<<
>>

§ 2.3. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного об­щества в составе холдинговой структуры

Правовое положение холдинга российским законодателем четко не опре­делено. Несмотря на то, что юридическое содержание понятия «холдинг» встречается в отдельных правовых актах, легального определения данного по­нятия не существует до сих пор.

Закон «О холдингах», принятый Государст­венной Думой РФ 28.06.2000 г., был вначале отклонен Президентом РФ и от­правлен на доработку, затем принятый в третьем чтении Государственной Ду­мой РФ в редакции согласительной комиссии, указанный закон вновь был от­клонен в июле 2001 г. уже Советом Федерации.

1 Белоусов О. В. Указ. соч. С. 22-23.

Имеет смысл внести ясность относительно далее употребляемых нами терминов, так под холдингом мы будем иметь в виду всю совокупность участ­ников предпринимательского объединения во главе с головной организацией - холдинговой компанией или холдинг-компанией.

Пункт 1.1. Временного положения, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16.11.1992 г. № 1392 определяет холдинговую ком­панию, как предприятие, независимо от организационно-правовой формы, в со­став активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий.

Предприятия, контрольные пакеты акций которых входят в состав акти­вов холдинговой компании именуются «дочерними». Под «контрольным паке­том акций» понимается любая форма участия в капитале предприятия, которая обеспечивает безусловное право принятия или отклонения определенных ре­шений на общем собрании его участников (акционеров, пайщиков) и в его ор­ганах управления.

Эта формулировка в контексте современного законодательства несколько некорректна, поскольку раскрывается через понятие «компания», определение которой в законодательстве отсутствует, а также различные организационно­правовые формы могут иметь юридические лица, но не предприятия. Опреде­ляющим признаком холдинговой компании во Временном положении является преобладающее участие одной коммерческой организации в акционерном ка­питале других организаций.

В юридической литературе вопрос о соотношении холдинга и правовых конструкций «основное общество (товарищество) - дочернее общество», «пре­обладающее общество - зависимое общество», закрепленных ст. 105, 106 ГК РФ, является дискуссионным.

Одни авторы считают[236], что понятие холдинга согласуется с принципами статьи 105 ГК РФ («Дочернее хозяйственное общество»), прототипом которой,

по мнению В. Федчука, является статья 144 Закона о компаниях Великобрита­нии, где содержится определение холдинга.

Встречается другая точка зрения’, что холдинг можно определить лишь как совокупность хозяйственных обществ, в которой одно общество имеет воз­можность определять решения другого общества в силу преобладающего уча­стия в нем. Поэтому определение дочернего общества, закрепленное ст. 105 ГК РФ, гораздо шире холдинга.

С позиции В. В. Лаптева трактовка дочернего общества, содержащаяся в ст. 105 ГК РФ не относится к определению холдинговой компании, признаком которой является именно наличие у нее контрольного пакета акций дочернего общества[237] [238].

Однако Закон о банках определяет в ст. 4 банковский холдинг как объе­динение юридических лиц, в том числе, на основе существующей возможности у головной организации прямо или косвенно (через третье лицо) определять решения других юридических лиц, входящих в холдинг по причине участия в их уставном капитале и (или) в соответствии с условиями договора. Иначе го­воря, наряду с преобладающим участием в уставном капитале допускается до­говорный тип зависимости юридических лиц в банковском холдинге.

По мнению В. С. Белых, ГК РФ, закрепляя положения о дочерних и зави­симых хозяйственных обществах, в какой-то мере (опосредованно) очерчивает юридические контуры холдинга[239].

А. Р. Горбунов в книге «Дочерние компании, филиалы, холдинги» пишет, что холдингом считается любой хозяйственный субъект, располагающий до­черним предприятием и имеющий возможности контролировать его деятель­ность.

И называет следующие элементы «холдингового объединения»:

• головное предприятие. Штаб-квартира головного предприятия спе­циализируется на управлении дочерними предприятиями и обычно не ведет ка­кую-либо оперативную деятельность (производственную, торговую и т. п.);

• представительства и филиалы, не имеющие статуса юридического

лица;

• дочерние общества основного холдинга и/или промежуточного холдинга;

• зависимые общества, вложения в которые хотя и ниже уровня кон­трольного пакета, но позволяют преобладающему обществу (холдингу) влиять на их деятельность путем участия его представителей в органах управления, а также на основе гарантированных уставом прав меньшинства и других особен­ностей регламента общего собрания участников и совета директоров компании;

• общества с долевым участием холдинга, вложения в которые носят чисто «портфельный» характер, то есть не влекут за собой участие в управле­нии (однако и здесь возможно образование блоков для голосования на общем собрании участников, что позволяет квалифицировать их как ассоциированные компании холдинга);

• другие фирмы и хозяйственные субъекты, находящиеся в зависи­мом положении (дилеры, эксклюзивные поставщики, агенты и пр.)’.

В этой связи нельзя не согласиться с точкой зрения Томаса Келлера, ко­торый определяет холдинговую компанию, как компанию главной областью деятельности которой является рассчитанное на длительный срок долевое уча­стие в одной или нескольких юридически самостоятельных компаниях[240] [241]. По­этому на наш взгляд представительства и филиалы — внешне обособленные подразделения юридического лица - не могут выступать в качестве элементов холдинговой структуры. Последними являются организации со статусом юри­

дического лица, связанные между собой, как правило, системой долевого уча­стия.

С этой точки зрения вряд ли можно отнести к элементам холдинга другие хозяйственные субъекты, находящиеся в ином зависимом положении (напри­мер, дилеры, эксклюзивные поставщики).

Сам по себе, скажем, статус дилера еще не свидетельствует о наличии системы участия, построенной по типу хол­динга[242].

Разработчики проекта Федерального закона «О холдингах» предложили следующее определение холдинга.

Законопроект (ст. 3) определяет холдинг как совокупность двух и более юридических лиц (участников холдинга), связанных между собой отношениями (холдинговыми отношениями) по управлению одним из участников (головной компанией) деятельностью других участников холдинга на основе права голов­ной компании определять решения, принимаемые другими участниками.

В зависимости от способа возникновения холдинговых отношений в за­конопроекте выделяется имущественный холдинг, который образуется в ре­зультате преобладающего участия головной компании, являющейся хозяйст­венным обществом или хозяйственным товариществом, в капитале других юридических лиц, также являющихся хозяйственными обществами или хозяй­ственными товариществами, с оформлением путем внесения записей в реестр акционеров или в устав участникам холдинга о владении головной компанией акциями (долями), обеспечивающими преобладающее участие в капитале уча­стника холдинга, либо внесения записи в устав акционерного общества - участ­ника холдинга о праве головной компании давать ему обязательные указания или вступления в силу договора о таком праве между участником холдинга и головной компанией.

В проекте закона под преобладающим участием в капитале хозяйственно­го общества (головной компании, участника холдинга) понимается владение

собственником, головной компанией акциями (долями) в размере, позволяю­щем предопределять решения, принимаемые указанным хозяйственным обще­ством.

Помимо этого, холдинговые отношения могут возникать в результате до­говора о создании холдинга между головной компанией и участниками холдин­га, или договора между головной компанией и участниками (учредителями, ак­ционерами, товарищами) других юридических лиц - участников холдинга (до­говорный холдинг).

Кроме того, холдинговые отношения могут возникать в результате спо­собности руководящих органов головной компании определять состав или ре­шения руководящих органов других юридических лиц.

Можно назвать эти от­ношения фактическим холдингом.

Холдинг может возникнуть на основании волевого акта - решения (нор­мативного правового акта о создании холдинга), принятого в пределах своей компетенции собственниками имущества, если все участники холдинга являют­ся государственными унитарными предприятиями (имущественный холдинг на базе государственной собственности) и на основании постановления Прави­тельства Российской Федерации, принятого в соответствии с рассматриваемым проектом Федерального закона «О холдингах».

Не имеет смысла пускаться в детальный комментарий законопроекта. Хо­телось бы только заострить внимание на том, что в законопроекте «холдинго­вые отношения» включают в себя достаточно широкий круг правоотношений, в основе которых находится дочерняя зависимость юридических лиц имущест­венного, договорного и фактического характера, закрепленная пунктом 1 ст. 105 ГК РФ. Помимо классического холдинга - вертикально интегрированной совокупности юридических лиц, определяющим признаком которой является контроль, осуществляемый основным обществом над дочерним в силу преоб­ладающего участия в его уставном капитале - разработчики проекта закона предлагают и другие способы возникновения холдинга: договорный, волевой

(распорядительный) порядок, способность руководящих органов головной ком­пании определять состав или решения руководящих органов других юридиче­ских лиц (фактическая зависимость).

Возможно, при отсутствии на сегодняшний день надлежащего правового регулирования предпринимательских объединений такой подход является оп­равданным. Но, на наш взгляд, нельзя именовать холдингом все проявления от­ношений экономической зависимости и контроля юридических лиц, все формы интеграции организаций.

При анализе положений законопроекта и сопоставлении их с нормами Закона о ФПГ и со статьей 105 ГК РФ определенно обнаруживается некоторое пересечение, а отчасти и совпадение круга отношений, регулируемых указан­ными актами, что также требует детальной проработки.

Если обратиться к зарубежным исследованиям, касающимся холдинго­вых структур, то можно увидеть определенное (также отличное от законопро­екта) понимание холдинга. Например, Келлер в своей работе «Концепции хол­динга» рассматривает классический «пирамидальный» холдинг, строящийся, как правило, исключительно на основе системы участия в капитале юридиче­ских лиц.

Дело в том, что, в отличие от «западной» экономики, в России до сих пор невозможно появление такого типа экономического агента, как крупный и ус­пешный портфельный инвестор. К примеру, обладая только лишь пакетом ак­ций какого-либо промышленного предприятия в России, невозможно получить ни дохода, ни влияния. Этот пакет акций может быть через какое-то время либо размыт, либо оспорен, потому что помимо формальных собственников для рос­сийского предприятия существует еще, как минимум, две категории обладате­лей фактических прав собственности. Это, во-первых, внутренний менеджмент, а также иные влиятельные локальные группировки. И, во-вторых, исполни­тельная власть (в зависимости от размера предприятия - городская, региональ­ная или федеральная). Только устойчивое равновесие в этом, по меньшей мере,

«треугольнике сил», по мнению Я. Ш. Паппэ, обеспечивает формальному соб­ственнику действительно прочный и эффективный контроль над предприятием, а самому предприятию - возможности для развития. В случае конфликта любая из сторон в настоящее время, как правило, проигрывает коалиции двух других[243].

Возвращаясь к работе Келлера, нужно отметить, что под понятием «хол­динг» автор имеет в виду головную компанию предпринимательского объеди­нения. Возможно потому, что, в частности в немецком корпоративном законо­дательстве, существует понятие «связанные предприятия» и для группы опре­деленным образом связанных предприятий существует такое понятие как «кон­церн» (об этом мы уже говорили в соответствующем параграфе работы). По­этому холдингом автор именует не определенным образом интегрированную совокупность юридических лиц (к чему склоняемся мы, поскольку не распола­гаем легальным определением предпринимательского объединения, кроме та­кой его разновидности как ФПГ), а компанию, главной областью деятельности которой является рассчитанное на длительный срок долевое участие в одной или нескольких юридически самостоятельных компаниях.

С такими оговорками можно обратиться к рассмотрению моделей хол­динга в экономике развитых стран и соответственно положения дочерних и за­висимых хозяйственных обществ в этих хозяйственных системах.

Келлер предлагает классификацию холдинговых компаний, исходя из следующих классификационных признаков[244]:

• функциональных характеристик холдинга («финансовый холдинг» и «управляющий холдинг»);

• иерархической позиции холдинга в совокупности взаимосвязанных юридических лиц («основной холдинг» и «промежуточный холдинг»);

• дислокация деятельности предприятий холдинга («национальный холдинг» и «транснациональный холдинг»).

С точки зрения автора, холдинг может быть финансовым или управляю­щим, а также финансово - управляющим.

Финансовый холдинг (холдинг в широком смысле) основан на долевом участии в капитале юридических лиц с преобладанием таких функций, как ин­вестирование и управление капиталовложениями. Причем понятие финансово­го холдинга не подлежит какому-либо количественному ограничению относи­тельно доли капиталовложений, которая может составлять от нескольких про­центов до 100% в уставном капитале юридического лица. Это означает, что да­же при 100%-ом участии финансовый холдинг не оказывает никакого опера­тивного влияния на предпринимательскую деятельность компании. Задачей по­литики долевого участия в финансовом холдинге является образование порт­фельной структуры с оптимальным соотношением доход/риск.

Управляющий холдинг (холдинг в узком смысле) через основное или ма­теринское общество осуществляет единое экономическое руководство по от­ношению к дочерним и зависимым обществам, что при создании холдингового концерна[245] выражается в следующем:

- экономически единая постановка общей цели долгосрочной предпри­нимательской политики концерна;

- организация, соответствующая этому единству, и регулирование ком­петенции;

- осуществление единого руководства и распорядительной деятельно­сти;

- контроль за достижением цели.

Холдинг может выступать в качестве управляющего холдинга относи­тельно части своих дочерних обществ и одновременно занимать позицию фи­нансового холдинга по отношению к другой части обществ.

Рассмотрим иерархическую позицию холдинга.

Основной холдинг является господствующей компанией с преобладаю­щим участием или полным (100%) участием в составе закрытой совокупности дочерних обществ. Промежуточный холдинг является всегда дочерним общест­вом. В качестве холдинга он может быть основным обществом, возглавляющим одно или несколько дочерних обществ или обществ с долевым участием и осу­ществляющим функции финансового и/или управляющего холдинга.

Российское законодательство не препятствует образованию перекрестных холдингов и холдингов «кругового» типа[246] в зависимости от построения систе­мы участия.

Поскольку в вышеприведенных случаях нет институционализации хол­динга, все участники предпринимательского объединения теоретически высту­пают и в роли субъекта и в роли объекта управления одновременно, хотя на практике акцент может быть сдвинут в ту или иную сторону.

Следующим классификационным признаком является дислокация. Суще­ственным признаком национального холдинга является его дислокация в опре­деленном государстве, то есть национальный холдинг участвует лишь в тех компаниях, которые расположены в одном государстве.

Транснациональный холдинг является основным для обществ, которые дислоцируются в различных государствах. Будучи промежуточным холдингом, он может быть одновременно финансовым или управляющим холдингом для иностранных капиталовложений. Вследствие, как правило, широкого географи­ческого рассеивания их дочерних и зависимых обществ, транснациональные холдинговые компании часто регистрируются в государствах, которые наряду с особыми налоговыми преимуществами облегчают доступ к международным финансовым рынкам и особым инструментам финансирования.

Далее Томас Келлер выделяет специфические признаки холдинга[247].

Юридическо-структурно-организационные признаки.

Поскольку предпринимательский предмет холдинга заключается в доле­вом участии в одном или нескольких юридических лицах, независимых в пра­вовом и экономическом отношении, то с каждым холдингом непосредственно связано возникновение вертикальной юридическо-уставной структуры холдин­га.

Для холдинга, как юридически самостоятельной формы руководства кон­церном, это означает, что правовое обособление одной или, как правило, не­скольких структур объединения одновременно всегда связано с правовым обо­соблением высшего звена управления.

Между холдингом и его дочерними и зависимыми обществами возникают вертикальные финансово-правовые и, при известных условиях, директивно­правовые или управленческо-организационные отношения, а также отношения услуг.

Структура холдинга является, по меньшей мере, двухступенчатой. По­средством юридических и структурно-организационных связей образуется ос­новная систематика выше и ниже холдинга, с помощью которой можно класси­фицировать и описывать все возможные структуры долевого участия и отно­шений с холдинговыми обществами.

Функциональные признаки. Основополагающей функцией холдинга яв­ляется финансирование долевого участия, в прямой зависимости от которого находятся административно-технические задачи, простирающиеся от простого административного управления долевым участием до чисто контрольной дея­тельности.

Производной функцией холдинга является руководство совокупностью взаимосвязанных юридических лиц.

В принципе холдинговые общества не выполняют каких-либо производ­ственно-хозяйственных функций. Несмотря на экономические отношения в кадровой и финансовой политике, они не производят ни материальные товары, ни услуги, не имеют связей с рынками сбыта или закупок.

Хозяйствующие субъекты, которые наряду с главной целью долевого участия в других обществах ведут еще и собственную оперативную деятель­ность, играют некую двойную роль: с одной стороны, холдинг, с другой сторо­ны - промышленное предприятие, банк, торговое предприятие и т. п. Для этих типов организаций укоренилось понятие «смешанный холдинг».

Отсюда можно изобразить классификацию основных типов холдингов с учетом их производственно-экономических функций следующим образом (см. рис. 1):

Рис. 1.

Келлер считает, что в основе всех холдинговых концепций лежит сле­дующий рыночный принцип. Поскольку холдинговое предпринимательское объединение основывается на юридической самостоятельности и децентрали­зованной ответственности входящих в него юридических лиц, то в нем (объе­динении) существуют изолированные друг от друга отношения к различным внешним рынкам. С одной стороны, это отношения оперативных дочерей хол­динга к внешним рынкам товаров и услуг. С другой стороны, это отношения холдинга к внешнему рынку капитала. Эти рыночные отношения изолированы друг от друга:

- дочерние общества холдинга не имеют доступа к внешнему рынку ка­питала, поскольку все доли участия в дочерних компаниях держит холдинг. Покупка и продажа предприятий осуществляется исключительно холдингом;

- холдинг не имеет доступа к рынку товаров и услуг. Он не ведет опера­тивной деятельности. «Продуктом» холдинга является его портфель долевого участия. Который он создает путем покупки и продажи долей участия;

- в то время как оперативные дочери предлагают своим внешним клиен­там продукцию в своем сегменте рынка, холдинг предлагает своим «клиентам» - участникам холдинга использовать финансовые накопления в сегменте рынка капитала.

В исследуемой литературе описывается пять моделей образования хол­динга в мировой практике*:

1) основание холдинга и последующая покупка долей участия или «мо­дель основания». В этом случае вначале формируется первичная сфера долево­го участия, после этого производится покупка дополнительных долей участия, которая осуществляется, главным образом, за счет заемных средств.

2) внесение в холдинг уже имеющихся долей участия в действующих предприятиях или «модель слияния». В данном случае компаньоны передают свои доли участия в действующих предприятиях вновь создаваемому холдингу, в котором им предоставляются права долевого участия, а также могут предос­тавляться дополнительные выгоды.

3) полное разделение структурных единиц предприятия или основной фирмы («модель разделения»).

4) модель выделения дочернего общества.

5) модель делегирования функций управления по договору (образование «квази» - холдинга).

На этой модели необходимо заострить внимание, поскольку в отечест­венной литературе является дискуссионным вопрос о том, возникает или не возникает холдинг при делегировании функций управления менеджмент- компании по договору.

1 См.: Келлер Томас. Указ. соч. С. 72-80.

Центральным элементом этой модели является передача функций управ­ления специальным управленческим обществам на основе двухсторонних дого­воров. При этом «децентрализация» имущества, как это происходит в модели разделения, или «централизация» долей участия, типичная для модели слияния, не происходит. В модели делегирования функций управления по договору сле­дует различать два варианта:

- делегирование функций управления предпринимательским объедине­нием в целом,

- делегирование оперативных управленческих функций.

При делегировании оперативных управленческих функций передаются соответствующие оперативные управленческие функции «компании, руково­дящей предприятием». Эта компания использует основной и оборотный капи­тал материнского общества и управляет им. Сделки совершаются от имени ма­теринского общества. Модель управления предприятием особенно естественна как предварительная ступень к «истинной» концепции холдинга. Типичным представителем этого типа компаний является «Pelikan International Corporation», 100% дочерняя компания швейцарского финансового холдинга «Pelikan AG». Эта компания не держит долей участия, а осуществляет коорди­нацию таких производственных функций, как маркетинг, сбыт, производство, разработки и административное управление, а также предпринимательская по­становка цели и контроллинг иностранных оперативных обществ долевого уча­стия фирмы «Pelikan AG».

При делегировании функций управления концерном владельцы долей оперативных компаний передают свои функции управления и права голоса цен­тральной менеджмент-компании. Эта компания берет на себя функции мате­ринского общества, которое руководит концерном. Исходные структуры доле­вого участия остаются неизменными. По своей структуре неизменными оста­ются также оперативные единицы холдинга.

Примером может служить построение концерна международной группы Pirelli. Функцией менеджмент-компании «Pirelli Societe Generate S. А.» в кото­рой участвовали на паритетных началах две финансовые холдинг-компании, было руководство всей группой Pirelli. С этой целью оба основных общества передали все управленческие функции и права голоса центральной менедж­мент-компании, которая не только управляет всем предпринимательским объе­динением, но и держит сама, в среднем, 8% долей участия в оперативных пред­приятиях и промежуточных холдинг-компаниях.

Таким образом, между менеджмент-компанией и управляющим холдин­гом существуют значительные функциональные аналогии. Однако в менедж­мент-компании речь идет о юридическом обособлении функции «управление».

Юридическое обособление функции «управление» ведет тем самым не к организации основного холдинга с дочерними обществами, а к образованию за­висимого управляющего дочернего общества. Таким образом, менеджмент- компания может классифицироваться, как общество услуг внутри концерна1.

В России порядок организации и деятельности холдинговых компаний установлен лишь применительно к холдингам, созданным в процессе привати­зации государственных предприятий.

Если вспомнить Временное положение о холдинговых компаниях, то в нем содержится три основных пути создания холдинговых предприниматель­ских объединений:

1) преобразование предприятия с выделением из его состава подразделе­ний в качестве юридически самостоятельных дочерних предприятий;

2) объединение пакетов акций юридически самостоятельных предпри­ятий;

3) учреждение новых акционерных обществ.

Поскольку первоначально холдинги стали использоваться в условиях ре­формирования экономических отношений и структурной перестройки в добы-

* Келлер Томас. Указ. соч. С. 57.

вающих отраслях промышленности с целью сохранения существующих произ­водственных цепочек, сложившихся хозяйственных связей и создания адекват­ной изменившимся условиям системы управления, которая бы обеспечила ста­бильность и эффективность использования капитала. Поэтому отечественный холдинг, как правило, представляет собой вертикально - интегрированный ком­плекс (холдинговый концерн), в котором отношения между управляющим хол­дингом и входящими в его структуру материнскими, дочерними, преобладаю­щими и зависимыми обществами устанавливаются с помощью планирования, финансирования, координации и контроля.

Структура ныне существующих холдингов, например в нефтегазовом комплексе, изначально была определена по «инициативе с веху» - рядом Указов Президента России[248].

Указом Президента РФ от 05.11.1992 г. № 1333[249] была определена струк­тура вновь учрежденного РАО «Газпром». Его уставный капитал должен был сформироваться из 100% капитала предприятий, состоящих из имущества Еди­ной системы газоснабжения, находящегося в федеральной собственности; кон­трольных пакетов акций образуемых акционерных обществ; долей участия, принадлежащих Государственному газовому концерну «Газпром», в имуществе российских и зарубежных предприятий, объединений, организаций, а также иного имущества, закрепленного за концерном «Газпром», не запрещенного к приватизации. В тексте Указа предусматривалось, что в течение трех лет с мо­мента учреждения РАО «Газпром» доля Российской Федерации в уставном ка­

питале РАО должна составлять не менее 40% его акций (позже этот срок был продлен еще на три года Указом Президента от 20.03.1996 г. № 399).

В анализируемом Указе понятие «дочерние акционерные общества» ис­пользуется в отношении предприятий, входивших в систему государственного концерна и подлежащих преобразованию в порядке приватизации. Холдинг создавался путем передачи не менее 51% акций преобразованных в акционер­ные общества предприятий в уставный капитал РАО «Газпром».

Указ Президента РФ от 17.11.1992 г. № 1403 «Об особенностях привати­зации и преобразования в акционерные общества государственных предпри­ятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтеобеспечения»[250] явился нор­мативным актом, преобразующим строение комплексных и масштабных пред­приятий нефтяной промышленности в объединения холдингового типа.

Устанавливалась такая структура, что 25% акций каждого образуемого акционерного общества объявлялись привилегированными и не подлежали конвертации в обыкновенные акции при последующей перепродаже. Все акции, закрепляемые на определенный срок в федеральной собственности, признава­лись голосующими.

В отношении преобразованных в акционерные общества предприятий и объединений, пакеты акций которых вносились в уставные фонды компаний «ЛУКойл», «ЮКОС», «Сургутнефтегаз», «Транснефть» и «Транснефтепро­дукт», установлены были иные правила.

В уставный капитал акционерных обществ «ЛУКойл», «ЮКОС» и «Сур­гутнефтегаз» было решено внести в качестве контрольных пакетов 38% акций акционерных обществ, созданных при преобразовании предприятий и объеди­нений, ранее входивших в систему государственного предприятия - право- предшественника «ЛУКойл». Эти акции признавались обыкновенными (голо­сующими).

В отношении акционерных обществ «Транснефть» и «Транснефтепро­дукт», Указом было предусмотрено внести в их уставный капитал 51% акций акционерных обществ, созданных при преобразовании предприятий и объеди­нений по транспортировке нефти и нефтепродуктов с сохранением акций ком­паний в федеральной собственности без права передачи в управление третьим лицам в течение всего периода действия запрета на приватизацию трубопро­водного транспорта, установленного Государственной программой приватиза­ции государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г.

Указом установлено, что акции созданных акционерных обществ и неф­тяных компаний распределяются в таком порядке, что от 38 до 49 процентов акций дочерних обществ закреплялись на три года в федеральной собственно­сти. 40% акций нефтяных компаний подлежали продаже на инвестиционных торгах в течение двух лет.

В холдинг акционерного общества «ЛУКойл» вошли предприятия всей технологической цепочки, предприятия социально-культурной, бытовой ин­фраструктуры (общим числом более 20).

Совершенно очевидно, что такая структура холдинга была подчинена це­лям обеспечения управления производственными (технологическими) процес­сами добычи, переработки и реализации нефти и газа, предприятиями, обеспе­чивающими быт и жизнедеятельность персонала предприятий холдинга в усло­виях Севера.

Необходимо отметить, что в соответствии с Указом Президента РФ от 01.04.1995 г. № 327 «О первоочередных мерах по совершенствованию деятель­ности нефтяных компаний»[251] было установлено, что на нефтяные компании, а также на акционерные компании «Транснефть» и «Транснефтепродукт» не рас­пространяется действие Временного положения.

Временное положение устанавливает целый ряд ограничений по созда­нию холдинговых компаний:

Во-первых, дан обширный перечень отраслей промышленности, в кото­рых не допускается создание холдинговых компаний; во-вторых, нельзя орга­низовать холдинг, когда среди группы госпредприятий имеются те, для кото­рых установлены ограничения на приватизацию; в-третьих, введены запреты на регулирование цен и организацию сбыта продукции (работ, услуг) дочерних предприятий на внутреннем рынке за пределы холдинга. Значимы антимоно­польные требования к появлению холдингов.

По прошествии десяти лег значительно изменилась, стала многообразнее и сама деятельность холдингов и отрасли, в которых они утвердились, и усло­вия, в которых им теперь приходится действовать. Особенно много таких структур, помимо добывающих отраслей промышленности, в банковской сфе­ре, на фондовом рынке и во всех других областях предпринимательской дея­тельности.

Временное положение давно устарело. Кроме того, нужно учитывать, что Временное положение носит не только временный характер, но и применяется при создании холдингов в процессе приватизации государственных предпри­ятий. Следовательно, за пределами приватизации указанные ограничения не действуют[252].

Парфенов И. А., занимавшийся диссертационным исследованием по теме «Управление холдингом в нефтегазовом комплексе (правовой аспект)», считает основными признаками правового понятия «холдинг» отношения «основное общество - дочернее общество». Он предложил следующую схему, отражаю­щую структуру вертикально-интегрированного холдинга[253] (см. рис. 2).

В предлагаемой структуре материнская компания может быть дочерним обществом другой компании. Дочернее общество также может выступать как материнская компания. Поэтому фактически структура холдингового объеди­нения может быть разнообразной.

Для холдингов, существующих в добывающих отраслях промышленно­сти, в частности в нефтегазовом комплексе, по словам И. А. Парфенова, харак­терным является существование модели «концерна подчинения», что с точки зрения современной науки управления означает существование основного об­щества, которое имеет решающее участие в капитале дочерних обществ - 38 или 51 процент[254].

В. С. Белых выделяет следующие способы создания холдингов в Россий­ской Федерации в современных условиях: .

1) в процессе приватизации государственных предприятий. Такие хол­динги были созданы и действуют до сих пор по нормам приватизационного за­конодательства. Отличительная их особенность - создание холдинговых ком­паний в волевом (распорядительном) порядке;

2) в ходе реорганизации юридических лиц в форме выделения и разделе­ния;

3) путем приобретения контрольного пакета голосующих акций в акцио­нерном обществе;

4) в силу преобладающего участия в уставном капитале общества с огра­ниченной ответственностью;

5) посредством заключения между материнской компанией и дочерним обществом договора;

6) иные способы, дающие возможность принимать обязательные реше­ния для дочерних (зависимых) обществ[255].

За исключением первого пункта, где говорится о холдингах, образован­ных в процессе приватизации государственных предприятий, все остальные способы предполагают в качестве основы построения холдинговой структуры дочернюю зависимость юридического лица, закрепленную в ст. 105 ГК РФ. К примеру, реорганизация сама по себе не предполагает создание холдингового объединения. Оно появится в том случае, если среди созданных в процессе ре­организации юридических лиц появится контролирующее лицо и, соответст­венно, лицо, отвечающее признакам дочерней зависимости юридических лиц.

Таким образом, в правовой литературе на сегодняшний день существует тенденция, следуя которой холдинг можно определить как совокупность юри­дических лиц, одно из которых (головное) управляет другими (дочерними, за­висимыми), основываясь на имущественной, договорной зависимости юриди­ческих лиц, а также на фактически сложившейся возможности у головного

юридического лица определять состав органов управления или решения других юридических лиц.

Итак, речь идет о предпринимательском объединении во главе с управ­ляющей холдинг-компанией или, основываясь на рассуждениях Келлера, о вер­тикально интегрированном холдинговом концерне.

В отечественной правовой литературе холдинг-компания рассматривает­ся лишь относительно ее производной функции - функции управления совокуп­ностью экономически взаимосвязанных юридических лиц, и не принимается во внимание ее основополагающая функция - финансирование долевого участия в уставных капиталах юридических лиц.

Учитывая это замечание, холдинговую компанию можно определить как коммерческую организацию, основным видом предпринимательской деятель­ности которой является финансирование (инвестирование) участия в уставных (складочных) капиталах юридических лиц и (или) осуществление единого ру­ководства предпринимательским объединением.

Имеет смысл подробнее остановиться на создании дочернего хозяйствен­ного общества в рамках действующего законодательства. Поскольку оно явля­ется основным звеном холдингового объединения. Более того, создание хол­дингового объединения возможно лишь благодаря существованию такой эко­номико-правовой конструкции как дочернее общество. Поэтому дочернее хо­зяйственное общество является, как правило, основным определяющим призна­ком наличия холдингового объединения.

Порядок создания дочернего хозяйственного общества принципиально не отличается от создания любого другого юридического лица в организационно­правовой форме акционерного общества и общества с ограниченной или до­полнительной ответственностью.

Дочернее общество может быть создано в форме акционерного общества открытого или закрытого типа. Согласно ст. 97 ГК РФ и ст. 7 Закона об АО от­крытое общество вправе проводить публичную подписку на свои акции, его ак­

ционеры могут отчуждать акции без согласия других акционеров, число акцио­неров в таком обществе не ограничивается. Открытое акционерное общество также обязано ежегодно публиковать годовой отчет, бухгалтерский баланс, счет прибылей и убытков. Закрытое акционерное общество напротив не вправе производить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц, так как в нем предполагается участие заранее определенного численно ограниченного круга лиц, которые имеют преимущественное право на приобретение акций общества перед третьими лицами. Закрытое общество обязано публиковать свои отчеты лишь в случаях, специально указанных в законе.

Правила о закрытых акционерных обществах делают их, по мнению не­которых авторов, почти идентичными обществам с ограниченной ответствен­ностью[256].

Применительно к открытым и закрытым акционерным обществам обычно говорят, что у них разная «концентрация контроля». В закрытом обществе кон­троль обычно принадлежит ограниченной группе юридических или физических лиц или даже одному владельцу. Передача акций третьим лицам ограничена. В открытом обществе акции находятся у неопределенно широкого круга лиц, и контроль над ними может перераспределяться с помощью рынка ценных бу­маг[257].

Для создания дочернего общества более подходит закрытое акционерное общество, так как эта конструкция более легко управляема со стороны мате­ринского общества, более защищена от инвестиционной политики конкурентов. Контроль над закрытым обществом трудно «перекупить» без согласия боль­шинства акционеров.

Рассмотрим порядок создания дочернего общества, которое создается пу­тем учреждения его основным обществом (товариществом), так называемой

материнской компанией. По решению органа управления основного общества, в компетенцию которого уставом отнесен данный вопрос, или по решению уча­стников товарищества (п. 1 ст. 71 ГК РФ) создается новое юридическое лицо, в уставном капитале которого основное общество (товарищество) имеет стопро­центное участие. Возможен вариант, когда в учреждении участвуют партнеры материнской компании или другие дочерние общества. В этом случае необхо­димо проведение учредительного собрания.

В соответствии с пп. 18 п. 1 ст. 48 Закона об АО к компетенции общего собрания акционеров относится принятие решения об участии в холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах, ассоциациях и иных объеди­нениях коммерческих организаций, то есть общее собрание акционеров прини­мает решение об участии самого акционерного общества в том или ином пред­принимательском объединении. Принятие же решений по вопросам о создании дочерних обществ и об участии в других организациях не входит в компетен­цию общего собрания акционеров, если не затрагивает правил об одобрении крупных сделок и сделок, в совершении которых обществом имеется заинтере­сованность (главы X, XI Закона об АО).

До редакции, закрепленной Федеральным законом от 07. 08. 2001 г. № 120-ФЗ, Закон об АО относил принятие решения об участии общества в других организациях, к исключительной компетенции совета директоров (наблюда­тельного совета), поэтому до 1 января 2002 г., если в соответствии с уставом акционерного общества помимо общего собрания акционеров создавался совет директоров (наблюдательный совет), то решение по вопросу о создании дочер­него общества должно было приниматься им. В противном случае, поскольку функции совета директоров (наблюдательного совета) могут быть переданы общему собранию акционеров (абз. 2 п. 1 ст. 64 Закона об АО), принятие реше­ния о создании дочернего общества могло было быть включено в компетенцию общего собрания акционеров.

Действующая редакция Закона об АО вопрос о создании дочернего обще­ства относит к компетенции исполнительного органа общества, если иное не закреплено в уставе акционерного общества.

Закон об ООО не относит принятие решения о создании дочернего обще­ства к исключительной компетенции общего собрания участников общества. Поэтому можно сделать вывод, что, либо отнесение этого вопроса к компетен­ции того или иного органа управления определяется уставом общества, либо решение будет принимать исполнительный орган общества.

Таким образом, законодатель считает принятие решения о создании до­чернего общества или об участии в других организациях текущей деятельно­стью хозяйственного общества, если только, повторимся, принятием таких ре­шений не будут затронуты правила об одобрении советом директоров (наблю­дательным советом) либо общим собранием участников (акционеров) крупных сделок и сделок, в совершении которых обществом имеется заинтересован­ность.

Как правило, орган, принявший решение о создании дочернего общества, утверждает и его устав.

На практике стало довольно-таки распространенным явлением, когда принимается решение о создании дочернего общества на базе имущества пред­приятия-должника в качестве антикризисного мероприятия при несостоятель­ности (банкротстве) последнего. Такое решение согласно действующему зако­нодательству о несостоятельности (банкротстве) принимается не органами управления основного общества, которым уже на стадии введения процедуры наблюдения запрещается принимать решения о создании юридических лиц или об участии в иных юридических лицах (п.З ст.64 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[258]), а с момента введения процедуры внешнего управления прекращаются их полномочия (ст. 94 Закона), решение о создании дочернего общества принимается по сути

дела арбитражным управляющим при разработке плана внешнего управления и утверждается собранием кредиторов основного общества (предприятия- должника).

Так 21.04.99 г. определением Арбитражного суда Свердловской области на предприятии ОАО «Арамильский комбинат хлебопродуктов» было введено внешнее управление, дело № А60-3034/99-С2. В связи с чем 19.06.00 г. собра­нием кредиторов ОАО «АКХП» было принято решение в качестве одного из мероприятий по сохранению бизнеса должника и восстановлению его платеже­способности учредить ОАО «Арамильский мукомольный комбинат» с единст­венным учредителем — ОАО «АКХП». Этим же собранием был утвержден про­ект устава ОАО «АМК».

Суть данного решения изложена в плане внешнего управления и состоит в том, что на основе имущества, принадлежащего должнику на праве собствен­ности, создается новое ОАО. Категории акций - обыкновенные именные. Раз­мещение акций осуществляется при учреждении акционерного общества. Ак­ции размещаются в собственность ОАО «АКХП» с замещением в составе акти­вов переданного имущества на акции вновь образованного ОАО. То есть, опла­та акций общества производится имуществом ОАО «АКХП», при этом к мо­менту регистрации общества оплачивается 100% уставного капитала. Все акции нового ОАО, как и имущество ОАО «АКХП», не вошедшее в уставный капитал нового ОАО, требования ОАО «АКХП» подлежат продаже. Средства, получен­ные от реализации акций, имущества, прав требования должника будут направ­лены для расчетов с кредиторами согласно ГК РФ и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Данное антикризисное мероприятие позволит в любой ситуа­ции извлечь следующие преимущества:

• наиболее полно удовлетворить требования кредиторов;

• при росте объемов переработки зерна нового ОАО позволит открыть дополнительные рабочие места;

• даже в случае введения конкурсных процедур, позволит избежать возможного социального взрыва (поскольку ОАО «АКХП» является градообра­зующим предприятием), так как будут сохранены 100% прежних рабочих мест и достигнутый в ОАО «АКХП» уровень оплаты труда;

• для участников мукомольного бизнеса будет сохранен платежеспо­собный, работающий на высоком техническом уровне, максимально адаптиро­ванный к рынку партнер.

Таким образом, при несостоятельности (банкротстве) предприятия необ­ходимость применения к должнику реабилитационных процедур основывается на публично-правовых методах регулирования, которые в данном случае имеют установленный законодателем приоритет над нормативными предписаниями частноправового характера.

Мотивация создания дочерних обществ различна, так, например, в лите­ратуре описан случай, когда создание дочернего общества используется как один из вариантов защиты имущества общества с ограниченной ответственно­стью от требований выходящих участников о выплате им стоимости части имущества, соответствующей их доле в уставном капитале общества (ст. 94 ГК РФ, ст. 26 Закона об ООО)[259].

Такая организационно-правовая форма как общество с ограниченной от­ветственностью использовалась при приватизации государственного и муници­пального имущества, особенно через аренду с правом выкупа, что привело к созданию обществ с сотнями и более участников. Созданные таким образом общества получили значительное государственное имущество, а их участники - право требовать при выходе из общества выплаты из стоимости этого привати­зированного имущества все возрастающих в результате переоценки основных фондов сумм. Рекомендации автора для решения неблагоприятной для общест­ва с ограниченной ответственностью ситуации заключаются в том, чтобы соз­

дать дочернее закрытое акционерное общество и внести в уставный капитал принадлежащее ООО имущество в обмен на акции ЗАО1. В результате чего прекращаются экономические мотивы и правовые основы для «растаскивания» имущества коммерческой организации.

Следующим способом образования дочернего хозяйственного общества является приобретение контрольного пакета акций (преобладающей доли уча­стия в уставном капитале) действующего хозяйственного общества, либо уве­личение пакета акций (доли участия), имеющихся в собственности какого-либо хозяйственного общества (товарищества), до величины контрольного пакета акций (преобладающей доли участия).

Так в акционерном обществе соответствующее решение будет принято исполнительными органами, если стоимость приобретаемых акций (долей) не превышает 25% стоимости активов общества, советом директоров (наблюда­тельным советом), если сумма сделки не превышает 50% их стоимости, и об­щим собранием акционеров в остальных случаях (ст. 79 Закона об АО).

В обществе с ограниченной ответственностью, по общему правилу (п.З и 4 ст. 46 Закона об ООО), решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников общества, либо советом директоров (наблюда­тельным советом) при наличии одновременно трех условий: если в обществе образован совет директоров (наблюдательный совет); предметом сделки явля­ется пакет акций, стоимость которого составляет от 25% до 50% стоимости имущества общества; уставом общества решение этого вопроса отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета).

В этом случае статус хозяйственного общества как дочернего определит­ся в силу юридических документов и устава, изменения и дополнения к кото­рому будут зарегистрированы в установленном законом порядке.

Не секрет, что большой процент акционерных обществ, где активно ак­кумулировались и аккумулируются до сих пор крупные пакеты акций, состав­

ляют прошедшие процесс приватизации государственные и муниципальные предприятия. Поскольку процесс приватизации шел в основном через создание открытых акционерных обществ, акции которых размещались среди работни­ков приватизируемых предприятий, то есть среди многочисленных мелких держателей. Поэтому, во-первых, были созданы условия для свободного и по сути бесконтрольного со стороны команды управления акционерным общест­вом движения ценных бумаг; во-вторых, сложилась ситуация, когда, для того чтобы акционерное общество было управляемо, необходимо, так или иначе, сформировать крупный пакет акций, позволяющий определять решения, при­нимаемые обществом. При этом не является существенным для возникающих правоотношений основного общества (товарищества) и дочернего акционерно­го общества в рамках размещения акций, или в рамках иной формы приобрете­ния прав собственности на акции возник акционер, правомочный распоряжать­ся контрольным пакетом акций.

С. Д. Могилевский, описывая пути формирования эффективно дейст­вующего механизма управления акционерным обществом, созданным в процес­се приватизации, предлагает команде управления, по меньшей мере, шесть спо­собов формирования контрольных пакетов акций[260]:

1) приобретение размещенных акций;

2) создание «параллельной» организации;

3) получение доверенности;

4) разукрупнение;

5) заключение договора доверительного управления акциями;

6) консолидация размещенных акций.

Рассмотрим коротко каждый из предлагаемых вариантов.

Первый способ аккумулирования акций широко распространен и доста­точно прост в случае, если для этого есть финансовые средства. Он чаще всего

используется сторонними организациями, которые, имея определенный инте­рес к акционерному обществу, специально готовятся к его «захвату». Финансо­вые возможности таких организаций позволяют им предложить работникам ак­ционерного общества, у которых чаще всего приобретаются акции, такую цену за акцию, с которой не может конкурировать команда управления, имеющая ограниченные финансовые возможности. Таким способом были приобретены контрольные пакеты акций большинства промышленных предприятий нашего региона. И лишь небольшой процент составляют предприятия, где наиболее «продвинутые» команды управления вовремя поняли, что необходимо аккуму­лировать контрольный пакет акций в своих руках, чтобы не утратить контроль над предприятием.

Приобретение размещенных акций может производиться и самим акцио­нерным обществом (ст. 72 Закона об АО) с последующей реализацией приобре­тенных акций организации, в которой фактически и произойдет аккумулирова­ние акций и формирование необходимого пакета. Но при этом нужно иметь в виду ряд моментов.

Во-первых, общество вправе приобретать размещенные им акции, если это предусмотрено его уставом, по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в со­ответствии с уставом общества совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения (абз. 1 п. 2 ст. 72);

Во-вторых, общество не в праве принимать решение о приобретении раз­мещенных им акций, если номинальная стоимость акций общества, находящих­ся в обращении, составит менее 90% от уставного капитала общества (абз. 2 п. 2 ст. 72).

Таким образом, общество может приобрести не более 10% своих акций. Только после того как приобретенные акции будут реализованы по их рыноч­ной стоимости в срок не позднее одного года с даты их приобретения, возмож­но следующее приобретение акций.

В-третьих, приобретенные обществом акции до их реализации не дают права голоса, они не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляют­ся дивиденды. И, если иное не установлено уставом общества, оплата акций при их приобретении осуществляется деньгами.

В-пятых, у акционеров - владельцев категории (типа) акций, решение о приобретении которых принято, возникает право продать указанные акции, а общество обязано приобрести их.

Кроме того, ст. 73 Закона об АО содержит ряд ограничений на приобре­тение обществом размещенных акций, что по сути дела исключает возможность использования указанного механизма.

Второй способ — создание «параллельной» организации заключается в том, чтобы на основе анализа ситуации с конкретным акционерным обществом найти такой интерес для акционеров, ради которого они добровольно примут решение поменять свои акции на акции вновь созданной организации. Пре­имущество механизма аккумулирования акций путем обмена их на акции соз­даваемого юридического лица состоит в том, что в этом случае происходит не просто временная консолидация голосов акционеров, как, например, при вари­антах доверенности, доверительного управления и залога акций под ссуду, а за­крепление контрольного пакета акций на постоянной основе.

Получение доверенности как механизм временной консолидации голо­сов акционеров базируется на осуществлении акционером своего права участ­вовать и голосовать на общем собрании акционеров как лично, так и через сво­его представителя.

Согласно ст. 57 Закона об АО представитель акционера на общем собра­нии действует в соответствии с полномочиями, основанными на указаниях фе­деральных законов или актов уполномоченных на то государственных органов или органов местного самоуправления либо доверенности, составленной в письменной форме.

Четвертый способ - разукрупнение, который может быть использован одновременно с механизмом создания «параллельной» организации, заключа­ется в создании ряда дочерних обществ на базе существующих структурных подразделений ОАО.

При этом должны выполняться следующие условия: ОАО формирует за счет своего имущества все 100% капитала создаваемых дочерних обществ и со­ответственно получает 100% акций. В конечном итоге ОАО оставляет за собой пакеты голосующих акций дочерних обществ в размере не менее 51% и соот­ветственно контроль над принятием решений общими собраниями этих акцио­нерных обществ.

Таким образом, первоначально ОАО является владельцем 100% акций создаваемых дочерних АО, а после их регистрации осуществляет конвертацию акций ОАО в акции вновь созданных АО. Для этих целей совет директоров ОАО принимает решение о реализации 49% акций АО их сотрудникам и дру­гим акционерам ОАО путем конвертации акций ОАО в акции АО и частичной реализации акций АО за деньги. Преимущественное право на конвертацию ак­ций ОАО в акции созданных АО должны иметь работники этих АО.

Если спрос на акции со стороны сотрудников АО превысит их предложе­ние со стороны ОАО, предлагается проводить конвертацию по закрытой под­писке аналогично процедуре, которая была предусмотрена Программой прива­тизации для закрытой подписки членов трудовых коллективов на акции АО, создаваемые на базе государственных и муниципальных предприятий, где ус­ловно в качестве «приватизационного чека» выступает акция ОАО.

Совет директоров принимает положение о конвертации акций ОАО в ак­ции дочерних АО.

В связи с конвертацией акций ОАО в акции создаваемых АО и приобре­тением этих высвободившихся пакетов акций основного общества акционеры ОАО, которые в процедуре конвертации участия не принимали, увеличат долю

своих голосов в ОАО. Следует также помнить, что у ОАО не может быть одно­моментно более 10% собственных акций.

Пятый способ: доверительное управление ценными бумагами. Фор­мирование пакета акций возможно на основе заключения договора доверитель­ного управления акциями. Передача в доверительное управление ценных бумаг в первую очередь регулируется нормами ГК РФ, посвященными договору дове­рительного управления имуществом. В соответствии со ст. 1025 ГК РФ особен­ности доверительного управления ценными бумагами определяются законом. Исходя из этой нормы и п. 3 ст. 42 Закона РФ «О рынке ценных бумаг»’ Феде­ральная комиссия по рынку ценных бумаг постановлением от 17.10.1997 г. № 37[261] [262] утвердила Положение о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги, которым следует руководство­ваться при передаче акций в доверительное управление.

Суть рассматриваемого механизма состоит в том, что учредитель довери­тельного управления передает на основании договора доверительного управле­ния находящийся в его собственности пакет акций в доверительное управление лицу, определенному в договоре и отвечающему установленным действующим законодательством требованиям (доверительному управляющему), принявшему на себя обязательства по осуществлению деятельности по доверительному управлению этим пакетом акций в интересах учредителя или указанного им вы­годоприобретателя.

Коммерческая организация вправе на основании выданной ей лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг на право осуществления деятельности по доверительному управлению ценными бумагами принимать в доверительное управление ценные бумаги, эмитентом которых она является, за исключением случаев, прямо запрещенных иными правовыми нормативными

актами.

Обязательные условия получения эмитентом лицензии профессионально­го участника рынка ценных бумаг на право осуществления деятельности по до­верительному управлению ценными бумагами:

организация-заявитель является акционерным обществом открытого ти­па;

акции данного акционерного общества обращаются на рынке ценных бу­маг и включены в котировки организаторов торговли, имеющих соответствую­щую лицензию Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (п. 6.2. Поло­жения).

Консолидация размещенных акций основывается на п. 1 ст. 74 Закона об АО, из которого следует, что по решению общего собрания акционеров об­щество вправе произвести консолидацию размещенных акций, в результате ко­торой две или более акции общества конвертируются в одну новую акцию той же категории (типа). Реализация данного механизма может обеспечить форми­рование пакета акций в размере 5-7% уставного капитала’.

Суть применяемого механизма заключается в следующем. Как правило, при консолидации у большинства акционеров кроме целых акций появятся дробные, которые по закону подлежат выкупу обществом по рыночной цене. Выкупленные обществом дробные акции составят определенное количество полноценных акций. Сформированный таким образом пакет акций общество согласно п. 3 ст. 72 Закона об АО должно реализовать не позднее одного года с даты его приобретения.

В этой связи необходимо отметить, что абзац второй п. 1 ст. 74 Закона об АО, где содержалось предписание о выкупе обществом дробных акций по ры­ночной стоимости, исключен Федеральным законом от 07.08.2001 г. № 120-ФЗ и с 1 января 2002 г. не действует.

Самостоятельным способом возникновения дочернего общества является также то или иное преобразование отношений «кредитор-должник» между не­

зависимыми ранее хозяйственными обществами, которое приводит путем нова­ции обязательств, совершения сделок об отступном, обращения взыскания на предмет залога - акции или доли в уставном капитале общества кредитором к возникновению отношений «основное - дочернее общество»’.

В литературе можно встретить точку зрения[263], что холдинг может быть организован на использовании вещных прав или на использовании сочетания вещных и обязательственных прав, предоставляемых участием в уставном ка­питале зависимых структур. В качестве одного из вариантов создания холдин­говой компании на использовании вещных прав автор называет приобретение «управляющей компанией предприятия как имущественного комплекса соглас­но нормам § 8 гл. 30 ГК РФ (часть вторая)». Далее он повествует о том, что предприятие фактически становится частью активов покупателя, все сотрудни­ки становятся сотрудниками предприятия — приобретателя, управление приоб­ретенным предприятием осуществляется «как своим» и делает вывод, что «по­купатель» и предприятие, приобретенное как имущественный комплекс - это холдинговая компания. Такое рассуждение кажется абсурдным, во-первых, действующим законодательством императивно установлен закрытый перечень юридических лиц, в отношении которых их учредители имеют вещные права, а это - государственные и муниципальные унитарные предприятия, в том числе дочерние, и финансируемые собственником учреждения (п. 2 ст. 48 ГК РФ), во- вторых, основой холдинга всегда являются отношения экономической зависи­мости и контроля между юридическими лицами, а не между имущественными комплексами одного юридического лица. Поэтому от управления организация­ми через уставные органы управления надо отличать управление имуществом.

Постановлением Правительства РФ от 06.05.2000 г. № 390 был создан холдинг, основывающий свою деятельность на праве оперативного управления пакетами акций акционерных обществ, входящих в холдинговую структуру.

Указанным постановлением в целях реализации Указа Президента РФ от 18.07.1998 г. № 852 «Об учреждении федерального государственного унитарно­го предприятия «Росспиртпром» было учреждено ФГУП «Росспиртпром», ос­нованное на праве оперативного управления имуществом (казенное предпри­ятие).

Пункт пятый Постановления предписал Мингосимуществу России и Рос­сийскому фонду федерального имущества в месячный срок передать в опера­тивное управление ФГУП «Росспиртпром» пакеты акций открытых акционер­ных обществ спиртовой и ликероводочной промышленности, акции которых находятся в федеральной собственности, согласно приложению № 2. Восемна­дцать государственных унитарных предприятий, производящих спиртовую и ликероводочную продукцию (согласно приложению № 1), на основании п. 2 Постановления были преобразованы в филиалы ФГУП «Росспиртпром».

Размер большинства пакетов акций, переданных в оперативное управле­ние ФГУП «Росспиртпром», составляет 51% (контрольный пакет), приблизи­тельно четвертая часть пакетов акций, как правило, не ниже 25,5 % (блоки­рующий пакет) от уставного капитала акционерных обществ, перечисленных в приложении № 2.

Согласно подпункту а) п. 12 Устава[264] одним из видов деятельности ФГУП «Росспиртпром» является — «деятельность по реализации права оперативного управления акциями акционерных обществ спиртовой и ликероводочной про­мышленности, находящимися в федеральной собственности».

ФГУП «Росспиртпром» до специального решения Президента РФ не вправе отчуждать акции акционерных обществ (или их правопреемников), ука­занных в приложении № 2 к постановлению Правительства РФ от 6 мая 2000 г. № 390. Распоряжаться указанным имуществом иным способом предприятие вправе только с согласия Правительства РФ (п. 17 Устава).

Предприятие вправе по своему усмотрению осуществлять голосование на общих собраниях акционеров вышеозначенных акционерных обществ, за ис­ключением голосования по следующим вопросам:

а) внесение изменений и дополнений в устав акционерного общества, ог­раничивающих права предприятия;

б) реорганизация акционерного общества;

в) ликвидация акционерного общества;

г) увеличение уставного капитала акционерного общества путем разме­щения дополнительных акций и размещение ценных бумаг, конвертируемых в акции;

д) заключение сделок, в совершении которых имеется заинтересован­ность, и крупных сделок.

Голосование по указанным вопросам, а также внесение их в повестку дня общего собрания акционеров предприятие осуществляет в порядке, определяе­мом Правительством РФ.

Остальные права акционера предприятие осуществляет самостоятельно с учетом положений пункта 17 Устава (п. 18 Устава).

Таким образом, Правительством Российской Федерации в области спир­товой и ликероводочной промышленности был создан холдинг-монополист, ко­торый на сегодняшний день контролирует практически все (за редким исклю­чением) производство и оборот этилового спирта, ликероводочной и спиртосо­держащей продукции, выработанной из пищевого спирта, в стране. В этот хол­динг также вошли ОАО «Алкона» и ОАО «Екатеринбургский виншампанком- бинат».

Своеобразием рассматриваемого холдинга является то, что головной ор­ганизацией является федеральное государственное унитарное предприятие, ко­торое контролирует дочерние и зависимые акционерные общества, основываясь не на праве собственности, а на праве оперативного управления государствен­ными пакетами акций подконтрольных акционерных обществ.

Этот пример еще раз доказывает вывод о том, что участниками предпри­нимательских объединений могут являться не только хозяйственные товарище­ства и общества, но и другие лица, в отношениях с которыми интересы дочер­него общества действующим законодательством на сегодняшний день не за­щищаются.

<< | >>
Источник: ЗВЕЗДИНА Татьяна Михайловна. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЧЕРНИХ И ЗАВИСИМЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2003. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.3. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного об­щества в составе холдинговой структуры:

  1. § 2. Юридическая типология холдингов
  2. Статья 106. Зависимое хозяйственное общество
  3. Глава VII. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ
  4. Глава II. «Правовой статус дочерних и зависимых обществ. Особенности правового регулирования».
  5. ЗВЕЗДИНА Т. М.. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЧЕРНИХ И ЗАВИСИМЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ / Диссертация / Екатеринбург, 2003
  6. Глава 1. Общая характеристика правового статуса дочернего н зависимого хозяйственных обществ
  7. § 1.2. Экономическая сущность и юридическая природа дочернего и зависимого хозяйственных обществ
  8. § 1.3. Понятие и признаки дочернего и зависимого хозяйственных обществ по российскому законодательству
  9. Глава 2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе предпринимательских объединений
  10. § 2.2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе финансово-промышленной группы
  11. Заключение
  12. Глава VII. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ
  13. ЗВЕЗДИНА Татьяна Михайловна. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЧЕРНИХ И ЗАВИСИМЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2003, 2003
  14. ОГЛАВЛЕНИЕ
  15. Глава 1. Общая характеристика правового статуса дочернего и зави­симого хозяйственных обществ
  16. § 1.2. Экономическая сущность и юридическая природа дочернего и зависимого хозяйственных обществ
  17. § 1.3. Понятие и признаки дочернего и зависимого хозяйственных обществ по российскому законодательству
  18. Глава 2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе предпринимательских объединений
  19. § 2.2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного об­щества в составе финансово-промышленной группы
  20. § 2.3. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного об­щества в составе холдинговой структуры
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -