<<
>>

§2.1. Природа прав акционеров.

Права акционера, по мнению всех исследователей, входят в понятие его статуса: Однако, ФЗ «Об АО» не содержит специального раздела, посвященного правам* акционеров, что отрицательно влияет на правовое регулирование их осуществления и защиты.

Такие разделы в той или иной форме присутствуют в некоторых кодексах корпоративного^ управления.

Например, в Принципах корпоративного управления, принятых, в мае 2000 г. на Business Roundtable (США)70, - раздел «Отношения с акционерами^ и другими участниками»: 1) Акционеры и инвесторы. В" Германском кодексе корпоративного управления 2000 г., подготовленном под эгидой Берлинской инициативной группы на основе акционерного закона 1965 г.71, - раздел «Управленческие стандарты для акционеров и работников»: 1)

Права акционеров. В Кодексе кррпоративного управления* Новой Зеландии - 2 раздела: «Отношения, с акционерами» и «Интересы акционеров». В Кодексе передовой практики корпоративного управления Южной Кореи - Раздел «Акционеры»: 1) Права акционеров, 2)

Взаимоотношения с акционерами, 3) Обязанности акционеров.*

В правовых актах и в литературе нет четкой характеристики, природы прав акционеров; механизмов их осуществления и охраны. Поэтому все заинтересованные лица возвращаются к этому вопросу.

Первым вопросом, решение которого необходимо для адекватного регулирования, является природа прав акционеров.

Руководствуясь классическими представлениями о том, что право, в т.ч. частное, дает форму общественным отношениям, складывающимся в т.ч. в сфере экономики, и указанием | является, предпринимательской, а относится к инои не запрещенной экономической деятельности72, считаем целесообразным раскрывать природу прав акционеров с точки зрения экономики и права. I В' самом широком смысле права акционеров связаны с

экономическими правамии свободами.

П.2 ст.35 Конституции РФ закрепляет право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Согласно п.1 ст.34 ! Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование ^ своих способностей и имущества для предпринимательской Иг иной не запрещенной законом экономической деятельности73.

Эти права по аналогии распространяются и на юридические лица, которые, как признано в постановлении'Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996 г., «созданы^ гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно' использовать свои способности и имущество для предпринимательской и» иной не запрещенной законом экономической деятельности»74.

Экономические права и свободы нашли отражение в гражданском законодательстве: п.п.1 и 2 ст.1, ст.ст.9, 18, 49, ч.П п.4 ст.66, п. 2 ст.209 и др. ГК.

С юридической точки зрения нас интересует понятие субъективного права и его характеристика. Существуют различные взгляды, на понятие субъективного права75. Оно привлекало внимание' еще русских дореволюционных ученых. До сих пор актуально звучит определение Д.И.Мейера, который писал: «Правом называется- мера свободы живущего в обществе - мера, в пределах которой-он может совершать известные действия:. .»76.

В советской цивилистике наблюдается поступательное развитие взглядов на эту категорию.

М.М.Агарков рассматривал субъективное право «как предоставленную лицу возможность привести в действие аппарат государственного принуждения» . А.М.Айзенберг и П.М.Карев занимали схожую, позицию и характеризовали1, его как притязание- управомоченного лица.. О.С.Иоффе определял субъективное право как. средство регулирования поведения, граждан, не противоречащего интересам государства77.

Наибольшее распространение получила позиция С.Н.Братуся: субъективное право представляет собой меру возможного поведения управомоченного лица, обеспеченной законом'и поведением обязанного лица78. В литературе встречаются различные варианты этой формулировки.

Н.Г.Александров; уточняя» определение С.Н.Братуся, полагал, что субъективное право характеризуется неразрывным единством троякого рода возможностей: 1) видом» и мерой возможного поведения для самого обладателя субъективного права; 2) возможностью требовать известного поведения от других лиц - поведения, обеспечивающего реализацию первой возможности; 3) возможностью прибегнуть в необходимых случаях к содействию принудительной силы государственного аппарата для осуществления второй возможности79.

Сегодня многие ученые-цивилисты придерживаются аналогичной позиции. Так, Н.Д.Егоров определяет субъективное право как меру возможного поведения управомоченного лица в гражданском

правоотношении80, В.С.Ем - как меру «дозволенного поведения субъекта

1

гражданского правоотношения» , М.Я.Кириллова трактует субъективное право как «обеспеченную законом меру дозволенного поведения управомоченного лица»81.

Несколько по-иному определяет субъективное право Е.Я.Мотовиловкер. По его мнению, оно представляет не меру возможного поведения, а определенную законом возможность удовлетворения субъективного интереса82. Данная трактовка субъективного права представляется весьма спорной. «Субъективное право» и «интерес» - разные категории, хотя порой и взаимосвязаны между собой. Формулируя определение таким образом, автор нивелирует различия между ними, не давая при этом никаких пояснений и не раскрывая самого понятия «интерес».

Некоторые теоретики, права считают, что «субъективное право - это предоставляемая и охраняемая государством возможность (свобода) субъекта по своему усмотрению удовлетворять те интересы, которые предусмотрены объективным правом»83.

Наиболее широкое понятие субъективного права дается H.

И.Матузовым. Он полагает, что по содержанию субъективное право включает в себя четыре возможности: а) возможность определенного поведения самого управомоченного; б) возможность требовать соответствующего поведения от других лиц; в) возможность прибегнуть в необходимых случаях к мерам государственного принуждения; г) возможность пользоваться определенным социальным благом84.

Итак, субъективные права дают возможность их обладателю совершать в рамках закона определенные действия, пользоваться определенными социальными благами, требовать соответствующего поведения от других лиц и обращаться в случаях необходимости за зашитой к органам государства. Субъективное право гарантирует создание необходимых социальных (правовых:) условий для удовлетворения интересов уполномоченного лица85.

При некоторых незначительных различиях общий смысл сохраняется на протяжении длительного времени.

Управомоченным лицом в нашем случае выступает акционер.

Природа конкретного субъективного права неразрывно связана с природой правоотношения, в содержание которого оно входит.

Правоотношения в акционерной сфере весьма многолики и разнородны и вызывают жаркие дебаты.

Наиболее дискуссионными являются следующие взаимозависимые вопросы: 1)

имущественный или неимущественный характер имеют права акционеров (и акционерное правоотношение в целом); 2)

вещная, обязательственная либо иная природа прав акционеров; абсолютные они или относительные. s, *

Применительно к первому вопросу ученые по непонятной причине4 в качестве показательных часто избирают право на участие в управлении и право на информацию.'

Одни авторы (А.Б. Бабаев, B.C. Ем, Н.В. Козлова, П.В. Степанов, Е.А. Суханов, И.Н. Шабунова и др.)1 исходят из их имущественного характера.

Основными аргументами при этом являются:

а) наличие связи рассматриваемых прав* «с управлением имуществом (капиталом) корпорации» (Е.А. Суханов), «с имущественным участием учредителя (участника) в создании- юридического лица, в управлении его имуществом и всей его деятельностью, которая тоже носит экономический* характер» (Н.В1. Козлова); их целевая- направленность на удовлетворение имущественных интересов (B.C. Ем, И.Н. Шабунова); производность корпоративных отношений от экономических отношений коллективной собственности - «возможность членов корпоративной организации участвовать в управлении ею и получать информацию о ее деятельности является не чем иным, как специфическим проявлением, экономических отношений коллективной собственности, обусловленным той правовой формой, которая определяется как организация корпоративного типа» (П.В. Степанов);

б) возможность возникновения охранительного права имущественного характера в- случае нарушения (А.Б. Бабаев), права на заявление требования о возмещении убытков (И.Н. Шабунова);

в) прямая зависимость стоимости пакета акций от степени влияния- на деятельность общества, а значит, «стоимость акционерного права

1 См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. C.S13 (автор - А.Б. Бабаев)-, Гражданское право. В 4 т. Т.1: Общая часть / отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2007. С.41 (автор - ЕА. Суханов), 135 (автор - ВС. Ем)\ Гражданское право. Часть первая: Учебник / отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М.: Юристь, 2007. С.223 (автор - Ю.В Петровичева); Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005. С.119; Степанов П.В. Корпоративные отношения в гражданском праве // Законодательство. 2002. № 6. С.35-38; Шабунова И.Н. Корпоративные отношения как предмет гражданского права // Журнал российского права 2004. № 2. С.45-49.

предопределяется именно входящим в него правом ...участия в деятельности АО» (А.Б. Бабаев);

Другие ученые (Ф.О. Богатырев, В.А. Гуреев, К. Кирсанов, Е.В. Пестерева, Ю.В. Петровичева, Е.Б. Сердюк, Т.А. Еремеева, Г.Н. Шевченко и др.)86 усматривают в праве на управление и праве на информацию неимущественный характер.

Отмечается отсутствие прямой «объектной привязки» прав на управление и информацию к материальным благам - имущественные же правомочия всегда возникают и существуют именно по поводу таких благ. Цель реализации прав, составляющих содержание правоотношения (причем не непосредственная - достижение желаемого управленческого эффекта, а конечная - получение выгод от участия в обществе, достичь которую невозможно без использования потенциала иных, имущественных в классическом понимании прав), сама по себе не является достаточным показателем их имущественной природы.

Не препятствует квалификации исследуемых прав в качестве неимущественных: -

их тесная связь с имущественными правами, ибо она не «отменяет» обособленного, автономного существования прав на управление и информацию, имеющих собственное содержание, условия и формы осуществления; - имущественный характер последствий их нарушения, поскольку имущественные санкции могут иметь место при нарушении как имущественных, так и неимущественных прав. Например, защищая свою честь, достоинство и деловую репутацию, потерпевший вправе заявить требования о компенсации морального вреда в денежной форме и о возмещении убытков (ст.152 ГК РФ), при этом данные обстоятельства не сказываются на трактовке соответствующих прав как личных неимущественных.

Концепции, в основе которых лежит вывод о неимущественной природе отдельных акционерных прав, вновь неоднородны. Разногласия, в частности, присутствуют:

а) по вопросу допустимости рассмотрения «управленческо- информационных» прав как личных неимущественных.

Большинство- современных исследователей дают отрицательный ответ на данный вопрос, что представляется оправданным, принимая во внимание возможность отчуждения акций и непредназначенность прав на управление и информацию для индивидуализации самой личности (вследствие чего сложно говорить о правах акционера как о правах, не отделимых от личности их носителя)87;

б) по вопросу о влиянии-неимущественного характера'некоторых прав акционера на существо членских отношений в целом: -

по мнению ряда ученых, неимущественная составляющая не упраздняет имущественной сути акционерных правоотношений (Д.В.

fS

Ломакин, В.В. Прохоренко и др.) ; -

для- других авторов неимущественная природа прав на управление и информацию является* непреодолимой преградой для рассмотрения членского правоотношения как исключительно имущественного (и, как правило, единого) (Ф.О. Богатырев, И.С. Шиткина и др.)88.

Уже отмечавшаяся автономность (самостоятельность) неимущественных прав обусловливает теоретическую уязвимость конструкции членского правоотношения как в целом имущественного.

Мы обращаем внимание на то, что ГК говорит об имущественных правах акционеров, а ФЗ «О рынке ценных бумаг» - об имущественных и неимущественных.

Есть отдельная позиция: о корпоративных отношениях. Эта модная тема нашла отражение в многочисленных публикациях различного объема и рода89. Её разгромную критику в связи с неинформативностью, внутренней противоречивостью и несогласованностью с основами теории права и гражданского права дал А.Б.Бабаев.90

Следующий вопрос частично спровоцирован формулировками действующего законодательства (п.2 ст.48 ГК РФ, п.1 ст.2 ФЗ «Об АО»), которые некоторые авторы распространяют на все права акционеров.

Можно выделить следующие основные концептуальные подходы к определению природы акционерных правоотношений по данному критерию..

Сторонники «вещно-правовой» концепции усматривают в акционере собственника. Так, на взгляд Н.Н. Пахомовой, «корпоративные отношения - это отношения по формированию и реализации отношений собственности с множеством субъектов- собственников», это «форма ограничения воль их субъектов-участников, отражающая перераспределение между ними экономических возможностей в сфере отношений собственности; т.е. ...отношения- собственности с множественным составом субъектов-собственников». Она отмечает, что «вещные права учредителей (участников) по владению; пользованию и распоряжению имуществом юридического < лица в период его деятельности «парализованы» правом- собственности юридического91 лица. Реализация^ учредителями (участниками) вещных прав возможна только после прекращения, аналогичных вещных прав у юридического лица. Иначе говоря; по мере- отпадения «парализующих» факторов; т.е. прекращения правомочий юридического лица..., вещные правомочия восстанавливаются у учредителей (участников)»1.

Вызывает сомнения, попытка поиска! генетических корней этой позиции. Bi трудах некоторых дореволюционных авторов. Н.Н: Пахомова использует конструкцию общей собственности, в АО; которую законодатель после неудачных экспериментов начала 90-ых г.г. XX в. отверг2. И.Т.Тарасов,, рассматривая5 вопрос о природе прав акционеров («область, мало изведанную»), приводил позицию, Моля ( не указывая; что разделяет её!), который; «считая акционерное право за вещное; разлагает его на составные части и. находит, что частей этих две: 1) право совокупной-собственности... и 2)< право сочленства ...с правом голоса .. .в общих собраниях согласно постановлениям уставов»92.

«Слабым» местом «вещной» концепции нам кажется ее «оторванность» от правовой стороны вопроса. Интерес управомоченного лица в, вещном правоотношении удовлетворяется- непосредственно за счет полезных свойств, вещи (а не через действия^ иных лиц), однако, акционер внося вклад в уставный капитал, утрачивает юридическую возможность, владения, пользования и распоряжения переданным обществу имуществом; отсутствует такая возможность и в отношении» иного имущества, произведенного (приобретенного) в процессе функционирования юридического лица. С большими оговорками и только в экономическом смысле уместно говорить и о восстановлении «парализованного» («покоящегося»)» вещного права, учредителя в условиях, когда: а) право на получение имущества вследствие ликвидации! общества может оказаться и* нереализованным (например, по причине отсутствия этого имущества), б), объектные характеристики распределяемого- среди участников ликвидируемого общества имущества определяются на последних этапах ликвидации, причем* они никак не «привязаны» к имуществу, ранее внесенному участником (объектом же вещного права могут быть только индивидуально-определенные вещи).

В.В.Долинская в пользу ошибочности вещно-правовой'концепции приводит следующие аргументы: судьба имущества,, внесенного в уставный капитал, отлична от судьбы остального имущества акционера. Законодатель допускает вносить в качестве вклада в уставный капитал не только вещи, но и иное имущество, права, имеющие денежную оценку. При утрате вклада, внесенного в уставный капитал (гибели вещи), права акционера не прекращаются. При ликвидации акционерного общества акционер получает не свой первоначальный вклад, а стоимостное выражение части имущества акционерного общества, пропорциональной его участию в уставном капитале93. В конечном счете «вещный» подход ведет к подмене юридического экономическим и, косвенно, к отрицанию юридического лица как самостоятельного носителя прав. Поэтому не случайно, что вещно-правовой подход не получил поддержку у современного законодателя: как мы помним, акционерное общество относится им к группе юридических лиц, участники которых не обладают вещными правами на имущество, созданное за счет вкладов участников, а равно произведенное (приобретенное) в процессе деятельности юридического лица (п.2 ст.48, п.1 ст.66 ГК РФ).

Следующая, «обязательственно-правовая» концепция исходит из обязательственно-правовой природы прав акционеров по отношению к обществу. Ее сторонниками, в частности, являются В.Ю. Башкинскас, Д.И. Дедов, С.А. Карелина, А.А. Кыров, Д.В. Тариканов1, В.В. Прохоренко.

Особо стоит отметить рассуждения В.В. Прохоренко, вводящего понятие партисипативного обязательства и предлагающего развернутую аргументацию в защиту трактовки природы отношения, возникающего между участником и юридическим лицом, как обязательственно- правовой. «Данное обязательственное правоотношение обладает родовыми чертами, присущими для всех обязательств, как-то: имущественный характер, противопоставление субъективному праву одного лица субъективной обязанности другого определенного в отношениях лица, наличие возможности требования управомоченным лицом исполнения обязанности. При этом правоотношение имеет ряд существенных особенностей, выделяющих его из общего ряда обязательственных правоотношений: возникновение ...независимо от передачи имущества на основании публичного акта о регистрации юридического лица; императивный запрет на освобождение учредителя от оплаты уставного капитала..., а также на прекращение данной обязанности путем зачета требований; возникновение в рамках правоотношения комплекса относительно самостоятельных прав, которые могут осуществляться независимо друг от друга; возникающие в рамках правоотношения права не исчерпываются их однократным

1 См.: Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право). Учебное пособие / под ред. Е.П Губина. M.: Зерцало, 1998. С.109-110, 147 (авторы - В.Ю. Башкинскас, Д.И. Дедов, С.А. Карелина); Кыров А.А. Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах». M.: ТК Велбн, Изд-во Проспект, 2005. С.13; Тариканов ДВ. Юридическая личность хозяйственных обществ по гражданскому праву России. Автореферат дисс. ...к.ю.н. Екб., 2003. С.7.

70

осуществлением, они существуют на протяжении всего времени существования связи между участником и юридическим лицом. При этом все ...права участника реализуются в рамках сложного обязательственного правоотношения, где участник находится, с одной стороны, в роли должника (обязанность по внесению имущества в уставный капитал), а с другой (при реализации принадлежащих ему прав) - в роли кредитора»94.

Законодатель исходит из понимания обязательства как правоотношения, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п.1 ст.307 ГК РФ). Членское правоотношение, конечно, может быть подведено под данное понятие, ибо акционер вправе требовать от общества созыва внеочередного общего собрания, предоставления документов, выплаты при определенных обстоятельствах дивидендов и т.д. Несмотря на это, имеются серьезные причины усомниться в целесообразности такой трактовки членских прав.

Дело в том, что модель обязательства рассчитана на правовое оформление отношений экономического оборота, перемещения материальных и иных благ между обособленными товаровладельцами. «Обязательство, как научное понятие, - точно указывает Н.Д. Егоров, - имеет смысл и значение только тогда, когда оно рассматривается в качестве специфической правовой формы опосредования товарно- денежных отношений. В противном случае обязательство становится тождественным другому научному понятию - «относительное правоотношение»95.

Однако, акционер участвует в формировании воли общества (субъекта, противостоящего акционеру в правоотношении), т.е., образно выражаясь, не является посторонним для корпорации лицом. Помимо прочего, к этому процессу приобщены и другие акционеры, интересы которых могут и не совпадать (причем позиция, отраженная в корпоративном акте, приобретает юридическое значение для всех акционеров, независимо от их согласия с ней).

О наличии «властного» момента в корпоративных отношениях, причем в аспекте «подчинения» как акционера (воле большинства), так и общества (воле акционеров,, реализующих свои «управленческие» права), пишут многие авторы96. Более того, высказываются, соображения, ставящие под сомнение принадлежность акционерных прав к гражданско-правовой сфере. Например, по мнению знаменитого дореволюционного ученого А.И. Каминки, «организация товарищества с отношением подчинения и господства между участниками - вот характерная особенность товариществ современного права, вызывающая настолько своеобразное отношение, что право, их регулирующее, составляет особую дисциплину, отличную от права частного»97. «Реализуя свои корпоративные права..., - указывает B.C. Ем, - участники корпорации, выражая собственную волю, формируют волеизъявление высшего органа корпоративного юридического лица. В свою очередь, сформированное членами корпорации волеизъявление высшего органа порождает модус поведения, обязательный для исполнительного органа... и для самих участников корпорации. Такая ситуация нетипична для гражданско-правового регулирования, так как по общему правилу в гражданском обороте субъекты самостоятельны и независимы друг от друга и поэтому не могут непосредственно участвовать в формировании воли контрагента»98. «Равенство сторон корпоративных отношений, - замечает Е.Б. Сердюк, - изначально исключено»99.

Однако, следует учитывать, что указанные «подчиненность» и «неравенство» находятся за пределами собственно правоотношений, существующих между обществом и акционерами. Возможное несовпадение мнения акционера с позицией общества (сформированной большинством акционеров) не означает утраты участником автономии воли (общество не способно «подчинить» его в своих действиях), превращения в «неравноправного партнера». «Участник подчиняется воле, - точно указывает B.C. Кононов, - в формировании которой может принимать участие, и в случае несогласия за ним всегда сохраняется возможность прекратить связь с корпорацией. Это не характерно для властных отношений»100.

Что же касается общества, то воля акционеров, отражающаяся в решениях общего собрания, не есть «чужая» для общества воля, это и есть воля самого общества (что опосредовано фиктивностью юридического лица, формирование воли которого может быть осуществлено не иначе как через действия иных лиц, входящих в состав его органов).

Поэтому большинство авторов, думается, справедливо исходят из квалификации акционерных отношений как гражданско-правовых101.

Названные обстоятельства влекут не типичные для обязательств: -

«усиление» неимущественной составляющей в членском правоотношении (выражающееся в самостоятельной ценности, известной автономности существования неимущественных акционерных прав); -

условность реализации многих акционерных прав, которая может носить как объективный характер (к примеру, дивиденды не могут быть выплачены при отсутствии у общества прибыли), так и субъективный (при наличии прибыли общее собрание акционеров может проголосовать и за, и против объявления дивидендов); это, в свою очередь, опосредует высокую степень вариативности развития членского правоотношения (к примеру, акционеры могут никогда не принять участие в распределении прибыли и это, при- отсутствии соответствующего решения общего собрания акционеров, не будет считаться неисполнением обществом своих обязанностей).

В.В. Долинская указывает, что классическому пониманию обязательственных прав противоречат: неимущественный характер ряда прав акционеров; возникновение и/или реализация многих прав акционера на основании решений органов управления акционерного общества, которым участник общества подчиняется; возможность участия акционера в процессе формирования воли т.н. обязанного лица — акционерного общества102.

Что касается дилеммы: абсолютные - относительные правоотношения, то в литературе представлены разные подходы.

В. Лапач полагает, что право на управление и на информацию - «это права абсолютного типа, которые при наличии установленных законом условий должны реализовываться участником как управомоченным лицом, которому никто не может без законных оснований чинить препятствия в осуществлении данного права»103.

Е.А. Суханов характеризует рассматриваемые правоотношения как относительные104.

По мнению Д.В. Ломакина, «членские права акционер реализует в основном своими собственными действиями по аналогии с абсолютными правами», «акционерное правоотношение и соответственно членские права также не вписываются в полном объеме ни в группу абсолютных, ни в группу относительных», «акционерное правоотношение имеет совершенно особый характер, включая в себя элементы абсолютных и относительных правоотношений»105.

Возвращаясь к идее корпоративных отношений, мы встречаем весьма оригинальные суждения. Так, например, корпоративные правоотношения могут быть абсолютными и относительными. В качестве примера абсолютного корпоративного правоотношения приводится ссылка на ст. 66 ГК, согласно которой хозяйственное общество может иметь право собственности на имущество106. Не совсем понятно, в чем «корпоративность» такого права собственности.

Запутана позиция Д.В.Ломакина107: «акционерное правоотношение в целом носит имущественный характер» (с. 12, 18), это вид «членского» или «корпоративного» правоотношения (с. 14), «акционерные правоотношения не являются вещными» (с. 18); «объектом акционерного правоотношения ... является деятельность обязанных лиц» (с. 12), «в содержании акционерного правоотношения особенно следует выделить права акционеров, для осуществления которых обычно достаточно собственных действий акционеров» (с.85); «в содержание акционерного правоотношения не входят обязательственные права требования акционеров» (с.26), «можно выделить ... право на дивиденд и ликвидационную! квоту как элементы, содержания акционерного' правоотношения» (с.27).

Представляете я, что основная ошибка в, рассуждениях различных авторов, придерживающихся диаметрально противоположных, точек зрения, заключается в попытке дать единую характеристику многочисленным и разнородным отношениям.

Примечательно, что еще М.М.Агарков обособил право членства в < акционерном обществе (участие) как ключевое в системе прав4, акционеров, не отнеся его ни к вещным, ни к обязательственным108.

Современные авторы: как известные ученые, так и соискатели1 ученых степеней; - также ставят под сомнение единство этого блока отношений. A.

Б.Бабаев- пишет, что «Корпоративные правоотношения, несомненно, включают в себя целый1 комплекс* правоотношений, которые построены на- разных принципах, с различным' субъектным составом и каждое из них обладает своими о со бенностями элементов. С нашей точки зрения, исследование корпоративного правоотношения «в

л

целом» большого научного вопроса не представляет»-. B.

А.Давыдов, на основе изучения научной литературы по теме- своей, диссертацию приходит к выводу, что- «правоотношения, возникающие между хозяйственным1 обществом и его участниками, являются обязательствами и организационными правоотношениями. В связи с этим для выделения такой' разновидности отношений- как корпоративные отношения^ отсутствуют объективные основания. В работе* также указывается- на отсутствие единства подходов^ в определении сущности и оснований выделения корпоративных отношений»109.

Аналогичный подход мы обнаруживаем в работах и др. авторов (В.А. Гуреев, В.В. Долинская, Е.В. Пестерева, И.Н. Шабунова, И.С. Шиткина, JI.P. Юлдашбаева и др.)110.

Итак, права акционеров связаны с экономическими правами и свободами. Права акционеров и акционерные правоотношения многочисленны и имеют различную природу и характеристику, не сводимую к одной юридической конструкции. В лучшем случае мы можем выделить их генетическую связь с созданием и/или деятельностью акционерного общества (целевое назначение). А предметное раскрытие их природы следует давать через их классификации. С практической точки зрения целесообразно объединить в ФЗ «Об АО» многочисленные права акционеров в специальную главу.

<< | >>
Источник: Фалеев Виталий Викторович. Миноритарные акционеры: ст.атус, права и их осуществление / Диссертация. 2009

Еще по теме §2.1. Природа прав акционеров.:

  1. § 2. Правовая природа организации управления акционерным обществом
  2. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  3. § 2. Принципы осуществления прав акционеров
  4. § 1. Понятие пределов осуществлении прав акционеров и спосо&ы их установлении
  5. §2.1. Природа прав акционеров.
  6. §2.2. Виды прав акционеров.
  7. §3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.
  8. § 1. Понятие и виды прав акционера и способов их защиты
  9. § 4. Права акционеров, обусловленные определенными юридическими фактами и их защита
  10. §3. Защита прав акционеров, вытекающих из управленческих отношений в акционерных обществах
  11. § 1.2. Правовая природа корпоративных правоотношений и их место в современной правовой системе
  12. § 3.2. Формы защиты субъективных корпоративных прав
  13. 1.1. Правовая характеристика права акционера на информацию^ его место в системе прав акционера.
  14. §1. Развитие учении о категории «управление делами юридического лица»
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -