<<
>>

Смерть как юридический факт и основание прекращения уголовной ответственности

В соответствии с действующим законодательством РФ (п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ) смерть подозреваемого (обвиняемого) является основанием отказа в возбуждении и прекращения уголовного дела и/или уголовного преследования.

Смерть влечет за собой указанное юридически значимое последствие, поскольку является обстоятельством, исключающим возможность привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Факты реальной действительности, с которыми нормы права связывают определенные юридические последствия, в теории права принято называть юридическими

п

фактами.

Месту юридических фактов в правовом регулировании общественных отношений в советской и современной теории права и в отраслевых правовых науках уделено значительное внимание (Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, В.П. Грибанов, О.С. Иоффе, В.Б. Исаков, С.Ф. Кечекьян, О.А. Красавчиков, В.Н. Кудрявцев, Г.В. Мальцев, А.В. Мицкевич, Б.Л.Назаров, М.А. Рожкова, Ю.Г. Ткаченко, Ю.К. Толстой, Р.О. Халфина и др.). Поэтому, не вдаваясь в тонкости теоретических воззрений на сущность и значение юридических фактов, остановимся лишь на тех моментах, которые важны для понимания смерти как обстоятельства (юридического факта), влияющего на уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения.

7

Цит. по: Исаков В.Б. Юридические факты в российском праве. М., 1998. С. 12.

В праве юридические факты понимаются как явления материального мира,

о

явления реальной действительности, объективные факты , конкретные жизненные обстоятельства[7] [8]. При этом к ним справедливо относят не только действия лиц, но и независящие от них события и явления. Отличие юридических фактов от других явлений окружающего мира ученые видят в их способности оказывать воздействие на общественные отношения, урегулированные нормами права - порождать, изменять или прекращать их.

Не случайно С.С. Алексеев называл юридические факты связующим звеном между нормой права и конкретным правоотношением, тем "рычажком", который проводит нормы объективного права в движение[9], то есть обеспечивает его реализацию.

Юридические факты формируют базу для возникновения, изменения и прекращения различных правоотношений, в этом, как представляется, и есть их основная задача.[10] Юридические факты, пишет С.Ф. Кечекьян, "во всех случаях являются условиями осуществления норм права".[11] [12] Если нормы права - основа

13

правового регулирования, то юридический факт - проводник правовой энергии.

В последнее время в теории гражданского права предпринята попытка переосмыслить понятие юридических фактов. Так, М.А. Рожкова полагает, что при определении юридического факта нужно основываться на понимании его как реального жизненного обстоятельства, дефиниция юридического факта должна объединять следующие признаки:

во-первых, закрепление в норме права абстрактной модели того обстоятельства, с наступлением которого связываются определенные последствия;

во-вторых, фактическое (реальное) наступление этого жизненного обстоятельства;

в-третьих, возможность порождать правовые последствия.[13] Такое определение юридических фактов представляется наиболее полным.

Обобщив все сказанное выше, приходим к выводу, что юридический факт - это реальное жизненное обстоятельство, с которым нормы права связывают наступление юридических последствий в сфере гражданских правоотношений.

Это определение, по нашему мнению, вполне применимо и к другим сферам правового регулирования, подтверждением чему служит, в частности, приведенный выше п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Юридические факты отличаются от других фактов реальной действительности только своей исключительной способностью вызывать правые последствия. Как писал В.И. Синайский, юридический факт - понятие чисто юридическое. Само по себе никакое обстоятельство не может вызвать юридические последствия, если за таким обстоятельством право не признает свойства производить эти последствия.[14]

На тесную связь юридических фактов с нормами права обращали внимание и другие ученые.

Г.Ф. Шершеневич писал, что связь между правом и обязанностью в юридическом отношении возникает в силу юридического факта, под которым понимается всякое обстоятельство, влекущее за собой по закону те или иные юридические последствия.[15] [16]

Под юридическими последствиями обычно понимают, с одной стороны, возникновение, изменение и прекращение правоотношений, с другой,

17

последствия, возникающие в результате осуществления этих правоотношения.

В некоторых случаях они выполняют функцию гарантии, а также связаны с предварительным воздействием норм права на общественные отношения, что позволяет говорить о них как об одном из элементов механизма правового регулирования. Установление тех или иных юридических фактов может использоваться и используется законодательством как средство воздействия на

18

поведение субъектов.

В соответствии с видами юридических последствий в теории права юридические факты принято подразделять на правообразующие,

19

правоизменяющие и правопрекращающие.

Под правообразующими понимают юридические факты, с которыми нормы права связывают возникновение конкретного права у определенного лица, например, возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица влечет возникновение у него права на защиту. При условие если какое-либо событие или действие влечет прекращение правоотношения, их называют правопрекращающими фактами, например, уголовное преследование

прекращается в результате отказа государственного обвинителя от обвинения. Правоизменяющими называют факты, с которыми нормы права связывают изменение конкретного права, например, предъявление обвинения подозреваемому влечет изменение его процессуального положения.

Для более полного понимания места юридических фактов в системе правового регулирования юридические факты по волевому признаку принято подразделять на юридические действия и юридические события.[17] [18] [19] Так, юридические факты именуемые действиями возникают по воле лиц, вступающих в юридическое отношение, юридические факты именуемые событиями, не зависят от воли человека.[20]

Г.С.

Певзнер в определении событий идет от обратного и утверждает, что только тот факт не является событием для лица, который он мог и должен был предвидеть. Все остальные вне зависимости от его воли и являются для него событиями.[21] [22] [23]

Несколько иначе трактует юридические события с точки зрения их волевого признака О.С. Иоффе. Он утверждает, что события имеют правовое значение не сами по себе, а лишь постольку, поскольку обуславливают необходимость обеспечения известного поведения людей. Поэтому событие составляет условие возникновения права, но его результатом всегда является действие. Похожую точку зрения выражает С.А. Зинченко, по мнению которого, никакие события сами по себе не могут порождать, изменять или прекращать правоотношения. Эта роль возлагается на волевые акты в статусе юридических фактов. Наступление события (смерть, рождение человека, истечение срока и т.п.) - это физические, биологические, химические и иные явления, которые в качестве условий лишь побуждают соответствующих субъектов сформировать в этой связи волевой акт в качестве юридического факта. Именно такое представление о юридических фактах, как будет показано ниже, наиболее соответствует уголовнопроцессуальному регулированию.

В теории права смерть отнесена к группе юридических событий.[24] Такая позиция поддерживается большинством ученых. Однако авторы, определяющие юридические события лишь как предпосылки формирования волевых актов, отмечают, что смерть является юридическим фактом не в своем естественном начале, а как обстоятельство влияния на общественные отношения, участником которых был в свое время умерший. В силу факта смерти, эти отношения, по их мнению, подверглись изменению. Право же признает смерть юридическим фактом для того, чтобы в связи с ее наступлением определить, как именно должны измениться такие отношения.[25] В этом смысле смерть как физическое

явление - лишь предпосылка для формирования волевого акта как юридического

27

факта, порождающего или прекращающего определенные правоотношения.

Для признания смерти юридическим событием причины ее наступления значения не имеют. Так, М.А. Егорова отмечает, что если смерть имеет естественный характер (наступила в результате болезни, возрастных изменений или несчастного случая), то она может и должна рассматриваться в качестве юридического события. В случае же, когда смерть имеет насильственный характер, то причиной смерти являются волевые действия убийцы, однако сама биологическая смерть не зависит от воли умершего и в этом смысле тоже может рассматриваться как юридическое событие. Совершение действий по причинению смерти себе самому (т.е. самоубийство) также носит насильственный характер, а наступление биологической смерти может рассматриваться как юридическое событие. О.А. Красавчиков относил такие события к разряду относительных, вызванных деятельностью человека, но выступающих в праве уже независимо от причин их породивших.[26] [27] [28] [29] [30] Эти рассуждения, однако, могут иметь значение для определения юридических последствий смерти.

Смерть - это юридический факт, с наступлением которого существование человека, как субъекта права, становится фикцией. Со смертью человек прекращает свое существование как биологическое существо, но остается частью правовой реальности. С точки зрения права, смерть представляет собой одностороннее явление - она создает права и обязанности для определенного круга лиц, но, по естественным причинам, не для самого умершего человека. [31] Смерть лица прекращает связь умершего субъекта прав с тем кругом юридических отношений, в которые он себя поставил в течение жизни.

Приобретенные им права, за исключением чисто личных, находят себе нового

33

субъекта.

Так, согласно ст. 17 ГК РФ прекращение правоспособности физического лица наступает со смертью. Однако, например, в силу ст. 152 ГК РФ защита чести и достоинства может осуществляться и после смерти гражданина по инициативе заинтересованных лиц.

Из этого следует, что для умершего человека смерть - абсолютный правопрекращающий юридический факт, для остальных субъектов права она может выступать одновременно (либо по отдельности) правопрекращающим, правообразующим и правоизменяющим юридическим

фактом.[32] [33] [34]

Таким образом, смерть - это имеющее правовое значение событие, не зависящее от воли субъекта, являющегося участником правоотношения, и влекущее за собой прекращение всех прав и обязанностей для умершего и возникновение, прекращение или изменение прав и обязанностей для других субъектов права.

Уголовно-правовое значение смерти лица, совершившего преступление, состоит в том, что она исключает возможность возложения на правонарушителя уголовной ответственности, и в этом смысле выступает правопрекращающим юридическим фактом.

В уголовном праве с давних пор смерть была известна как основание освобождения от наказания. Так, упоминание о смерти преступника как основании освобождения от наказания можно встретить в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) (ст. 160) , а также в ст.22 Устава о

наказаниях, налагаемых мировыми судьями ( 1863 г.).[35]

Позднее смерть лица, совершившего преступление, стала рассматриваться уже уголовно-процессуальным правом в качестве обстоятельства, исключающего

'IH

производство по уголовному делу . Так, в УПК РСФСР 1922г. содержалось указание на невозможность возбуждения уголовного дела и необходимость его прекращения в случае наступления смерти обвиняемого (ст. 4). Аналогичное положение было включено и в УПК РСФСР 1960г. (ст.5). Такой подход к смерти сохранен и в ныне действующем законодательстве (п.4 ч.1 ст.24, п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ).

Действующий УК РФ не называет смерть в качестве основания освобождения от уголовной ответственности или наказания, что вовсе не означает, что смерть не имеет никакого значения для уголовного права. Для определения уголовно-правового значения смерти, на наш взгляд, необходимо рассмотреть ее в контексте самого понятия уголовной ответственности и основания ее возникновения.

Уголовная ответственность является одним из основополагающих понятий уголовного права, она влияет на определение оснований и пределов правоохранительной деятельности государства в его противостоянии с преступностью. Уголовный кодекс широко употребляет это понятие, устанавливая "основание уголовной ответственности", "основания освобождения от уголовной ответственности", уголовную ответственность за отдельные виды преступлений в Особенной части УК, однако определения его не дает. В теории права вопрос о сущности, содержании и пределах уголовной ответственности относится к дискуссионным.

В науке уголовного права выработано множество различных определений уголовной ответственности, ни одно из которых общепризнанным не является.

Авторы одной из концепций отождествляют уголовную ответственность и наказание, либо признают их сторонами одного и того же явления. Уголовную ответственность они определяют как меру государственного принуждения, сущность ее сводят к наказанию. Соответственно, границы уголовной ответственности авторы данной позиции связывают с пределами исполнения [36] уголовного наказания, а ее содержание - с лишениями и ограничениями,

38

составляющими содержание уголовного наказания.

Эта точка зрения обоснованно критикуется многими исследователями, поскольку понятия "уголовная ответственность" и "уголовное наказание" хотя и близки, но не тождественны. Анализ положений закона позволяет сделать вывод о том, что понятие уголовной ответственности шире понятия уголовное наказание и первично по отношению к нему. Уголовный кодекс РФ предусматривает как уголовную ответственность, соединенную с наказанием и судимостью, так и уголовную ответственность без наказания и судимости (ст.ст. 73, 79, 81-85, 92-94 УК РФ). Возложение на виновного наказания без привлечения к уголовной ответственности невозможно. Поэтому вторым и не менее распространенным подходом к пониманию уголовной ответственности является определение ее как основанной на нормах уголовного права обязанности лица, совершившего преступление, претерпеть неблагоприятные для себя последствия совершения преступления, дать в установленном порядке отчет в совершенном им

39

преступлении.

Для понимания уголовной ответственности важно знать, что большинство сторонников данной позиции связывают ее возникновение с моментом совершения преступления.[37] [38] [39] Реализация же уголовной ответственности

начинается с момента привлечения к ней действительно виновного лица.[40] По мнению сторонников такого взгляда, от момента возникновения до момента прекращения уголовной ответственности идет процесс ее реализации. Реализация уголовной ответственности происходит путем привлечения к ней определенного лица в ходе расследования преступления, а также судебного рассмотрения уголовного дела, вынесения обвинительного приговора, исполнения

наказания, если оно назначено, либо течения испытательного срока при условном

42

осуждении, и срока судимости.

Эта концепция в теории уголовного права также была подвергнута критике. И.С. Самощенко справедливо обратил внимание на то обстоятельство, что возникающая в момент совершения преступления обязанность виновного претерпеть меры уголовно-правового воздействия, предусмотренные уголовным законом за совершение преступления, еще не есть реальное претерпевание указанных неблагоприятных последствий, а следовательно, она еще не есть уголовная ответственность. В силу различных обстоятельств уголовная ответственность может быть не реализована (преступление не раскрыто, преступник не установлен). Поэтому юридическая обязанность виновного здесь выступает исключительно необходимой предпосылкой реальной ответственности.

Некоторые авторы связывают реализацию уголовной ответственности с моментом вынесения или вступлением в силу обвинительного приговора.[41] [42]

Данная концепция представляется нам несколько односторонней. Авторы, определяющие уголовную ответственность только как "обязанность виновного претерпеть указанное воздействие", упускают из виду ее вторую сторону : обязанность претерпеть последствия преступления существует постольку, поскольку государство вправе спросить с виновного за нарушение им установленного запрета, то есть требовать ответа. Урегулированное нормами уголовного права, такое общественное отношение обретает вид возникающего в момент совершения преступления уголовно-правового отношения, содержанием которого являются взаимные права и обязанности сторон - государства, установившего соответствующий запрет, и лица, нарушившего этот запрет.

В связи с изложенным, интенсивную разработку получило научное направление, связанное с определением уголовной ответственности как уголовноправового отношения, содержанием которого являются взаимные права и обязанности сторон - обязанности одной стороны (виновного) отвечать за содеянное корреспондирует право другой стороны (государства) привлечь к ответственности, а праву первой стороны быть привлеченным к ответственности исключительно в пределах и на основаниях, установленных уголовным законом, - обязанность второй стороны не нарушать указанные пределы и основания.[43]

В основе такого подхода к уголовной ответственности лежит теория правоотношений, понимаемых как общественные отношения, урегулированные нормами права.

Как отмечал Ю. К. Толстой, "правоотношение может возникнуть лишь при наличии определенных предпосылок. К ним относятся: 1) норма права, которая, регулируя общественное отношение, придает ему характер (форму) правоотношения; 2) правоспособность, носители которой могут быть субъектами правоотношения; 3) юридический факт, обуславливающий возникновение, изменение или прекращение правоотношения. Норма права и правоспособность называются абстрактными или общими предпосылками правоотношения, юридический факт - конкретной или частной его предпосылкой".[44]

Факт совершения преступления образует основание возникновения уголовной ответственности. Именно поэтому, рассматривая вопрос о пределах уголовной ответственности в рамках данной концепции, ученые определяют их в соответствии с пределами существования самого уголовно-правового отношения: "от совершения преступления до снятия всех уголовно-правовых ограничений - судимости".[45]

Возникновение Уголовная ответственность возникает в момент совершения преступления (ст.8 УК РФ), поскольку она потенциально присутствует в самом уголовно-правовом запрете как абстрактная ответственность любого лица, посягнувшего на волю государства. Однако практическая реализация уголовной ответственности осуществляется только при установлении состава преступления, как основания уголовной ответственности посредством специальной, уголовнопроцессуальной деятельности. Поэтому реализацию уголовной ответственности можно рассматривать как процесс, логическим следствием которого является применение к лицу, совершившему преступление, наказания, а завершением (окончанием) - погашение или снятие судимости и иных ограничений с лица, отбывшего наказание или освобожденного от него.

Однако в ряде случаев уголовная ответственность остается нереализованной, например, при неустановлении лица, совершившего преступление, истечении срока давности уголовного преследования, примирении обвиняемого с потерпевшим и т.д. Уголовное правоотношение в таком случае прекращается либо по причине объективной невозможности его реализации (смерть или неустановление лица, совершившего преступление), либо в связи с отказом государства от своего права на наказание совершившего преступление лица. Последнее тоже проявляется по-разному: в одних случаях государство устанавливает условия, влекущие безусловную обязанность прекратить уголовное преследование в отношении всех лиц, совершивших преступления определенной категории (истечение срока давности), в других -

предусматривает возможность прекратить уголовную ответственность по

соображениям практического и гуманистического толка (примирение с потерпевшим, деятельное раскаяние и пр.)

Процессуально отказ от права реализовать уголовную ответственность выражается в принятии уполномоченным должностным лицом решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении.

Сразу отметим, что отказ от реализации уголовной ответственности не тождественен процессуальному решению об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела - такое решение принимается не только в связи отказом от реализации уголовной ответственности или невозможностью ее применения, но и в виду отсутствия самого основания для ее применения (отсутствие в деянии состава преступления, например). В связи с этим все основания можно разделить на три группы: 1) основания освобождения лица от уголовной ответственности; 2) основания, исключающие возможность привлечения лица к уголовной ответственности, и 3) выявившееся в процессе проверки сообщения о преступлении или предварительного расследования отсутствие оснований для реализации уголовной ответственности. Если в первых двух случаях мы можем говорить о прекращении уголовной ответственности (уголовного правоотношения), то в последнем, что очевидно, об этом не может быть речи.

Исходя из сказанного, смерть совершившего преступление лица является обстоятельством (основанием), влекущим прекращение уголовной

ответственности как уголовно-правового отношения, ибо ее реализация в этом случае невозможна. Учитывая, что уголовно-правовые отношения реализуются только через уголовно-процессуальную деятельность, смерть совершившего преступление лица названа в Уголовно-процессуальном кодексе в качестве одного из оснований отказа в возбуждении и прекращения уголовного дела (в нашей классификации - вторая группа оснований). Постановление о прекращении или отказе в возбуждении уголовного дела и уголовного преследования является упоминавшимся ранее волевым актом, который придает смерти, как событию, значение юридического факта, и который для уголовного права является основанием прекращения уголовной ответственности, а для уголовного процесса- основанием прекращения или отказа в возбуждении уголовного дела.

Чтобы подтвердить особое место смерти среди оснований прекращения уголовного дела и уголовной ответственности, рассмотрим каждую из названных выше групп подробнее.

1. К первой группе относят основания освобождения от уголовной ответственности. В литературе общим таким основанием называют нецелесообразность реализации уголовной ответственности в виду утраты лицом, совершившим преступление, общественной опасности, и возможности его исправления без применения наказания. В этом заключается сущность института освобождения от уголовной ответственности. [46]

Освобождение от уголовной ответственности в юридической литературе трактуется неоднозначно. Одни полагают, что освобождение от уголовной ответственности является формой ее реализации . Другие более обоснованно указывают на прекращение уголовной ответственности при освобождении от нее.[47] [48] Государство отказывается от своего права реализовать уголовную ответственность при наличии оснований для привлечения к ней путем отказа от продолжения уголовного преследования и освобождения лица от обязанности отвечать за содеянное. Момент прекращения уголовной ответственности связывается принятием решения о прекращении уголовного преследования. Таким образом, прекращение уголовного дела и/или уголовного преследования путем принятия соответствующего процессуального решения является формой прекращения уголовной ответственности. Процессуальное решение уполномоченного должностного лица прекратить уголовную ответственности оформляется соответствующим постановлением. к числу таких оснований относятся примирение с потерпевшим (ст.76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ), деятельное раскаяние (ст. 75 УК РФ, ст. 28 УПК), истечение срока давности (ст.78 УК РФ), амнистия (ст. 84 УК РФ), возмещение ущерба или иным образом заглаживание причиненного преступлением вреда с последующим назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ).

2. Вторую группу оснований составляют основания исключающие уголовную ответственность. Прекращение уголовной ответственности по таким основаниям связано с объективной невозможностью возложения ее на лицо, совершившее деяние, имеющее все признаки преступления. В числе таких оснований названа и смерть.

Как уже было отмечено выше, смерть любого лица - это абсолютный правопрекращающий юридический факт. Прекращение уголовной ответственности за смертью лица, подлежащего привлечению к ней, обусловлено невозможностью возложить ответственность на субъекта в виду его физического отсутствия в реальном мире, что обуславливает принятие решения о прекращении уголовного дела.

В зависимости от основания прекращения уголовной ответственности различается порядок прекращения уголовного дела. Рассмотрим обстоятельства, обуславливающие это различие.

Одной из наиболее распространенных классификаций оснований прекращения уголовного дела является их деление на реабилитирующие и нереабилитирующие. При этом вопрос о критериях отнесения того или иного основания к реабилитирующим или нет в научной литературе является дискуссионным. Так, А.М. Ларин исключал из числа реабилитирующих

прекращение уголовного дела за истечением сроков давности и вследствие изменения обстановки[49]. В.П. Божьев напротив, относил изменение обстановки в связи с утратой совершенным преступлением общественной опасности, где отсутствует объективная сторона состава преступления, к числу

реабилитирующих, поскольку прекращение уголовного дела по данному основанию относится к частному случаю прекращения дела за отсутствием состава преступления.[50] Г.В. Тарасова полагала, что перечень

нереабилитирующих оснований должен охватывать основания, содержащиеся в п. 3, 4 ст. 24, п. 3 ст.27 и ст.ст. 25, 26, 28, 427 УПК РФ.[51]

Критерием деления всех оснований на реабилитирующие и

нереабилитирующие выступают последствия прекращения уголовного преследования.

По мнению Н.Д. Сухаревой, нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела может не исключать (и даже предполагать) констатацию

совершения лицом преступления, т. е. содержать негативную социальноправовую оценку его деяния. С ней соглашаются и некоторые другие ученые- процессуалисты. А.Я. Дубинский, рассматривая амнистию и помилование как нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела, приходит к выводу, что обязательным условием применения нереабилитирующих оснований является доказанность состава преступления, наличие вины лица в совершении общественно опасного деяния.[52] [53]

Главное, что следует иметь ввиду при решении вопроса о классификации оснований прекращения уголовного дела на реабилитирующие и нерабилитирующие, заключается в необходимости учитывать связь решения о прекращении уголовного дела с уголовной ответственностью. Поэтому ближе всех к правильному, на наш взгляд, ответу на поставленный вопрос подошли авторы, положившие в основание классификации характер юридических последствий решения о прекращении уголовного дела[54], если рассматривать таковым последствием прекращение уголовной ответственности.

В соответствии с таким подходом, под реабилитирующими основаниями прекращения уголовного дела, следует понимать такие обусловившие это решение обстоятельства, которые полностью снимают с лица подозрение или обвинение в совершении преступления. Признание лица невиновным, установление его непричастности к совершению преступления или установление отсутствия состава преступления означает отсутствие оснований привлечения к уголовной ответственности и как следствие влечет за собой полное восстановление в правах и возмещение причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием морального и материального вреда (гл.18 УПК РФ).

Уголовно-процессуальный закон не содержит перечней ни

реабилитирующих, ни нереабилитирующих оснований, тем не менее в ст. 133 УПК РФ указаны лица, которым моет быть предоставлено право на реабилитацию. Пленум Верховного Суда РФ в разъяснил, что право на реабилитацию с учетом положений ч. 2 ст. 133 и ч. 2 ст. 135 УПК РФ имеют лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным как приговором или иным решением суда первой и последующих инстанций, так и постановлением о прекращении уголовного преследования органа предварительного расследования.[55]

Исходя из этого, к подлежащим реабилитации на досудебных стадиях уголовного процесса относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части 1 статьи 24 УПК РФ или пунктами 1 и 4-6 части 1 статьи 27 УПК РФ.

Таким образом, к реабилитирующим основаниям прекращения уголовного дела, следует относить как обстоятельства, исключающие возможность реализации уголовной ответственности, так и обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии оснований для ее реализации.

Все остальные основания прекращения уголовных дел или отказа в их возбуждении согласно позиции Пленума Верховного Суда РФ относятся к нереабилитирующим, в том числе истечение сроков давности, недостижение возраста уголовной ответственности, амнистия и т.д. В отличии от реабилитирующих, нереабилитирующие основания, как в том случае, когда они исключают привлечение лица к уголовной ответственности (недостижение возраста), так и в том, когда уголовная ответственность не исключается (деятельное раскаяние), не свидетельствуют о непричастности лица к совершению преступления, не снимают с него подозрения. Уголовная ответственность в силу невозможности или нецелесообразности ее реализации прекращается.

Смерть не может быть отнесена к числу реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, поскольку прекращение уголовного дела за смертью подозреваемого (обвиняемого) не влечет снятия с него подозрений или обвинений в совершении преступления, а значит и возникновения права на реабилитацию, что вытекает из содержания ст. 133 УПК РФ. Данный вывод подтвержден и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Вместе с тем привлечение к уголовной ответственности умершего невозможно в силу его отсутствия как субъекта права.

Подводя итоги, констатируем: смерть, как абсолютный

правопрекращающий юридический факт, является обстоятельством, исключающим возможность привлечения лица к уголовной ответственности (уголовно-правовой аспект) и основанием прекращения уголовного дела и/или уголовного преследования (уголовно-процессуальный аспект). С наступлением смерти лицо перестает быть как субъектом уголовной ответственности, так и субъектом уголовно-процессуальной деятельности, при этом вопрос о его виновности в условиях действующего правового регулирования фактически остается нерешенным. Поскольку смерть не является реабилитирующим лицо обстоятельством, достаточно острым становится вопрос о соответствии п. 4 ч.1 ст. 24 УПК принципу презумпции невиновности.

1.2.

<< | >>
Источник: Мещерякова Юлия Олеговна. ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ В ОТНОШЕНИИ УМЕРШЕГО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Смерть как юридический факт и основание прекращения уголовной ответственности:

  1. § 4. Уголовная ответственность военнослужащих194
  2. 19.2. Окончание расследования составлением постановления о прекращении уголовного дела
  3. ОСНОВАНИЯ ПОВЫШЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  4. §2. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования
  5. 2.2. Уголовная ответственность.
  6. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  7. § 1. Основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования
  8. ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ 9.1.1. Понятие и основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования
  9. Понятие и основания прекращения уголовного преследования
  10. Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность, и основания освобождения от юридической ответственности по действующему российскому законодательству
  11. Статья 60. Прекращение права частной собственности на земельные участки
  12. ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНГЛИЙСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  13. § 1. Понятие и основания прекращения трудового договора
  14. §2. Понятие и история развития института освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам
  15. §1. Виды освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам
  16. Смерть как юридический факт и основание прекращения уголовной ответственности
  17. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи со смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, в свете презумпции невиновности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -