<<
>>

§ 1.2. Экономическая сущность и юридическая природа дочернего и зависимого хозяйственных обществ

Появление в российском законодательстве правовых конструкций дочернего и зависимого хозяйственных обществ бесспорно обусловлено экономическими предпосылками, сложившимися в условиях происходящего в экономике России последнего десятилетия процесса интеграции предприятий, производств, концентрации капитала и промышленного потенциала.

Юридическая доктрина выделяет дочерние и зависимые организации с целью отследить факт возникновения экономической зависимости.

Для целей настоящей работы под экономической зависимостью мы будем понимать фактическую и юридическую подчиненность, подконтрольность, в результате существующей возможности у основного (преобладающего) хозяйственного общества (товарищества) влиять на волеизъявление дочернего (зависимого) хозяйственного общества. По причине установления экономической зависимости могут возникнуть проблемы защиты прав и законных интересов дочернего или зависимого хозяйственного общества, участников общества, находящихся при принятии решений в меньшинстве, кредиторов, работников общества, а также проблемы защиты интересов государства.

Нельзя не согласиться с мнением В. С. Якушева, что в основе юридических категорий лежат явления жизни, экономические явления и без них правовые категории лишаются материального содержания. И наоборот, именно правовая форма придает экономическим явлениям необходимую (организационную, имущественную и пр.) четкость, вследствие чего они и могут функционировать и выступать как правовые явления1.

Выяснение экономического содержания означенных нами правовых явлений не предполагает отождествления экономических и юридических катего-

1 Якушев В. С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. Свердловск, 1973. С. 97.

рий. Поскольку экономическая сфера (реальные производственные отношения) является не правовой. Необходимо показать, как экономическая сущность проявляется в правовой сфере, в юридических категориях, в форме правовых норм и правоотношений1.

Специфику использования на практике правовых конструкций дочернего и зависимого хозяйственных обществ можно показать через основные функции экономически зависимой организации в хозяйственном обороте, в частности, на примере дочернего общества как находящегося под контролем основного («материнского») общества.

Наиболее полно все варианты использования дочернего общества в качестве инструмента для достижения каких-либо тактических или стратегических

л

целей в деловом обороте перечислены А. Р. Горбуновым .

Во-первых, создание дочернего общества может использоваться при диверсификации операций «материнской» компании, что случается при расширении масштабов деятельности, «разрастании» номенклатуры продукции и услуг. В этих условиях является целесообразным перегруппировать ресурсы компании и выделить наиболее перспективные направления в специализированные дочерние фирмы.

Нами уже был отмечен в предыдущем параграфе исторический опыт создания дочерних обществ первоначально с целью выполнения каких-либо вспомогательных функций. В современной деловой практике нередки сочетания «промышленное предприятие - дилеры», «предприятие оптовой торговли - розничные предприятия», «сборочное производство - производство компонентов» и т.

д. 1

См.: Аскназий С. И. Общие вопросы методологии гражданского права. Ученые записки ЛГУ. Вып. 1. Л., 1948. С. 49. 2

См.: Горбунов А. Р. Дочерние компании, филиалы, холдинги. Организационные структуры. Консолидированный баланс. Налоговое планирование. М., 1997. С. 8-11.

Во-вторых, посредством использования в качестве своеобразного инструмента дочернего общества может осуществляться ведение лицензионных видов деятельности. Поскольку лицензируемая деятельность является высокоспециализированной (банковская, страховая, инвестиционная деятельность, аудит и др.), то некоторые виды такого бизнеса могут существовать только лишь в виде самостоятельных предприятий, для осуществления же других видов лицензируемой деятельности не обязательно, но также целесообразно использовать учреждение дочерних фирм (например, организация лизинга и др.).

В-третьих, создание дочерних структур может быть направлено на оптимизацию структуры управления какой-либо компанией.

Следующим немаловажным моментом использования дочерних и зависимых структур является налоговое и финансовое планирование. Иначе говоря, возможно создание большой группы корпоративных схем, направленных на снижение финансовых и налоговых потерь. Такие корпоративные схемы с участием дочерних обществ позволяют маневрировать материальными и финансовыми ресурсами, а именно: -

перераспределять издержки и доходы между компаниями группы; -

создавать «вспомогательные» центры прибыли; -

переводить доходы через компании, зарегистрированные в льготных регионах; -

оптимизировать внутрифирменное финансирование и обеспечить привлечение внешних источников финансовых ресурсов; -

координировать инвестиции и консолидировать финансовый потенциал компании, координировать фондовые операции.

Далее использование дочерних и зависимых структур дает возможность повысить устойчивость бизнеса посредством управления рисками. Что означает, перенос рискованных операций в дочерние структуры. Они несут ограниченную ответственность, которая не затрагивает имущество «материнской» компании. Финансовые трудности или банкротство одной из компаний не при- ведет к краху всего финансово-промышленного комплекса, что делает устойчивым бизнес в целом. Стратегия ограничения рисков предусматривает размещение основных ликвидных резервов компании в специально созданных для этой цели финансовых структурах. Параллельно повышается стабильность контроля «материнской» компании за своими дочерними фирмами. Их текущее финансирование и инвестиции будут зависеть от решений, принятых головной компанией.

Еще одним преимуществом является конфиденциальность контроля. Когда согласованно действует несколько организаций, то трудно установить истинные взаимосвязи между ними. Это позволяет скрыть уязвимые места: центры принятия решений, кассовые центры, нахождение ключевых лиц и специалистов и др. Ресурсы всего комплекса компаний могут быть рассредоточены или, наоборот, сконцентрированы в его наиболее надежном звене.

С помощью дочерних обществ также может производиться реализация каких-либо отдельных экономических операций, например, операции с капиталоемкими объектами путем продажи компаний, которым они принадлежат. Иногда компании создаются для разовых целей, после чего они ликвидируются, а чаще всего (из-за проблематичности процесса ликвидации) переводятся в пассивное состояние.

И, наконец, без создания дочерних и зависимых структур не может обойтись ведение внешнеэкономической деятельности.

Известно, что одним из средств, используемых многонациональными (транснациональными) компаниями для расширения своего экономического могущества, является создание на территории других государств полностью зависимых и контролируемых, но формально самостоятельных дочерних обществ1.

Действие «системы контроля» в отношении дочерних обществ или компаний, учреждаемых в других странах, создает сеть разнонациональных субъ-

1 Гражданское и торговое право капиталистических государств. С. 136.

ектов гражданского оборота, каждый из которых признается национальным юридическим лицом в стране учреждения, хотя и подчинен единому руководству головного общества, являющегося, как правило, юридическим лицом другой страны1.

По мнению А. Р. Горбунова, рекламный «имидж» компании зависит от того, располагает ли она дочерними структурами, поскольку в этом случае она выглядит более массивно, чем равное с ней по размерам одиночное предприятие. К тому же в фирменном наименовании такой компании может фигурировать слово «холдинг», «группа», «концерн» и т. д.

Бесспорно, что отношения экономической зависимости и контроля имеют большое значение для определения позиций той или иной корпорации на рынке, ее конкурентоспособности. Так как положение того или иного общества на рынке определенного товара не может рассматриваться отдельно от других связанных с ним отношениями экономической зависимости и контроля обществ.

Наряду с вышеперечисленными случаями необходимо отметить и такой вариант, когда статус дочернего или зависимого общества приобретает уже существующая организация. Возможно, например, добровольное объединение капиталов и усилий с целью упрочения и развития положения на рынке, скажем, несколькими уже существующими компаниями под эгидой одной из них или вновь созданной компании с одновременным сохранением специализации каждого отдельно взятого общества.

Создание или приобретение какой-либо организацией дочерних и зависимых хозяйственных обществ, а также другие способы интеграции с уже существующими компаниями ведут к созданию единого финансово- промышленного комплекса, в масштабах которого проводится единая производственно-технологическая, инвестиционная и сбытовая политика, координируются финансовые и материальные потоки. Каждый участник такого комплекса, как правило, выполняет свою функцию: головная организация представляет

1 Гражданское и торговое право капиталистических государств. С. 180.

собой сосредоточение контрольных, управленческих, финансовых и иных подобных функций; общества - участники (дочерние и зависимые хозяйственные общества), сохраняющие формальную и оперативно-тактическую самостоятельность, осуществляют в рамках координированного пространства производственные, сервисные и иные функции, входящие в предмет их уставной деятельности.

Сущность такого финансово-промышленного комплекса заключается в том, что он представляет собой экономическое единство или организацию, состоящую из самостоятельных субъектов права, позволяющую без прямого слияния, с точки зрения сфер приложения капиталов, обществ обеспечивать их функциональное взаимодействие и единое руководство1.

Создание финансово-промышленного комплекса или проще сказать группы, учреждается, чаще всего, на основе финансового участия головной корпорации в уставных капиталах входящих в группу хозяйственных обществ.

В строгом смысле группа существует, когда материнская или головная компания располагает большей частью капиталов нескольких других компаний - дочерних и зависимых обществ. На деле же множественность уровней участия, даже в малых долях, и переплетение других связей производственного и коммерческого характера могут означать образование группы, если только появляется элемент контроля2.

Создание группы позволяет головной компании, во-первых, контролировать капитал, во много раз превышающий ее собственный.

Создать группу на основе финансового участия проще в организационном отношении, формально участники группы сохраняют свою самостоятельность, а фактически находятся под контролем и управлением головной компании. При такой форме контроля головная компания может легко отказаться от того или иного общества, если это почему-либо будет отвечать ее интересам: 1

См.: Федчук В. Холдинг: эволюция, сущность, понятие// Хозяйство и право. 1996. № 11. С. 58. 2

Толковый экономический и финансовый словарь. Т. 2. С.32.

для этого достаточно, например, продать контрольный пакет акций или его часть. Но экономически зависимое общество может выйти из-под контроля головной компании и помимо ее воли, если в «чужих руках» окажется доля участия в уставном капитале зависимого общества, большая по размеру, чем у головной компании. Поэтому часто группы имеют «текучий характер».

В литературе1 в качестве преимуществ группы также называются: -

использование эффекта масштаба; -

снижение риска деятельности (риск всей группы меньше суммы рисков отдельных ее участников); -

возможность образования законченных цепочек производителей- смежников от добычи сырья до выпуска готовой продукции; -

выполнение роли буфера, ослабляющего воздействие государства на предприятия группы.

Отрицательными моментами являются: -

стремление к монополистическому поведению; -

подчинение слишком большого числа предприятий может привести к недостаточно эффективной мотивации деятельности отдельных участников; -

тенденция к злоупотреблению головной организацией группы контрольно-управленческими функциями; -

невозможность достаточно четкого перераспределения фондов между членами группы; -

возрастание затрат на содержание аппарата управления.

Участие отдельно взятой компании (как правило, в форме дочернего или зависимого общества) в какой-либо группе может обеспечить ей финансовую поддержку, облегчить и удешевить материальное обеспечение, предоставить более широкий рынок и более просторное поле деятельности. Совместный контроль позволяет разрабатывать согласованную стратегию участников и обеспе-

1 См.: Валитов Ш. М. Холдинг: особенности организации и механизм функционирования. Казань, 1996. С. 7.

чивать специализацию и более высокую производительность группы в целом. Раздел имущества и прибылей группы между несколькими различными компаниями может представлять интерес также в плане налогообложения.

Участие в группе может также облегчить корпорации достижение преимуществ над другими или действия в ущерб кредиторам и акционерам (или участникам) других компаний. В этом случае единое руководство может пользоваться совокупностью преимуществ и льгот, которые участники компаний, не входящих в группу, не могут ни оценить, ни проконтролировать.

Раскрывая правовую сущность группы, можно привести слова бразильского юриста Фабио Компарато: «Отныне крупное предприятие заменено группой предприятий, обеспечивающей, как в таинстве святой троицы, единство в различии. Обнаруживается, что централизация контроля вполне совместима с децентрализацией управления; последняя даже способствует усилению первой. Юридическая техника предложила необходимые инструменты для достижения этого результата в виде юридического лица и финансового участия в товариществе. Благодаря первому закрепляется имущественная автономия и осуществляется умножение точек приурочивания правоотношений. С помощью второго - гарантируется единство управления различными имуществами. В результате можно с успехом обладать контролем без бремени собственности, господством - без хозяйственных рисков1.

Рассмотрев с практической стороны положительные и отрицательные моменты хозяйственной деятельности юридических лиц в составе единых финансово-промышленных комплексов, удостоверившись в исторической неизбежности и экономической целесообразности появления дочерних (зависимых) хозяйственных обществ, исследуем подробнее их юридическую природу.

Дочерние и зависимые общества, как и все хозяйственные общества, наделены законодателем статусом юридического лица. Однако дочерние и зави-

1 Цит. по: Кулагин М.И. Государственно - монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 131-132.

симые общества не признаются самостоятельными видами юридического лица, поскольку предполагается, что они строятся по модели какого-либо хозяйственного общества1,

В этой связи возникает вопрос, насколько оправдано ограничивать правовое регулирование отношений экономической зависимости и контроля юридических лиц рамками какой-то одной или некоторых организационно-правовых форм юридического лица?

Чтобы ответить на этот вопрос необходимо подробнее остановиться на такой сложной экономико-правовой категории, как юридическое лицо, и рассмотреть, как соотносятся дочерние и зависимые хозяйственные общества с правовым понятием и классическими признаками юридического лица.

Легальная дефиниция юридического лица содержится в п. 1 ст. 48 ГК РФ. В российском общегражданском праве юридическое лицо - это признанная государством в качестве субъекта права организация, которая обладает обособленным имуществом, самостоятельно отвечает этим имуществом по своим обязательствам и выступает в гражданском обороте от своего имени2.

Конструкция юридического лица сформировалась в исторически поступательном движении от простых предпринимательских форм к более сложным и демонстрирует собой еще большую обособленность предпринимательского объединения от лиц, его создавших, когда на определенном этапе объединение как таковое перестает существовать и вместо группы лиц возникает одно единое лицо. Вследствие этого общая цель становится целью одного лица, общее имущество превращается в имущество одного лица, общие дела становятся правами и обязанностями одного лица и общая ответственность, в большинстве случаев, - ответственностью одного лица. В силу этого происходит обособле- 1

Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М.: Фонд «Правовая культура», 1995. С. 76. 2

Гражданское право. Учебник. Часть 1/ Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. ML: ТЕИС, 1996. С. 115.

ние управления от участников юридического лица, так как возникает система органов юридического лица, именем которых и реализуется его деятельность1.

Таким образом, признаки юридического лица, по мнению ML И. Кулагина2, сводятся к следующим: 1)

юридическое лицо имеет независимое существование от входящих в его состав участников, причем существование, в принципе, бессрочное; 2)

оно обладает самостоятельной волей, не совпадающей с волей отдельных его участников; 3)

юридическое лицо имеет имущество, обособленное от имущества участников; 4)

оно несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам принадлежащим ему имуществом; 5)

юридическое лицо вправе совершать от своего имени сделки, дозволенные законом; 6)

оно может искать и отвечать в юрисдикционных органах от своего имени.

Перечисленные признаки юридического лица никогда не рассматривались в качестве некоего юридического эталона. Они в значительной степени условны.

В современных экономических условиях те или иные признаки юридического лица предполагают различную конкретизацию для разных видов юридического лица, в том числе и для хозяйственных обществ, определяемых законодателем как дочерние и зависимые.

Легальное определение и совокупность перечисленных признаков понимают юридическое лицо, прежде всего, как организационное единство нескольких лиц. Но очень часто встречаются дочерние общества, уставный капитал которых целиком принадлежит «материнской» организации, в этом случае речь 1

См.: Функ Я. И., Михальченко В. А., Хвалей В. В. Акционерное общество: история и теория. Минск: Амалфея, 1999. С. 152-153. 2

Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада. С. 38. РОССИИГКЛП ЕрСУДА?СТЗ::ША#

41 ВДБЛШ'Ш?

1

идет о компании одного лица или одночленной корпорации, существующих во всех странах с рыночной экономикой1.

Отечественный законодатель пошел по пути прямого признания компании одного лица в отношении всех видов хозяйственных обществ: пункт 1 статьи 87 ГК РФ закрепляет возможность создания общества с ограниченной ответственностью, а пункт 1 статьи 95 ГК РФ - общества с дополнительной ответственностью, одним лицом; пункт 6 статьи 98 ГК РФ содержит положение о том, что акционерное общество может быть создано одним лицом или состоять из одного лица в случае приобретения одним акционером всех акций общества.

Далее, если говорить о таком признаке юридического лица, как самостоятельная воля юридического лица, не совпадающая с волей отдельных его участников, то этот признак, особенно применительно к дочерним обществам, вызывает определенное сомнение. Поскольку при преобладающем или стопроцентном участии в уставном капитале дочернего общества (хотя формально, согласно букве закона, в нем существуют все обычные для традиционного юридического лица органы — общее собрание, совет директоров и т. д.) основное общество практически «концентрирует в своих руках все управленческие функции и воплощает в себе все органы» дочернего общества и, следовательно, навязывает свою волю.

Некоторые авторы считают, что в этом случае, хотя собственник фактически единолично формирует органы управления юридического лица и напрямую влияет на деятельность этих органов, но в силу того, что воля создателя такого лица реализуется через органы управления юридического лица (а не непосредственно им самим), она неизбежно подвергается корректировке, в ре- 1

См.: Мусин В.А. Одночленные корпорации в буржуазном праве// Правоведе ние. 1981. № 4. С. 42-49. Кулагин М.И. Государственно - монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 8-15. 2

Мусин В. А. Указ. соч. С. 47.

зультате которой ее можно характеризовать как самостоятельную волю юридического лица1.

Не смотря на это, все-таки возможность основного общества предопределять решения дочернего общества послужила поводом для установления законодателем случаев солидарной и субсидиарной ответственности основного общества по долгам дочернего общества, что также идет в разрез с таким признаком юридического лица как самостоятельная ответственность по своим обязательствам принадлежащим обществу имуществом.

Поэтому следует согласиться со следующими отличительными чертами юридического лица, уставный капитал которого целиком или в значительной мере принадлежит «материнской» организации, от юридического лица в традиционном понимании2.

Во-первых, зависимое юридическое лицо не является больше совокупностью собственников капитала, функционирующего в данном юридическом лице. Собственником капитала и имущества является в большинстве случаев один участник, так называемая материнская организация. Если раньше присвоение прибыли участниками происходило внутри самого юридического лица, то сейчас указанное присвоение осуществляется извне. Соответственно и воля зависимого юридического лица формируется не его органами, а извне, то есть материнской организацией. Бесспорно, что при этом материнская организация руководствуется в меньшей степени интересами зависимого юридического лица, а в большей степени своими интересами либо интересами группы организаций, куда она входит или которую она возглавляет. Материнская организация как раз может считаться подлинным юридическим лицом в традиционном его понимании.

Во-вторых, отношения между зависимым юридическим лицом и материнской или головной организацией во многом строятся не на началах равенст- 1

Функ Я. И., Михальченко В. А., Хвалей В. В. Указ. соч. С. 147. 2

См.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. 41-42.

ва, а на принципах господства и подчинения или субординации. Это не только товарно-денежные отношения, это также отношения управленческие, которые похожи на отношения, складывающиеся внутри хозяйственной организации. Таким образом, чисто организационные отношения, которые обычно существуют в рамках юридического лица, теперь существуют между самостоятельными в правовом отношении субъектами права.

По мнению М. И. Кулагина, процесс отделения капитала как собственности от капитала как функции приобрел в настоящее время новые формы. Если на стадии промышленного капитализма функции капиталиста- предпринимателя обычно осуществляли управляющие - органы юридического лица, то сейчас нередко само лицо используется в качестве функционирующего капиталиста при другом юридическом лице (собственнике капитала)1.

Все вышеизложенное рассматривалось отечественными учеными- правоведами2 в эпоху социализма как трансформация или извращение классического понятия юридического лица.

Сегодня существует необходимость определить иной подход к явлениям, которые уже имеют место быть реалиями нашего экономико-правового пространства.

Как известно в правовой науке существует множество различных теорий юридического лица3, каждая из которых дает свое понятие юридического лица, их возникновение и развитие отражало и отражает эволюцию института юридического лица. Теории юридического лица часто трансформировались, исходя из меняющихся социально-экономических условий функционирования человеческого общества. 1

Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 19. 2

См.: Кулагин М. И. Указ. соч.; Мусин В.А. Одночленные корпорации в буржуазном праве; Флейшиц Е. А. Буржуазное гражданское право на службе монополистического капитала. М.: Юриздат, 1948. и др. 3

См.: Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка// Государство и право. 1993. № 9. С. 156.

В основном, по словам С. Н. Братуся1, теории юридического лица можно свести к трем основным направлениям:

а) фикционная теория с ее различными оттенками и модификациями;

б) теории, отрицающие существование юридического лица и считающие, что субъектами права являются только люди;

в) теории, признающие реальность юридического лица.

Все теории юридического лица сходятся в одном - в признании того, что юридическое лицо - это некое имущественное и организационное единство, выступающее в гражданском обороте в качестве носителя прав и обязанностей.

Представители различных теоретических воззрений шли по пути поиска общих признаков, с помощью которых можно все коллективные образования моделировать в качестве юридического лица.

Ряд дореволюционных русских цивилистов рассматривали юридическое лицо как пункт «приурочения» прав и обязанностей.

Н. JI. Дювернуа выводил понятие юридического лица из необходимости создать критерий распознаваемости и постоянства правоотношений2. По мнению В. Б. Ельяшевича, единственный момент, общий для всех юридических лиц - это способ их выступления во вне3. Юридическая личность не обусловлена внутренней структурой скрывающихся за ней отношений4.

В советской цивилистике также велась дискуссия об определении признаков, составляющих содержание понятия юридического лица. По мнению А. В. Бенедиктова, общим критерием для всех юридических лиц является их самостоятельное (от своего имени) участие в гражданском обороте. Поэтому исключается установление внутренней организации, степени имущественной 1

Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 72. 2

Там же. С. 94. 3

Епьяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910. С. 448. 4

Там же. С. 452. самостоятельности и характера ответственности, общей для всех юридических лиц1.

С. Н. Братусь это мнение оспаривал и утверждал, что основой для признания организации юридическим лицом является имущественная обособленность от других лиц2. На первый взгляд, это утверждение актуально и по сей день.

Действительно, учитывая ранее сказанное о возможности создания юридического лица одним учредителем, закрепленной отечественным и многими зарубежными законодательствами, можно сделать вывод, что для современного юридического лица не так важен людской субстрат и необходимость в особой воле, отличной от воли отдельных его участников. Достаточно лишь наличия определенным образом обособленного имущества. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц идентичны, лишь имущественная обособленность может служить целям их различения3.

Это явление толкуется «западными» правоведами4 с позиции теории целевого бессубъектного имущества Бринца (разновидность фикционной теории юридического лица)5. Бринц говорил: «Зачем нам выдумывать юридические лица, которых на самом деле не существует... В юридическом лице мы видим имущество, его и нужно определять. Это имущество цели...».6 Он предполагал, что в основе существования юридического лица находится исключительно цель его создания. «Фикция цели» позволяет распознать природу юридического лица, так как важно не кому предназначено юридическое лицо, а для чего оно ис- 1

См.: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М., 1948. С. 704-711. 2

Братусь С. Н. Указ. соч. С. 143. 3

Гражданское право. Учебник. Часть 1. С. 119. 4

См.: Кулагин М. И. Указ. соч. С. 14. 5

См.: Каминка А. И. Акционерные компании, т.1. СПб., 1902. С. 442-443.; Братусь С. Н. Указ. соч. С. 79-80. 6

Дювернуа Н. JI. Из курса лекций по гражданскому праву. СПб., 1895. С. 182.

пользуется. Бринц определял, что имущество может принадлежать не «кому- нибудь», а для «чего-нибудь», следовательно, имущество, принадлежащее цели, не может принадлежать лицу (субъекту). Согласно этой теории юридическое лицо представляет собой не столько определенным образом организованный коллектив людей, сколько обособленное, «персонифицированное» имущество, наделенное законодателем свойствами правосубъектности. Такое объяснение юридического лица дает возможность, с одной стороны уменьшить предпринимательский риск для учредителя юридического лица, ибо по долгам, по общему правилу, будет отвечать само юридическое лицо как субъект права. С другой стороны, наличие обособленного имущества гарантирует удовлетворение возможных требований кредиторов и позволяет им спокойно иметь дело с таким «фиктивным» образованием.

С помощью теории целевого, бессубъектного имущества был в свое время обоснован прогрессивный взгляд на акционерное общество не как на объединение лиц, а как на объединение имуществ, капиталов. Но и она (теория) заслуживает критического подхода.

Не всякая имущественная обособленность связана с юридической личностью. Имущественная обособленность юридической личности различным образом проявляется у различных видов юридических лиц. И этот факт не позволяет взять ее за основу.

Д. М. Генкин наряду с А. В. Бенедиктовым примыкал к взглядам авторов, считающих, что самостоятельное участие общественного образования в гражданском обороте, то есть выступление вовне в качестве субъекта имуществен-

00

ных прав и обязанностей, является той степенью решения проблемы юридиче-

• I

ского лица, которая необходима и достаточна для практических целей .

Д. М. Генкин мотивировал свою позицию тем, что «юридическое лицо - это лишь правовой прием, лишь одна из правовых форм, в которую облекается

1 См.: Братусь С. Н. Указ. соч. С. 142.

участие в обороте хозяйственных образований»1. Однако наличие статуса юридического лица не является обязательным условием или предпосылкой для участия субъекта в гражданском обороте. В то же время, очевидно, что любой

субъект, участвующий в гражданском обороте, должен обладать определенной правосубъектностью, независимо от того является ли он юридическим лицом или нет.

По мнению других ученых, например В. С. Якушева2, нельзя согласиться с утверждением, что наделение организации правами юридического лица - всего лишь правовой прием. Подобная оценка категории юридического лица противоречит тезису о том, что правовые явления обуславливаются экономическим содержанием.

По словам М. И. Кулагина3, понятие юридического лица должно выводиться не путем установления тех общих черт, которые присущи всем разновидностям юридических лиц, а через выделение основной экономической цели указанного института.

С экономической точки зрения, образование обособленного субъекта - юридического лица оказывается необходимым везде и всегда, где складываются более или менее развитые условия товарно-денежного оборота4.

В современных условиях гигантского обобществления собственности, с экономической точки зрения, целесообразно использовать в рамках единого фонда собственности отдельно функционирующие друг от друга массы капитала5. Таким образом, капитал, принадлежащий одному лицу, распределяется на несколько имущественных комплексов, каждый из которых считается обособленным и организуется как юридическое лицо.

1 Генкин Д. М. Правовое положение государственного социалистического предприятия// Советское государство и право. 1965. № 9. С. 71-72. 1 Якушев В. С. Указ. соч. С. 149.

Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада. С. 39.

Аскназий С. И. Указ. соч. С. 42.

Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 15.

Капитал только тогда становится капиталом, когда соответствующие средства вложены в производство и в этом последнем начинается потребление рабочей силы и создание прибавочной стоимости, когда средства приобретают вещественную форму предприятия, производящего товар или оказывающего услуги. Именно потребности производства диктуют величину капитала, который необходимо задействовать: иногда требуется капитал многих сотен людей, компаний или даже нескольких государств, иногда в руках одного лица находятся средства достаточные для организации нескольких производственных циклов. Действие закона стоимости, а также то, что обобществление капитала перегоняет обобществление производства, объясняет функционирование в качестве самостоятельных юридических образований структурных подразделений капитала, принадлежащего одному и тому же собственнику1.

И здесь можно провести своеобразную аналогию между крупнокапиталистической или монополистической собственностью и общенародной (государственной) собственностью в социалистическом государстве, которое само по себе являлось господствующей единицей. Инструментом реализации и той и другой выступает юридическое лицо. Государственные предприятия в социалистической экономике также имели статус юридического лица, так как их деятельность была немыслима без определенной самостоятельности в использовании и распоряжении закрепленным за этими структурными подразделениями (в рамках единого фонда собственности) имуществом.

По словам В. С. Якушева, такого рода собственность (государственная в социалистическом государстве, а равно и монополистическая) ликвидирует атомизированность ячеек производства и становится экономической основой единого, органически связанного во всех частях общественного производства, где каждое предприятие превращается в его составную часть. Но «технологически», с точки зрения распределения производительных сил, существование отдельных самостоятельных производственных ячеек объективно диктуется са-

1 Кулагин М. Указ. соч. С. 29-30.

мим производством, товарно-денежным характером экономических связей, действием закона стоимости и других объективных закономерностей и категорий, обслуживающих товарное производство. Подобные ячейки были в прошлом, существуют при социализме и сохранятся в будущем, поскольку без них никакое производство существовать не может. Они - материально-технические предпосылки обособления любого предприятия1. Таким образом, мы вышли на такое понятие как «предприятие».

Традиционно в цивилистической литературе юридическое лицо определялось, как участник, точнее субъект, товарного обмена, оно не перестает им оставаться и сейчас, но одновременно оно может участвовать и в организационных отношениях внутри совокупности экономически взаимосвязанных юридических лиц.

Поэтому возникает необходимость в таком субъекте права, который одновременно выступает не только участником процесса товарного обмена, но и участником организационных, управленческих, трудовых и иных отношений. Этим требованиям могло бы в полной мере соответствовать понятие «предприятие», границы использования которого действующим законодательством значительно сужены. Высказывания об этом нередко можно встретить в юридиче- ской литературе . Нельзя согласиться с пренебрежительной оценкой нашего собственного опыта правового регулирования хозяйственной деятельности в условиях плановой экономики3, где предприятие рассматривалось в качестве самостоятельного субъекта права, выступающего участником правовых отношений по горизонтали и вертикали. 1

Якушев В. С. Указ. соч. С. 40-41. 2

См.: Белых В. С. Теория хозяйственного права в условиях становления и развития рыночных отношений в России// Государство и право. 1995. № 11. С. 58. 3

Лаптев В. В. О предпринимательском законодательстве// Государство и право. 1995. № 5. С. 54. so

По мнению ряда авторов превращение предприятия из субъекта в объект гражданских прав не могло не повлиять на сопредельные сферы правового регулирования. Показательна в этом плане типичная ситуация, возникающая при осуществлении процедур банкротства организации, когда на первом месте имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности. Что касается трудового коллектива как составной части предприятия, то он практически не принимается во внимание. Аналогичный подход имел место и в ходе тотальной приватизации государственного и муниципального имущества.

По мысли В. В. Лаптева, юридическая характеристика предприятия не сводится только к правам юридического лица. Права юридического лица весьма важны, но предприятие участвует как юридическое лицо лишь в отношениях по горизонтали. В то же время предприятие участвует и в правовых отношениях по вертикали, выступая в них не в качестве юридического лица, а как своеобразный субъект права. С этих позиций понятие «предприятие» шире, чем понятие «юридическое лицо»2.

М. И. Кулагин писал о том, что во многих западных исследованиях ставится проблема персонификации предприятия. Это объясняется тем, что в современных условиях частное право не является единственной отраслью, которая регулирует хозяйственные отношения. Резко возрастает роль публично- правовых отраслей в регламентации имущественных отношений3.

ПС РФ (ст. 132) предприятие рассматривает как объект права, представляющий собой имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. С учетом этого (легального) определения понятие «предприятие» прямо не связано с той или иной организационно- правовой формой коммерческой или некоммерческой организации. Отсюда, по

1 Белых В. С., Скуратовский М. Л. Гражданский кодекс России: новая модель регулирования и судебная практика// Государство и право. 2001. № 8. С. 14. .

Лаптев В. В. Указ. соч. С. 54-55. 3 Кулагин М. И. Избранные труды. М: Статут, 1997. С. 230.

мнению В. С. Белых и ML JI. Скуратовского1, можно сделать интересный вывод: любое образование (со статусом юридического лица либо без него), осуществляющее предпринимательскую деятельность, является предприятием.

Если рассуждать в вышеизложенном ключе, то и экономически зависимую организацию можно рассматривать как предприятие, то есть обособленный имущественный комплекс в рамках определенного фонда собственности (нередко крупнокапиталистической), юридически формализуемый в дочернее юридическое лицо той или иной (приемлемой для собственника) организаци- онно-правовой формы.

На наш взгляд, правовое понятие «предприятие», как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности, как раз и обладает тем реально существующим экономическим содержанием, о котором речь шла выше, тогда как понятие «юридическое лицо» по своему содержанию является правовой формой, в которую облекается участие в хозяйственном обороте тех или иных предприятий.

Тот факт, что в рамках единого фонда собственности могут действовать несколько или множество юридических лиц, не может не сказаться на правосубъектности этих лиц, что мы и видим на практике.

Сегодня существование юридического лица само по себе не является достаточным основанием, чтобы полностью считать его независимым от других субъектов предпринимательской деятельности.

Юридическое лицо - самостоятельный субъект права - не является больше в подавляющем большинстве случаев экономически самостоятельным субъектом. Отношения экономической зависимости, когда они были скорее исключением, чем правилом, могли просто игнорироваться правом. В настоящее время положение в корне изменилось. Отрицание, игнорирование указанных от- ношений может нанести ущерб «публичному порядку» . 1

Белых В. С., Скуратовский М. J1. Указ. соч. С. 14. 2

Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. С.41.

Поэтому гражданское право, традиционно регулирующее имущественные отношения, складывающиеся по горизонтали между равноправными участниками гражданского оборота, вынуждено сегодня регулировать отношения по сути дела юридически неравных субъектов права, стороной в которых является экономически зависимое (дочернее) юридическое лицо.

Таким образом, необходимо вести речь о существовании «де-факто» экономически зависимого юридического лица - «дочернего предприятия», которое одновременно выступает не только участником гражданского оборота в большинстве из предусмотренных законом форм предпринимательской деятельности, но и участником отношений субординации, складывающихся внутри совокупности экономически взаимосвязанных юридических лиц.

Это явление нуждается в адекватном отражении его в нормативно- правовой материи. О чем мы будем говорить подробнее в дальнейшем, анализируя развитие современного российского законодательства.

<< | >>
Источник: ЗВЕЗДИНА Т. М.. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЧЕРНИХ И ЗАВИСИМЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ / Диссертация / Екатеринбург. 2003

Еще по теме § 1.2. Экономическая сущность и юридическая природа дочернего и зависимого хозяйственных обществ:

  1. § 2. Характеристика субъектного состава правоотношений складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, лежащих в основе их возникновении.
  2. §4 Юридическая природа решений международных экономических организаций.
  3. Глава VII. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ
  4. ЗВЕЗДИНА Т. М.. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЧЕРНИХ И ЗАВИСИМЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ / Диссертация / Екатеринбург, 2003
  5. Введение
  6. Глава 1. Общая характеристика правового статуса дочернего н зависимого хозяйственных обществ
  7. § 1.2. Экономическая сущность и юридическая природа дочернего и зависимого хозяйственных обществ
  8. § 1.3. Понятие и признаки дочернего и зависимого хозяйственных обществ по российскому законодательству
  9. Глава 2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе предпринимательских объединений
  10. § 2.2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе финансово-промышленной группы
  11. Глава VII. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -