<<
>>

1.2. Дочерние и зависимые общества в российском законодательстве.

История зарождения и развития в России корпоративных отношений насчитывает несколько столетий. Это небольшой период в сравнении с историей мировой. Тем не менее, интересно проследить путь зарождения объединений в России, появления отношений, которые послужат причиной появления института дочерних и зависимых обществ.

Помимо прочего, такой экскурс в историю позволит нам выявить определенные тенденции в развитии российского корпоративного права, представить перспективу дальнейшего совершенствования правового регулирования дочерних и зависимых обществ.

Исторический опыт правового регулирования корпоративных отношений в России достаточно полно и глубоко изучен. В разное время, исследованию развития института корпораций в России посвятили свои работы многие цивилисты, среди которых были: Г.Ф. Шершеневич,22 И.Т. Тарасов,23 Д.И. Мейер,24 К.П. Победоносцев,25 Я.И. Функ и В.А. Михальченко,26В.В. Долинская,27Я.М. Грнтанс25 и многие другие.

В России организационно-правовые формы предпринимательской деятельности, представляющие собой объединения, корпорации начали создаваться в XVII веке. Уложение царя Алексея Михайловича, в котором появились нормы, регулировавшие расчеты товарищей между собой по поводу распределения неожиданных потерь, убытков было первым актом, затрагивающим корпоративные отношения. Одновременно в Нижнем Новгороде процветали винодельческие товарищества, в Архангельске - купеческие (торговые), существовали временные товарищества по совместной ловле рыбы.

В России вплоть до 18-го века объединения в предпринимательской деятельности не получили такого широкого распространения, как в странах Западной Европы. В российских условиях, при ярко выраженном индивидуализме, купцы очень редко объединяли свои капиталы для совместной деятельности. Внедрение в предпринимательский оборот товариществ в России началось с принятием Петром I Указов от 1699, 1706, 1711 и 1723 годов, в соответствии с которыми купцам и иным свободным гражданам предписывалось торговать путем создания совместных компаний по западноевропейскому образцу. Так, основными разновидностями объединений в России стали артели, группы артелей - «смешанные и плотные котляны», ватаги - объединения рыболовов, солейников и других добытчиков. Во всех указанных случаях в «совместное» пользование вовлекались либо личные капиталы участников, либо их «рабочую силу», либо и то и другое. Понятие «компания» применительно к России тех времен, охватывает различного рода предпринимательские объединения с некоторыми признаками юридического лица- артели и объединения артелей. Ответственность участников по обязательствам объединений, в которых они принимали участие, так же как и прибыль, распределялась пропорционально размерам вкладов. Такая ситуация, когда не существовало дифференциации объединений по видам, сохранялась в России до конца XVIII века. В 18-м столетии компании в России создавались в основном по инициативе государственной власти, и как форма ведения предпринимательской деятельности они принудительно навязывались государственной властью и не пользовались популярностью у купцов. В то же время представители высшего дворянства активно участвовали в подобных компаниях (граф Апраксин, барон Шарифов, граф Толстой, князь Меньшиков и др.). Характерной отличительной чертой большинства русских компаний начала XVIII века была цель их создания - компании создавались для получения в откуп казенных заводов, казенных промыслов, земель, иногда налогов, то есть такие компании пользовались значительными льготами и привилегиями со стороны государства.

Естественно, что государственная власть получала право контроля за деятельностью таких компаний. В 18-м веке уже существовала возможность учреждения компаний по инициативе частных лиц, но только в концессионном порядке (одобрение коллегии, а затем одобрение утверждалось Сенатом). Организационная структура русских компаний этого периода истории мало известна, сохранились лишь некоторые указания, четко не определяющие функции органов управления. Как правило, руководство осуществляло правление, состоящее из участников объединения, в компетенцию которого входило ведение дел за общий счет и на общий риск, иногда при помощи наемных работников. В некоторых случаях руководство компанией осуществлялось не правлением, а исключительно директорами, которые выбирались из числа крупных и наиболее влиятельных участников компании. В ряде компаний существовала система совещаний, отдаленно напоминавшая общее собрание товарищей. В отличие от западноевропейских стран в России XVIII века не существовало четких, структурированных видов и типов компаний, отсутствовали понятия участия и системы правления, внутренние связи были хаотичными и во многом непонятными.

С 1760 г. в период правления императрицы Екатерина II проводилась политика урезания льгот и привилегий, дарованных компаниям, что в итоге привело к постепенному уравниванию условий их деятельности. Нормативно- правовое регулирование деятельности обществ в указанный период не шло дальше принятия отдельных императорских указов в отношении деятельности отдельно взятой компании, общее же законодательство о торговых компаниях появилось только в 1807 году. Во второй половине XVIII века в России учреждаются торговые компании трех видов: полное товарищество, товарищество на вере, товарищество по участкам (компания на акциях). Многие из таких корпораций были сходны по своей правовой природе с колониальными компаниями Западной Европы (наиболее известные крупные российские компании - Компания по торговле с Константинополем, Компания по торговле с Персией, Российско-Американская компания по торговому освоению Аляски).

Дальнейшее развитие правового регулирования деятельности корпораций в России связано с изданием императором Александром I Указа от 6 сентября 1805 г., который ввел в российское гражданское законодательство понятие «ограниченная ответственность акционера» и Манифеста от 1 января 1807 г., в котором российскому купечеству было рекомендовано «производить свой торг путем создания товариществ». Товарищества создавались в промышленности, торговле, в сферах перевозок, страхования и т.п. В Манифесте 1807 г. отмечалось, что товарищество не являлось обязательной формой объединения купечества. Участниками купеческих товариществ согласно Манифесту 1807 г. могли быть товарищи, входившие в одну и ту же торговую гильдию и решившие вести совместную торговлю, создав торговый дом под своим именем. Участники такого купеческого товарищества отвечали «за все долги оного вообще и порознь имуществом своим движимым и недвижимым». Документом, регулирующим отношения, связанные с функционированием товарищества, порядок исполнения обязательств перед третьими лицами и срок деятельности товарищества был договор между товарищами. Участниками купеческих товариществ на вере также могли быть только лица, принадлежащие к одной купеческой гильдии, причем в состав участников могли входить один или несколько вкладчиков, вверявших товарищам для осуществления торговой деятельности определенную часть своих капиталов. Вкладчик не нес никакой ответственности по обязательствам товарищества на вере за пределами своего вклада, и такое положение не позволяло ему участвовать в управлении делами товарищества и представительствовать в его интересах. Вкладчиками могли выступать в том числе и лица, не являющиеся купцами. Вместе с тем в Манифесте 1807 г. налагался запрет на одновременное участие в нескольких торговых домах. Это объяснялось тем, что «товарищ отвечает за долг одного дома всем имуществом». После принятия Манифеста 1807 года торговые товарищества в России получили необходимые условия для своего развития и широко распространились в купеческой среде. Они благополучно осуществляли свою деятельность вплоть до 1917 года. После принятия Манифеста 1807 года законодательство, регламентировавшее деятельность торговых товариществ, изменялось незначительно, опираясь, в основном, на положения Манифеста.

Помимо перечисленных выше форм организации компаний в России в XIX веке существовали юридические лица с признаками товариществ, имеющие некоторое сходство с обществами с ограниченной ответственностью. Речь идет о паевых товариществах, которые образовывались путем реорганизации полных и коммандитных товариществ посредством передачи паев не в широкую продажу, а заранее определенному узкому кругу лиц. Паевые товарищества были широко распространены в России до октября 1917 года. Специальных правовых норм, регулировавших создание и деятельность паевых товариществ в России, до октября 1917 года не существовало.

Впервые акционерное общество как самостоятельная правовая конструкция появилось в России в 1799 году. Это была Российско- Американская компания, состоявшая из частных промысловых обществ, появившихся после открытия Берингом Аляски. Руководило указанной компанией правление, которое избиралось из числа акционеров, владеющих не менее 25 акциями.

В период с 1822 года по 1855 год в России возникло около 80 акционерных компании, а после Крымской войны число их быстро увеличивалось.

Положение «О компаниях на акции», утвержденное 6 декабря 1836 г., стало основой акционерного законодательства Российской империи до октября 1917 г.

Нормы Манифеста 1807 г. и Положения 1836 г. устанавливали исключительно концессионный порядок создания для любой компании на акциях, создание которой было невозможным без особого разрешения правительства. Уставы акционерных компаний направлялись на рассмотрение вначале в соответствующее министерство или главное управление, затем в Комитет министров или в Государственный совет, затем после положительных заключений уставы подписывались учредителями и министр направлял их в Сенат для окончательного утверждения. Рассматривая проекты уставов, государственные органы выясняли насколько проект устава соответствует действующему законодательству, защищены ли права и интересы будущих акционеров, есть ли ущемления прав третьих лиц, принесет ли акционерная компания пользу государству. Процесс выяснения указанных обстоятельств часто занимал слишком много времени, процедура необоснованно затягивалась.

В соответствии с Положением 1836 г. размер вклада, приходящегося на каждую акцию, должен быть одинаковым, а акции должны свободно отчуждаться. Размер уставного капитала должен был быть постоянным, но минимальный размер не устанавливался. Ответственность участников по обязательствам общества ограничивалась размерами вкладов.

Несмотря на то, что Положением 1836 года разрешалось эмитировать только именные акции, многие уставы игнорировали это требование, и до октября 1917 г. на территории России находились в свободном обращении акции на предъявителя. Положение 1836 г. предусматривало обязательное формирование «запасного капитала» (резервного фонда) за счет чистой прибыли компании. В соответствии с Положением, управление акционерной компанией осуществлялось двумя органами: общим собранием и правлением.

Уставами некоторых акционерных компаний вплоть до начала 20-го века запрещалось присутствие на общем собрании акционеров, не имевших определенного числа акций, а акционеры - владельцы небольших пакетов акций и вовсе могли быть лишены права голоса на собрании. Законодатель стремился в первую очередь соблюсти интересы мажоритарных участников компаний, в то время как мелкие акционеры и пайщики оставались законодательно незащищенной группой.

Вплоть до 1917 г. в законодательство об объединениях в России вносились различные изменения и дополнения. В середине девятнадцатого века признание получают акционерные общества, учрежденные в России с участием иностранного капитала. В 1872 г. Министерство финансов приняло постановление, в обход Положения 1836 г., разрешавшее выпуск акций на предъявителя. В 80-е годы XIX века в уставах некоторых акционерных обществ, с ведома государства, появляются ограничения касательно национального состава участников. Сенат принял Правила о порядке совмещения государственной службы с участием в торговых и промышленных товариществах. Был ограничен круг чиновников, которым разрешалось принимать участие в акционерных обществах.

В 1901 году император Николай II утвердил Положение Комитета министров «Относительно общих собраний и ревизионной части акционерных компаний, а равно и состава управления оных». Положение предоставило каждому акционеру (если он владел хотя бы одной акцией) право совещательного голоса и право присутствия и принятия участия в обсуждении дел на общем собрании. Владельцам не менее 1/20 части всех акций предоставлялось право требовать созыва общего собрания. Так, постепенно, положение миноритарных участников компаний законодательно выравнивалось относительно крупных владельцев акций или долей.

Акционерное законодательство в России девятнадцатого века развивалось не только благодаря принятию государством нормативных документов, устанавливающих принципы деятельности компаний, но и благодаря деятельности конкретных акционерных обществ, уставы которых, часто не соответствовали нормам, установленным в законе.

С началом смутных времен в истории России в начале 20-го века началось «умертвление» корпоративного законодательства. Так, постановлением Временного правительства от 10 марта 1917 г. на министра торговли и промышленности были возложены исключительные полномочия по утверждению уставов акционерных обществ, а также отменены ранее действовавшие в Российской империи нормативные акты, ограничивавшие деятельность акционерных обществ. Постановлением Временного правительства от 22 марта 1917 г. разрешалось увеличение уставных капиталов акционерных обществ в пределах удвоенной первоначальной суммы. Указанные изменения в законодательстве нельзя назвать полноценной реформой акционерного законодательства, поскольку, по сути, было произведено лишь перераспределение между государственными органами функций по контролю за деятельностью акционерных компаний.

В период с октября 1917 г. по 1 января 1923 г. новая власть не предпринимала каких-либо серьезных шагов по регулированию корпоративного законодательства, а вся активность в этой области отвечала главным образом интересам государственной политики национализации в промышленности и кредитной сфере. Декретом СНК РСФСР от 14 декабря 1917 года банковское дело было объявлено государственной монополией, акционерные банки национализировались и объединялись с Госбанком, а также было заключено соглашение с акционерными обществами о порядке контроля за их деятельностью, в соответствии с которым акционерные общества были обязаны информировать Госбанк о состоянии своей кассы и выдаче денег. Постановление ВСНХ РСФСР «О порядке регистрации уставов кооперативных товариществ и их союзов» от 17 февраля 1918 г. обязывало местные СНХ, а при их отсутствии - местные Советы Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов производить регистрацию уставов кооперативных товариществ и их союзов, при этом сущность кооперативного товарищества и союза не раскрывалась.

С 23 февраля 1918 года, в соответствии с декретом СНК РСФСР о прекращении платежей по купонам и дивидендам выплата дивидендов по акциям вплоть до национализации приостанавливалась. Декрет СНК РСФСР от 18 апреля 1918 г. «О регистрации акций, облигаций и прочих ценных бумаг» устанавливал правила регистрации ценных бумаг в Народном банке РСФСР, а также отменял свободное отчуждение акций. Ликвидация большинства акционерных обществ началась с принятием Декрета СНК РСФСР 28 июня 1918 г. о национализации крупной промышленности. С марта 1919 года на территории России акционерные общества в основном перестали существовать, за исключением местностей и районов, контролировавшихся белогвардейцами.

В начале 20-х годов государство взяло курс на проведение новой экономической политики, которая стала толчком для временного возвращения к утраченным формам ведения предпринимательской деятельности. Декретом СНК РСФСР от 23 ноября 1920 г. был определен курс на восстановление разрушенной промышленности страны с помощью привлечения иностранного капитала, частных предприятий, акционерных обществ, кооперативов. Решением X съезда ВКП(б) в марте 1921 года была провозглашена Новая экономическая политика, в рамках которой, предусматривалось создание акционерных обществ и товариществ на территории РСФСР.

В 1922 году при Совете труда и обороны РСФСР (СТО РСФСР) была образована комиссия по делам смешанных обществ, рассматривавшая предложения об учреждении акционерных обществ всех типов. В апреле 1922 года СНК РСФСР принимает Декрет «Об учреждении Главного комитета по делам о концессиях и акционерных обществах при СТО» (Главконцесском), в соответствии с которым на Главконцесском возлагалась обязанность рассмотрения проектов концессий и уставов акционерных обществ с учетом рекомендаций СНК по их утверждению. 24 августа 1922 г. СТО РСФСР были приняты Временные правила о порядке утверждения и деятельности акционерных обществ, об ответственности учредителей и членов правления, во многом повторявшие основные принципы и нормы Положений 1836 и 1901 годов.

Постановлением ВЦИК от И ноября 1922 года был принят Гражданский кодекс РСФСР, регулировавший основы деятельности товариществ, акционерных обществ и государственных трестов, предусматривавший разрешительный порядок создания акционерных обществ с утверждением устава акционерного общества государственным органом, а также содержащий основные принципы создания и деятельности организаций, присущие корпоративным организационно-правовым формам. В соответствии с Кодексом, акционерные общества делились на государственные, смешанные и частные, в зависимости от того, кто являлся собственником акций. При учреждении уставы крупных государственных акционерных обществ утверждались СТО РСФСР. Так, в декабре 1922 г. СТО РСФСР был утвержден Устав Всероссийского акционерного общества финансирования местной электрификации «Электрокредит» (предтеча РАО «ЕЭС России»), в качестве учредителя которого выступало государство в лице различных своих органов. Помимо указанных нормативных актов СТО РСФСР были приняты Постановление «О регистрации товариществ полных и на вере» и совместно с НКЮ РСФСР Постановление «Инструкция о порядке регистрации товариществ полных и на вере». Декретом СНК РСФСР «О товариществах по электроснабжению с ограниченной ответственностью» в 1923 году было разрешено учреждать специализированные товарищества с ограниченной ответственностью в отраслях электроснабжения (сооружение и эксплуатирование электростанций).

Постановлением ЦИК СССР, СНК СССР от 17 августа 1927 г. (с последующими изменениями от 1928 г., 1929 г., 1930 г. и 1931г.) было утверждено Положение об акционерных обществах. Оно детально регулировало создание и деятельность акционерных обществ и паевых товариществ и действовало вплоть до 1961 года. В соответствии с Положением акционерное общество должно было иметь не менее трех учредителей (для государственных акционерных обществ - не менее двух).

Положение об акционерных обществах 1927 года предусматривало, что в случае несостоятельности общества управляющие отвечают не только перед акционерами, но и перед кредиторами общества за убытки, «причиненные упущениями и неправильными действиями».29 Несмотря на то, что понятие «неправильные действия» не расшифровывалось, а механизм ответственности не был проработан, идея, заложенная законодателем в основу указанной нормы, была для российского законодательства необходима и актуальна.

В Гражданском кодексе РСФСР 1922 года впервые в мировой практике была предпринята попытка правового регулирования организационно-правовых форм, состоящих из нескольких организаций - введение нового вида юридического лица - треста. Помимо Гражданского кодекса РСФСР деятельность трестов регулировалась Декретом СНК РСФСР 1923 года «О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)». Трестом признавалось объединение, состоящее из нескольких государственных предприятий. Оно пользовалось правами юридического лица, возникавшими с момента государственной регистрации. Являясь единым предприятием, трест состоял из нескольких производственных единиц, поименованных в его уставе. В своей деятельности трест финансировался из государственного бюджета, но по его обязательствам государство не отвечало. Государством тресту передавались права владения, пользования и распоряжения имуществом и он нес ответственность в пределах этого имущества. Управление деятельностью объединения осуществлялось Высшим советом народного хозяйства, правлением и ревизионной комиссией. Частные лица не могли принимать участие в тресте, за исключением случаев, когда трест реорганизовывался в смешанное акционерное общество в установленном законом порядке.

* СЗ СССР. 1927 г. Отдел первый. Xs 49. Ст.500.

В середине 20-х годов в СССР появились крупные торговые объединения - синдикаты, призванные упорядочить торговые функции трестов. Первые синдикаты создавались в качестве торгово-распорядительного аппарата трестов и охватывали стороны деятельности последних касательно кредитов, организации взаиморасчетов, организации сбыта, распределения заказов, нормирования цен, снабжения ресурсами, планирования производственной деятельности трестов. Синдикаты играли существенную роль в системе планового управления промышленностью СССР. В результате проведенной реорганизации на базе синдикатов стали создаваться промобъединения по отраслям промышленности, являвшиеся хозрасчетными организациями, сочетавшими в себе функции планирования и оперативного управления производством. На практике промобъединения, как новая форма организации управления промышленностью, обнаружили большое количество проблем, связанных с плохой организацией внутренних связей соответствующих организационных структур. Путаница в подведомственности промышленных предприятий и трестов, их внутренняя неоднородность стали одной из причин распада промобъединений на узкоспециализированные единицы. Постановлением СНК СССР 1934 года упразднялись промобъединения и сокращалось количество трестов.

Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 года, а также принятые на их базе гражданские кодексы союзных республик (в частности, Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г.), не относили акционерные общества к организационно-правовой форме юридического лица и регулировали лишь договоры о совместной деятельности, деятельность колхозов, старательских артелей, потребительских кооперативов (дачных, садовых, садово-огородных, гаражных, жилищных, жилищностроительных кооперативов, товариществ индивидуальных застройщиков). Несмотря на это, в СССР продолжали функционировать акционерные общества, которые учреждались и действовали на основе специальных подзаконных нормативных актов Правительства СССР. Такие общества полностью принадлежали государству и, по сути, являлись акционерными формально.

В постановлении Совета Министров СССР от 15 октября 1988 года № 1195 «О выпуске предприятиями и организациями ценных бумаг» была нормативно закреплена модель государственного социалистического акционерного предприятия, в соответствии с которой государственные предприятия, перешедшие на хозяйственный расчет и самофинансирование, могли выпускать акции трудовых коллективов и акции предприятия. Суть указанного права, заключалась в том, что предприятие, оставаясь государственным, могло выпускать ценные бумага с целыо привлечения денежных средств и решения социальных проблем, а также распространять ценные бумаги либо между членами трудового коллектива, либо среди других предприятий и организаций. Для владельца акций открывался специальный счет, начислялись дивиденды (их размер зависел от прибыли предприятия), которые он мог получить в любое время. Вклады могли изыматься работником только при его увольнении. Акции не давали своему владельцу права участия в управлении обществом, а лишь предоставляли возможность получения дивидендов.

Изменение политического климата и приближающийся развал социалистической системы хозяйствования приблизили принятие Закона СССР от 16 октября 1989 г. №603-1 «О кооперации в СССР», легализовавшего, считавшуюся до этого преступной деятельность кооперативов. В соответствии с указанным законом, кооперативы и союзы кооперативов могли создаваться в любых сферах деятельности, не запрещенных законодательством, причем вмешательство органов государственной власти в деятельность кооперативов не допускалось. Учреждение кооперативов и их союзов производилось в уведомительном порядке путем государственной регистрации. Начиная с 1990 года, начался процесс возрождения законодательства об акционерных обществах. Окончательный их возврат в российское правовое поле произошел с принятием Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 19 нюня 1990 г. № 590. В начале 90-х годов прошлого века сложилась ситуация, когда нормативно-правовые акты часто вступали в конфликт между собой, содержали диаметрально противоположные положения. Например, согласно ст. И Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. №445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» имущество акционерного общества закрытого типа и товарищества с ограниченной ответственностью признавалось принадлежащим их участникам на праве долевой собственности. В то же время согласно статье 14 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г. №443-11 имущество хозяйственных товариществ и обществ признавалось их собственностью.

Более детальное регулирование организации и деятельности акционерных обществ содержалось в Положении об акционерных обществах, утвержденном Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. №601. Указанное положение содержало, впрочем, и нормы, которые противоречили Закону РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности». Так, согласно статье 12 Закона акционерное общество рассматривалось как объединение нескольких граждан и юридических лиц, а в пункте 13 Положения допускалась возможность учреждения акционерного общества одним лицом.

С начала 1992 года по конец 1994 года учреждение и деятельность акционерных обществ регулировались Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», Положением об акционерных обществах и Положением о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденным Указом Президента РФ от 1 июля 1992 года №721. С конца 1994 года российское корпоративное законодательство претерпевало трансформацию и постоянное реформирование: был принят Гражданский кодекс РФ,28 Федеральный закон «Об акционерных обществах»29, Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»30, а также ряд нормативных и подзаконных актов, регулирующих отдельные сегменты «жизнедеятельности» обществ.

В 70-80-х годах прошлого века в СССР появилось законодательство, регулирующее деятельность групп организаций - хозяйственных объединений. Правовую основу для создания объединений предприятий составляли Общее положение о всесоюзном и республиканском промышленном объединении, утвержденное соответствующим Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1973 г. № 140, и Положение о производственном объединении (комбинате), утвержденное Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1973 г. № 139 «О некоторых мерах по дальнейшему совершенствованию управления промышленностью». Позднее были приняты Положение о научно-производственном объединении, утвержденное соответствующим Постановлением Совета Министров СССР от 30 декабря 1975 г. № 1062, и Положение о порядке создания, реорганизации и ликвидации предприятий, объединений, организаций и учреждений, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 2 сентября 1982 г. №816. Учреждение и функционирование объединений предусматривалось Конституцией СССР 1977 года и конституциями союзных республик, принятыми на ее основе. Основой понятия объединения стало признание его единым производственно-хозяйственным комплексом. Деятельность объединения осуществлялась под руководством администрации, наделенной властными полномочиями, которые она использовала в своей руководящей деятельности по организации производства. По положению в иерархии управления отраслью объединения подразделялись на производственные и научно-производственные, представлявшие основное звено системы управления промышленностью, и промышленные объединения, которые относились к среднему звену. В свою очередь, промышленные объединения подразделялись на всесоюзные промышленные объединения, действовавшие на территории всего СССР, и республиканские промышленные объединения, чья деятельность была ограничена территориями соответствующих союзных республик. Специфической разновидностью производственных объединений являлись научно-производственные объединения (НПО), которые создавались для обеспечения разработки и производственного освоения принципиально новых видов продукции. В состав НПО как единого научно-производственного и хозяйственного комплекса могли входить научно-исследовательские, проектно-конструкторские и технологические организации, производственные предприятия, которые, являясь структурными подразделениями, не были наделены правами юридического лица. Производственные объединения и научно-производственные объединения являлись юридическими лицами. НПО создавались, как правило, на базе научно-исследовательских институтов, которые выполняли функции головной организации НПО, а директора соответствующих головных институтов являлись одновременно генеральными директорами соответствующих объединений.

Важной формой объединения и централизации в промышленности на протяжении 60-80-х гг. двадцатого столетия явилось выделение в структуре экономики страны различных отраслевых комплексов. В этот период на общегосударственном уровне были построены агропромышленный, топливно- энергетический, машиностроительный комплексы. Необходимо отметить, что на законодательном уровне данные комплексы не получили адекватного организационно-правового оформления, и соответствующие понятия использовались в экономической, а не в юридической науке. В это же время, в СССР формировались территориально-производственные комплексы (ТПК), отраслевые, межотраслевые, региональные, межрегиональные и научно- технические комплексы, представлявшие собой модель реальной интеграции предприятий различных отраслей в пределах определенных территорий. Наряду с ТПК существовали также территориальные горнопромышленные комплексы. В рамках этих образований предприятия различных отраслей промышленности, эксплуатирующие месторождения полезных ископаемых, объединенные устойчивыми производственно-технологическими и хозяйственными связями, должны принимали участие в добыче и переработке сырья.

Процедура и порядок создания ТПК регулировались Положением о порядке формирования общесоюзных, республиканских

(межреспубликанских), отраслевых (межотраслевых) научно-технических программ и научно-технических программ регионов и территориально- производственных комплексов, утвержденным совместным Постановлением ГКНТ СССР, Госплана СССР, Президиума АН СССР, Госснаба СССР, Госстроя СССР, Минфина СССР, ЦСУ СССР от 30 марта 1984 года.

Следующий этап развития правового регулирования объединений начался в 1987 году с принятием Закона СССР от 30 июня 1987 г. «О государственном предприятии (объединении)»31 и Положения о государственном производственном объединении, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 23 сентября 1987 г. № 1065.

Закон СССР «О государственном предприятии (объединении)» 1987 г. закрепил правовой статус и виды объединений, к числу которых были отнесены ПО, НПО, государственные производственные объединения (ГПО), межотраслевые государственные объединения (МГО), концерны, консорциумы, союзы и ассоциации, однако различия между данными понятиями оказались весьма размытыми, и более четкой нормативной правовой базы по данным вопросам разработано не было. Главной особенностью «нового» закона стало закрепленное законодателем право предприятий и объединений независимо от их ведомственной подчиненности самостоятельно образовывать на договорных началах ГПО, МГО, концерны, консорциумы, союзы и ассоциации, в том числе с участием кооперативов и совместных предприятий, создаваемых с фирмами иностранных государств. Предусматривалось, что государственные предприятия и объединения, входящие в данные организационные структуры, сохраняют свою хозяйственную самостоятельность и действуют в соответствии с Законом.

Государственные производственные объединения (ГПО) включали в себя предприятия, ПО, НПО, НИИ, КБ и организации одной или нескольких отраслей экономики, по отношению к которым ГПО осуществляло функции органа управления. ГПО подразделялись на отраслевые, межотраслевые и региональные. Управление ГПО осуществлялось либо отраслевыми союзными органами управления, либо Бюро Совета Министров СССР по руководству народнохозяйственными комплексами.

Межотраслевые государственные объединения (МГО) представляли собой объединения самостоятельных предприятий и организаций, подведомственных системам различных промышленных министерств, производивших однородную продукцию и объединенных связями по обеспечению ее производства. Предприятия и организации, входившие в состав объединения, располагались на территории одного или нескольких регионов страны. МГО обладали определенной экономической самостоятельностью, а также различными правами, установленными в специальных подзаконных актах, принимавшихся по каждому отдельному объединению. МГО могли создаваться по инициативе предприятий, региональных органов управления, Советов народных депутатов, министерств, комитетов. Высшим органом управления объединения являлось собрание представителей трудовых коллективов предприятий и организаций, которое созывалось по мере необходимости, но не реже одного раза в год. Такое собрание обсуждало итоги деятельности и перспективы развития МГО, работу правления, организационные вопросы и прочее. Решения собрания были обязательными для предприятий и организаций МГО. В период между собраниями управление МГО осуществляло правление, в состав которого с правом решающего голоса входили руководители предприятий и организаций МГО, председатель Совета представителей собрания трудового коллектива, и с правом совещательного голоса - исполнительный директор, представители других предприятий и организаций, местных органов управления. Порядок избрания советов трудовых коллективов объединений дополнительно регулировался Постановлением ЦК КПСС, Совета Министров СССР от 8 февраля 1988 г. № 174 «О порядке избрания советов трудовых коллективов и проведения выборов руководителей предприятий (объединений)». Правление возглавлялось председателем, который избирался на пять лет из числа директоров предприятий и организаций - членов правления. Права, функции и ответственность правления и его председателя определялись уставом МГО. Финансово-кредитная деятельность осуществлялась предприятиями МГО самостоятельно. Политика ценообразования оставалась в компетенции отраслевых министерств. Для организации внешнеэкономической деятельности в МГО создавались хозрасчетные внешнеторговые объединения. Через эти объединения или самостоятельно предприятия МГО осуществляли экспортно- импортные операции, а также мероприятия по созданию совместных производств и организации научно-технического сотрудничества с зарубежными партнерами. Каждое отдельное предприятие и организация могли входить только в одно МГО.

В соответствии с указанными выше нормативными актами концерн представлял собой объединение предприятий, осуществляющих совместную деятельность на основе централизации тех или иных управленческих функций. Безусловно, под концерном в данном случае подразумевалось не то, что мы привыкли называть этим термином. Concern - в переводе с немецкого, так же как и holding - в переводе с английского означают «владеющий, объединяющий» и сегодня так называют объединения юридических лиц, формирующееся на основе отношений основное - дочернее общества. Эти термины в советском законодательстве 80-х отсутствовали, и концерн рассматривался как вид объединения предприятий с централизованным управлением. Участники концерна не могли одновременно входить в состав других концернов. Над концернами к концу 80-х гг. не существовало каких- либо вышестоящих органов управления. Они действовали на основе полного самоуправления, и организационные структуры управления определялись самими участниками. Руководство производственно-хозяйственной деятельностью концерна осуществлял аппарат управления. Часть своих прав и функций участники концерна добровольно передавали концерну в лице его руководителей и исполнительной дирекции. Обычно централизации подлежали функции научно-технического и производственного развития, финансовой, инновационной деятельности, внешнеэкономических связей. Для выполнения отдельных функций могли образовываться общественные советы из числа соответствующих специалистов со стороны участников концерна. Концерны являлись юридическими лицами. Участники концернов также являлись юридическими лицами и сохраняли свою самостоятельность. В рамках концернов осуществлялось планирование производственно-хозяйственной деятельности на основе заключавшихся договоров между головной организацией и участниками концерна. Участники концерна, исходя из своих возможностей и ресурсов, а также своего правового статуса, могли также между собой самостоятельно заключать такие договоры. Большинство концернов создавалось по решению органов государственной власти (например, государственный газовый концерн «Газпром» был создан Постановлением Совета Министров СССР от 8 августа 1989 г. .№619; государственный концерн «ЛУКойл» был создан на основании Постановления Правительства РФ от 25 ноября 1991 г. № 18).

Помимо концернов, в СССР, в конце 80-х гг. двадцатого столетия, создавались консорциумы. Фактически консорциум представлял собой временное объединение на основе договоров предприятий и организаций, имевших статус юридического лица, с целью осуществления капиталоемких проектов и подчинявшихся совместно выбранному руководству.

Еще одной формой договорных объединений предприятий конца 80-х гг. прошлого века, создававшихся в целях совместного осуществления каких-либо производственно-хозяйственных функций, являлись ассоциации и союзы. Понятие «союз» применительно к хозяйственным (корпоративным) объединениям в советской практике широкого распространения не нашло, и, как правило, такие объединения назывались ассоциациями. В советском законодательстве не проводилось четкого разграничения между коммерческими и некоммерческими организациями, вследствие чего ассоциации фактически действовали как коммерческие организации. Ассоциации, как объединения хозяйствующих субъектов, имели определенные преимущества перед концернами и консорциумами, так как позволяли своим участникам сохранять полную юридическую и экономическую самостоятельность. Члены ассоциаций могли входить в иные договорные объединения без согласования с другими членами. По сравнению с ассоциацией концерн был по своей компетенции (совокупности задач, функций и полномочий) очень близок к министерству (если охватывал отрасль целиком) или органу управления среднего звена - промышленному объединению (если речь идет о подотрасли). Практика показала, что концерны организовывались, как правило, «сверху», и договорные начала в них были выражены гораздо слабее, чем в ассоциациях. Договорные отношения применительно к концернам нередко являлись вынужденными вследствие существования централизованной системы распределения ресурсов, отсутствия рыночных отношений, единой системы экспортно-импортных отношений. Ассоциации возникали, как правило, «снизу» и являлись следствием потребностей самих предприятий в долгосрочном объединении усилий для решения общих задач: разработки новых видов продукции и технологий, обеспечения кооперированных поставок отдельных видов продукции, полуфабрикатов и прочего. Существовавшая неразбериха в терминологии (между понятиями «концерн», «консорциум», «ассоциация») была обусловлена отсутствием нормативных актов, которые регламентировали бы основы их правового положения. Право предприятий и организаций объединяться в союзы, концерны, межотраслевые, региональные объединения предусматривалось ст. 13 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», но подробной регламентации указанных форм объединений данный Закон не содержал.

Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»32 в первоначальной редакции предусматривал предварительный государственный контроль за созданием, слиянием и присоединением союзов, концернов и других объединений. В то же время, закон не содержал положений, способных дать четкое представление о сути описываемых понятий. Постановлением Верховного Совета РСФСР от И октября 1991 г. № 1737-1 «Об упорядочении создания и деятельности ассоциаций, концернов, корпораций и других объединений предприятий и организаций РСФСР» было запрещено органам государственной власти и управления России делегировать любым, в том числе региональным, межотраслевым и межреспубликанским, союзам, ассоциациям, концернам, корпорациям, холдингам и другим объединениям предприятий полномочия по управлению государственным имуществом и финансировать их деятельность. Согласно данному постановлению было запрещено всем созданным на территории России концернам, ассоциациям, другим объединениям предприятий осуществлять властные функции по отношению к входящим в эти объединения предприятиям, в том числе распоряжаться их имуществом, выступать арендодателями госпредприятий, учреждать, реорганизовывать и ликвидировать госпредприятия, назначать и увольнять руководителей госпредприятий, давать другие обязательные для исполнения указания. В то же время, органы государственной власти не имели права ликвидировать объединения предприятий, созданные на добровольной основе, по собственному усмотрению.

Упомянутое выше постановление содержало новые понятия - «холдинг» и «корпорация», которые не содержались в общероссийских законодательных актах и законодательных актах СССР. Постановление не давало представление о том, чем они являются по сути. Дальнейшее развитие российского корпоративного законодательства на уровне группы организаций закрепило правовой статус понятия «холдинг» Временным Положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденным Указом Президента от 16 ноября 1992 г. № 1392.

Положением о финансово-промышленных группах и порядке их создания, утвержденным Указом Президента РФ от 5 декабря 1993 г. №2096 «О финансово-промышленных группах» в российское корпоративное законодательство было введено новое понятие «финансово-промышленная группа» (ФПГ).

Как, отмечает Я.М. Гританс «по своей экономической и правовой сути ФПГ являлась своего рода агрегированной организационной формой основного и дочернего (зависимого) обществ и простого товарищества (договора о совместной деятельности)».33 В ФПГ могли входить кредитные организации, промышленные предприятия и другие организации. Основными механизмами формирования ФПГ согласно Положению о ФПГ являлись совместное учреждение будущими участниками акционерного общества открытого типа, приобретение одним из участников пакетов акций других участников и передача в доверительное управление одному участнику имущества других участников. ФПГ могли создаваться в добровольном порядке либо по инициативе государства. Участие кредитных организаций более чем в одной ФПГ и перекрестное владение акциями между участниками ФПГ не допускалось. Затем были приняты нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, Минэкономики РФ и др., которые впоследствии были отменены в связи с принятием Федерального закона от 30 ноября 1995 г. № 190-ФЗ «О финансово-промышленных группах». Согласно Закону о ФПГ сама группа не является юридическим лицом и создается на основе обязательного заключения договора о создании ФПГ между будущими участниками. Ее участники обязаны создать центральную компанию, на которую будут возложены функции управления ФПГ. Высшим органом управления является совет управляющих.

В 1993 году с участием России началось формирование нормативной базы в сфере регулирования транснациональных ФПГ (ТФПГ). Начало данному процессу положил подписанный 24 сентября 1993 г. главами государств - участников СНГ (кроме Республики Украина) Договор о создании Экономического союза (далее - Договор). Согласно ст. 12 Договора «договаривающиеся стороны содействуют созданию совместных предприятий, транснациональных производственных объединений, сети коммерческих и финансово-кредитных учреждений и организаций». Конкретизируя положения вышеуказанного Договора, главы правительств государств - участников СНГ подписали Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений. На основе данного Соглашения был заключен ряд документов о формировании ТФПГ между правительствами России, Казахстана, Беларуси, Узбекистана, Украины, Киргизии и Таджикистана и Конвенция СНГ о транснациональных корпорациях от 6 марта 1998 года. В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года34 отечественный законодатель впервые применил понятие «дочернее» применительно к государственным предприятиям. Статья 22 Основ содержала следующее определение: «Дочерним признается предприятие, созданное в качестве юридического лица другим предприятием путем передачи ему части своего имущества в полное хозяйственное ведение». В соответствии с указанной статьей учредитель утверждал устав дочернего предприятия, назначал его руководителя и осуществлял в отношении дочернего предприятия другие права собственника, предусмотренные законодательными актами о предприятии, а дочернее предприятие должно было быть указано в уставе создавшего его предприятия. По общему правилу учредитель не отвечал по долгам дочернего предприятия, кроме случая, когда банкротство дочернего предприятия было вызвано его (учредителя) неправомерными действиями. Учредитель отвечал в таком случае по обязательствам дочернего предприятия при недостаточности средств последнего для удовлетворения требований кредиторов. Допускалось так же обращение взыскания по долгам учредителя на имущество, закрепленное им за дочерним предприятием, но лишь при ликвидации дочернего предприятия и после удовлетворения требований его кредиторов.

Из приведенного выше определения видно, что законодатель связывал приобретение предприятием статуса дочернего лишь с фактом его создания другим предприятием путем передачи части имущества. С принятием Гражданского кодекса 1994 года и появлением в законодательстве понятий дочерних и зависимых обществ подход законодателя к дочерним предприятиям не изменился. В статье 114 ГК РФ содержалась следующая норма: «Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, может создать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему в установленном порядке части своего имущества в хозяйственное ведение (дочернее предприятие). Учредитель утверждает устав дочернего предприятия и назначает его руководителя».

Положения Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, касающиеся ответственности учредителя при банкротстве дочернего предприятия применялись до 1 января 1995 года-даты вступления в силу положений нового Гражданского кодекса РФ. С принятием ГК РФ в отношении дочерних предприятий было введено в действие правило, закрепленное в статье 56: «Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

История дочерних предприятий в России завершилась с принятием в 2002 году закона № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»,35 обязавшего реорганизовать в форме присоединения к создавшим их унитарным предприятиям созданные до вступления в силу указанного закона дочерние предприятия в течение шести месяцев со дня вступления в силу закона. Кроме этого, указанным законом создание дочерних предприятий было прямо запрещено, а в Гражданский кодекс были внесены изменения, стирающие институт дочерних предприятий со страниц Кодекса. Очевидно, что такие действия законодателя имели смысл, поскольку в условиях российской действительности полномочия унитарных предприятий, позволяющие им снижать степень «прозрачности» своей деятельности не уместны. Государственное предприятие должно быть ограничено в своих возможностях по самостоятельному распоряжению имуществом собственника, отчуждением этого имущества, в том числе путем передачи в распоряжение дочерних предприятий.

1.3. Дочерние и зависимые общества в современном российском законодательстве. Особенности правового регулирования.

Институт дочерних и зависимых обществ закрепился в российском законодательстве только с принятием Гражданского кодекса РФ 1994 года. До этого ни в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года ни в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года указанные термины не содержались, хотя в последнем нормативном акте шла речь о дочерних предприятиях. В положении об акционерных обществах, утвержденных постановлением Совета министров РСФСР от 25 декабря 1990 года № 601 содержалось понятие дочернего общества. Пункт 150 Положения определял его как «общество, в котором приобретено 50 процентов акций плюс одна». О зависимых обществах в Положении ничего не говорилось.36

В дореволюционном праве России не существовало понятия дочернего и зависимого общества, что, впрочем, не ограничивало возможность существования таковых как явления.

Впервые квалифицированное определение дочерних и зависимых обществ в российском законодательстве появилось с принятием Гражданского кодекса РФ 1994 года. В соответствии со статьей 105 ГК хозяйственное общество признается дочерним, в случае, если другое хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом. В статье 106 ГК говорится, что хозяйственное общество признается зависимым, если другое общество имеет более двадцати процентов голосующих акций акционерного общества или двадцати процентов уставного капитала общества с ограниченной ответственностью.

В Гражданском кодексе дочерним и зависимым обществам уделено две статьи, в ФЗ «Об акционерных обществах» - одна статья, в ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» - одна статья. Кроме этих основополагающих нормативных актов, существует не более двадцати нормативно-правовых документов, затрагивающих вопросы, связанные с дочерними и зависимыми обществами. Фактически законодательством установлена лишь сама возможность создания таких обществ, в то время как, подробной регламентации их деятельности внимания не уделяется. Такое положение обусловлено тем, что дочерние и зависимые общества не являются особыми организационно-правовыми формами юридических лиц, а обособлены законодателем благодаря особой связи и взаимоотношениями с «материнскими» компаниями. По сути, являясь разновидностью хозяйственных обществ, они и действуют в рамках нормативно-правовых ограничений, установленных для хозяйственных обществ.

Несмотря на то, что законодателем уделяется незначительное внимание рассматриваемым обществам, на практике они повсеместно распространены и активно используются для достижения различных целей. И, что не менее важно, возникает большое число вопросов, связанных с разночтением, неправильным толкованием и двусмысленностью норм законодательства в этой области. Дискуссионными представляется не только сфера практического применения дочерних и зависимых обществ, но и их правовая природа, роль и функции в регулировании гражданских правоотношений.

Законодательство о дочерних и зависимых обществах в Российской Федерации на сегодняшний день, как, впрочем, и законодательство в целом, находится в стадии становления. К концу 2005 года в правовой базе «ГАРАНТ» содержалось приблизительно 250 документов, в названии которых есть указание на дочерние общества и более 2500 ссылок на документы, в тексте которых есть термин «дочернее». Для сравнения, в середине 2003 года, аналогичные показатели были на уровне 170 и 1600 ссылок соответственно. Очевидно, что говорить об абсолютной стагнации в процессе развития института дочерних и зависимых обществ нельзя. В то же время, принципиальные изменения в данную сферу правоотношений не превозносятся и абсолютное большинство указанных документов не содержат в себе новых норм и правил, а затрагивают либо отношения конкретных организаций, либо носят характер подзаконных ведомственных указаний и разъяснений, дублирующих и уточняющих нормы, закрепленные в Гражданском кодексе.

Статья 105 Гражданского кодекса содержит следующее определение: «Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом». Федеральный закон «Об акционерных общества» и ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» повторяют положения Гражданского кодекса в части определения понятия дочерних обществ.

Помимо Гражданского кодекса и законов о хозяйственных обществах определение дочернего общества содержится еще в одном нормативном документе. До сих пор действует Временное положение о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденное Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий».37 Так, в соответствии с указанным положением, предприятия, контрольные пакеты акций которых входят в состав активов холдинговой компании, именуются «дочерними». Как видно, в данном случае критерием «дочерности» выступает вхождение в состав активов одной компании контрольного пакета другой. При этом под «контрольным пакетом» понимается любая форма участия в капитале предприятия, которая обеспечивает безусловное право принятия или отклонения определенных решений на общем собрании его участников (акционеров, пайщиков) и в его органах управления, в том числе «золотая акция» право вето, право непосредственного назначения директоров и т.п. Там же законодатель определил, что решения о наличии контрольного пакета акций принимаются антимонопольным органом с учетом конкретных особенностей учредительных документов и структуры капитала предприятия. Таким образом, в соответствии с этим действующим и по сей день нормативным актом общество может быть признано дочерним только по решению антимонопольного органа.

Безусловно, Временное положение, содержащее столь отличный от Гражданского кодекса подход к определению дочернего общества, устарело и не может соперничать по юридической силе с федеральными законами и кодексом. Однако, на практике, подобное «разнообразие» в понятиях может привести к конфликтным ситуациям в отношениях между субъектами гражданско-правовых отношений.

В статье 6 ФЗ «Об акционерных обществах», посвященной дочерним и зависимым обществам, в отличие от ГК РФ содержаться некоторые новеллы. «Основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества» - первое из дополнений по сравнению с Гражданским кодексом, которое содержится в статье 6 закона об АО. Второе дополнение следует за первым и звучит следующим образом: «Несостоятельность (банкротство) дочернего общества считается происшедшей по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало указанные право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества». И, наконец, третье дополнительное положение представляет из себя следующее предложение: «Убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки».

С принятием указанного закона, и по сей день, не утихают споры по поводу разумности включения в текст закона такого предложения. Подробнее об этом речь пойдет во второй главе настоящей работы.

Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», в отличие от закона «Об акционерных обществах» ведет себя «смирно» и повторяет положения ГК РФ.

Кроме Гражданского кодекса только еще один кодекс в системе российского законодательства содержит нормы, затрагивающие отношения, связанные с дочерними и зависимыми обществами. В статье 31 Налогового кодекса РФ содержится норма, в соответствии с которой, налоговые органы вправе предъявлять в суды иски о взыскании задолженности по налогам, сборам, пеням и штрафам, числящейся за организациями, являющимися зависимыми (дочерними) обществами (предприятиями), с соответствующих основных (преобладающих, участвующих) обществ (товариществ, предприятий), когда на счета последних в банках поступает выручка за реализуемые товары (работы, услуги) зависимых (дочерних) обществ (предприятий), а также за организациями, являющимися в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации основными (преобладающими, участвующими) обществами (товариществами, предприятиями), с зависимых (дочерних) обществ (предприятий), когда на их счета в банках поступает выручка за реализуемые товары (работы, услуги) основных (преобладающих, участвующих) обществ (товариществ, предприятий).

В статье 31 Налогового кодекса законодатель установил основание для ответственности третьих лиц за налогоплательщика, а именно ответственности основных обществ за дочерние общества и ответственности дочерних обществ за основные общества.

В данном случае мы сталкиваемся с особенностями российского налогового законодательства, которое существует в отдельном правовом континууме, живя и развиваясь по своим законам.

Помимо прочего, как видно из указанной статьи законодатель помимо понятий зависимое и дочернее общество использует устаревшее - «дочернее предприятие». Как указывалось выше, дочерние предприятия прекратили свое существование, а упоминание о них в Налоговом кодексе является своеобразным правовым атавизмом.

Кроме указанных выше законов «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах», около полусотни федеральных законов в России, так или иначе, затрагивают отношения, связанные с дочерними и зависимыми обществами.

Например, закон РФ от 27 ноября 1992 г. Лр2 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»38 содержит норму, запрещающую субъекту страхового дела использовать полное или краткое наименование, повторяющее частично или в целом наименование другого субъекта страхового дела. При этом уточняется, что ограничение не распространяется на дочерние и зависимые общества субъекта страхового дела.

Там же содержится ограничение на участие страховых организации, являющихся дочерними обществами по отношению к иностранным компаниям, на осуществление в Российской Федерации страхования объектов личного, обязательного, обязательного государственного страхования, имущественного страхования, связанного с осуществлением поставок или выполнением подрядных работ для государственных нужд, а также страхования имущественных интересов государственных и муниципальных организаций. Кроме этого, в случае, если совокупный размер участия иностранного капитала в уставных капиталах страховых организаций на территории РФ превышает 25 процентов, орган страхового надзора прекращает выдачу лицензий на осуществление страховой деятельности страховым организациям, являющимся дочерними обществами по отношению к иностранным организациям.

Как видно из вышесказанного, законодатель, учитывая специфику регулируемой им сферы правоотношений, установил в законе «Об организации страхового дела в Российской Федерации» определенные последствия признания общества дочерним.

Законодатель в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»,39 определяя круг заинтересованных по отношению к должнику лиц, включает в него юридические лица, которые являются основными или дочерними по отношению к должнику. В данном случае последствием признания организации дочерней или основной по отношению к должнику станет невозможность совершать определенные действия.

Федеральным законом от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»40 устанавливается, что дочерние и зависимые общества коммерческой организации с иностранными инвестициями не пользуются правовой защитой, гарантиями и льготами, установленными этим законом, при осуществлении ими предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации.

Данная норма является примером негативного (для самого хозяйствующего субъекта) последствия признания организации дочерней или зависимой.

Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности»41нс позволяет осуществлять аудиторской организации аудит в отношении участников этой аудиторской организации и их дочерних обществ.

Отношения, связанные с дочерними и зависимыми обществами, затрагиваются и в тексте Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-Ф3 «О рынке ценных бумаг»42 Закон обязывает различных субъектов правоотношений, связанных с оборотом ценных бумаг, в том числе акций, информировать государственные органы, третьих лиц о наличии у них дочерних и зависимых обществ, их сделках, изменении долей участия и прочем.

Непосредственное отношение к исследуемой теме имеет Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. № 190-ФЗ «О финансово-промышленных группах». В соответствии со статьей 2 Закона ФПГ представляет из себя совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы (система участия) на основе договора о создании финансово- промышленной группы в целях технологической или экономической интеграции для реализации инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест. Данный закон не избежал в своем тексте противоречий и спорных положений. Например, закон до сих пор позволяет дочерним предприятиям и их собственникам быть участниками ФПГ. Несмотря на то, что Закон определяет финансово-промышленную группу, как совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества, в статье 14 он допускает солидарную ответственность этих дочерних обществ по долгам материнского общества, что прямо противоречит положениям Гражданского кодекса.

Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»,43содержит норму, в соответствии с которой при получении предусмотренной законом лицензии требование о необходимости осуществлять поставки алкогольной продукции не менее чем один год не распространяется на дочерние организации, учредители которых отвечают всем перечисленным условиям для получения лицензии на импорт, хранение и поставки алкогольной продукции.

Стоит обратить внимание, что в данном случае законодатель создал ситуацию, когда дочернее общество использует часть специальной правоспособности основного общества.

В соответствии с Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»44 приобретение и (или) получение в доверительное управление в результате одной или нескольких сделок группой юридических лиц, являющихся дочерними или зависимыми по отношению друг к другу, более 5 процентов акций (долей) кредитной организации требует уведомления Банка России, а более 20 процентов - предварительного согласия Банка России.

В данном случае, признание одной компании дочерней или зависимой по отношению к другой, в совокупности с действием по приобретению долей (акций) становится причиной возникновения у юридических лиц дополнительных обязанностей.

Помимо перечисленных выше нормативно-правовых актов в Российской Федерации принято и действует некоторое количество подзаконных документов, содержание которых в той или иной степени затрагивает исследуемую проблему.

Приказ Минфина РФ от 30 декабря 1996 г. № 112 «О Методических рекомендациях по составлению и представлению сводной бухгалтерской отчетности» содержит правило о том, что в случае, если у организации есть дочерние и зависимые общества эта организация помимо собственного бухгалтерского отчета составляет сводную бухгалтерскую отчетность, включающую показатели отчетов таких обществ. Сводная бухгалтерская отчетность группы взаимосвязанных организаций объединяет бухгалтерскую отчетность головной организации и ее дочерних обществ, а также включает данные о зависимых обществах.

В соответствии с Рекомендациями бухгалтерская отчетность дочернего общества объединяется в сводную бухгалтерскую отчетность в случаях, если: во-первых, головная организация обладает более пятидесяти процентов голосующих акций акционерного общества или более пятидесяти процентов уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, во-вторых, головная организация имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, в соответствии с заключенным между головной организацией и дочерним обществом договором, и, наконец, в-третьих, в случае наличия у головной организации иных способов определения решений, принимаемых дочерним обществом.

Некоторые юристы рассматривают три указанных случая, в качестве условий признания общества дочерним, а это означает, что в данном документе определяется доля участия, необходимая для признания общества дочерним - 50 процентов голосующих акций. Очевидно, такая позиция неверна и основана на неверной трактовке правовой нормы, которая не определяет какая организация может быть признана дочерней, а обязывает материнскую компанию составлять сводную бухгалтерскую отчетность. Так, в сводную отчетность не включаются данные о дочернем обществе, материнская компания которого обладает менее пятидесяти процентов голосующих акций.

Рекомендации также обязывают включать в сводную бухгалтерскую отчетность данные о зависимых компаниях, если головная организация имеет более двадцати процентов долей (акций) хозяйственного общества. Там же указывается, что данные о дочернем или зависимом обществе могут не включаться в сводную бухгалтерскую отчетность, если доля голосующих акций или доля в уставном капитале дочернего или зависимого общества приобретены на краткосрочный период с целью последующей перепродажи, а также в случае, если головная организация не может определять решения, принимаемые дочерним обществом. Поскольку здесь, как и в большинстве нормативных актов применяются формулировки, берущие начало с Гражданского кодекса, на практике отнесение организации к категории дочерней часто является затруднительным.

Положение «О порядке опубликования сведений о приобретении акционерным обществом более 20 процентов голосующих акций другого

4Т См. Габон Л.В.. «Вестник Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа», март-апрель 2003 г.

акционерного общества», утвержденное Постановлением ФКЦБ РФ от 14 мая 1996 года № 10, устанавливает обязанность акционерного общества, которое приобрело более 20 процентов голосующих акций другого акционерного общества (кроме приобретения акций при создании АО), публиковать сведения в средствах массовой информации, в течение месяца с момента приобретения. Публикация должна осуществляться при приобретении более 20 процентов голосующих акций другого АО и при любом увеличении доли владения голосующими акциями этого общества до уровня, кратного 5 процентам, свыше 20 процентов.

Предусмотренная указанным Положением обязанность, является прямым следствием признания общества зависимым. Положение дополняет статью 6 ФЗ «Об акционерных обществах», определяя перечень подлежащих публикации сведений и порядок их опубликования.

Пожалуй, больше всего подзаконных нормативных актов, посвященных регулированию отношений с участием дочерних и зависимых обществ, выходит из стен ведомств, призванных регулировать сферу налогового законодательства.

Так, в соответствии с письмом Департамента налоговой политики Минфина РФ от 11 апреля 2001 года № 04-02-05/1/78 в составе внереализационных доходов, включаемых в налогооблагаемую базу, не учитываются средства, переданные между основными и дочерними предприятиями при условии, что доля основного предприятия составляет более 50 процентов в уставном капитале дочерних предприятий.

Это означает, что средства, передаваемые основным обществом дочернему, не учитываются в балансе дочерней организации, как доход. При этом в документе не уточняется о каком способе передачи средств идет речь. Подобный подход законодателя закреплен еще в нескольких документах и в первую очередь в Налоговом кодексе, статья 251 которого содержит норму, в соответствии с которой при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного российской организацией безвозмездно:

от организации, если уставный капитал получающей стороны более чем на 50 процентов состоит из вклада (доли) передающей организации;

от организации, если уставный капитал передающей стороны более чем на 50 процентов состоит из вклада (доли) получающей организации;

При этом полученное имущество не признается доходом для целей налогообложения только в том случае, если в течение одного года со дня его получения указанное имущество (за исключением денежных средств) не передается третьим лицам.

На практике, использование указанной нормы Налогового кодекса, часто становится камнем преткновения между организацией и налоговыми органами. Например, в Письме Управления ФНС по г. Москве от 21 апреля 2005 г. № 20- 12/28126 содержится вопрос организации, адресованный налоговым органам, суть которого в следующем: Вправе ли дочернее предприятие применить положения пункта 11 статьи 251 НК РФ при получении займа от иностранной материнской компании (доля участия в уставном капитале - 100%), если впоследствии материнская компания простила этот долг?

В своем ответе на указанный вопрос московское управление ФНС указало, что согласно пункту 8 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами признаются, в частности, доходы в виде безвозмездно полученного имущества или имущественных прав. В статье 251 Налогового кодекса РФ приведен исчерпывающий перечень доходов, не учитываемых при определении налоговой базы для исчисления налога на прибыль. В соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ в этот перечень включается имущество, полученное российской организацией от юридического лица, если уставный капитал получающей стороны более чем на 50 процентов состоит из вклада передающей стороны. При этом полученное имущество не признается доходом для целей налогообложения только в том случае, если в течение одного года со дня его получения указанное имущество (за исключением денежных средств) не передается третьим лицам.

Из сказанного управление ФНС сделало следующий вывод: «Как следует из изложенной выше нормы, стоимость работ, услуг и имущественных прав под действие подпункта 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ не подпадает. Таким образом, денежные средства, оказавшиеся у фирмы при прощении долга, имуществом не являются. Следовательно, взаимоотношения между материнской и дочерней компаниями регулируются уже статьей 250 НК РФ как при безвозмездной передаче имущественных прав. Поэтому дочерняя компания обязана признать в налоговом учете внереализационный доход, равный сумме прощенного долга, на основании пункта 8 статьи 250 НК РФ». Очевидно, что манипуляции с нормами Налогового кодекса привели налоговое управление к «нужному» но не верному решению. Цитируя пункт 8 статьи 250 НК РФ налоговое управление «забыло» указать на дополнение, которое указывает, что в статье 251 содержится исключение из правила пункта 8 статьи 250. Помимо этого, выводы налогового органа надуманны и не вытекают из перечисленных норм Налогового кодекса. Видимо, дав такой ответ, налоговое управление опиралось, в том числе, на содержащееся в последнем абзаце подпункта 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ уточнение: «за исключением денежных средств». Ошибочный вывод, в данном случае, стал таковым, в том числе, из-за небрежности законодателя, который не достаточно точно выразил свои намерения. Тот факт, что уточнение касательно денежных средств следует за словом «имущество» только в одном месте, не смотря на неоднократное его использование ранее, говорит либо о технической ошибке, либо о намеренном придании определенного смысла тексту. Налогоплательщик при принятии решения о том должен он платить налоги или нет, не обязан гадать о том какой смысл вкладывал законодатель в ту или иную норму закона. В рассматриваемом случае речь, идет о том, что денежные средства могут передаваться в течение года со дня их получения третьим лицам, и при этом на них будет распространяться действие подпункта 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ.

Рассмотренный пример демонстрирует несовершенство отечественного законодательства, в том числе, в части, регулирующей отношения с участием дочерних обществ, а также необходимость его совершенствования, устранения неоднозначных и неточных формулировок.

Российскому законодателю, стремящемуся искоренить пережитки советского законодательства, и принимающему многие документы в условиях спешки, без предварительно проработки не стоит забывать известное высказывание В.И. Ленина: «законодательствовать надо с тройной оглядкой. Семь раз примерь».45

Нормативно-правовые документы, содержащие положения, касающиеся дочерних и зависимых обществ, принимаются и законодательными органами субъектов РФ. На сегодняшний день действует порядка 400 документов субъектов Российской Федерации, в названии, которых присутствует слово «дочерние». Абсолютное их большинство, как и подавляющая масса актов, содержащих упоминания в тексте о дочерних и зависимых компаниях, регулируют отношения вокруг конкретных организаций и их дочерних и зависимых сателлитов. Редким исключением на этом фоне являются такие нормативные документы, как Закон г. Москвы от 28 июня 1995 г. № 14 «Об основах малого предпринимательства в Москве», в соответствии с которым московская организация, которая претендует на получение статуса субъекта малого предпринимательства, не может быть признан таковой в случае, если она является дочерней либо зависимой компанией.

<< | >>
Источник: Крылов Вадим Григорьевич. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ОСНОВНЫМ - ДОЧЕРНИМ (ЗАВИСИМЫМ) ОБЩЕСТВАМИ. 2006

Еще по теме 1.2. Дочерние и зависимые общества в российском законодательстве.:

  1. Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  2. 6.4. Дочерние и зависимые общества
  3. 3. Дочерняя организация Зависимые и взаимно участвующие акционерные общества
  4. 7. Дочерние и зависимые общества Статья 105. Дочернее хозяйственное общество
  5. 5.3. Дочерние и зависимые общества
  6. Введение: I. Общая характеристика работы. Актуальность темы исследования:
  7. Глава I. Законодательство о дочерних и зависимых обществах: история развития, современный опыт.
  8. 1.1. Зарубежное законодательство о дочерних и зависимых обществах.
  9. 1.2. Дочерние и зависимые общества в российском законодательстве.
  10. Глава II. «Правовой статус дочерних и зависимых обществ. Особенности правового регулирования».
  11. 2.1. Дочерние и зависимые общества как субъекты гражданских правоотношений.
  12. Глава III. «Практика и правовая природа использования особенностей правового регулирования корпоративных отношений между основным и дочерним, преобладающим и зависимым обществами в организации их предпринимательской деятельности»
  13. Глава 1. Общая характеристика правового статуса дочернего н зависимого хозяйственных обществ
  14. § 1.2. Экономическая сущность и юридическая природа дочернего и зависимого хозяйственных обществ
  15. § 1.3. Понятие и признаки дочернего и зависимого хозяйственных обществ по российскому законодательству
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -