>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Правовое регулирование, как разновидность социального управления, всегда связано с упорядочением коренных социальных интересов общества. Среди множества имущественных и иных интересов в частном праве особое место занимают интересы справедливого распределения риска между равными, обладающими автономией воли, имущественно самостоятельными участниками гражданского оборота с тем, чтобы не допустить нарушения основополагающего частно - правового принципа равенства сторон1 (п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ). Любое гражданско-правовое обязательство сопровождается риском («страхом

л

обязанности нести ущерб») его нарушения контрагентом. «Рисковый характер рыночной экономики означает необходимость пропорционального и справедливого распределения рисков, возникающих между участниками товарно-денежных отношений. И это - одна из главных задач, решаемых гражданским законодательством...».2 Для решения этой задачи гражданское право располагает значительным «арсеналом» юридических средств, обеспечивающих стабильность и интенсивность оборота (общие правила запрета одностороннего расторжения договора или изменения его условий, имущественная ответственность за нарушение обязательства, в том числе субсидиарная, институт пассивных долевых и солидарных обязательств и др.).

Возмещение убытков и возложение иных имущественных санкций не всегда способны вызвать требуемый положительный эффект. Кредитор не защищён от уменьшения, продажи принадлежащего

должнику имущества, а равно от того, что его требования будут удовлетворены в процессе ликвидации должника или в конкурсном производстве лишь частично постольку, поскольку другие кредиторы имеют либо такие же, либо более благоприятные (привилегированные) возможности взысканий3. Более высокая степень защиты прав кредитора может быть реализована посредством привлечения к исполнению обязательства дополнительного (запасного) должника, в том числе учредителей (участников) юридического лица. Действующий Гражданский кодекс РФ4(далее - ГК РФ), сохраняя традиционные нормы как дореволюционного гражданского законодательства, так и ГК РСФСР 1922 г.5, используя достижения новейших кодификаций частного права в других странах, закрепляет не только специальные нормы применительно к названым субъектам, но также и общие правила о субсидиарной ответственности (ст. 399).

Благодаря субсидиарному должнику проблема равенства субъектов в гражданских правоотношениях получила качественно новое выражение. Устранение монополизма главного должника способствует стабильности, устойчивости и гарантированности соответствующих хозяйственных связей, а наличие дополнительного должника позволяет быстро «заменить» основного должника в случае неисполнения им обязательства.

В последние 15 лет у нас накоплен определённый опыт правового регулирования субсидиарных обязательств в условиях рыночной экономики, создана определённая нормативная база, особенно в связи с принятием трёх частей нового ГК РФ. Но то, что создано, ещё не даёт системного представления в целом по данной проблеме. В частности, нормы, направленные на регулирование данной области имущественных отношений, включены в различные институты гражданского законодательства, закрепившего их более чем в сорока федеральных законах и более чем в двадцати подзаконных федеральных нормативных актах.

Во многом рассматриваемые нормы носят общий характер, а в некоторых случаях эти отношения вообще не регулируются, то есть в данном институте практика сталкивается с пробелами гражданского законодательства.

Такого рода недостатки порождают большое количество споров, судебно - арбитражная практика разрешения которых является противоречивой даже применительно к однотипным спорам. В теории гражданского права, по сути, не определено место и роль как субсидиарных правоотношений в целом, так и субсидиарных обязательств участников (учредителей) юридического лица.

Степень исследованности проблемы. В отечественной науке гражданского права и в законодательной практике ни общие проблемы субсидиарной ответственности, ни вопросы субсидиарной ответственности участников (учредителей) юридического лица в достаточной мере не исследованы. Частично отдельные вопросы, относящиеся к субсидиарной ответственности вообще и учредителей юридических лиц, в частности, затронуты в работах и диссертационных исследованиях Е.Е. Богдановой и Е.А. Храпуновой6. В указанных работах анализируются в основном общие вопросы субсидиарной ответственности и лишь фрагментарно затрагивается проблема субсидиарной ответственности учредителей (участников) юридического лица. В цивилистике европейских стран названной проблеме уделено большее внимание как на монографическом уровне, так и на уровне статей, посвященных субсидиарным обязательствам (ответственности, требованиям) в целом, а также правовому положению отдельных субъектов, в том числе учредителей (участников) юридического лица в рассматриваемых гражданских правоотношениях. К числу наиболее капитальных работ следует

отнести статьи немецкого проф. Д. Медикуса.7

Предметом исследования являются теоретические взгляды, касающиеся понятия субсидиарного обязательства, в том числе иностранных правоведов. В работе анализируются нормативные акты, действующие в России и за рубежом, отечественные судебные решения. При этом также изучаются дореволюционные нормативные акты и проекты законов.

Методологической основой диссертации является совокупность научных приёмов и методов исследования явлений и процессов, в том числе системный, формально-логический, структурно-функциональный, исторический, сравнительно-правовой методы, комплексный анализ. Использование указанных приёмов и методов направлено на максимально объективное и обстоятельное исследование рассматриваемой проблематики.

Теоретическая основа исследования. В диссертации использованы теоретические подходы отечественных цивилистов: Е.В. Васьковского, Д.И. Мейера, A.M. Гуляева, В.В. Исаченко, B.J1. Исаченко, К.Д. Кавелина, А.А. Квачевского, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, В.И. Синайского, И.Т. Тарасова, A.M. Тютрюмова, Г.Ф. Шершеневича, а также опубликованные после 1917 г. работы М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, Б.С. Антимонова, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, А.В. Бенедиктова, В.В. Витрянского, В.Ю. Вольфа, Б.М. Гонгало, В.П. Грибанова, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, С.Н. Ландкофа, Л.А. Лунца, Я.М. Магазинера, И.Б. Новицкого, Е.А. Суханова, P.O. Халфиной, В.Ф. Яковлева и др. Кроме того, использованы работы цивилистов европейских стран: М. Бённера, Д. Медикуса, Л. Михальски, Л. Эннекцеруса, Е. Клюнцингера и др.

Целью исследования является изучение теоретических проблем субсидиарных обязательств учредителей (участников) юридического лица, исследование правоприменительной практики в рассматриваемой сфере общественных отношений, выявление проблем применения соответствующих гражданско-правовых норм, разработка предложений по совершенствованию действующего законодательства и правового регулирования субсидиарных обязательств (ответственности) названных выше лиц.

Научная новизна исследования заключается в том, что настоящая работа представляет собой первое в российской юридической литературе изучение правовой природы и содержания субсидиарных обязательств учредителей (участников) юридического лица в гражданском праве.

Осуществлённое автором исследование позволило сформулировать и обосновать следующие основные положения и выводы, выносимые на защиту: 1.

Термин «субсидиарная ответственность», применяемый к отношениям, не связанным с совершением субсидиарным должником правонарушения, является условным. Юридическая конструкция субсидиарной ответственности нуждается в дальнейшем теоретическом осмыслении, прежде всего, с точки зрения учения о гражданском правоотношении. Предлагается классифицировать субсидиарные правоотношения с участием учредителей (участников) юридического лица на регулятивные (субсидиарные обязательства) и охранительные (субсидиарную ответственность) в зависимости от факта наличия (отсутствия) правонарушения со стороны названных лиц. В связи с этим обосновывается целесообразность уточнения правового регулирования в рассматриваемой сфере с учётом специфики отношений по исполнению дополнительным должником субсидиарного обязательства. 2.

В диссертации обосновывается вывод о том, что субсидиарное обязательство учредителя (участника) юридического лица следует понимать как возникающее в соответствии с законом либо учредительными документами акцессорное гражданское правоотношение, содержанием которого является право кредитора требовать от учредителя или участника юридического лица (субсидиарного должника) уплаты денежных сумм в размере, определяемом основным обязательством, законом, учредительными документами в случаях, когда юридическое лицо (основной дебитор) не удовлетворил требование кредитора, в том числе при недостаточности имущества либо денежных средств юридического лица.

Акцессорность субсидиарного обязательства (функциональная связь с основным обязательством, а именно, подчинённость по отношению к нему) обусловливает наличие у последнего следующих признаков: -

недействительность, прекращение, изменение основного обязательства влечёт недействительность, прекращение, изменение субсидиарного; -

при переходе прав основного кредитора к другому лицу субсидиарное обязательство следует судьбе основного; -

с истечением срока исковой давности по основному требованию истекает срок исковой давности по субсидиарному требованию. 3.

По своей правовой природе субсидиарное обязательство учредителя (участника) юридического лица является внедоговорным, возникающим из иных юридических фактов, а именно - фактического состава. Поскольку субсидиарное обязательство («ответственность») возникает и реализуется не внутри, но вовне юридического лица - между участником (учредителем) и третьим лицом - кредитором юридического лица, условным является именование его «корпоративным». 4.

Основанием возникновения субсидиарного обязательства учредителя (участника) юридического лица является фактический состав, состоящий из следующих элементов: учреждение субсидиарным должником юридического лица либо участие в последнем; неудовлетворение юридическим лицом денежного требования его кредитора; предъявление учредителю (участнику) юридического лица субсидиарного требования кредитором основного должника. Кроме того, применительно к отдельным видам субсидиарных обязательств рассматриваемых лиц в фактический состав могут входить и другие элементы. 5.

Правила, регламентирующие субсидиарные отношения с участием полного товарища, участника общества с дополнительной ответственностью, члена кооператива, не исключают ситуаций, когда субсидиарное обязательство названных выше лиц может возникнуть при достаточности у основного должника (юридического лица) денежных средств для удовлетворения требований кредиторов. В связи с этим предлагается в качестве основания возникновения субсидиарного обязательства учредителей (участников) указанных выше юридических лиц предусмотреть невозможность осуществления принудительного взыскания долга с соответствующего юридического лица (основного должника).

6. В диссертации обосновывается вывод о недопустимости освобождения собственника имущества учреждения (публично-правового образования) от субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения, возникшим в связи с осуществлением им приносящей доходы деятельности. Такого рода положение противоречит ст. 120 ГК РФ, предусматривающей субсидиарную ответственность собственника имущества учреждения независимо от того, при осуществлении какого рода деятельности возник долг учреждения. Государственное либо муниципальное учреждение создаётся в целях осуществления соответствующих функций, а, следовательно, всё полученное им от предпринимательской деятельности, как правило, направляется на решение соответствующих задач.

По результатам исследования сформулированы следующие предложения по совершенствованию действующего законодательства: 1.

С целью исключения неоднозначного толкования ст. 207 ГК РФ, содержащей правило о применении исковой давности к дополнительным требованиям, представляется оправданным уточнить названную норму, прямо указав в незакрытом перечне дополнительных требований требование, связанное с субсидиарным обязательством (ответственностью). 2.

В отношении п. 3 ст. 56 ГК РФ:

- для устранения коллизий с нормами ГК РФ правил федеральных законов «Об обществах с ограниченной ответственностью»8 (далее - Закона об обществах с ограниченной ответственностью) (п. 2 ст. 15), «О несостоятельности (банкротстве)»9 (далее - Закона о банкротстве) (п. 2 ст. 226), предусматривающими случаи субсидиарной ответственности учредителя (участника) юридического лица, собственника его имущества, не закреплённые в ГК РФ, целесообразно предусмотреть положение о том, что учредитель (участник) юридического лица, собственник имущества последнего отвечают по его обязательства не только в случаях, предусмотренных ГК РФ либо учредительными документами юридического лица, но и иным законом; -

с целью устранения двоякого толкования правила абзаца второго п. 3 ст. 56 ГК РФ следовало бы уточнить его, указав, что лицо, своими действиями вызвавшее банкротство юридического лица, несёт субсидиарную ответственность независимо от вины, если иные основания ответственности не предусмотрены ГК РФ или иным законом; -

целесообразно уточнить, что и бездействие учредителя (участника) юридического лица и собственника его имущества, вызвавшее банкротство последнего, является основанием для возникновения субсидиарной ответственности учредителя (участника), собственника имущества юридического лица.

С учётом сказанного, представляется необходимым предложить новую редакцию п. 3 ст. 56 ГК РФ:

«3. Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, иным законом либо учредительными документами юридического лица.

Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана действиями (бездействием) учредителей (участников), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам при отсутствии их вины, если иные основания ответственности не предусмотрены настоящим Кодексом или иным законом». 3.

Исходя из необходимости соблюдения принципа соответствия правилам ГК РФ норм гражданского права, содержащихся в других законах, представляется целесообразным внести коррективы в ст. 10 (п. 4) Закона о банкротстве, исключив вину из числа условий субсидиарной ответственности указанных в ней лиц, предусмотрев возможность иных оснований указанной ответственности в других законах. 4.

Целесообразно изменить правила, регламентирующие субсидиарные отношения с участием полного товарища, участника общества с дополнительной ответственностью, членов кооператива, предусмотрев в качестве основания возникновения субсидиарного обязательства учредителей (участников) названных юридических лиц невозможность осуществления принудительного взыскания долга с соответствующего юридического лица (основного должника). 5.

Следовало бы указать в п. 1 ст. 95 ГК РФ минимальный кратный размер субсидиарной ответственности участников общества с дополнительной ответственностью. 6.

В целях унификации подходов к регулированию аналогичных субсидиарных отношений с участием акционеров и участников обществ с ограниченной ответственностью в случае банкротства юридического лица представляется целесообразным скорректировать нормы ст.ст. 3 и 6 Федерального закона «Об акционерных обществах»10 (далее - Закона об акционерных обществах), предусмотрев в них субсидиарную ответственность основного общества при банкротстве дочернего общества не только при наличии умысла в его действиях (бездействии), но и неосторожности. 7.

Исключить положения п. 4 ст. 3 Закона об акционерных обществах, по смыслу которого государство и его органы не несут субсидиарной ответственности по обязательствам общества. 8.

Исключить п. 4 ст. 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, по смыслу которого Российская Федерация, её субъекты, а также муниципальные образования не несут субсидиарной ответственности по обязательствам общества. 9.

Следует исключить п. 4 ст. 161 Бюджетного кодекса РФ11, согласно которому при уменьшении уполномоченными органами государственной власти в установленном порядке средств соответствующего бюджета для финансирования договоров, заключаемых бюджетным учреждением, последние должны согласовать с контрагентами новые сроки, а если необходимо - и другие условия договора. При этом контрагент учреждения вправе потребовать от последнего только возмещения реального ущерба, причиненного изменением условий договора. Указанная императивная норма, обязывающая стороны изменить условия заключённого договора, не соответствует основным началам гражданского законодательства, в частности, принципу свободы договора (правилу усмотрения сторон в определении его условий (п. 1 ст. 1 ГК РФ). 10.

Представляется целесообразным внести изменения в положения ГК РФ и других федеральных законов, закрепляющих правила о субсидиарной ответственности членов производственного кооператива, в частности: -

в пункте 2 ст. 107 ГК РФ слова «в размерах и в порядке» заменить словами «на условиях»; -

в пункте 2 ст. 108 ГК РФ слова «о размере и условиях» заменить словами «об условиях»; -

в пункте 2 ст. 5 Федерального закона «О производственных кооперативах»12 (далее - Закона о производственных кооперативах) исключить слова «о размере и»; -

абзац второй п. 1 ст. 13 названного выше Закона изложить в следующей редакции: «Условия субсидиарной ответственности членов кооператива по обязательствам кооператива определяются настоящим Федеральным законом и уставом кооператива»; -

ст. 13 указанного Закона дополнить пунктом 4 следующего содержания: «4. Члены кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам кооператива в размере, предусмотренном уставом кооператива, но не менее чем в размере пяти процентов своего пая»; -

абзац шестой ст. 1 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» (далее - Закона о сельскохозяйственной кооперации) изложить в следующей редакции: «субсидиарная ответственность членов кооператива - ответственность членов кооператива, дополнительная к ответственности кооператива по его обязательствам и возникающая в случае невозможности осуществления кредиторами принудительного взыскания долга с кооператива. Условия субсидиарной ответственности членов кооператива определяются настоящим Федеральным законом и уставом кооператива». 11.

Следует привести в соответствие со ст. 120 ГК РФ норму п. 2 ст. 9

Федерального закона «О некоммерческих организациях» (далее - Закона о некоммерческих организациях), предусматривающую субсидиарную ответственность «собственника учреждения», заменив слова «его собственник» словами «собственник его имущества». 12.

Следовало бы исключить ст. 14 Федерального закона «О финансово-промышленных группах»13 (далее - Закона о финансово- промышленных группах), по смыслу которой в одном случае участник центральной компании названной группы, создаваемой в форме хозяйственного общества либо ассоциации (союза), субсидиарно отвечает по обязательствам центральной компании, а в другом - дочерние общества субсидиарно отвечают по обязательствам основного общества - центральной компании. Рассматриваемая норма противоречит положениям ГК РФ (ст.ст. 56, 87, 95, 105), а также Закону об обществах с ограниченной ответственностью и Закону об акционерных обществах. 13.

Дополнить Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"14 (абзац второй ст. 5), предусматривающий субсидиарную ответственность государства по обязательствам Пенсионного фонда РФ перед застрахованным лицом, отсылкой к ст. 399 ГК РФ в части порядка реализации названной ответственности, что соответствовало бы цели законодателя максимально защитить указанное лицо (более слабую сторону соответствующего правоотношения), тем самым, выделяя его из числа иных кредиторов, перед которыми Пенсионный фонд как учреждение отвечает в силу и по правилам ст. 120 ГК РФ, положения которой отвечают интересам кредитора в меньшей степени, нежели ст. 399 ГК РФ. 14.

Привести в соответствие со ст. 120 ГК РФ положение ч. 5 ст. 11 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»15, согласно которому при недостаточности денежных средств у учреждений, исполняющих наказания, субсидиарная ответственность собственника их имущества - Российской Федерации ограничена, с одной стороны, только обязательствами учреждения, «связанными с осуществлением собственной производственной деятельности учреждения», а с другой стороны, по смыслу названной нормы, - исключительно денежными средствами территориальных, а также федерального органов управления уголовно-исполнительной системы, а не имуществом Российской Федерации.

Научная и практическая значимость результатов исследования состоит в том, что содержащиеся в нём выводы и предложения могут быть использованы в целях дальнейшего совершенствования отечественного законодательства, регулирующего общественные отношения, связанные с субсидиарными обязательствами и ответственностью учредителей (участников) юридических лиц, а также в научно-исследовательской работе, в учебных целях в процессе преподавания курсов гражданского права, коммерческого права и различных спецкурсов, посвящённых субсидиарным обязательствам названных выше лиц.

Апробация результатов исследования. Диссертация была выполнена и обсуждена на кафедре правового обеспечения рыночной экономики Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации. Ключевые теоретические выводы диссертации, научно - практические рекомендации и их обоснования нашли отражение в опубликованных автором научных статьях. Результаты исследования докладывались на научной конференции.

| >>
Источник: Прус Е. П.. Проблемы правового регулирования субсидиарных обязательств учредителей (участников) юридического лица. 2006
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ВТОРОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. §3. Введение волостного управления
  11. Введение
  12. Вместо введения
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. Обман и введение в заблуждение
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -