<<
>>

§ 2. Прекращение деятельности хозяйственных альянсов коммерческих организаций

Анализируемый нами в данной главе работы,цикл существования объединений коммерческих организаций логически завершается прекращением существования этих объединений. Действующее российское законодательство предусматривает два основных способа изменения правового статуса коммерческих организаций — реорганизацию и ликвидацию.

ГК РФ не содержит легального определения реорганизации юридического лица.

Тем не менее из положений ст. 57 и 58 ГК РФ следует, что под реорганизацией необходимо понимать установленную законодателем процс- дуру перехода прав и обязанностей одних юридических лиц к другим в порядке правопреемства186.

Полагаем, что здесь уместно говорить об изменении правового статуса одного юридического лица вплоть до его прекращения, происходящего после передачи субъективных прав и обязанностей.

Одна из главных теоретических проблем, возникающих при исследовании процедуры реорганизации предпринимательских объединений, заключается, на наш взгляд, в следующем. Особенность структуры данных корпораций, установленная действующим законодательством, такова, что юридические лица, составляющие исследуемый альянс, при выходе из его состава могут не приобретать и не терять субъективные права и обязанности.

Во-первых, это обусловлено тем, что правопреемство предполагает наличие субъекта, который воспринимает чьи-либо обязанности и права с целью дальнейшего их исполнения или реализации. В связи с тем, что мы установили «аморфный», с точки зрения гражданского права, характер правосубъектности предпринимательских объединений переход субъективных прав и обязанностей будет иметь ряд особенностей. Какие именно, мы поясним ниже.

Структура объединений коммерческих организаций представляет собой союз головной корпорации и ряда зависимых, объединившихся для достижения совместно поставленной цели. Каждый из элементов, несмотря на возможность зависимости в определении приоритетов коммерческой деятельности, является самостоятельным юридическим лицом. Следовательно, может выступать как независимый субъект гражданских правоотношений, в том числе договорных и внедоговорных обязательств.

Ранее мы рассмотрели особенности внешней и внутрикорпоративной ответственности, которую несут предпринимательские альянсы. Ответственность может быть как перед непосредственными контрагентами объединения, так и перед участниками корпорации за действия г оловной компании, повлекшие причинение ущерба зависимым организациям или третьим лицам.

Правопреемство имеет основной целью изменение статуса существующего субъекта правоотношения посредством приобретения им элементов статуса субъекта, прекратившего свое существование. Таким образом, можно утверждать, что основной целыо, которую преследует объективное право, установившее возможность правопреемства, является реализация прав, не имеющих личного характера. В качестве второй цели, неразрывно связанной с первой, следует признать возможность удовлетворения требований кредиторов, которые по объективным причинам не могут быть предъявлены к основному должнику. То есть речь идет о переходе ответственности от правообладателя к правопреемнику.

Необходимо помнить о наличии ряда особенностей в структуре объединений коммерческих организаций, создаваемых для участия в предпринимательской деятельности.

Также нужно учитывать, что цели создания альянса, которые определяют его правовой статус, могут быть срочными и утрачивать свою значимость по прошествии определенного времени. И последнее обстоятельство, на которое требуется обратить внимание, — особенности создания коммерческих альянсов. Некоторые из них сами являются продуктом реорганизации юридических лиц, поэтому дальнейшая их трансформация может вызвать целый ряд вопросов как теоретического, так и практического характера.

Прежде чем анализировать объем и порядок перехода прав н обязанностей при реорганизации предпринимательских объединений, целесообразно кратко охарактеризовать правовую природу процедуры реорганизации.

Современное российское гражданское законодательство, как и действовавшее до него советское, а еще ранее — законы Российской империи не содержали легального определения реорганизации юридического лица. В связи с этим в цивилистической литературе данный вопрос стал дискуссионным.

Основной предмет спора — вопрос о наличии и отсутствии правопреемства в процессе реорганизации. По мнению ряда ученых, например М. И. Брагинского, В. С. Мартемьянова, Е. А. Суханова, В. А. Белова реорганизация означает прекращение ранее существовавшей организации с переходом ее прав и обязанностей, а также целей деятельности к правопреемникам187.

К сторонникам точки зрения о признании реорганизации основанием для прекращения ранее действовавшего юридического лица и перехода его прав в порядке универсального правопреемства следует отнести и В. Ф. Попондопуло.

Как известно, ГК РФ содержит следующие способы реорганизации юридических лиц: слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование. По мнению В. Ф. Попондопуло, каждый из приведенных способов приводит к тому, что происходит универсальное правопреемство при создании новой организации. Это, по словам автора, объясняется тем, что «суть реорганизации, в какой бы форме она не осуществлялась, заключается в том, что все права и обязанности реорганизуемой коммерческой организации переходят к одной или нескольким другим организациям по передаточному акту или разделительному балансу, т. е. происходит универсальное правопреемство»188.

Свой вывод В. Ф. Попондопуло подтверждает тем, что, во-первых, закон разрешает реорганизацию только при сохранении видового единообразия организационно-правовой формы. То есть хозяйственные товарищества одного вида могут быть преобразованы в хозяйственные товарищества другого вида, то же самое касается и хозяйственных обществ189. Кроме того, закон запрещает преобразование коммерческих организаций в некоммерческие и наоборот.

Ученый приходит к выводу, что законодатель установил подобные ограничения не случайно. Наличие их позволяет сохранить общую правоспособность у реорганизуемых юридических лиц и обеспечивает недопустимость нарушения принципа универсального правопреемства при изменении формы организации190.

Мы согласны со вторым тезисом приведенного вывода, в то время как первая его часть вызывает сомнения. Из слов В. Ф. Попондопуло следует, что передаточный акт и разделительный баланс являются документами, свидетельствующими о полном правопреемстве при реорганизации юридического лица.

В то же время анализ порядка составления данных документов не позволяет сделать столь радикального вывода. Исходя из содержания статьи 9 Закона о бухгалтерском учете191, а также из экономического содержания хозяйственной операции реорганизации юридического лица, в передаточный акт должны включаться: «Наименование, форма реорганизации, дата и место составления; наименование и организационно-правовая форма реорганизуемого общества; наименование и организационно-правовая форма правопреемника; положение о правопреемстве; сведения об имуществе и обо всех обязательствах в отношении каждого должника и кредитора по разделам ба- ланса, в том числе использование прибыли; бухгалтерская отчетность на последнюю отчетную дату (дату реорганизации); исчерпывающий перечень прав и обязанностей: указываются не только те права, которые могут быть реализованы, но и тс, срок по которым еще не наступил; обязательсгва, которые оспариваются третьими лицами; обязательсгва по недоимке и платежам в бюджет; налоговые расчеты отчетного периода; приказ по учетной политике; лицензии; результаты инвентаризации; список работников, принятых в порядке реорганизации».

При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом. Разделительный баланс состоит из отчетности ранее действовавшего юридического лица до его реорганизации, бухгалтерского баланса этого лица после реорганизации и баланса каждого нового юридического лица, образованного на базе подразделений, ранее входящих в состав прежнего юридического лица.

По результатам согласования предварительного договора о реорганизации и решения общего собрания акционеров о проведении реорганизации предприятия по одной из принятых форм (разделение, выделение) издается приказ о назначении совместной инвентаризационной комиссии, которая в 30-дневный срок проводит все необходимые процедуры по инвентаризации, оценке имущества и финансовых обязательств с подготовкой уточненных документов по инвентаризации и экспертной оценке передаваемого имущества реорганизуемого предприятия новому предприятию. Этим же договором определяются условия конвертации акций (долей) реорганизуемого предприятия в акции новых предприятий192.

Таким образом, очевиден вывод о том, что разделительный баланс и передаточный акт являются только документами, в которых излагают свое волеизъявление инициаторы реорганизации. В то же время он не является бесспорным свидетельством универсальности правопреемства при всех видах реорганизации юридического лица, как подчеркивает В. Ф. Попондопуло. Особенно четко это прослеживается на примере разделительного баланса, который предполагает переход тех прав и обязанностей, которые будут согласованы инициаторами реорганизации. Полагаем, что акцент следует сделать именно на согласовании, поскольку' п. 1, ст. 59 ГК РФ не сожержнт указания на то, что переходу подлежат все имеющиеся у организации субъективные права и обязанности.

Следовательно, можно говорить об универсальном правопреемстве при слиянии, присоединении. Преобразование заключается в изменении организационно-правовой формы. Документом, на основании которого имущество и обязательства преобразуемого общества передаются юридическому лицу, являсгся передаточный акт.

В российской практике данная форма реорганизации чаще всего встречается, когда происходит преобразование из юридического лица государственной (муниципальной) формы собственности (унитарные предприятия) в акционерное общество. Преобразование обществ с ограниченной ответственностью в акционерные общества встречается, наоборот, реже193.

В качестве оппонентов концепции универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц выступили В. В. Лаптев и К. Т. Трофимов194. По мнению В. В. Лаптева, реорганизация оказывает влияние только на имущественный комплекс организации (предприятие), изменяя его либо оставляя нетронутым. Сама же организация как субъект права может изменяться до полного прекращения. Сходного мнения придерживается и К. Т. Трофимов. Он отмечает, что реорганизация есть прекращение коммерческой организации, связанное с изменением ее имущественного комплекса, направленное на достижение цели, для которой корпорация создавалась. Причем реорганизация, а точнее, решение о ней является сделкой, совершаемой между инициаторами реорганизации. Б. П. Архипов отмечаег по данному вопросу: «...указанные сделки (речь идет о реорганизации. — авт.) направлены на возникновение и прекращение существования юридических лиц вне процедуры удовлетворения требований кредиторов, но с привлечением института универсального правопреемства.. V.

В целом мы разделяем эту точку зрения, поскольку реорганизация представляет собой гражданское правоотношение, а правомерным основанием возникновения гражданских правоотношений являются в том числе сделки.

Спорным тем не менее представляется тезис, высказанный Б. Г1. Архи- повым, который касается возможности совершения сделки по передаче имущественного комплекса вне процедуры удовлетворения требований кредиторов.

Как известно, предмет сделки, то есть «предмет, состоящий в гражданском обороте, подлежащий воле и действию человека»195, это овеществленный объект, имущество в различных его проявлениях. Предметом же договорного обязательства, возникающего из сделки, является выполнение различного рода действий — передача предмета соглашения, исполнение обязанностей, вызванных данной передачей, и т. д. Следует отметить, что в вопросе определения предмета гражданско-правового договора мы в целом разделяем точку зрения В. В. Меркулова, отмечающего, что предмет договора «есть то, по поводу чего стороны устанавливают соглашение. Это понятие соотносится с понятиями «объекты гражданских прав», «объекты гражданских правоотношений»196.

Очевидно, что предметом сделки по реорганизации юридического лица, в контексте вышеизложенного, будет являться предприятие как имущественная основа корпорации. Г1о словам Е. Л. Суханова, «предприятие как объект гражданского оборота представляет собой не просто вещь или совокупность вещей, но целый имущественный комплекс, включающий в свой состав наряду с недвижимостью (земельными участками, зданиями, сооружениями) и движимостью (оборудование, инвентарь, сырье, готовая продукция) обязательственные права требования и пользования и долги (обязанности), а также некоторые исключительные права (па фирменное наименование, товарный знак и т. п.)»197.

Следовательно, закономерен вывод о том, что овеществленная часть комплекса главная, но далеко не единственная составляющая предмета данной сделки.

Как следует из закона, а именно из ст. 132 ГК РФ, при передаче предприятия переходят и обязательственные права. Также законодатель в качестве гарантии прав кредиторов предусмотрел обязанность их письменного уведомления инициаторами реорганизации. Время, в течение которого должны быть уведомлены кредиторы юридического лица, ГК РФ не определяет. Поэтому мы полагаем, опираясь на приведенные сроки проведения инвентаризации198, которая предшествует составлению разделительного баланса и передаточного акта, предложить установление срока в тридцать дней с момента составления указанных документов. К данному выводу мы пришли потому, что в процессе инвентаризации, как отмечалось выше, происходит анализ баланса предприятия, на основании которого решается вопрос о правопреемстве.

Предлагаемое уточнение мы считаем целесообразным но той причине, что закон предусматривает в случае невозможности определения правопре- емника по долгам реорганизованной корпорации солидарную ответственность вновь возникших юридических лиц. Полагаем, что своевременный расчет по ранее существовавшим обязательствам поможет избежать последующих внутрикорпоративных споров в юридическом лице, созданном путем реорганизации. О нерешенности законодателем проблемы порядка информирования кредиторов о предстоящей или проводящейся реорганизации рассуждает и автор статьи «С объединением усилий растут и малые дела», опубликованной в газете «Что. Где. Саратов» (№ 12 от 21. 09. 2004 г.). В частности, он отмечает: «Законодательство в целях защиты прав кредиторов обязывает дать объявление в печати и письменно уведомить кредиторов о реорганизации. Иначе в соответствии со ст. 57 ГК РФ регистрирующий орган откажет в государственной регистрации. На данном этапе также возникает множество вопросов: в каком печатном органе давать объявления, в какой форме? А если нет кредиторов? Существует ли срок, в течение которого должна быть проведена реорганизация, и предусмотрена ли ответственность за их несоблюдение? Что происходит с уставным капиталом каждого юридического лица? Что собой представляет передаточный акт и разделительный баланс? Это лишь малая часть вопросов, возникающих в процессе реорганизации».

Таким образом, утверждение Б. П. Архипова о том, что реорганизацию можно рассматривать только как процесс передачи имущественного комплекса в отрыве от процедуры удовлетворения требований кредиторов, не совсем верно. Во-первых, имущественный комплекс представляет совокупность не только овеществленных компонентов, но и нематериальных, не только «активов», но и «пассивов». Поэтому, поскольку отдельные способы реорганизации влекут за собой изменение первоначально существовавшего юридического лица, удовлетворение требований кредиторов следует признать неотъемлемой частью реорганизации в форме разделения и преобразования.

Подводя итог изложенному, можно сделать вывод о том, что дискуссия о правовой природе реорганизации вызвана следующими обстоятельст- вами. Во-первых, тем, что действующее гражданское законодательство содержит ряд способов реорганизации, которые отличаются друг от друга по способу правопреемства субъективных нрав и обязанностей между существовавшими и вновь созданными организациями. Во-вторых, необходимо делать различие между способами реорганизации, поскольку многие исследователи этого не учитывают, в результате чег о происходит смешение способов реорганизации, предполагающих различный переход субъективных прав и обязанностей (сингулярный или универсальный). В-третьих, немаловажное значение имеет факт недостаточной разработанности вопроса о порядке правопреемства относительно имущественного комплекса как материальной основы юридического лица.

Об особенностях процедуры реорганизации объединений коммерческих организаций необходимо отметить следующее.

Предпринимательские объединения, которые участвуют в предпринимательских отношениях, являются альянсами, образованными посредством реорганизации в форме присоединения. Данный вывод ие вызывает сомнений, так как присоединение предполагает, что одно юридическое лицо входит в состав другого, при этом все имущественные права и обязанности присоединяющегося лица переходят к главной организации199. Таким образом, очевиден способ образования объединений коммерческих организаций, который мы проанализировали, когда исследовали порядок возникновения финансово-промышленных групп и банковских холдингов.

Одна из особенностей реорганизации предпринимательских объединений заключается в том, что чаще всего она проводится по решению антимонопольных органов, то есть бывает принудительной.

Следует отметить, что рассмотренное нами ранее такое предпринимательское объединение, как консорциум создается на временной основе для достижения определенной цели посредством объединения усилий корпораций, осуществляющих деятельность в различных сферах предприниматель- ства. Поэтому реорганизация данного объединения может происходить по прошествии времени или достижении цели.

Примечательно, что реорганизация предпринимательских объединений в связи со спецификой их образования может и не происходить, а приобретать форму ликвидации. То есть реорганизация для коммерческих альянсов может фактическим возвратом объединившихся организаций в первоначальное состояние — к самостоятельной экономической деятельности.

Понятно, что в «чистом виде» возможность реорганизации предусмотрена только для таких объединений коммерческих организаций, как союзы и ассоциации.

В соответствии со ст. 11 Закона «О некоммерческих организациях» в случае принятия решения учредителями объединения коммерческих организаций в форме союза или ассоциации о том, что на ассоциацию (союз) возлагается ведение предпринимательской деятельности, указанное объединение должно быть реорганизовано в хозяйственное товарищество или общество. Закон устанавливает и способ реорганизации. Она должна происходить в форме преобразования, порядок которого закрепляется ст. 57 и 58 ГК РФ.

Заслуживает отдельного внимания вопрос об определении датьнейше- го рода деятельности ассоциации (союза) в связи с изменением организаци- онно-правозой формы организации. По общему правилу члены ассоциации (союза) вправе безвозмездно пользоваться ее услугами. То сеть деятельность по координации предпринимательской деятельности, а также представлению и защите имущественных интересов учредителей ассоциации (союза), осуществляется в отношении членов ассоциации на бесплатной основе и не является предпринимательской.

Поскольку ассоциация или союз являются полноценным юридическим лицом, они обладают имущественной обособленностью. Следовательно, после преобразования приобретают и хозяйственную самостоятельность, так- как получают возможность оказывать услуги по координации предпринима- тельской деятельности, представительству и защите интересов не только учредителям, но и иным лицам на возмездной основе.

В то же время после преобразования ассоциации (союза) в хозяйственное общество или товарищество не образуется холдинговая компания или финансово-промышленная группа200. Поскольку вновь созданная коммерческая организация имеет независимые от бывших учредителен материальные активы.

Возвращаясь к непосредственному предмету нашего исследования, а именно к объединениям коммерческих организаций, участвующих в предпринимательской деятельности, отметим следующее.

Практика показывает, что наиболее частым реорганизационным процессом, происходящим в рамках предпринимательских объединений, является присоединение коммерческих организаций к уже существующим коммерческим альянсам201.

Перед началом процедуры включения в свой состав коммерческой организации предпринимательское объединение должно получить согласие не только учредителей присоединяемой корпорации, но и территориального органа Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства. В силу своего административного статуса данное ведомство участвует во всех мероприятиях, обеспечивающих демонополизацию экономики, в том числе в сфере деятельности предпринимательских объединений.

Согласно ст. 17 и 18 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» структурные подразделения Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринима- тельства202 контролируют происходящие на рынке покупки акций и активов, то есть фактически отслеживают процессы создания коммерческих объединений в рамках «системы участия». Претендующее на покупку акций или активов лицо обязано привести все необходимые доказательства, подтверждающие экономический и социальный выигрыш как присоединяемых субъектов, так и региона, в котором происходит укрупнение хозяйствующего субъекта посредством реорганизации в форме присоединения или слияния. При положительной оценке представленного проекта антимонопольный орган вправе дать согласие на проведение реорганизации. Соответственно, с этих же позиций должен быть мотивирован отказ со стороны контролирующего органа.

Одним из оснований присоединения коммерческих организаций к уже существующим предпринимательским альянсам является приобретение контрольных пакетов акций в инвестиционных конкурсах и аукционах.

Ранее мы исследовали порядок образования финансово-промышленных групп в различных их формах и банковских холдингов. Это два основных способа. Первый состоит в присоединении корпораций на основании договоров, второй осуществляется путем применения так называемой системы участия. Также мы упоминали, что в некоторых случаях применение системы участия может носить агрессивный характер. В настоящее время наиболее действенным способом защиты от недобросовестного присоединения, на наш взгляд, являются указанные виды торгов. В ходе их проведения заинтересованные организации имеют равные шансы на приобретение, что делает процесс слияния корпораций состязательным и открытым, а не принимает форму «закулисных» сделок.

Подводя итог рассмотрению вопроса о реорганизации предпринимательских объединений путем присоединения к ним коммерческих организаций, необходимо отметить следующее. Реорганизация в форме присоединения носит фактически односторонний характер, то есть присоединяемая кор- порация утрачивает экономическую и юридическую самостоятельность, а ее субъективные права и обязанности переходят к присоединяющей организации. Особенностью присоединения отдельных корпораций к предпринимательским объединениям является то, что присоединение возможно путем приобретения активов либо контрольных пакетов акций или путем составления договора, подобного договору о простом товариществе. В первом случае присоединенная корпорация становится составной частью коммерческого альянса. Такую форму присоединения закон предусматривает для кредитных организаций, входящих в банковский холдинг. Во втором составленный договор о вхождении в альянс может содержать условия о сохранении частичной самостоятельности присоединенного юридического лица. Организационно-правовая форма предпринимательского объединения может сама предполагать сохранение определенной самостоятельности у присоединившеюся субъекта.

Таким образом, применительно к объединениям коммерческих организаций, можно говорить об особой форме присоединения, в ходе которого условие о полном прекращении существования присоединенной организации выполняется не всегда.

Помимо присоединения, объединения коммерческих орггнизаций, участвующие в предпринимательской деятельности, могут быть реорганизованы и в других формах. Например, путем разделения или выделения.

Согласно ст. 19 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» юридические лица, занимающие доминирующее положение на каком-либо товарном рынке, в случае неоднократного нарушения требований антимонопольного законодательства могут быть подвергнуты принудительному выделению или разделению их из состава самостоятельных организаций. Неисполнение решения о принудительной реорганизации дает право суду по требованию антимонопольного органа назначить внешнего управляющего юридическим лицом, который будет осуществлять реорганизацию203. В законе речь идет о коммерческих организациях и некоммерческих. Из буквального толкования текста нормы следует,, что она распространяется на коммерческие корпорации, не являющиеся альянсами, и на объединения коммерческих организаций в форме союзов и ассоциаций. Однако, поскольку речь идет о предупреждении доминирования на предпринимательском рынке, на наш взгляд, можно расширительно толковать положения указанной статьи Закона «О конкуренции...» и утверждать о возможности его применения к объединениям коммерческих организаций, созданных с целью коммерческой деятельности.

К данному выводу мы пришли путем анализа термина «доминирующее положение», использованного в исследуемом законодательном акте. Под ним понимается исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров или определенного товара, дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам. Кроме того, доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет 65 % и более, за исключением тех случаев, когда хозяйствующий субъект докажет, что, несмотря на превышение указанной величины, его положение на рынке не является доминирующим. Доминирующим также признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет менее 65 %, если это установлено антимонопольным органом, исходя из стабильности доли хозяйствующего субъекта на рынке, относительного размера долей на рынке, принадлежащих конкурентам, возможности доступа на этот рынок новых конкурентов или иных критериев, характеризующих товарный рынок204.

Как видно, в тексте речь идет об угрозе монополизации рынка, исходящей со стороны единой коммерческой организации. Тем не менее мы полагаем, что, во-первых, приобретение определяющего положения на рынке может быть осуществлено путем приобретения акций или активов интересующих корпораций, то есть посредством применения системы участия. Это, в свою очередь, характерно для деятельности холдинговых объединений. Во- вторых, объединения коммерческих организаций, создаваемые для участия в предпринимательстве, формально не считаются юридическими лицами, но их структура позволяет отождествить данные организации. Поскольку головная компания объединения осуществляет деятельность по приобретению активов интересующих организаций, в том числе действующих на сходных сегментах рынка работ, товаров и услуг, в интересах всего объединения.

В связи с изложенным полагаем возможным дополнить текст ст. 4 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», а именно, легальное определение терминов «доминирующее положение» и «хозяйствующий субъект» словосочетанием «коммерческих организаций и их объединений, создаваемых для осуществления предпринимательской деятельности». Мы считаем, что подобное уточнение будет отвечать сложившейся ситуации на товарных рынках и позволит предоставить антимонопольным организациям полномочия по влиянию на деятельность ь:е только коммерческих организаций с простой структурой, но и на предпринимательские объединения205.

Заключительным этапом в цикле существования юридического лица является его ликвидация. Поскольку в предыдущих разделах исследования мы выявили некоторые конститутивные признаки, присущие юридическому лицу, у объединений коммерческих организаций, которым гражданское законодательство формально отказывает в статусе коммерческой корпорации, рассмотрим основания и порядок прекращения предпринимательских альянсов аналогично стандартным коммерческим организациям.

В соответствии с п. 1 ст. 61 ГК РФ под ликвидацией юридического лица понимается прекращение организации без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства другим лицам.

Подобно реорганизации, ликвидации предшествуют определенные основания и сопутствует установленная законом процедура.

Среди оснований ликвидации юридического лица ГК РФ называет: решение учредителей организации (органа юридического лица) либо решение судебного органа. В литературе, прежде всего учебной, первый из указанных способов принято именовать добровольной ликвидацией, второй — принудительной206.

Учитывая предмет нашего исследования, представляется нецелесообразным углубленное изучение .теоретических вопросов ликвидации коммерческих организаций. Данному вопросу посвящено достаточное количество научных трудов, поэтому перейдем непосредственно к рассмотрению порядка и последствий ликвидации объединений коммерческих организаций, являющихся субъектами предпринимательских отношений.

Согласно устоявшейся логике исследования анализ начнем с финансово-промышленных групп.

Ликвидации указанных предпринимательских объединении посвящена глава VI Закона «О ФПГ».

Статья 18 Закона «О ФПГ» не предусматривает большинства этапов, присущих процедуре ликвидации корпорации, не входящей в состав производственно-финансового объединения. Это связано с существенными различиями в организационно-правовой природе коммерческих организаций с простой структурой и предпринимательских объединений.

Различия заключаются в следующем. Во-первых, в возможности сохранения частичной или полной юридической и экономической самостоятельности у организаций, входящих в структуру финансово-промышленной группы. Самостоятельность, в соответствии со статьей 3 Закона «О ФПГ» обеспечивается требованием об обязательном наличии в составе финансово- промышленной группы организаций, действующих в сфере производства товаров и услуг, а также банков или иных кредитных организаций. То есть разноплановая деятельность корпораций, объединившихся на основе договора, дает возможность даже по прекращении деятельности головной корпорации финансово-промышленной группы сохранить им устойчивое положение и продолжать предпринимательскую деятельность в соответствующем сегменте рынка. В то время как у стандартных корпораций структура монолитна и не допускает существования в своем составе самостоятельных организаций.

Во-вторых, все та же предпринимательская и юридическая независимость оказывает влияние и на особенности ответственности участников финансово-промышленной группы. Как устанавливает ст. 14 Закона «О ФПГ» члены объединения солидарно отвечают по обязательствам центральной компании, иное правило может быть установлено учредительным договором о создании группы. Таким образом, договор может установить индивидуальную ответственность головной компании, освободив от нее участников коммерческого объединения.

Очевидно, что предусмотренная в качестве одной из наиболее важных при ликвидации юридического лица с обычной структурой процедура назначения ликвидатора либо ликвидационной комиссии, а также реализация принадлежащего организации имущества в случае с объединениями коммерческих организаций не приобретает такого принципиального значения.

Среди наиболее частых причин ликвидации юридических лиц, является банкротство. Действующее законодательство РФ под банкротством понимает признанную арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей207. Особенностью прекращения функционирования финансово-промышленных групп является то, что их состав может включать кредитные организации, для которых предусмотрен особый порядок признания несостоятельности208.

В связи с этим при договорном порядке создания финансово- промышленной группы учредителям организации необходимо отразить в договоре возможность прекращения существования каждого из участников по причине банкротства без прекращения действия группы в целом.

При ликвидации финансово-промышленной группы, созданной в соответствии с холдинговой моделью, подобная организация теряет статус зарегистрированной группы, но не прекращает своего существования в качестве основного и зависимого хозяйственного общества209.

Основания ликвидации финансово-промышленной группы во многом схожи с основаниями ликвидации юридических лиц, установленных ст. 61 ГК РФ. Их можно условно разделить на добровольные и принудительные. К первой категории относятся: принятие участниками группы решения о ее ликвидации; сознательное непродление членами организации договора об учреждении финансово-промышленной группы. Принудительные основания ликвидации включают в себя: вступившее в законную силу решение суда о признании недействительным договора о создании корпорации; ликвидацию вследствие нарушений законодательства, допущенных при создании группы; прекращение финансово-промышленной группы на основании решения Правительства Российской Федерации о прекращении действия свидетельства о регистрации группы, за несоответствие деятельности организации условиям учредительного договора или неоднократного совершения действий, нарушающих не только устав организации, но и законодательство Российской Федерации или ее субъектов1.

Характерной особенностью последствий ликвидации финансово- промышленной группы является возможность продолжения существования обязательств, что фактически противоречит сущности процесса прекращения организации. В то же время, как упоминалось выше, поскольку члены финансово-промышленной группы могут продолжать функционирование после ее ликвидации, то могут сохраняться и обязательства членов группы. Однако, как справедливо отмечает Н. И. Михайлов, механизм распределения ответственности после ликвидации финансово-промышленной группы не достаточно четко регламентирован нормами Закона «О ФПГ»2. В частности, трудно определить размер ответственности участников корпорации по долгам группы. По всей видимости, необходимо обратиться не только к юридическим средствам регулирования отношений, но и к экономическим. 1

В первую очередь речь идет об антимонопольном и лицензионном законодательстве. 2

См.: Михайлов И. И. Указ. соч. С. 223.

Завершая исследование вопроса ликвидации предпринимательских объединений, необходимо обратить внимание на банковские холдинги.

Согласно Закону «О банках и банковской деятельности» банковский холдинг не является юридическим лицом. Головная организация банковского холдинга, в свою очередь, не является кредитной организацией, выполняя только функции координирования и управления деятельностью организаций, входящих в холдинг. Вместе с тем указанный нормативный акт не регулирует порядок ликвидации банковского холдинга, поэтому следует руководствоваться положениями ГК РФ, Законов «Об ЛО», «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности».

Поскольку банковский холдинг представляет собой объединение хозяйственных обществ (кредитных организаций), имеющих структуру головного и дочерних обществ, на отношения внутри банковского холдинга распространяются положения ст. 21 Закона «Об АО». В ней, как известно, устанавливаются добровольный и принудительный порядок ликвидации акционерных обществ. Полагаем, что в отсутствие специальных правил по ликвидации банковского холдинга возможно применение законодательства, регулирующего сходные отношения.

Таким образом, банковский холдинг может быть, во-первых, ликвидирован путем совместного решения его учредителей в добровольном порядке. Во-вторых, в соответствии с антимонопольным законодательством, как объединение, угрожающее доминированием на рынке оказываемых банковских услуг. В-третьих, поскольку исследуемые холдинги создаются, как мы определили выше, в порядке, аналогичном уведомительному, то Центральный банк России может прекратить деятельность банковского холдинга путем отзыва лицензии у головной кредитной организации. В результате этого у нее прекращаются полномочия по управлению дочерними корпорациями.

Подводя краткий итог исследованию вопроса о порядке реорганизации и ликвидации предпринимательских объединений, в первую очередь банковских холдингов, мы еще раз хотим подчеркнуть необходимость скорейшего принятия нового законодательного акта о предпринимательских объединениях или корректировки существующего. Без этого, по нашему мнению, неоправданно распространено применение законов по аналогии, что не всегда может удовлетворять требованиям правоприменительной практики. Кроме того, возникает судебное нормотворчество, отрицательные стороны которого были показаны в знаменитой работе И. А. Покровского «Основные проблемы гражданского права»210.

<< | >>
Источник: Виякова Надежда Алексеевна. ОБЪЕДИНЕНИЯ КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ, УЧАСТВУЮЩИХ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ / Диссертация. 2007

Еще по теме § 2. Прекращение деятельности хозяйственных альянсов коммерческих организаций:

  1. Контрольные задания для студентов-заочников
  2. Контрольные задания
  3. 1.1. Понятие и признаки корпорации
  4. § 3. Сравнительно-правовой анализ холдингов и других объединений в сфере предпринимательства
  5. § 2. Предпринимательские объединения: понятие, виды, пели создания
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. § 2. Проблемы регламентации связи и передачи информации в условиях научно-технического прогресса
  8. § 2. Особенности отдельных организационных форм корпоративных отношений
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. § 1. Характеристика гражданско-правовых форм объединения капиталов коммерческими организациями в юридических механизмов управления ими в предпринимательских целях
  11. § 1. Специфика возникновения холдингов н финансово-промышленных групп по законодательству Российской Федерации
  12. § 2. Прекращение деятельности хозяйственных альянсов коммерческих организаций
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -