов, а также органов про- куратуры по вопросам обеспечения прав человека на контролируемых объек- тах. Однако о порядке рассмотрения обращений этих лиц непосредственно в данном Законе ничего не говорится. Не говориться об этом и в профильном

ния должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а также с согласия в письменной форме самих подозреваемых и обвиняемых. Между тем подобные ограничения затрагивают конституционные права членов комиссий свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию (ч. 4 ст. 29 Кон- ституции РФ) и не могут устанавливаться ведомственными приказами.

1 Попов В. К. Комментарий к Федеральному закону «Об общественном контроле за обес- печением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». М., 2011. С. 28.

по данному вопросу Федеральном законе1, в котором уточняется (с отсылкой к УПК РФ) только порядок рассмотрения заявлений и жалоб от превентивно задержанных лиц, но не от осужденных2.

Согласно Закону проведение общественного контроля не должно со- здавать препятствий осуществлению процессуальных действий. В этой связи отдельно оговаривается необходимость административного согласия на по- сещение членами наблюдательных комиссий мест принудительного содер- жания в период действия в этих местах режима особых условий (ч. 3, 4 ст. 16 Закона). Данное положение представляется вполне конституционно сораз- мерным. На наш взгляд, оно отражает разумный баланс между необходимо- стью общественного контроля и необходимостью обеспечения общественной безопасности.

В этой же связи для членов общественных наблюдательных комиссий предусмотрены и персональные ограничения возможностей осуществления ими своих функций. Член комиссии не вправе осуществлять контроль в ме- сте принудительного содержания в случае, если там содержится его близкий родственник (супруг (супруга), родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки), а также если он является потерпевшим, свидетелем, защитником или иным лицом, участвующим в производстве по уголовному делу, к которому причастно лицо, находящееся в месте принудительного содержания (ч. 1 ст. 17 Закона).

Конституционность этих ограничений сомнений не вызывает. Однако согласно ч. 2 той же статьи оказывается, что речь идет об ограничениях пра- воприменительных, а не о нормативных. При наличии перечисленных выше обстоятельств начальник места принудительного содержания вправе в соот- ветствии со своим приказом или распоряжением не допустить члена обще- ственной наблюдательной комиссии в место принудительного содержания.

1 Федеральный закон от 2 мая 2006 г. №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граж- дан Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. №19. Ст. 2060.

2 Попов В. К. Комментарий к Федеральному закону «Об общественном контроле за обес- печением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». С. 29.

Помимо выраженной коррупциогенности этой нормы (ведь может и допу- стить), она подчеркивает системную неупорядоченность текста Закона1.

Необходимо отметить, что контрольными функциями полномочия наблюдательных комиссий не исчерпывается. В соответствии с ч. 3 ст. 6,

«комиссии призваны оказывать содействие сотрудничеству иных обществен- ных объединений, администрации мест принудительного содержания, орга- нов государственной власти субъектов Федерации, органов местного само- управления, иных органов, осуществляющих в пределах территории субъекта Федерации полномочия по обеспечению законных прав и свобод, а также условий содержания лиц, находящихся в местах предварительного заключе- ния».

Все это, безусловно, правильно. Но здесь обращает на себя внимание сама терминология Закона2. Общественные объединения квалифицируются как «субъекты содействия», общественные наблюдательные комиссии –

«субъектами содействия в государственно-общественном сотрудничестве ра- ди общественного содействия обеспечительной правовой направленности». На наш взгляд, эти довольно «витиеватое» выражения вряд ли соответствует требованиям формальной определенности права.

Круг органов и лиц, на которых может быть направлено заявленное

«общественное содействие», весьма обширен. Но есть ли в этом необходи- мость? В соответствии с Законом РФ «Об учреждениях и органах, исполня- ющих уголовные наказания...» право посещать данные учреждения с целью контроля имеют государственные руководители, высшие должностные лица и депутаты федерального и субфедерального уровней, прокуроры, главы ор- ганов местного самоуправления в пределах соответствующих территорий. Думается, что эти публичные лица способны самостоятельно осуществлять

1 Завонюк В. А. Проблемы реализации Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии ли- цам, находящимся в местах принудительного содержания». С. 21.

2 Попов В. К. Комментарий к Федеральному закону «Об общественном контроле за обес- печением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». С. 30-31.

свои полномочия. Остаются общественные организации, которые согласно тому же Закону РФ и ранее контролировали деятельность соответствующих учреждений в порядке и в пределах, которые установлены законодательством РФ1.

Следует отметить, что контрольная деятельность вышеуказанных об- щественных организаций до принятия анализируемого Закона осуществля- лась весьма активно. Так, только в 2006 г. представители более четырехсот общественных объединений свыше 1500 раз посещали учреждения УИС2. В 2007 г. было более 50 тысяч посещений отечественных неправительственных организаций и более двухсот посещений международных. Ежеквартально из каждого субъекта Федерации в Европейский суд по правам человека направ- лялись по 5-10 обращений подозреваемых, обвиняемых и осужденных по по- воду условий содержания в местах лишения свободы3.

В связи с вышесказанным, в действительности новые положения ана- лизируемого Закона связаны с установлением своего рода «учредительно- курирующей» роли Совета Общественной палаты в отношении обществен- ных наблюдательных комиссий.

Во-первых, для каждого субъекта Федерации Совет устанавливает чис- ленность соответствующей комиссии: от пяти до двадцати членов. При этом, критерии установления не определены, возможность пересмотра принятого решения не ограничивается.

Во-вторых, Совет наделяет полномочиями членов комиссий из числа кандидатур, выдвигаемых общероссийскими, межрегиональными или регио- нальными общественными объединениями, имеющими государственную ре- гистрацию и осуществляющими свою деятельность не менее пяти лет со дня

1 Григарюк А. В. Гражданское общество в современной России: проблемы и перспективы. С. 137-147.

2 Об организации работы по соблюдению прав лиц, содержащихся в местах лишения сво- боды // Преступление и наказание. 2006. №1. С. 23.

3 См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод и реализация ее требований в УИС Российской Федерации через решения Европейского суда по правам человека // Ве- домости уголовно-исполнительной системы. М., 2008. №6. С. 17.

создания, уставной целью или направлением деятельности которых является защита или содействие защите прав и свобод человека и гражданина.

Следует отметить, что вопрос о том, какие именно общественные объ- единения «заблаговременно» позаботились о том, чтобы дословно отразить свои правозащитные цели в уставе, далеко не формальный1. Камнем пре- ткновения могут оказаться права тех общественных объединений, которые названным критериям срока создания и деятельности отвечают, но соответ- ствующие положения в их учредительные документы (уставы) были внесены позднее.

Руководящий коллегиальный орган общественного объединения может выдвинуть не более двух кандидатур в состав общественной наблюдательной комиссии. Не могут быть допущены к выдвижению кандидатур в состав об- щественной наблюдательной комиссии общественные объединения, которым в соответствии с Федеральным законом от 25 июля 2002 г. №114-ФЗ «О про- тиводействии экстремистской деятельности»2 вынесено предупреждение в письменной форме о недопустимости осуществления экстремистской дея- тельности в течение одного года со дня вынесения предупреждения, если оно не было признано судом незаконным, а также общественные объединения, деятельность которых приостановлена в соответствии с названным Феде- ральным законом, если решение о приостановлении не было признано судом незаконным.

Формулировку «не могут быть допущены» следует читать как «Совет не допускает к рассмотрению (не рассматривает) кандидатов в общественные наблюдательные комиссии от письменно предупрежденных общественных

1 Не лишен оснований и еще более принципиальный вопрос о том, на какие общественные объединения распространяется действие анализируемого Закона. Наиболее достоверным (хотя и не безоговорочным) выглядит вывод, что под его действие подпадают обществен- ные объединения всех видов и всех организационно-правовых форм, предусмотренных Федеральным законом от 19 мая 1995 г. №82-ФЗ «Об общественных объединениях» (в ред. ФЗ от 23 июля 2008 г.), хотя действие данного Федерального закона и не распростра- няется на религиозные организации, а также коммерческие организации и создаваемые ими некоммерческие союзы (ассоциации).

2 СЗ РФ. 2002. №30. Ст. 3031; СЗ РФ. 2008. №18. Ст. 1939.

объединений в течение срока действия такого предупреждения»1. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 7 Федерального закона «О противодействии экстре- мистской деятельности» предупреждение общественному объединению вы- носится Генеральным прокурором РФ или подчиненным ему соответствую- щим прокурором, а также может быть вынесено федеральным органом ис- полнительной власти, осуществляющим функции в сфере государственной регистрации общественных объединений или его соответствующим террито- риальным органом. Поскольку сроки рассмотрения кандидатур не ограниче- ны и возможность их продления не оговорена, возникает – в контексте кол- лизии упомянутых сроков – вероятность того, что Совет вполне легально от- кажется рассматривать кандидатов от тех общественных объединений, выне- сенные предупреждения в отношении которых будут в итоге признаны неза- конными. Аналогичные проблемы могут возникнуть и у тех общественных объединений, чья деятельность приостановлена.

Предусмотрены Законом (ст. 12) и индивидуальные требования к кан- дидатам от «допущенных» Советом общественных объединений. Членом общественной наблюдательной комиссии может быть гражданин Российской Федерации, достигший возраста 25 лет и имеющий опыт работы в области защиты прав граждан (подчеркнем легальную неопределенность последнего критерия). Как уже было отмечено, не может быть членом общественной наблюдательной комиссии лицо, имеющее судимость либо признанное ре- шением суда недееспособным или ограниченно дееспособным. Ограничения устанавливаются также для адвокатов, сотрудников органов прокуратуры, лиц, замещающих государственные должности РФ, должности федеральной государственной службы, государственные должности субъектов Федерации, должности государственной гражданской службы субъектов Федерации, должности муниципальной службы, а также лиц, замещающих выборные должности в органах местного самоуправления. Кроме того, одно и то же ли-

1 Завонюк В. А. Проблемы реализации Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии ли- цам, находящимся в местах принудительного содержания». С. 22.

цо не может быть назначено членом общественной наблюдательной комис- сии одного субъекта Федерации более трех раз подряд.

Из приведенных положений следует, что предполагается периодиче- ское формирование (переформирование) общественных наблюдательных ко- миссий и переназначение их членов. Возможна, следовательно, и частичная ротация Советом. Не вполне ясен, однако, вопрос о первоначальном форми- ровании комиссий. В Законе (ч. 1 ст. 10, ч. 2 и 3 ст. 11) говорится только о последующих аспектах этой проблемы, причем и здесь многое остается не- сказанным. В частности, согласно Закону не позднее чем за 90 дней до исте- чения срока полномочий общественной наблюдательной комиссии, а также в предусмотренных Законом случаях приостановления и прекращения дея- тельности состава общественной наблюдательной комиссии секретарь Обще- ственной палаты помещает в «Российской газете» и периодических печатных изданиях, учредителями (соучредителями) которых или учредителями (со- учредителями) редакций которых являются органы государственной власти субъекта Федерации, уведомление о начале процедуры выдвижения кандида- тур в состав общественной наблюдательной комиссии нового состава. Неяс- ным остается следующие: кто уполномочивает секретаря на такую право- установительную акцию, как «помещение уведомления»; когда уведомление считается помещенным; какими сроками уведомления связан секретарь в

«пресекательных» случаях и что обеспечивает исполнение им соответствую- щих обязанностей; какова общая продолжительность процедуры формирова- ния комиссии и кто ее определяет (в Законе упоминается только о праве об- щественного объединения направить секретарю Общественной палаты заяв- ление о выдвижении кандидатуры в состав общественной наблюдательной комиссии не позднее 60 дней со дня опубликования уведомления).

По Закону общественная наблюдательная комиссия является сформи- рованной в правомочном составе, если назначены не менее двух третей от установленной для нее численности. Срок полномочий комиссии составляет два года, но с какого момента начинается течение этого срока, ведь Совет

Общественной палаты принимает решения лишь о назначении члена комис- сии либо об отклонении предложенной кандидатуры. Член общественной наблюдательной комиссии наделяется полномочиями на срок полномочий общественной наблюдательной комиссии, в состав которой он входит. Назначенному лицу в течение 10 дней со дня принятия решения о его назна- чении выдается мандат члена общественной наблюдательной комиссии, ко- торый и дает ему право осуществлять свои полномочия на территории ука- занного субъекта Федерации и в указанный в мандате период. Здесь возника- ет вопрос: как соотносится этот период со сроком полномочий всей комис- сии? Либо они (депутаты и комиссия) могут действовать (осуществлять свои полномочия) и независимо друг от друга?

Продолжает перечень «технических огрехов» анализируемого закона положение ч. 10 ст. 10. Позволим процитировать себе данное положение бо- лее подробно: «В случае если общественная наблюдательная комиссия не сформирована в правомочном составе, не менее трех руководящих коллеги- альных органов общественных объединений, обладающих правом на выдви- жение кандидатур в состав общественной наблюдательной комиссии, вправе обратиться к секретарю Общественной палаты с предложением о продолже- нии процедуры формирования общественной наблюдательной комиссии в соответствующем субъекте Федерации. Указанное обращение является осно- ванием для начала процедуры дополнительного выдвижения кандидатур в состав общественной наблюдательной комиссии». Здесь возникает вопрос: как узнают руководители «не менее трех коллегиальных органов обществен- ных объединений» о том, что у них возникло названное право? Право столь же замысловатое («обратиться с предложением о продолжении процедуры»), сколь и весомое по своим практическим следствиям. Хотя и «основание для начала процедуры» при желании может быть истолковано как предпосылка возможного дополнительного выдвижения кандидатур, и вопрос о «первона-

чальном» праве общественного объединения на выдвижение кандидатов ре- шается тем же Советом1.

Далее, в части 1 ст. 11 Закона говорится о приостановлении Советом деятельности состава общественной наблюдательной комиссии с момента утраты комиссией ее «правомочности», установленной ч. 9 ст. 10 Закона. Здесь возникает вопрос: как определить этот момент и как понимать ссылку на ч. 9 ст. 10. «Приостановление» есть акт правоприменения и производится оно на основании закона. Как связать возможность такого акта со смыслом отсылочного положения, в котором говорится, что общественная наблюда- тельная комиссия является сформированной в правомочном составе, если назначены не менее двух третей от ее установленной численности. Един- ственное вразумительное объяснение может заключаться в намерении уста- новить, что комиссия утрачивает «правомочность», если она не сформирова- на. Но это абсурд. Впрочем, в части 3 той же статьи, указано, что деятельность состава общественной наблюдательной комиссии признается Советом прекра- щенной, если она не сформирована в правомочном составе в порядке, установ- ленном ч. 10 ст. 10 Закона (при дополнительном выдвижении кандидатур)2.

Кроме того, за Советом признается право приостанавливать деятель- ность состава комиссии по иным основаниям в соответствии с законодатель- ством Российской Федерации. В этой связи «правомочность» Совета почти фантастическая. Он может, например, принять по представлению прокурора субъекта Федерации решение о прекращении деятельности состава той об- щественной наблюдательной комиссии, которая неоднократно нарушала Конституцию РФ, иные законодательные акты РФ либо систематически осу- ществляла деятельность, противоречащую ее целям (ч. 2 ст. 11 Закона).

Единственное объяснение всех этих неясностей – фактическое наме- рение законодателя утвердить исключительные прерогативы Обществен-

1 Попов В. К. Комментарий к Федеральному закону «Об общественном контроле за обес- печением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». С. 38.

2 Там же.

ной палаты по этим вопросам, сделать комиссии ее функциональными «мо- дулями», своего рода подконтрольными исполнительными региональными отделениями. Думается, однако, что идеи централизации и бюрократизации – столь «близкие» государственному администрированию – чужды природе и целям гражданского общества.

Кроме того, такое намерение нельзя признать и последовательным. В соответствии с Федеральным законом «Об Общественной палате РФ» этот орган обеспечивает взаимодействие общественных объединений с органами публичной власти, в том числе в целях содействия реализации государствен- ной политики в области обеспечения прав человека в местах принудительно- го содержания (ч. 1 ст. 1). В целях реализации своих функций Общественная палата вправе участвовать в формировании общественных наблюдательных ко- миссий, приостановлении и прекращении деятельности состава общественной наблюдательной комиссии, наделении полномочиями и прекращении полномо- чий членов общественной наблюдательной комиссии (п. 9 ч. 3 ст. 16). Однако если следовать строгой букве закона, решения Общественной палаты, при- нимаемые в форме заключений, предложений и обращений, носят рекомен- дательный характер (ч. 1 ст. 17), тогда как о решениях, принимаемых в дру- гих формах, в Законе ничего не говорится.

Мало соотносится с критерием формальной определенности и положе- ние ст. 9, согласно которому общественное объединение, чей кандидат стал (был назначен) членом наблюдательной комиссии, возмещает расходы, свя- занные с осуществлением его полномочий, и оказывает содействие в матери- ально-техническом и информационном обеспечении деятельности соответ- ствующей комиссии. Здесь остается неясным: кто будет исчислять эти расхо- ды и определять порядок их возмещения?

Представляется также необходимым обратить внимание на то, как в За- коне (ст. 21) заявлен порядок оказания содействия общественных объедине- ний превентивно задерживаемым лицам. Порядок этот именно только заяв- лен, поскольку в положениях этой статьи просто повторяется, что осужден-

ным оказывается содействие в «вопросах обеспечения благоприятных усло- вий их содержания, создания условий для их адаптации к жизни в обществе». Все это также представляется довольно демагогичным. О каких благоприят- ных условиях в местах принудительного содержания может идти речь? Что такое «жизнь в обществе»? Как задержанные и осужденные могут влиять на создание необходимых для этой жизни условий?

Применительно к самому порядку уточняется только обязанность об- щественных объединений согласовывать с администрациями мест принуди- тельного содержания в части планируемых мероприятий и сроков их прове- дения, а также указывать персональные данные (фамилия, имя, отчество) участвующих в них представителей общественных объединений. Для согла- сования, следовательно, предполагается письменное уведомление, однако, как будет проходить само согласование (по процедуре и по срокам), чем бу- дут руководствоваться, давая искомое согласие или отказывая в нем, долж- ностные лица (и кто именно?), об этом законодатель умалчивает1.

Из ряда конкретизированных в Законе форм общественного содействия (ч. 1 ст. 22) для превентивно задержанных лиц актуальным представляется участие общественных объединений: 1) в решении вопросов их жилищно- бытового устройства, медицинского обслуживания и социального обеспече- ния; 2) в обустройстве лиц, находящихся на иждивении превентивно задер- жанных, если таких лиц необходимо поместить в медицинские учреждения или учреждения социального обслуживания, либо они нуждаются в посто- роннем уходе; 3) в обеспечении свободы совести и вероисповедания превен- тивно задержанных; 4) в улучшении библиотечного обслуживания в местах принудительного содержания; 5) в обеспечении деятельности общественных наблюдательных комиссий.

Наиболее значимой выглядит предусмотренная Законом возможность материальной поддержки общественными объединениями мест принуди-

1 Попов В. К. Комментарий к Федеральному закону «Об общественном контроле за обес- печением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». С. 43.

тельного содержания. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 Закона такая поддержка может оказываться с целью укрепления материально-технической базы мест прину- дительного содержания, тогда как ч. 2 ст. 23 закрепляет право общественных объединений самим определять цель использования предоставляемых средств. Во втором случае общественное объединение должно заключить с администрацией места принудительного содержания договор. Неясно, одна- ко, договоры какого вида здесь предполагаются и насколько относимы к ним частноправовые принципы и нормы или же публичные ограничения свободы сторон? Законодатель решил оставить без ответа и эти вопросы.

Представляется, что довольно часто материальная поддержка обще- ственных объединений будет решающим образом увязываться с намерением оказать адресную материальную поддержку конкретному лицу, группе или категории лиц. Могут ли и на сколько общественные объединения рассчиты- вать в таких случаях на заключение соответствующих договоров и – самое главное – на их исполнение? По Закону (ч. 3, 4 ст. 23) у субъектов поддержки есть только получить (в установленный срок) от администрации учреждения информацию об использовании переданных учреждению денежных или иных материальных средств. Представляется, что коррупциогенный потен- циал такого нормативного решения явно превышает пределы, позволяющие признать его конституционность.

В целом, мы не склонны считать выше перечисленные недостатки ана- лизируемого Закона простой ошибкой законодателя. Сама история принятия этого закона, убеждает нас в том, что большинство вышеотмеченных недо- статков является результатом лоббирования силовых ведомств. В этой связи очень хорошо история принятия данного закона описана одним из его созда- телей (членом рабочей группы по подготовке законопроекта) – Л. Левинсо- ном. Позволим себе подробно процитировать указанного автора.

Давая оценку Закону, Л. Левинсон говорит следующее: «Это законо- проект с трудной судьбой. Работа над ним началась с 1996 года. Дума 2-го созыва приняла его в трех чтениях, но затем он был отклонен Советом Феде-

рации. В третью Думу был внесен новый вариант это го закона, и он чудом прошел в ней 1-е чтение в сентябре 2003 г. За 4 года работы следующего со- зыва мы с Комитетом Госдумы по делам общественных объединений оттачи- вали текст до блеска. При этом заинтересованные ведомства вели подковер- ную работу, чтобы затормозить его прохождение, не обращая внимания – как это ни стран но – на многократные письменные и устные указания президен- та В.В. Путина ускорить его прохождение. Очевидно, велась двойная игра с тем гражданским активом, который болел за этот закон. Все эти годы, ука- занные ведомства дурили голову всему гражданскому обществу, начиная с официально представляющей его Э. Памфиловой, кстати, очень много сде- лавшей, чтобы этот закон не похоронили. В конце концов, решили, что луч- ше не играть в кошки-мышки, а сделать так, как это проделано со многими институтами за последние годы. Можно вспомнить закон о парламентском контроле, благодаря которому парламентский контроль стал абсолютно не- возможен, закон о референдуме, по которому невозможно организовать ре- ферендум, законы о выборах, превращающие выборы в имитацию. По при- нимаемому закону имитацией станет и общественный контроль в местах ли- шения свободы. В своей основе, и как юридический текст, закон весьма не- плох. Но есть в нем пара положений, превращающих его в фикцию»1.

Соглашаясь с этой характеристикой анализируемого Закона, представ- ляется необходимым отметить следующее:

1) сама концепция закона не вызывает каких-либо возражений, обще- ственный контроль за соблюдением прав осужденных есть важнейшая разно- видность специализированных форм общественного контроля, регламента- ции которой должен быть посвящен самостоятельный Федеральный закон;

2) по содержанию Закона основные недостатки видятся в следующем:

1 URL: http://zashitazk.org/images/editor/Vestnik-aprelq-maj.

а) порядок формирований комиссий довольно сложен и имеет ряд су- щественных процедурных пробелов, что превращает комиссию в полностью зависимый орган от Общественной палаты1;

б) нуждается в корректировке положение ст. 15, обязывающее членов общественной наблюдательной комиссии заранее предупреждать админи- страцию контролируемого учреждения о своем визите;

в) является недопустимой отсылочная норма ст. 16, позволяющая опре- делять порядок осуществления контроля подзаконными актами исполнитель- ной власти. Действующее здесь «Положение о порядке посещения учрежде- ний …», само по себе, возражений не вызывает, и как вариант решения дан- ной проблемы, можно предложить включение данного положения в текст За- кона;

г) Закон страдает многочисленными погрешностями законодательной техники и многочисленными фразеологическими ошибками, обусловленны- ми, впрочем, скорее поспешностью вносимых изменений перед вторым и третьим чтением (2008 г.), нежели «злым умыслом» силового лобби;

3) решением указанных выше проблем могло бы явиться возвращение к первому варианту законопроекта, до внесения в него поправок в процессе второго и третьего чтения, с учетом необходимости включения в текст Зако- на существующего в настоящий момент «Положения о порядке посещения учреждений УИС членами общественных наблюдательных комиссий». Счи- таем так же необходимым рекомендовать увеличение срока полномочий чле- на комиссии с трех до пяти лет. Представляется, что за краткий срок члены комиссии не успевают в достаточной мере понять специфику деятельности

1 На наш взгляд, довольно неразумной является передача полномочий по формированию наблюдательных комиссий от Уполномоченного по правам человека (как это было в пер- вой редакции законопроекта) к Общественной палате в ходе обсуждения законопроекта в третьем чтении. По справедливому замечанию В. Борьщева, «эта передача усложняет си- туацию, поскольку Уполномоченный избирается на срок 5 лет, а не 2 го да, у него больше связей с право защитным сообществом и представлений о реальной ситуации в нем». См.: Госдума приняла закон об общественном контроле в тюрьмах. Мнение правозащитников

// Новая газета. 2008. 20 июня.

исправительных учреждений (за исключением, разумеется, тех правозащит- ников, которые работают с колониями многие годы).

Право на общественный контроль нуждается также и в своей более об- щей конкретизации на уровне УИК РФ.

Следует также отметить, что, несмотря на вышепредставленную кри- тику, мы не разделяем точку зрения правозащитников, считающих, что «в существующем виде Закон скорее вреден, чем полезен»1. Считаем, что в да- же существующей редакции принятие данного Закона является определен- ным шагом в развитии институтов российского гражданского общества. В частности, на сегодняшний день комиссии сформированы в 76 субъектах РФ и включают 522 члена, хотя работать в них могут порядка 1600 человек. За прошедшее с момента формирования время общественные наблюдательные комиссии произвели более 5000 посещений в места принудительного содер- жания, получили и рассмотрели более 7000 писем, жалоб и заявлений, подго- товили и направили более 900 заключений по результатам инспектирования в различные органы власти2.

Подводя итоги анализу действующего законодательства, следует ска- зать, что «на общественный контроль» нуждается в свом большем импера- тивном утверждении и на уровне УИК РФ. В ч. 3 ст. 23 указано, что обще- ственные объединения оказывают содействие в работе учреждений и орга- нов, исполняющих наказания. По нашему мнению, необходимо заменить по- нятие «оказывают содействие» на понятие «участвуют», т.к. это больше со- ответствует сути и повышает значимость общественного движения.

В целом же, необходимо отметить, что в настоящее время в России сложились предпосылки определения оптимального объема правомочий и форм контрольной деятельности, а также порядка подчиненности либо взаи- модействия этих контролирующих структур. По нашему мнению, потенци-

1 См.: Госдума приняла закон об общественном контроле в тюрьмах. Мнение правозащит- ников // Новая газета. 2008. 20 июня.

2 Ребров В. В. Общественные наблюдательные комиссии: проблемы формирования и дея- тельности // Личность, политика, право. СПб., 2011. С. 34-41.

ально возможны три модели общественно контроля в сфере обеспечения прав и законных интересов осужденных к лишению свободы.

Децентрализованная модель. Она заключается в создании автономных органов – Общественной палаты РФ и общественных советов при Минюсте России и ФСИН России; общественных советов при ГУ(У)ФСИН России по субъектам Российской Федерации и общественных наблюдательных комис- сий. Статус всех этих структур должен быть четко определен в нормативных правовых актах, все они призваны решать контрольные задачи на принципах самостоятельности, для этого им даны соответствующие полномочия. Одна- ко вопросы координации деятельности с другими органами общественно- государственного контроля нормативно не определены, что на практике непременно приведет к дублированию и параллельности в их деятельности.

Дуалистическая модель. Существо данной модели состоит в том, что создаются два достаточно влиятельных органа, которые осуществляют коор- динацию работы определенных структур общественно-государственного контроля. Например, Общественная палата РФ принимает участие в форми- ровании и общественных наблюдательных комиссий, а Комиссия по контро- лю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и ре- формированием судебной системы – при территориальных органах ФСИН России.

Централизованная модель. Под ней мы понимаем организацию всей системы общественно-государственного контроля вокруг одного органа – Общественной палаты РФ. Для этого на нее возлагаются функции по уча- стию в формировании и координации деятельности не только общественных наблюдательных комиссий, но и общественных советов. При таком подходе повышается ответственность общественных объединений за более каче- ственный отбор в состав всех органов общественно-государственного кон- троля, что позволит производить обоснованную их ротацию, повысит не только управляемость, но и целенаправленность деятельности субъектов

контроля. Однако все это с неизбежностью приведет к усилению зависимо- сти контролирующих субъектов от Общественной палаты.

Выбор модели устройства общественно контроля за обеспечением прав и законных интересов осужденных – дело времени. В этом вопросе нет необ- ходимости принимать кардинальных решений, вполне допустима естествен- ная эволюция. Общественные органы контроля должны стать мостиком меж- ду гражданским обществом и учреждениями и органами, исполняющими наказания. Главное – обеспечить не формальный, а заинтересованный подход как государства, так и институтов гражданского общества к решению стоя- щей проблемы. Насколько же позволяет судить настоящий момент россий- ской истории, а именно, недавние принятие Федерального закона «Об осно- вах общественного контроля в Российской Федерации»1, в современной Рос- сии имеются все предпосылки к формированию централизованной модели общественного контроля.

1 Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» от 21.07.2014 г. №212-ФЗ // СЗ РФ. 2014. №30. Ст. 4213.

<< | >>
Источник: БЕЛИК ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Рязань 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 5. Общественный контроль в сфере обеспечения правовой защиты осужденных:

  1. Статья 10. Основы правового положения осужденных
  2. § 3. Контроль и надзор за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания
  3. 2.2. Место налоговой преступности в системе преступлений в сфере экономической деятельности.
  4. § 1.3. Основные функции и полномочия Европейской полицейской организации в сфере борьбы с преступностью
  5. § 1. Уголовно-правовой анализ составов преступлений, направленных против интересов службы и личности представителей исполнительной власти, сопряженных с насилием
  6. ГЛАВА 9. Советское государство и право в октябре 1917 - 1953 гг. Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков 1917-1953 гг.
  7. Вопрос 1. Понятие, принципы, виды и субъекты процедуры контроля.
  8. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  9. § 3. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  10. § 4. Соотношение материальных и процессуальных норм права в обеспечении правовой защиты осужденных к лишению свободы
  11. § 2. Конституционно-правовые гарантии и нормы уголовно-исполнительного законодательства в области правовой защиты осужденных
  12. § 1. Судебный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -