<<
>>

3* Применение государственны ми образованиями в отношении открытых акционерных обществ специального права («золотей акции»)

Примером публично-правовых ограничений права юридического лица на управление внутренними делами выступает специальное право «золотая акция», природа которого не сразу получила верное отражение в законодательстве.

«Золотая акция», впервые упоминаемая в Указе Президента РФ 1992гЛ по всем своим признакам была приравнена к ценной бумаге, отличавшейся от других ценных бумаг особым правовым режимом. Согласно п. 4 данного Указа решение о выпуске «золотой акции» принималось при эмиссии акций акционерных обществ в результате 1

Гританс Я.М.

Указ. соч. С. 68,77. 2

Могилевский Л.С. Слияние и присоединение акционерных обнгссгв по российскому законодательству. Дис.... кайл. юрид. наук. М.э 2006. С. 14-!5. 3

Закон. 2006. Сентябрь. С. 27. 4

У кат Президента РФ от 16.11.1902 г. № 1392 «О мерах по реилнзиции промышленной политики при приватизации государственных предприятий» (вместе с «Временным Положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразован а и государственных предприятий в акционерные общества») U СУШИ РФ. 1992. № 21. ( т. 1731.

преобразования предприятий на основании решений Правительства РФ или Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом.

«Золотая акция» предоставляла ее владельцу право «вето» при принятии собранием акционеров решений: 1) о внесении изменений и дополнении в устав акционерного общества; 2) о его реорганизации или ликвидации; 3) о его участии в других предприятиях и объединениях предприятий; 4) о передаче в залог или аренду, продаже и отчуждении иными способами имущества, состав которого определялся планом приватизации.

Срок действия «золотой акции» устанавливался до 3 лет, она могла находиться только в государственной собственности, ее передача в залог или траст не допускалась. Однако предусматривалась возможность с с отчуждения путем продчтжи или иными способами. При этом «золотая акция» конвергировалась в обыкновенную.

Законодательство субъектов Российской Федерации допускало еще более широкое ограничение прав акционерных обществ за счет применения дпииого специального права. Так, пунктом 3 Указа Президента Республики Татарстан № УГ1-152 от 26.03.1993 г. «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий»184 был установлен 5-летпий срок использования «золотой акции», а право вето могло использоваться в том числе при принятии собранием акционеров решений о назначении руководителя исполнительной дирекции.

Упоминание «золотой акции» как объекта возможных сделок с ней свидетельствует о том, что допускалось ее вовлечение в гражданский оборот с учетом вышеупомянутых ограничений, т.е. «золотая акция» рассматривалась в качестве ценной бумаги.

Наиболее известным способом такого вовлечения в оборот являлась продажа «золотой акции» заинтересованным лицам: самому акционерному обществу или акционерам.

В качестве примера подобного отчуждения можно привести продажу «золотой акции» Казанской кондитерской фабрики «Заря» в июне 1999 г. Госкомимущество Татарстана выставило на аукцион «золотую акцию» ОАО «Казанская кондитерская фабрика «Заря» по стартовой цене 10 тыг. руб. при номинале 10 руб.

С большой долей условности можно назвать аукционом процедуру, при которой происходило отчуждение «золотой акции». Be конвертация в обыкновенную акцию в результате отчуждения не давала оснований к объявлению участниками аукциона конкурирующих предложений.

Соответственно, интерес покупателя заключался не в приобретении «золотой акции», а в лишении государственного или муниципального образования специального права.

В научной литературе «золотая акция» получает различную оценку. Н.Н. Пахомова считает, что реализация «золотой акции» есть реализация ограничений в отношениях между акционерами, состоящая в том, что обладатель «золотой акции» принимает решения без учета воль других акционеров185.

Такая точка зрения представляется ошибочной. Отношения рядовых акционеров с государственным образованием, которому принадлежит данное специальное право, не являются отношениями равных участников гражданских правоотношений.

В.П. Камышанский полагает, что при «золотой акции» происходит ограничение правосубъектности общества, когда отдельные правомочия по управлению акционерным обществом обладатель специального права «золотой акции» может осуществлять самостоятельно без учета мнения остальных акционеров186.

При этом стоит уточнить, что ограничение затрагивает не всю правосубъектность, а только дееспособность общества. Российское акционерное законодательство предполагает участие представителей государства в совете директоров с правом голоса наравне с другими членами совета директоров. Однако решения таких представителей не могут быть признаны решениями самого общества.

Решения и действия органов публичной власти и их должностных лиц не могут стать частью корпоративных отношений, регулируемых гражданским и акционерным законодательством. Принцип равенства участников правоотношений, являющийся основополагающим для гражданского и достаточно важным для акционерного законодательства, п данном случае никак не применим.

В зарубежной практике применения «золотой акции» участие представителей государства в заседаниях коллегиального органа осуществляется в иной форме. Такие представители участвуют в заседаниях без права голоса, но с правом направления предложений об отмене принятых решений компетентному министру187.

В настоящее время рассматриваемые отношения регулируются Федеральным Законом от 21.12.2001 г. № 178-ФЗ (ред. от 05.02.2007 г.) «О приватизации государственного и муниципального имущества»188.

Статья 38 указанного Закона устанавливает, что в целях обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российсксй Федерации Правительство РФ и органы государственной власти субъектов РФ могут принимать решения об использовании специального права на участие соответственно Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами (специальное право - «золотая акция»).

Решение об использовании данного специального прапа может быть принято при приватизации имущественных комплексов унитарных предприятий или при принятии решения об исключении открытого акционерного общества из перечня стратегических акционерных обществ независимо от количества акций, находящихся в государственной собственности.

Российская Федерация и субъекты Российской Федерации не могут одновременно использовать в отношении одною и того же открытого акционерного общества специальное право («золотую акцию»). Субьектм Российской Федерации также не могут использовать специальное право («золотую акцию») в отношении открытого акционерного общества, созданного путем преобразования федерального государственною унитарного предприятия, в период, когда акции этого общества находятся в федеральной собственности.

Положение о том, что в отношении открытого акционерного общестЕа используется «золотая акция», закрепляется в его уставе.

«Золотая акция» может использоваться даже в отношении тех обществ, в уставном капитале которых государство никакого участия ие принимает.

На I октября 2003 года Российская Федерация использовала данное специальное право в отношении 640 акционерных обществ, не являясь при этом акционером в 148 из них189. К 1 января 2006 года количество обремененных «золотой акцией» обществ сократилось до 419*.

Б феврале 2006 года Правительство РФ отказалось от участия в управлении еще 36 открытыми акционерными обществами. Как отмечает «Российская газета», данные предприятия не носили стратегического значения для отрасли в целом, поэтому Правительство так легко отказалось от участия в управлении ими1.

Значительное количество «золотых акций» используется субъектами Российской Федерации. В г. Москве по состоянию на I мая 2004 года «золотая акция» использовалась в отношении 101 акционерного общества7".

В отсутствие четких критериев установления и прекращения «золотых акций» в акционерных обществах может пострадать деятельность тех обществ, которые в целом не могут причинить вред общественным благам, декларированным Конституцией РФ (обороноспособность страны, безопасность государства, защита нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации).

Данное специальное право предоставляет значительный объем полномочий: представители государства в совете директоров и ревизионной комиссии имеют право вносить предложения в повестку дня годового общего собрания акционеров, требовать созыва внеочередного общего собрания, знакомиться со всеми документами акционерного общества (п.З ст.38 Закона о приватизации, п.] ст.91 Закона об АО).

Представители, назначенные в совет директоров, участвуют в общем собрании акционеров с правом вето при принятии решений об изменении и дополнении устава или принятии устава общества в новой редакции; о реорганизации или ликвидации общества, назначении ликвидационной комиссии, утверждении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов; об изменении уставного капитала; о совершении обществом крупных сделок и сделок, в совершении которьх имеется заинтересованность.

Представ] пгслем Российской Федерации, субъекта Российской Федерации может назначаться государственный служащий, который осуществляет свою деятельность на основании положения, утвержденного

' Российская газета. 27.02.2006. Ко 4005. http://w\\r\v.rB.ru/2006/02/27/7olotaya-akcio.htni. * ТТесгнпк Мэрц и Праинтелмпна Москвы. 2004. 2.

соответственно Правительством РФ, органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Правительство РФ, органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе в любое время осуществить замену соответствующего представителя в совете директоров (наблюдательном совете) или ревизионной комиссии открытого акционерного общества.

Представители РОССИЙСКОЙ Федерации, субъектов Российской Федерации, являющиеся членами совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии открытого акционерного общества, входят в количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) п количественный состав ревизионной комиссии, определенные уставом или решением общего собрания акционеров открытого акционерного общества. Места представителей Российской Федераци и субъсктов РОССИЙСКОЙ Федерации в совете директоров (наблюдательном совете) и ревизионной комиссии не учитываются при выборах членов совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии.

Специальное право «золотая акция» используется с момента отчуждения из государственной собственности 75 процентов акций соответствующего открытого акционерного общества.

Решение о прекращении действия специального права принимается соответственно Правительством РФ, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, принявшими решение об использовании «золотой акции». Данное специальное право действует до принятия решения о его прекращении.

Исходя из тех целей, ради которых устанавливается «золотая акция», нельзя исключать конфликта интересов между акционерами и представителями государства, ибо первые преследуют частные интересы (основной из них - извлечение прибыли), а вторые - интересы публичные.

Цели или основания применения «золотой акции», указанные Законом о приватизации, основаны на соответствующих положениях Конституции

РФ и ГК РФ. В ч.З ст.55 Конституции установлено, что права и свободы человека и гражданина woiyr быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Приведенная формулировка полностью повторяется п. 2 ст. 1 ГК РФ.

Перечень целей применения данного специального права является более узким по сравнению с упомянутым в Конституции и включает: необходимость обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства, защиту нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации.

Из данного перечня исключены такие основания как защита основ конститу ционного строя, а также -защита прав и законных интересов лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации.

В последнем случае подход законодателя объясняется, как правило, специфической деятельностью открытых акционерных обществ, в которьх данное право используется. Это могут быть оборонные предприятия или предприятия особого федерального (регионального) значения, в том числе исключенные из перечня стратегических акционерных обществ и применение золотой акции, по-видимому, должно преследовать цели защиты внутренних интересов Российской Федерации. Интересы иностранных граждан или лиц без гражданства в таких случаях могут не совпадать или даже противоречить интересам нашей страны.

Отсутствие среди целей применения «золотой акции» защиты основ конституционного строя, вероятно, объясняется тем, что нерациональная или даже нехозяйственная деятельность отдельного акционерного общества не способна повредить основам конституционного строя.

Коммерческая организация преследует цель извлечения прибыли, не участвует в политической жизни страны, такие объекты как социальная и политическая сферы жизни общества в качестве основ конституционного строя остаются за рамками ее деятельности.

Применение «золотой акции» может быть оправдано для зашиты экономических интересов Российской Федерации и ее фаждан с учетом того, что Конституцией РФ гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

Возможно ее применение и для защиты социальных интересов, например, в акционерных обществах, являющихся градообразующими предприятиями.

Применение «золотой акции» в целях недопущения нарушений конкуренции вряд ли будет оправданным, поскольку при нарушении норм антимонопольного законодательства имеет место отдельное правонарушение, которое может быть устранено н административном пли судебном порядке, по тте посягательство на основы конституционного строя, требующее применения такой меры вмешательства в управление делами юридического лица.

Особо необходимо отметить такое основание применения «золотей акции» как защиту нравственности.

Целью применения данного специального права не является защита неимущественных интересов общества или государства. Косвенно это подтверждает и то обстоятельство, что законодательство европейских стран, родоначальниц данного института, не рассматривает защиту нравственности либо иных благ в качестве цели применения «золотей акции».

В оценке же того, что нравственно, а что пет, правоприменитель может выйти за пределы разумного и необходимого. Поэтому законодатель в одних случаях указывает, какое конкретное нарушение посягает на общественную нравственность: например, появление в общественных местах в состоянии опьянения (ст. 20.21 Кодекса

Российской Федерации об административных правонарушениях190). В других же. допуская оценочное толкование, говорит лишь об основах нравственности, например в отношении недействительности сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ).

Хотя Конституционный Суд РФ применительно к ст. 169 ГК РФ разграничивает поня тия «основы правопорядка» и «нравственность», такое толкование преде гавляется неверным191. 11ичтожными с момента совершения являются лишь сделки. посягающие на основы нравственности, при ином толковании следовало бы признавать недействительными все сделки по реализации печатной продукции эротического содержания в киосках распространения печатной продукции. С учетом умысла обеих сторон сделки следовало бы обращать в доход Российской Федерации все полученное ими по сделке.

В отношении «золотой акции» законодатель не установил конкретного случая нарушения нравственности, когда данное специальное право может обеспечить ее защиту, не говорит* он и о защите основ нравственности, тем самым ограничив субъективное усмотрение правоприменителя.

Таким образом, данное основание применения специального права не является адекватным, соразмерным, пропорциональным и необходимым для защиты конституционно значимых ценностей основанием ограничения прав акционерного общества и акционеров, а потому его следует исключить из закона.

Более точно установить основания и пределы применения ст. 38 Закона о приватизации поможет практика Конституционного Суда РФ по применению ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

В соответствии с разъяснениями Конституционного Суда РФ, возможные ограничения свободы предпр!шимательской деятельности должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными, необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей и не должны затрагивать существо конституционных прав, т.е. не ограничивать пределы и примсненнс соответствующих конституционных норм192.

Для любой коммерческой организации первоочередное значение имеет конституционная норма о свободе экономической деятельности (сг. 8 Конститу ции РФ).

Как указал в одном из своих постановлений Конституционный Суд РФ, «осуществляя регулирование порядка создания и правового положения акционерных обществ...государство действует в определенных Конституцией РФ пределах <и> не вправе лишать акционерные и другие хозяйственные общества их правомочий, составляющих основное содержание конституционного права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской дсятелы ости»193.

На наш взгляд, ограничением пределов и применения сг. 8 Конституции может выступить постоянный или временный запрет экономической деятельности акционерного общества на основании федерального закона, указа Президента РФ или постановления Правительства РФ.

Также не может являться адекватным, пропорциональным и соразмерным ограничение права акционерного общества увеличить номинальную стоимость акций в пределах нераспределенной прибыли по итогам финансового года, поскольку это неспособно ухудшить его экономическое положение, но, напротив, повысит инвестиционную при вл екате л ыюсть об i цества.

«Золотая акция» представляет собой осуществление публичной функции государствен ной власти. Попытки государства за счет данного института опосредованно участвовать в экономической деятельности с целью извлечения прибыли для пополнения бюджета не отвечают целям, для защиты которых могут устанавливаться ограничения прав и свобод (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

При оценке обоснованности применения «золотой акции», необходимо учитывать срок действия этого специального права. С изменением законодательства изменился и перечень государственных образований, уполномоченных применять «золотую акцию».

Федеральный закон от 21 июля 1997 года J& 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации»1 допускал установление «золотой акции» в отношении открытых акционерных обществ на основании решений органов местного самоуправления при принятии решений о преобразовании муниципальных унитарных предприятий в открытые акционерные общества либо принятии решений о продаже находящихся в муниципальной собственности акций открытых акционерных обществ (пункт 1 ст. 5 данного Федерального закона).

1 СЗ РФ. 1997. № 10. Ст. 3595.

Действующий Закон о приватизации не закрепил данное специальное право за муниципальными образованиями.

Вопрос, связанный с действием «золотой акции» муниципального образования, был разрешен только применительно к акционерным обществам, в отношении которых было принято аналогичное решение Российской Федерации: после вступления в силу Закона о приватизации продолжает действовать специальное право Российской Федерации (п. 18 ст. 43 Закона о приватизации).

Ряд авторов отмечают, что специальные права муниципальных образований, установленные t в отношении акционерных обществ на основании Закона о приватизации 1997 года, продолжают действовать194. Данная точка зрения получила легальное подтверждение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 г. >6 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»195. Пункт 3 данного Постановления определяет, что действие специального права на участие Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в управлении акционерным обществом («золотой акции») прекращается с момента принятия Правительством Российской Федерации, органом власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления решения о прекращении действия этого права.

Считаем такой подход заблуждением. Будучи механизмом ограничения гражданских прав, данное специальное право подлежит прекращению, если законодатель более не усматривает основании к его применению в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

На сегодняшний день «золотые акции» муниципальных образований могут быть прекращены в судебном порядке. Возможно, для этого потребуются разьяснения Конституционного Суда РФ.

Следует также учитывать, что специальное право «золотая акция» не освобождает ее владельца от обязанности соблюдать формальные требования, предъявляемые законодательством к участникам акционерных отношений, в гом числе к порядку участия в общем собрании.

Так, ФАС Восточно-Сибирского округа было отказано в иске Министерству имущественных отношений Российской Федерации к ОАО «Братсккомплексхолдинг» о признании недействительными решений годового общего собрания ОАО «Братсккомплексхолдинг» и признании незаконными действий регистратора ОАО «ЦМД», выразившихся в отстранении представители Российской Федерации в Совете директоров ОАО «Братсккомплексхолдинг» от участия в общем собрании.

Суд кассационной инстанции основывался на том, что истец не проявил должной осмотрительности и заботливости при замене представителя государства в Совете директоров ОАО «Братсккомплексхолдинг», что привело к обоснованному недопущению лица, явившегося на общее собрание акционеров, к участию в данном собрании. В частности, у регистратора имелось письмо истца об отзыве доверенности у данного лица. Кроме того, истец был ознакомлен с вопросами повестки дня собрания, ему своевременно был предоставлен бюллетень для голосования, а неучастие его в общем собрании акционеров было вызвано несвоевременной подготовкой документов по замене представителя .

Несмотря на публично-правовую природу «золотой акции», ее применение опирается па предусмотренный законом порядок управления делами в акционерном обществе. Практику применения «золотой акции» следует развивать, опираясь на сравнительно-правовой анализ, используя опыт других стран в этой области. Зародился данный институт в странах Европы с началом приватизации государственных предприятий. Б 1987 г. в Великобритании была приватизирована компания ВАЛ, владелец крупнейших аэропортов, в том числе лондонских Хитроу и Г.тгвик, с сохранением за государством «золотой акции».

В разное время в Испании с таким же условием в частные руки были предоставлены государственные монополии Telefonica SA (телефонная связь), Repsol SA (нефтехимическая промышленность), Endesa SA (электроэнергетика), в Бельгии - Distrigaz (газовая отрасль) и Socic.c nationale de transport par canalisations SA, во Франции - Societe Rationale Hlf-Aquitaine.

Так, статьей 2 Декрета № 93-1298 от 13 декабря 1993 г. Республики Франция были установлены следующие 01раничення в Societe Nationale Elf-Aquitainc: a)

любое прямое или косвенное участие физического или юридического лица, самостоятельное или совместно с другими лицами, которое превысит 1/10, 1/5 или 1/3 уставного капитала или прав голоса в компании должно получить предварительное разрешение Министра экономики; b)

государство вправе отклонить любое решение об отчуждении или залоге активов, перечисленных в приложении к Декрету: большей части имущества четырех дочерних компаний196.

Положениями Королевского Декрета Бельгии от 10 июня 1994 г. «золотой акцией» следующим образом ограничивались права Societe nationale de transport par canalisations:

1 Case C-483/99: Commission of the European Communities v French Republic // http://curia.eu.iiiL a) предварительное уведомление о любом отчуждении, передаче в залог или изменениях в установленном использовании системы трубопроводов, выступающих п качестве основной инфраструктуры внутреннего перемещения энергоресурсов, должно быть направлено ответственному Министру, который отклоняет данные операции, если сочтет, что они нанесут ущерб национальным интересам в энергетическом секторе. b)

Министр может назначить двух представителей Федерального правительства в совет директоров компании. Данные представители могут направлять Министру предложения об отмене любого решения совета директоров, которое они сочтут противоречащим основным направлениям энергетической политики страны, включая правительственные задачи в отношении энергетических ресурсов страны.

Право на управление делами Distrigaz было ограничено Положением Королевского Декрета Бельгии от 10 июня 1994 г.: a)

предварительное уведомление о любом отчуждении, передаче в залог пли изменении в стратегических активах компании должно бьг:ь направлено ответственному Министру, который вправе отклонить подобные операции, если сочтет, что они нанесут ущерб национальным интересам в энергетическом секторе; b)

Министр может назначить двух представителей Федерального Правительства в совет директоров компании. Данные представители могут направлять Министру предложения об отмене любого решения совета директоров или исполнительного комитета, которое они сочтут противоречащим основным направлениям энергетической политики страны1.

Данные и другие положения в 2002 году получили оценку Суда Евросоюза по обращениям Еврокомиссии о законности применения 1 Case С-503/99: Commission of the European Communities v Kingdom of Belgium // h(tp://ciiria.eu.inL «золотых акций». В трех решениях по применению «золотых акций», вынесенных Судом 4 июня 2002 г.1 он не признал за Союзными Государст вами такие <специальные> права. Суд нашел данные положения дискриминационными по отношению к иностранным инвесторам и несовместимыми со ст. 73Ь Соглашения о Евросоюзе (ст. 56 в новой редакции).

Как отмечает И. Адольф, в этих решениях Суд основывался на идее свободного перемещения средств производства для проверки обоснованности национальных законоположений, защищавших приватизированные корпорации от открытого выхода на единые <европейские> финансовые рынки. Суд нашел данные положения дискриминационными по отношению к иностранным инвесторам и несовместимыми с Соглашением о Евросоюзе.

Суд также оценил другие положения (в частности, запреты на свободное перемещение средств производства, применявшиеся безотносительно к внутренней и иностранной принадлежности инвесторов) в соответствии с принципом пропорциональности: ...как- несовместимые с Соглашением, если i) цели, преследуемые Союзными Государствами, относятся только к общему финансовому интересу, и не могут быть поэтому определены как легитимное оправдывающее основание; Si) такие цели находятся в пределах законных публичных интересов, но Союзные Государства, преследуя их, вышли за рамки необходимого для этих целей2.

Одним из последних решений Суда Евросоюза от 28 сентября 2006 года было прекращено действие «золотой акции» (специальной доли), установленной Королевством Нидерланды в отношении Koninkijke KPN NV (телекоммуникационная связь) и TPG NV (почтовая связь). Действие «золотой акции» распространялось на следующие вопросы, в отношении которых Королевство Нидерланды обладало специальным правом предварительного утверждения решений органов компании: -

эмиссия акций компании; -

ограничение или отмена любых преимущественных прав рядовых- акционеров; -

приобретение или распоряжение компанией долей в своем капитале, составляющей более \% от общего количества акций; -

прекращение специальной доли в уставном капитале; -

осуществление прав голоса, предоставленных акциями KPN Telecom BV или РТТ Post Holdings BV (или другого юридического лица согласно ст. 4(1) Закона о почтовой связи), касающихся предложений о ликвидации, слиянии или разделении, приобретении долей в собственном капитале компании и внесения изменений в уставы, определяющие полномочия общего собрания этих компаний в данных вопросах; -

передачу специальной доли и ряд других197.

Следует отметить и то, что в данном случае «золотая акция» была установлена не специальным законом, а уставами компаний в момент их приватизации.

Значение для отечественной законодательной и правоприменительной практики может иметь толкование юридических понятий Судом Евросоюза.

Так, по мнению суда, об угрозе общественной безопасности можно говорить при наличии подлинной и достаточно серьезной угрозы основополагающим ценностям общества (Commission v Belgium, 2002).

Среди предложенных Судом Евросоюза толкований принципов соразмерности и пропорциональности (not to go beyond what is necessary for that purpose) ограничений при установлении «золотой акции»198: -

уважение к автономии принятия решений компании, когда инициатива контроля возложена на публичный орган и предварительное согласование не требуется (эта задача может быть. обеспечена представителями государства в совете директоров без права голоса); -

ограниченные временные рамки для принятия решения публичным органом; -

формальное обоснование решения; -

возможность устранения ошибки правоприменителя в судебном порядке.

Полагаем, что дальнейшее развитие отечественной практики применения «золотой акции» должно идти по пути закрепления четких и обоснованных пределов ее применения в отношении акционерных обществ, с учетом выработанных Судом Евросоюза принципов офаничения прав юридических лиц на управление делами и в соответствии с практикой Конституционного Суда РФ.

В этих целях, в частности, следует обращаться к толкованию компетентными органами национальных юрисдикции правовых принципов, закрепленных в международных актах, ратифицированных Российской Федерацией.

Например, в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве, учреждающем партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами - членами, с другой стороны, подписанном на о. Корфу 24.06.1994 г., содержатся такие основания ограничения импорта, экспорта и транзита товаров, как общественная мораль, обеспечение правопорядка или общественной безопасности, защита здоровья и жизни людей и др. (ст. 19).

Толкование данных терминов, соответствующих основаниям офаничения прав и свобод по Конституции РФ, полезно для уточнения механизма применения публично-правовых ограничений в России.

<< | >>
Источник: Косякнн Кирилл Сергеевич. СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА НА УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИМИ ДЕЛАМИ / Диссертация / Москва. 2008

Еще по теме 3* Применение государственны ми образованиями в отношении открытых акционерных обществ специального права («золотей акции»):

  1. СЕМИНАР № 9: ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ, РЕОРГАНИЗАЦИИ, ЛИКВИДАЦИИ И ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ (2ч)
  2. § 2. Либерализации экономических отношений и влияние этого процесса па институт юридического лица и годы попой экономической политики
  3. § 1. Особенности косвенного публично-правового воздействия в организации управления акционерными обществами России
  4. § 2. Основные направлении непосредственного публично-правового воздействия в отношении управления акционерными обществами
  5. § 1. Основания возникновения холдинговых отношений
  6. §1. Понятие и классификация ограничений прав юридического лица
  7. 3* Применение государственны ми образованиями в отношении открытых акционерных обществ специального права («золотей акции»)
  8. § 1. Государство и муниципальные образования как субъекты гражданского права и предпринимательской деятельности
  9. 4. Виды участников хозяйственных обществ
  10. 6. Осуществление права на участие в управлении хозяйственным обществом
  11. § 7. Особенности управления в акционерном обществе с долей участия государственного или муниципального образования
  12. 2.1. Правовое регулирование организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности в рамках одной организации
  13. Список литературы* Нормативные правовые акты и судебная практика Общие вопросы гражданского законодательства РФ по корпоративным отношениям
  14. 1.2. Дочерние и зависимые общества в российском законодательстве.
  15. §2. Виды юридических лиц как субъектов предпринимательской деятельности
  16. Интерес участников корпоративных отношений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -