<<
>>

Глава 5 Защита прав акционеров в локальных нормативных актах акционерного общества

Широкое распространение в России акционерной формы предпринимательской деятельности придает вопросу защиты прав акционеров особую значимость. Зарубежная практика и опыт создания акционерных компаний в дореволюционной России показали необходимость глубокого внимания со стороны законодателя и правоприменяющих органов к проблеме обеспечения прав акционеров и прежде всего мелких инвесторов, неконсолидированных вкладчиков, наименее искушенных в защите своих интересов.

Период акционерных афер, характерный для нынешнего десятилетия отечественной экономики, не является следствием какой-то российской специфики. Г. Ф. Шершеневич отмечал, что "акционерная горячка оказалась болезнью, сопровождающей с самого начала акционерное дело. Совершенно несбыточные предприятия, вроде отыскания perpetuum mobile, находили подписчиков на акции" [43, с. 142]. Интересно также, что история акционерного законодательства была открыта законом английского правительства "О мыльных пузырях", запретившим возникновение "вредных" предприятий, под которыми понимались акционерные компании.

Акционерная форма предпринимательства, весьма привлекательная целым рядом преимуществ (и прежде всего организацией отношений собственности и управления), должна сопровождаться тщательно продуманным акционерным законодательством, дополняемым локальным нормотворчеством самих акционерных компаний.

Как известно, Федеральный закон "Об акционерных обществах" имеет одной из своих целей защиту прав и интересов акционеров (п. 1 ст. 1 Закона об АО). В локальных нормативных актах акционерных обществ должны конкретизироваться диспозитивные нормы Закона об АО, предусматриваться механизмы реализации законодательных предписаний, устраняться пробелы правового регулирования, имеющиеся в законодательстве и иных правовых актах. В Законе об АО присутствуют бланкетные нормы, отсылающие к внутренним документам, разработка и принятие которых обязательны для акционерной компании.

В теории права отчетливо сформировались два основных подхода к понятию права. Первый отражает монистическое понимание права, права в "объективном смысле" как систему правил поведения (corpus juris), исходящих от государства или поддерживаемых им в качестве масштаба (средства) решения юридических дел. Второй подход связан с определением права в субъективном смысле как меры свободы поведения субъекта, которой он может самостоятельно распоряжаться под защитой государства без чьего-либо вмешательства [5, с. 103-104; 28, с. 29, 32].

Субъективное право включает в себя несколько правомочий: во-первых, обладать каким-либо благом; во-вторых, совершать какие-либо действия; в-третьих, требовать от другого участника правоотношений определенной юридической обязанности; в-четвертых, обратиться за защитой принадлежащего права в случае его нарушения в судебные органы [34, с. 145]. Весь комплекс указанных правомочий принадлежит акционерам компании.

Наряду с защитой прав Закон об АО рассматривает необходимость обеспечения интересов акционеров. В юридической литературе нет системных исследований категории интереса. В психологии под интересом индивида понимают осознание субъектом своих мотивов и потребностей.

Различая понятия "права" и "интересы" акционеров, А. Фельдман пишет: "Акционерное общество не предоставляет владельцам акций никаких гарантий в реализации права на доход. Поэтому при исполнении акционерным обществом обязательств по объявлению дивидендов на обыкновенные акции следует говорить об ущербе не правам, а интересам акционеров, в то время как невыплата объявленных дивидендов является нарушением прав акционеров" [39, с. 44].

Интересы акционеров-физических лиц, портфельных и стратегических инвесторов, владеющих акциями одной компании, могут не совпадать. Если неконсолидированных владельцев акций в большей степени волнуют вопросы, связанные с выплатой дивидендов, то владельцы крупных пакетов акций ориентированы главным образом на обеспечение контроля над производством, на реинвестирование прибыли в развитие компании.

Существенное значение в соотношении интересов имеет также вариант распределения акций среди работников компании и прежде всего высшего менеджерского персонала, оказывающего наиболее значимое влияние на управление акционерным обществом <18>.

При том, что интересы различных категорий акционеров могут не совпадать, акционерное законодательство и локальные нормативные акты акционерных компаний должны предусматривать для всех категорий акционеров равные права как масштаб (меру) дозволенного поведения. Пользуясь предоставленными им правами, акционеры реализуют имеющиеся у них интересы.

Закон "Об акционерных обществах" различает права акционеров-владельцев обыкновенных акций, предусматривая предоставление каждому владельцу обыкновенных акций одинакового объема прав, и права акционеров-владельцев привилегированных акций, устанавливая одинаковый объем прав и равную номинальную стоимость для владельцев привилегированных акций одного типа (ст. 31, 32 Закона об АО).

По своей правовой природе права акционеров можно классифицировать на неимущественные, связанные с участием в управлении акционерным обществом, и имущественные, к которым относят право на участие в доходах компании и ликвидационную квоту - право на получение части имущества при ликвидации акционерного общества. Право на участие в доходах компании подлежит более широкой трактовке, чем право только на получение дивидендов акционерного общества. Сюда следует также отнести: доход, формирующийся в виде прироста абсолютного размера доли за счет реинвестирования прибыли общества в его развитие; доход как результат спекулятивной прибыли при обращении акций на вторичном рынке за счет разницы курса покупки и продажи.

Исходя из сказанного, уровень доходности акций может определяться на практике различными способами. Методика определения доходности акций, предложенная Группой мониторинга фондового рынка (ГМФР) Федеральной комиссии по ценным бумагам предполагает возможность определения дивидендной, курсовой, суммарной доходности в зависимости от интереса той или иной категории акционеров (физических лиц, портфельных и стратегических инвесторов) <19>.

А. Фельдман предлагает определять доходность акций как эффективность (рентабельность) денежной инвестиции: отношением массы получаемого дохода как результата денежного вложения и цены (затрат) на приобретение акций. Эта формула отражает все три элемента, из которых складывается доходность акции, однако на практике подсчитать совокупную доходность достаточно трудно [39, с. 5].

Акционерное общество представляет собой корпоративное образование. Корпоративный принцип организации акционерных компаний означает, в частности, что управление акционерным обществом осуществляется его органами, а не просто акционерами. Из этого следует важное практическое обстоятельство: решения исходят исключительно от органов управления акционерного общества, а не от конкретных лиц, и соответственно акционеры могут осуществлять свои права на участие в управлении компанией только в рамках тех органов, куда они непосредственно входят, и только в той мере, в какой это предусмотрено законодательством и локальными нормативными актами акционерного общества.

Таким образом, способы реализации и механизмы защиты прав акционеров вытекают, в частности, из правовых норм, регулирующих правовой статус, порядок создания, организацию деятельности, компетенцию органов управления акционерного общества. Указанные нормы не только предоставляют акционерам возможность управлять делами общества, но и четко очерчивают конкретную сферу этого управления. Функционирование такой сложной организационной структуры, как акционерное общество, было бы невозможно без органов выражения его воли.

Обеспечение прав и интересов акционеров компании должно быть урегулировано целым комплексом локальных нормативных актов, к которым следует отнести положения "Об общем собрании акционеров", "О совете директоров (наблюдательном совете)", "О ревизионной комиссии", "О дирекции (правлении)", "О генеральном директоре (директоре)", "О персонале", "Об изменении уставного капитала", "О фондах и резервах", "О реестре акционеров и порядке его ведения", "Кодекс поведения лиц, занимающих должности в органах управления акционерного общества" и др. Количество актов и глубина разработки локального механизма обеспечения прав акционеров зависят от степени локального нормотворчества акционерной компании и активности акционеров в защите своих прав.

В настоящей работе будут рассмотрены отдельные, представляющие, на наш взгляд, особый интерес аспекты проблемы обеспечения прав акционеров в локальных документах акционерного общества. В основном они будут связаны с конкретизацией диспозитивных норм и устранением пробелов правового регулирования, которых не избежал Федеральный закон об акционерных обществах при всем его благотворном воздействии на функционирование российских акционерных компаний.

Общее собрание акционеров является высшим органом управления акционерного общества. Г. Ф. Шершеневич достаточно четко выразил сущность соотношения понятий акционерного общества как юридического лица и его общего собрания как органа управления: "Субъектом прав и обязанностей является само акционерное товарищество, общее же собрание выражает волю этого субъекта и своими постановлениями определяет, в пределах устава, его деятельность" [43, с. 157].

Основными гарантиями, обеспечивающими право акционеров на участие в общем собрании, являются, в частности, следующие предусмотренные действующим законодательством и локальными нормативными актами требования:

1) строгое соблюдение порядка подготовки и созыва общего собрания акционеров;

2) правомочность (наличие кворума) общего собрания;

3) соблюдение процедуры принятия общим собранием решений.

Права акционеров на участие в общем собрании зависят от количества и категории принадлежащих им акций. Акционер-владелец обыкновенных акций общества не может быть лишен права участия в голосовании на общем собрании и его право не может быть поставлено в зависимость от владения определенным числом акций.

Указанный принцип участия в общих собраниях любого акционера, независимо от количества принадлежащих ему акций, предоставляющий возможность обеспечить учет мнения большинства совладельцев акционерной компании, получил развитие в Законе об АО, где предусмотрена процедура проведения общего собрания в заочной и смешанной формах. При этом п. 1 ст. 50 Закона об АО ограничил случаи, когда решение общего собрания акционеров не может быть принято путем проведения заочного голосования (опросным путем), перечислив вопросы повестки дня общего годового собрания акционеров (п. 1 ст. 47 Закона об АО). При трактовке нормы п. 1 ст. 50 Закона об АО в практике деятельности акционерных обществ возник вопрос о том, что именно запрещает Закон: проводить годовое собрание в заочной форме или при принятии решения по вопросам повестки дня общего годового собрания использовать заочное голосование. В зависимости от выбранного ответа определяется возможность проведения общего годового собрания акционеров в очной и смешанной формах или только в очной.

На наш взгляд, Закон об АО запрещает только лишь заочную форму годового собрания, но не исключает смешанную с использованием заочного голосования. Иначе ценность проведения голосования в смешанной форме, предполагающей минимизацию организационных и материальных затрат акционеров и самого общества, будет значительно снижена в связи с исключением возможности смешанной формы проведения общего годового собрания акционеров.

Указанный вывод основан на общих началах понимания субъективных прав акционеров. Участие в акционерном собрании - это право, а не обязанность акционера, в том числе и его личное присутствие на совместном обсуждении вопросов повестки дня. Закон исходит из концепции, что в особо важных случаях (п. 1 ст. 47 Закона об АО) акционеру должна быть обязательно предоставлена возможность непосредственно участвовать в совместном публичном обсуждении вопросов повестки дня. Однако Закон не может требовать от акционера обязательного личного присутствия на таком обсуждении. Для устранения всех неясностей и регламентации соответствующей процедуры конструкция проведения общего годового собрания акционеров в смешанной форме должна быть предусмотрена в локальных документах акционерного общества, и прежде всего в Положении об общем собрании акционеров.

В Положении об общем собрании акционеров следует детально урегулировать процедуру установления правомочности общих собраний. Согласно ст. 58 Закона об АО общее собрание акционеров имеет кворум, если на момент регистрации для участия в общем собрании зарегистрировались акционеры (их представители), обладающие в совокупности более чем половиной голосов размещенных голосующих акций общества. В локальном нормативном акте следует более четко определить принцип установления кворума: один раз на момент завершения времени официальной регистрации участников собрания - "если кворум состоялся, то он не может быть нарушен".

Отдельного рассмотрения заслуживает проблема, связанная с определением кворума при участии в голосовании владельцев привилегированных акций по отдельным вопросам повестки дня общего собрания. (Случаи, когда привилегированные акции становятся голосующими, определяются п. 3 ст. 32 Закона об АО.)

Например, в повестку дня годового общего собрания акционеров наряду с традиционными вопросами годового собрания включен вопрос о внесении изменений в устав, связанных с уменьшением номинальной стоимости размещенных привилегированных акций, дивиденд по которым выражен в процентах к их номиналу. Возникает вопрос определения кворума: правомочно ли собрание при присутствии владельцев 50 процентов обыкновенных акций общества или 50 процентов совокупно владельцев обыкновенных и привилегированных акций, имеющих право голосовать по одному из вопросов повестки дня общего собрания акционеров? Логично предположить, что неучастие владельцев привилегированных акций в общем собрании акционеров может иметь вполне сознательный характер и не должно срывать его проведение. Поэтому кворум следует определять от количества обыкновенных акций, дающих право голоса по всем вопросам компетенции общего собрания. Для принятия решения по вопросу, голосуемому привилегированными акциями, подсчет голосов осуществляется как сумма голосов, поданных владельцами обыкновенных и привилегированных акций.

Кворум собрания один. Он определяется по числу голосующих акций, предоставляющих право голоса по всем вопросам компетенции общего собрания. Однако для принятия решений по отдельным вопросам повестки дня общего собрания акционеров может учитываться различное число голосующих акций. Указанное положение должно быть предусмотрено в Положении об общем собрании акционеров, что устранит неоднозначность толкования норм Закона об АО и исключит ошибки определения кворума и подсчета голосов на общих собраниях акционеров, когда привилегированные акции голосуют по одному из вопросов повестки дня.

В Законе об АО до конца не урегулирована проблема определения правомочности следующего за повторным общего собрания акционеров, если на повторном собрании не собран кворум в количестве 30 процентов от общего числа размещенных голосующих акций. На наш взгляд, в Положении об общем собрании акционеров следует установить, что общее собрание, инициируемое акционерами, в этом случае еще раз не созывается. Общее собрание акционеров, проводимое по инициативе совета директоров (наблюдательного совета) <20>, ревизионной комиссии или аудитора, должно быть созвано повторно. Для того, чтобы ситуация не стала тупиковой, следует, очевидно, предусмотреть, что собрание акционеров, созванное в третий раз, должно быть правомочно при любом количестве представленных голосующих акций. В этом случае права всех акционеров, надлежаще уведомленных о созыве общего собрания, будут соблюдены.

Следующий заслуживающий рассмотрения вопрос связан с правом акционеров на голосование на общем собрании. Закон об АО в различных нормах, регулирующих статус органов управления, заинтересованность должностных лиц в совершении сделок и пр., предусматривает случаи, когда акционеры-владельцы обыкновенных акций не имеют права участвовать в голосовании на общем собрании. Представляется удобным для правоприменения перечислить эти случаи в Положении об общем собрании акционеров, предусмотрев в нем, что акционер не вправе сам или через своего представителя голосовать по вопросу повестки дня общего собрания, если принимается решение об утверждении его отчетности; о назначении ему вознаграждения; об освобождении его от исполнения обязанностей; о привлечении к ответственности или освобождении от таковой, а также при его заинтересованности в сделке, одобряемой общим собранием акционеров. Включение подобной нормы в локальные нормативные акты устранит имеющиеся в законодательстве пробелы, облегчит практику его применения и исключит возможность влияния на принимаемые обществом решения лично заинтересованных в этих решениях акционеров.

Закон об АО, подробно регулируя компетенцию общего собрания акционеров, предусматривает вопросы, которые могут быть внесены на его обсуждение исключительно советом директоров (подп. 2, 12, 15-20 п. 1 ст. 48 Закона об АО, если иное не установлено уставом общества), и вопросы, инициатива предложения которых в повестку дня общего собрания может исходить только от акционеров. Так, в соответствии с п. 1 ст. 53 акционеры, владеющие в совокупности не менее чем двумя процентами голосующих акций общества, могут выдвинуть кандидатов для избрания на годовом общем собрании в совет директоров и ревизионную комиссию.

Следует обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, указанная статья регулирует процедуру выдвижения кандидатов в совет директоров и ревизионную комиссию только для избрания на годовом общем собрании акционеров. Процедура выдвижения кандидатов в эти органы для избрания на внеочередном собрании Законом не регламентирована. Компенсировать данный пробел законодательства возможно путем включения в Положение об общем собрании акционеров нормы, регулирующей упущенную законом процедуру выдвижения и избрания членов совета директоров и ревизионной комиссии на внеочередном общем собрании акционеров.

По аналогии с п. 1 ст. 53 Закона об АО в Положении следует предусмотреть, что право выдвижения кандидатов в совет директоров и ревизионную комиссию имеют только акционеры общества, владеющие оговоренным в уставе числом голосующих акций. Целесообразно установить по возможности схожие процедуры выдвижения и избрания кандидатов в органы управления и контроля на внеочередном и годовом общих собраниях. Во-вторых, Закон об АО урегулировал процедуру выдвижения и избрания на годовом общем собрании акционеров только членов совета директоров и ревизионной комиссии.

Однако во многих случаях уставом общества к компетенции общего собрания акционеров отнесено также избрание единоличного исполнительного органа (генерального директора, директора), а в отдельных случаях - и коллегиального (правления, дирекции) <21>.

Таким образом, Закон об АО, с одной стороны, предусмотрел возможность включения этих вопросов в компетенцию общего собрания, а с другой стороны, не установил каких-либо специальных процедур по их реализации. Данный пробел законодательства следует компенсировать введением специальных норм в устав общества и его локальные нормативные акты - в положения "Об общем собрании акционеров", "О генеральном директоре", "О правлении". В указанных документах специального описания требует процедура выдвижения кандидатов на пост генерального директора и, возможно, членов коллегиального исполнительного органа.

Для облегчения практики применения правовых норм здесь следует, очевидно, отказаться от творческих поисков и воспроизвести процедуру, предусмотренную для выдвижения акционерами кандидатов в совет директоров и ревизионную комиссию на годовом общем собрании акционеров. По аналогии с п. 1 ст. 53 Закона об АО в Положении об общем собрании акционеров следует установить:

- круг акционеров, имеющих право выдвигать кандидата (2 процента или иное количество акционеров-владельцев голосующих акций по усмотрению самого акционерного общества);

- максимальное число кандидатов, содержащееся в одной заявке;

- срок выдвижения кандидатуры (например, 30 календарных дней после окончания финансового года или иной срок по усмотрению самого акционерного общества по аналогии с выборами совета директоров и ревизионной комиссии);

- форму заявки;

- сроки рассмотрения советом директоров поступивших заявок и направления мотивированных отказов.

Закон "Об акционерных обществах", в отличие от ранее действовавшего акционерного законодательства, не предусматривает письменного согласия кандидата в органы управления и контроля акционерного общества на выдвижение его кандидатуры. Исходя из норм Закона, следует различать две процедуры. Во-первых, выдвижение акционерами претендентов для включения в "список кандидатур для голосования" по выборам органов управления и контроля и, во-вторых, включение лиц из "списка кандидатур для голосования" в "бюллетень для голосования".

Закон не требует согласия для включения претендента в список "кандидатур для голосования", но и не описывает процедуру "перехода" кандидатов из "списка кандидатур для голосования" в "бюллетень для голосования". Такую процедуру следует отразить в Положении об общем собрании акционеров. В частности, необходимо предусмотреть, что совет директоров должен обратиться к лицам, включенным в "список кандидатур для голосования" по выборам органов управления и контроля, с предложением письменно подтвердить их согласие баллотироваться. Если в течение определенного числа рабочих дней кандидат письменно не подтвердил свое согласие баллотироваться, это означает его отказ (так называемый отказ по умолчанию). В бюллетени для голосования включаются только те лица из списка кандидатур на голосование, которые письменно подтвердили свое согласие баллотироваться. При самовыдвижении считается, что письменное согласие баллотироваться уже имеется, и совет директоров в этом случае не направляет претенденту письмо с просьбой подтвердить согласие на участие в выборах.

Следует заметить, что, несмотря на определенные пробелы, Закон "Об акционерных обществах" довольно подробно описывает правовой статус, компетенцию, формы проведения акционерных собраний, права на участие в общем собрании владельцев различных категорий акций. За пределами правового регулирования, таким образом, остались процедурные вопросы, связанные с организацией и проведением общих собраний акционеров: порядок принятия решений, избрание, состав, функции и полномочия рабочих органов собрания (счетной комиссии, председателя, президиума, секретариата собрания). Указанные вопросы, следовательно, должны быть предусмотрены в Положении об общем собрании акционеров.

После принятия Закона об АО с целью соблюдения принципа рациональности в нормотворчестве многие акционерные общества ограничились принятием именно регламента проведения общего собрания. В Положении об общем собрании (регламенте) следует, на наш взгляд, предусмотреть специальную процедуру образования вспомогательных органов собрания. Для оперативности подсчета голосов голосование по составу счетной комиссии, секретариата, президиума и кандидатуре председателя собрания (если по уставу общества и внутренним актам он не назначается советом директоров) можно проводить по отрицающему принципу: голосуют те, кто "против".

Закон об АО также достаточно подробно регулирует правовой статус, компетенцию совета директоров, порядок выдвижения и избрания его членов. В Положении о совете директоров следует в соответствии с уставом общества определить компетенцию совета директоров для случаев, когда в Законе об АО она предусматривается как альтернативная <22>.

Обобщение практики применения Закона об АО показало наличие тенденции перераспределения полномочий от общего собрания акционеров к совету директоров по вопросам увеличения уставного капитала путем увеличения номинала акций или путем выпуска дополнительных акций (ст. 12, 28; подп. 6 п. 1 ст. 48 Закона об АО), приобретения и выкупа обществом размещенных акций (подп. 19 п. 1 ст. 48 Закона об АО), участия в холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах и иных объединениях коммерческих организаций (подп. 20 п. 1 ст. 48 Закона об АО).

Не установив никаких критериев выдвижения кандидатов в совет директоров, Закон об АО предусмотрел для акционерных обществ возможность в уставе и в локальных актах предусмотреть требования, предъявляемые к лицам, избираемым в состав совета директоров (п. 2 ст. 66 Закона об АО). Таким образом, Закон не ограничивает для акционерных компаний возможности позаботиться о качественном составе совета директоров, призванного, в частности, осуществлять мониторинг и защиту прав акционеров. Владение определенным количеством акций не является обязательным условием для избрания гражданина или юридического лица <23> в органы управления и контроля акционерного общества.

На наш взгляд, это требование не следует предусматривать и в локальных нормативных актах, во-первых, потому, что в силу движения акций это условие изменчиво, а, во-вторых, потому, что оно не обеспечивает качественного подбора состава совета директоров. Требования, предъявляемые к членам совета директоров, должны иметь устойчивый характер и обеспечивать заполнение совета квалифицированными, знающими дело представителями. К требованиям, отвечающим указанным принципам, можно отнести:

- наличие соответствующего образования (экономического, юридического или иного образования по профилю деятельности акционерного общества);

- стаж работы на руководящих должностях или представительства в органах управления и контроля акционерных компаний.

В Положении о совете директоров следует подробно урегулировать процедурные вопросы созыва, организации работы, порядка принятия советом директоров решений, его взаимодействие с другими органами управления, контроля и акционерами общества. Заслуживающим внимания представляется вопрос создания постоянных или временных комиссий совета директоров. В Положении о совете директоров следует предусмотреть, что совет директоров для решения отнесенных к его компетенции вопросов может при необходимости из числа своих членов, а также других акционеров, персонала общества и сторонних специалистов-экспертов создавать рабочие комиссии с временным (для решения конкретной проблемы) или постоянным (на период полномочия совета директоров) сроком действия. Комиссии совета директоров, уполномоченные им осуществлять подготовку к рассмотрению на заседании совета соответствующих вопросов, обеспечат глубокое изучение проблем при значительной экономии времени на заседаниях совета и повысят качество принимаемых им решений.

Практика подготовки акционерными обществами годовых собраний акционеров по итогам 1996 финансового года (вторых по счету после принятия Закона об АО) показала актуальность включения в устав и Положение о совете директоров правовой нормы, регулирующей порядок пролонгирования полномочий ранее избранного состава совета директоров, когда по окончании срока выдвижения в состав совета директоров не выдвинуто ни одного кандидата или все сняли свои кандидатуры или выдвинуто (избрано) менее половины количественного состава совета директоров, или выборы на общем собрании не состоялись из-за отсутствия кворума общего собрания. Полномочия ранее избранного совета директоров следует пролонгировать до момента переизбрания нового состава совета директоров на следующем общем годовом собрании акционеров [8, с. 39].

Имущественные права акционеров на уровне локального нормотворчества должны быть защищены, в частности, Положением о выплате дивидендов. Указанное Положение должно определять дивидендную политику акционерного общества (периодичность, размер, форму выплаты дивидендов) и предусматривать процедурные вопросы выплаты дивидендов.

Существенное значение для обеспечения прав акционеров на участие в доходах компании имеет процедура принятия решения, подготовки и выплаты дивидендов. В связи с этим в Положении о выплате дивидендов следует предусмотреть следующие основные моменты:

1. Размер подлежащих к выплате дивидендов должен определяться суммой средств, приходящихся на одну акцию. Объявление размера дивидендов в процентах к номинальной стоимости акции экономически некорректно, поскольку акции приобретались акционерами по различной цене и их реальная доходность для каждого акционера различна.

2. Взыскание с акционерного общества штрафных санкций за задержку выплаты объявленных дивидендов по обыкновенным акциям.

Как было указано выше, выплата дивидендов по обыкновенным акциям является правом, а не обязанностью компании, в то время как своевременная выплата дивидендов по объявленным акциям приобретает характер императивного обязательства акционерного общества перед акционерами. Указанная обязанность общества может быть обеспечена, в частности, установлением штрафных санкций за ее неисполнение.

3. Независимо от срока приобретения акций производится выплата равных дивидендов на одну акцию определенной категории (типа). Принцип выплаты дивидендов "всем одинаково" является общепризнанным в мировой практике. Он соответствует сущности права владения акцией: собственник акции - член акционерного общества, владелец доли в уставном капитале компании, а не его кредитор. Поэтому неважно, с какого момента возникает право собственности на акцию и сколько времени акционер является членом акционерного общества: права всех акционеров одинаковы и зависят только от числа принадлежащих им акций.

4. В Положении о выплате дивидендов должен быть урегулирован порядок составления дивидендной ведомости. В соответствии с п. 4 ст. 42 Закона об АО в список лиц, имеющих право на получение промежуточных дивидендов, должны быть включены акционеры и номинальные держатели, включенные в реестр акционеров общества не позднее чем за 10 дней до даты принятия советом директоров решения о выплате дивидендов, а в список лиц, имеющих право на получение годовых дивидендов, - акционеры и номинальные держатели акций, внесенные в реестр акционеров на день составления списка лиц, имеющих право участвовать в годовом общем собрании акционеров. Согласно п. 1 ст. 45 Закона об АО внесение записи в реестр акционеров общества осуществляется по требованию акционера или номинального держателя акций не позднее трех дней с момента представления документов о переходе права собственности. Возникает вопрос о включении в дивидендную ведомость акционеров, подавших соответствующие документы для внесения записи в реестр акционеров в последний день составления дивидендной ведомости.

В связи с этим следует отметить, что, несмотря на то, что на оформление записи в реестре акционеров отводится три дня, датой включения акционера в реестр является дата подачи документов держателю реестра. Таким образом, в Положении о выплате дивидендов следует предусмотреть, что акционер имеет право на выплату дивидендов, если он представил реестродержателю документы, удостоверяющие приобретение акций, в последний день составления дивидендной ведомости.

5. В Положении о выплате дивидендов должна быть предусмотрена выплата дивидендов по акциям, отчужденным их владельцами уже после составления списка лиц, имеющих право на получение дивидендов. Как следует из Закона об АО, в распределении прибыли не участвуют неоплаченные, неразмещенные, а также выкупленные и находящиеся на балансе общества акции. Акции, приобретенные акционерами после составления дивидендной ведомости, предоставляют право на дивиденд предыдущему собственнику, включенному в список лиц, имеющих право на получение дивиденда. У предыдущего владельца возникает так называемое право эксдивидендного срока [39, с. 46]. Действительно, прибыль по размещенным акциям, находящимся на балансе общества, не должна поступать в распоряжение компании, а подлежит распределению между акционерами.

Таким образом, в Положении о выплате дивидендов следует урегулировать право эксдивидендного срока право предыдущего владельца - акций, включенного в дивидендную ведомость на получение начисленных дивидендов, если это право не передано им по доверенности приобретателю акций. Выдача такой доверенности или сохранение права эксдивидендного срока соответствующим образом будут влиять на цену продажи акций.

6. При предусмотренной Положением о выплате дивидендов возможности выплаты дивидендов в неденежной форме - товарами и ценными бумагами - должны быть урегулированы вопросы оценки стоимости товаров и ценных бумаг, а также порядок налогообложения в этом случае доходов акционеров.

7. В Положении о выплате дивидендов целесообразно предусмотреть возможность выплаты дивидендов по привилегированным акциям за счет специально образованного для этих целей фонда в случае, если на выплату дивидендов не будет достаточно полученной обществом чистой прибыли (п. 2 ст. 42 Закона об АО).

<< | >>
Источник: Шиткина И.С.. Правовое обеспечение деятельности акционерного общества. - М.: Фонд "Правовая культура".. 1997

Еще по теме Глава 5 Защита прав акционеров в локальных нормативных актах акционерного общества:

  1. § 2- Развитие организационно-правовых форм субъектов торгового (предпринимательского) нрава в XVIII в. - середине XIX
  2. § 3. Реализация н защита прав участников юридических лиц в постсоветский период
  3. § 2.2. Правоспособность представителя 2.2.1. Основание правоспособности. Доверенность
  4. §3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.
  5. §3.2. Специфика осуществления прав ] миноритарными акционерами.
  6. §4.3. Система внутрикорпоративной охраны и защиты прав миноритарных акционеров.
  7. § 3. Сравнительно-правовой анализ холдингов и других объединений в сфере предпринимательства
  8. § 1. Нормативно-правовое обеспечение организации и деятельности холдингов
  9. § 2. Механизмы управления деятельностью холдинга
  10. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  11. §1. Понятие гражданской правоспособности юридического лица
  12. §2.2. Правовой статус органов управления АО и регламентация их деятельности в ККУ
  13. § 2.2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе финансово-промышленной группы
  14. Глава 1 Правовое положение и правовое обеспечение деятельности акционерного общества
  15. Глава 3 Соотношение интересов субъектов акционерных отношений при распределении прибыли акционерного общества
  16. Глава 4 Нормативное обеспечение управления персоналом акционерного общества
  17. Глава 5 Защита прав акционеров в локальных нормативных актах акционерного общества
  18. § 2.2. Правоспособность представителя
  19. § 2. Права акционеров при совершении обществом крупных сделок и сделок с заинтересованностью
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -