<<
>>

§2. Гражданская правоспособность фонда


В соответствии с г.З ст.49 ГК гражданская правоспособноегь юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.
Объем гражданской правоспособности юридического лица (способности иметь гражданские права и нести обязанности) определяется его учредительными документами (п.1 ст.49 ГК). При этом права человека и гражданина, предоставленные ему законом, могут распространяться на юридические лица лишь в той степени, в какой это право по своей природе можгт быть к ним применимо1.
Следует согласиться с точкой зрения Н.В. Козловой о том, что юридические и физические лица наделены равными возможностями для участия в гражданском обороте.
Правоспособность юридических лиц может быть общей (универсальной) и специальной (ограниченной).
Общая (универсальная) правоспособность дает юридическим лицам возможность осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом, если в учредительных документах таких организаций не содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая opi-анизация вправе заниматься.
Конкретизировать понятие специальной правоспособности весьма затруднительно без уточнения используемой законодателем терминологии. Гражданский кодекс России оперирует терминами «цель деятельности», «цели деятельности» и «виды деятельности» юридического лица (п.1 ст.49 ГК), «предмет и цели деятельности», «предмет и определенные виды деятельности» (п.2 ст.52 ГК), которые весьма неоднозначно трактуются теоретиками и судебной практикой.
По мнению В.В. Лаптева специальная правоспособность дает возможность осуществлять лишь такие виды деятельности и приобретать такие права, которые соответствуют предмету деятельности данного субт»екта2.
К.П. Кряжевских полагает, что предметом деятельности юридического лица следует считать конкретизированный уставом перечень видов деятельности, которыми оно вправе заниматься3.
Как указывает И.В. Елисеев, важно разграничивать предмет уставной деятельности юридического лица и конкретные правомочия по осуществлению этой деятельности. Так, торговля не входит в предмет уставной деятельности религиозной организации. Однако право совершения сделок купли-продажи (к примеру, культового инвентаря) у таких организаций не оспаривается, если это необходимо для ведения их основной деятельности. Таким образом, в сфере гражданского оборота конкретные правомочия организации со специальной правоспособностью могут быть шире предмета ее уставной деятельности1.
По мнению Н.В. Костенко, в настоящее время определение основного и неосновного характера деятельности организации носит субъективный характер в связи с отсутствием нормативно закрепленных свойств и признаков, позволяющих этот характер установить. Не является безусловным и такой ограничительный признак, как «цель деятельности» или «цель создания» организации, так как цели являются лишь «декларацией о намерениях». Характер деятельности возможно определить только в каждом конкретном случае, но затруднительно предлагать какие-либо общие критерии, которыми при этом следовало бы руководствоваться. Еще сложнее будет контролировать их соблюдение на практике.
Не вносят определенности в рассматриваемую проблему и многочисленные исключения, содержащиеся в действующем законодательстве, при обозначении той или иной организации как некоммерческой в нарушение основополагающих признаков общего понятия некоммерческой организации - некоммерческой цели создания и запрета на распределение прибыли между участниками. По если некоммерческая цель создания носит по общей части декларативный характер, то запрет распределения дохода организации между ее участниками является четкой составляющей и безусловным элементом
гражданскому праву: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М.. 2003. - С.96-97.
'Елисеев И.В. Юрнлическис лииа N Гражданское прапо: Учебник п 3 томах. Том I. - 6-е издание, переработанное и дополненное .'Отастстненныс редакторы Л.П. Сергеев, Ю.К. ТопстоП. - М., 2007.-С.153.
правового статуса некоммерческой организации, В связи с чем, содержащиеся в законодательстве исключения видятся недопустимыми .
На наш взгляд, следует согласиться с Н.В. Козловой в том, что понятие «цель (цели) создания (деятельности)» является весьма расплывчатым. Напротив, критерий «виды деятельности» слишком узкий, что непригодно для практического применения, особенно с учетом позиции, выработанной судебной практикой по отношению к «внеуставным сделкам». С одной стороны, установление исчерпывающего перечня видов деятельности не отвечает потребностям оборота, поскольку лишает юридическое лицо всякой маневренности, даже в реализации целей и задач чисто некоммерческого характера. С другой стороны, очень широкий список видов деятельности вообще лишает принцип специальной правоспособности всякого смысла. С теоретической точки зрения понятие «предмет деятельности» можно трактовать как возможную «сферу деятельности» юридического лица. Однако, помня об опасности юридических определений, в законе или иных правовых актах не следует расшифровывать это понятие, оставив раскрытие его содержания на усмотрение учредителей .
Следует обратить особое внимание на пЛ 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации err 1 июля 1996 года №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» , согласно которому коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, наделены общей правоспособностью и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, если в учредительных документах таких организаций не содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься.
На практике данное разъяснение нередко трактуется как возможность установления специальной правоспособности для конкретного юридического лица не только законом, но и его учредительными документами .
При этом забывают, что правоспособность субъекта есть не совокупность прав в абстрактном виде, а лишь юридическая возможность иметь права . Кроме того, в п.2 ст.49 ГК указано, что юридическое лицо может быть ограничено Б правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом.
Действующим законодательством не предусмотрена возможность установления учредителями либо самим юридическим лицом, обладающим общей правоспособностью, каких-либо ограничений этой правоспособности. Следовательно, специальная правоспособность может быть установлена только законом, а также принятыми в соответствии с законом иными нормативными актами, но не уставом юридического лица .
Поэтому, если учредители коммерческой организации, обладающей общей правоспособностью* произвольно устанавливают в его учредительных документах какие-либо ограничения на осуществление определенных видов деятельности либо указывают их исчерпывающий перечень, такие самоограничения не превращают общую правоспособность этой организации в специальную.
В связи с этим, следует согласиться с точкой зрения Н.В. Козловой о том, что всякие самоограничения, содержащиеся в уставе юридического лица, имеющего общую правоспособность, можно рассматривать как его отказ от реализации субъективного права, предусмотренного законом и составляющего один из элементов содержания его правоспособности'.
Доказательством данного тезиса служит тот факт, что в случае совершения фондом сделок с выходом за пределы его правоспособности (ultra vires) такие сделки признаются недействительными. При этом законодатель различает недействительность сделок, совершенных с выходом за пределы правоспособности юридического лица, специальная правоспособность которого установлена законом или иным нормативным правовым актом, и сделок, совершенных с выходом за пределы гражданской правоспособности, определенной учредительными документами организации (п.18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Первые, в силу ст. 168 ГК, являются ничтожными вне зависимости от того, знали ли контрагенты данной организации о подобных ограничениях, заключая с ней сделки или нет. Вторые согласно ст. 173 ГК являются оспоримыми, так как для признания подобных сделок недействительными необходимо доказать тот факт, что другая сторона но сделке знала или должна была знать об имеющихся ограничениях гражданской правоспособности юридического лица.
К ничтожным сделкам, в частности, могут быть отнесены: -сделки, совершенные в нарушение законодательного запрета на осуществление определенного вида деятельности, установленного в равной мере для всех организаций на территории Российской Федерации;
- сделки, совершенные в нарушение установленных в законодательстве ограничений возможности участия некоммерческих организаций всех форм в некоторых обязательствах;
сделки, совершенные организацией в нарушение законодательно установленного запрета на совмещение исключительного вида деятельности с другой определенной законом деятельностью;
сделки, совершенные п нарушение установленных в законодательстве ограничений на предпринимательскую деятельность фондов (п.24 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).
Общей правоспособностью обладают коммерческие организации, за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий (ст. 113-115 ГК), банков (сэгласно Федеральному закону «О банках и банковской деятельности»), фондовых бирж (в соответствии со ст. 11 Федерального закона от 22 апреля 1996 года №39-Ф3 «О рынке ценных бумаг» ), страховых организаций (согласно Закону Российской Федерации от 27 ноября 1992 года №4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»2)3.
Специальной правоспособностью обладают помимо указанных выше отдельных видов коммерческих организации и некоммерческие организации (в том числе и фонд).
Границы специальной правоспособности фонда определяются законодательством Российской Федерации. Согласно п.4 ст. 118 ГК единственным учредительным документом фонда является его устав, который помимо сведений, указанных в п.2 ст.52 ГК, должен содержать: наименование фонда, включающее слово «фонд» , сведения о цели фонда; указания об органах фонда, в том числе о попечительском совете, осуществляющем надзор за деятельностью фонда, о порядке назначения должностных лиц фонда и их освобождения, о месте нахождения фонда, о судьбе имущества фонда в случае его ликвидации .
Законодатель в п.1 стЛ19 ГК установил особый порядок изменения устава фонда. Устав фонда может быть изменен органами фонда, но при условии, что уставом фонда предусмотрена возможность его изменения в таком порядке. Какой конкретно орган фонда пользуется правом внесения таких изменений, ГК не определяет (в соответствии со ст.29 Федерального закона «О некоммерческих организациях» изменение устава фонда относится к компетенции высшего органа управления фонда - съезда (конференции), общего собрания и т.п.).
Если органам фонда ею уставом не предоставлено права вносить изменения в устав фонда, то изменения в него вносятся в судебном порядке по заявлению органов фонда или органа, уполномоченного осуществлять надзор за его деятельностью (таким органом, на сегодняшний день, является Министерство юстиции Российской Федерации и его территориальные органы). Однако это возможно при наличии следующих условий:
если возможность изменения устава в нем не предусмотрена, хотя сохранение устава в неизменном виде влечет последствия, которые невозможно было предвидеть при учреждении фонда;
если устав не изменяется, хотя такая необходимость имеется (абзац 2
п.1 CT.ll 9 ГК).
Специальная правоспособность фонда обязывает его использовать имущество в предусмотренных уставом, прежде всего, общеполезных целях. В частности, полученная фондом прибыль не подлежит распределению между его учредителями. При этом нормы специального законодательства могут предусматривать направление этой прибыли на осуществление целей фонда. Так, в силу п.2 ст.6 Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» при превышении доходов благотворительной организации над ее расходами сумма превышения не подлежит распределению между ее учредителями (членами), а направляется на реализацию целей, ради которых эта благотворительная организация создана.
Иногда законодатель легально регламентирует пределы гражданской правоспособности фонда. Так, например, согласно п.2 ст.6 Федерального закона «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций): некоммерческая организация - собственник целевого капитала (еще раз повторим, что » качестве такой организации может выступать и фонд), за исключением специализированной организации, вправе осуществлять только определенные Правительством Российской Федерации виды платной деятельности. Указанный перечень видов платной деятельности утвержден распоряжением Правительства Российской
Федерации от 13 сентября 2007 года №1227-р\ В него, в частности, входят следующие виды деятельности: издание книг, брошюр, буклетов и аналогичных публикаций, в том числе для слепых; издание газет, журналов и периодических изданий (за исключением рекламных); производство медикаментов; покупка и продажа собственных нежилых зданий и помещений; сдача в наем собственного нежилого недвижимого имущества; научные исследования и разработки в области естественных и технических наук; научные исследования и разработки в области общественных и гуманитарных наук; деятельность по организации и постановке театральных и оперных представлений, концертов и прочих сценических выступлений; предоставление социальных услуг с обеспечением проживания.
Специализированная организация (в качестве которой в силу ст.2 Федерального закона «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» может выступать только фонд) вправе осуществлять деятельность, связанную исключительно с формированием целевого капитала, использованием, распределением дохода от целевого капитала. Источниками формирования имущества специализированной организации могут являться пожертвования и получение имущества в порядке наследования на формирование целевого капитала, регулярные и единовременные поступления от учредителей специализированной организации, добровольные имущественные взносы, а также пожертвования и получение имущества в порядке наследования на цели, не связанные с формированием целевого капитала (п.З ст.6 указанного Закона).
Имеет свои особенности и гражданская правоспособность центра исторического наследия Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий Целями деятельности такого центра являются изучение и публичное пред ставлен и е исторического наследия Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, как неотъемлемой части новейшей истории России, развития демократических институтов и построения правового государства. Для достижения целей центр:
формирует архивный фонд I [резидента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, обеспечивает хранение, комплектование, учет и использование документов этого архивного фонда и других архивных документов центра;
создает, хранит, использует и публично представляет в установленном законодательством Российской Федерации порядке музейные предметы, связанные с жизнью и общественно-политической деятельностью Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий;
создает библиотеку центра, определяет условия се деятельности;
осуществляет научно-исследовательскую деятельность;
осуществляет издательскую деятельность;
-организует и проводит конференции, симпозиумы, брифинги, «круглые столы», встречи с участием представителей органов государственной власти, иных государственных органов, видных общественных деятелей;
проводит культурные и просветительские мероприятия в Российской Федерации и за ее пределами;
-учреждает премии и стипендии центра, в том числе премии и стипендии имени Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочии, общественным, политическим, религиозным деятелям, ученым и экспертам за выдающиеся заслуги в области изучения новейшей истории России, исследования развития демократических институтов и роли Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, в общественно-политической жизни Российской Федерации, построения правового государства, укрепления
международного сотрудничества, защиты прав граждан Российской Федерации как в пределах Российской Федерации» так и за ее пределами; - осуществляет благотворительную деятельность;
-учреждает и выпускает средства массовой информации, размещает информацию в сети «Интернет» (ст.З Федерального закона «О центрах исторического наследия Президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий»).
Ввиду общеполезного предназначения имущества фонда возникает потребность в правовых гарантиях его надлежащего использования. К числу таких гарантий относится обязанность фонда ежегодно публиковать отчеты об использовании имущества.
Фонд вправе заниматься предпринимательской деятельностью при условии, что указанная деятельность служит достижению целей, ради которых он создан и соответствует им (п.З ст.50 ПС). Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающее целям создания фонда, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав (п.2 ст.24 Федерального закона «О некоммерческих организациях:*) .
Действующее российское законодательство не устанавливает четких правовых критериев, позволяющих определить характер соответствия предпринимательской деятельности фонда целям его создания, В юридической литературе высказываются различные точки зрения в отношении указанных критериев.
О.В. Ивкова полагает, что допустимый объем предпринимательской деятельности некоммерческих организаций должен определяться на основе комплексного критерия, составными частями которого являются: число различных направлений деятельности организации, их специфика и интенсивность; временные затраты на осуществление отдельных видов деятельности; соотношение между доходами и расходами на прсдпринимател1,скую и непредпринимательскую (общественно полезную) деятельность; представительство в руководящих органах; состав участников (членов)1.
Е.П. Лихотникова в качестве такого критерия называет отождествление функции, реализуемой юридическим лицом, с декларируемой им деятельностью и (или) целью деятельности с одновременным законодательным закреплением санкций за отступление от ранее провозглашенных (в учредительных документах или иным образом формализованных) видов или целей деятельности2. Так, если организация при ее создании была ориентирована на осуществление благовидных видов деятельности и достижение тех или иных некоммерческих по существу целей, а впоследствии фактически занялась предпринимательством под видом указанной деятельности, то подобная организация должна подвергнуться негативному воздействию со стороны государства (штрафы, принудительная реорганизация в коммерческую организацию или ликвидация).
Указанный прием, направленный на предотвращение размывания границ некоммерческих организаций, есть не что иное, как последовательное претворение в жизнь функционального подхода: некоммерческая организация представляет собой организацию, преследующую общеполезные цели не только декларативно, но и фактически; если конкретное юридическое лицо отклоняется от достижения своего предназначения, то оно должно быть либо приведено к декларатиЕной организационно-правовой форме фонда, либо вовсе ликвидировано. Однако практическая реализация указанного решения сталкивается с той же проблемой, что и контроль за созданием и описанием возможных целей и видов деятельности некоммерческой организации .
Вместе с тем, в судебной практике попытки установления подобных критериев предпринимались. В частности, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 24 сентября 2002 года №6609/02 указал, что «предпринимательская деятельность, направленная на извлечение прибыли за счет лиц, которым фонд должен оказывать имущественную и финансовую помощь, очевидно противоречит определяемым законом и уставом целям создания фонда» . В постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24 мая 2002 года №А29-9337/01-2э отмечено, что «поскольку устав фонда «Ресурсы Севера» не предусматривает возможности ведения деятельности, связанной с осуществлением поручительства за исполнение обязательств третьими лицами, то заключение фондом договора, согласно которому на него возлагается субсидиарная ответственность за неисполнение данного договора третьим лицом противоречит ст.7 и 24 Федерального закона «О некоммерческих организациях» .
В юридической литературе высказывалась точка зрения о необходимости введения запрета на прямое участие некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности. Некоммерческие организации могут быть пассивными участниками предпринимательского оборота, т.е. вправе размещать имеющиеся у них финансовые средства в кредитных учреждениях, в ценных бумагах, сдавать в аренду излишнее или неиспользуемое имущество. Такая деятельность не является по сути предпринимательством и позволяет сохранить некоммерческий характер собственной деятельности организации. Если некоммерческая организация нуждается в дополнительном обеспечении своей деятельности, больших финансовых поступлениях, она вправе создавать коммерческое юридическое лицо, которое будет осуществлять коммерческую деятельность и платить налоги как коммерческая организация .
Представляется, что с подобной точкой зрения вряд ли можно согласиться. Дело в том, что сами критерии, предлагаемые Н.В. Костенко и О.В. Ивковой, являются размытыми. Какое материальное обеспечение будет являться основным, а какое - дополнительным? Какие финансовые поступления будут большими, а какие - маленькими? Ответов на эти вопросы указанные авторы не дают...
Предпринимательская деятельность фонда, как и любого юридического лица, может осуществляться как непосредственно, так и посредством создания (участия в деятельности) других юридических лиц (п.2 ст.24 Федерального закона «О некоммерческих организациях»). В нормах специального законодательства установлено дополнительное ограничение специальной правоспособности фонда. Так, благотворительные фонды не вправе участвовать в хозяйственных обществах совместно с другими лицами. Им также запрещается использовать свое имущество для поддержки политических партий, движений, групп и кампаний (ст. 12 Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»).
На практике возникает ряд проблем, связанных с участием фонда в хозяйственных обществах. 'Гак, А.В. Ивашок выделяет следующие аспекты участия фонда в качестве учредителя хозяйственного общества:
Проблема соотношения общественно полезной цели фонда и его участия в хозяйственных обществах. Как известно, фонд создастся для осуществления общественно полезных целей: социальных, благотворительных, культурных, образовательных и т.д. (п.1 ст.7 Федерального закона «О некоммерческих организациях»). Законодательно установленные критерии отнесения тех или иных целей к общественно полезным отсутствуют. В связи с этим найти соотношение между общественно полезными целями фонда и его участием в хозяйственных обществах в качестве учредителя представляется более затруднительным и проблематичным. В свою очередь, данное обстоятельство может повлечь нежелательные правовые последствия для созданного общества, вплоть до его ликвидации.
Риск отчуждения акций (долей участия) созданного хозяйственного общества, принадлежащих фонду, в пользу третьих лиц. Имущество (в том числе переданное фонду его учредителем) является собственностью фонда (п.З и 4 ст.213 ГК, п.1 ст.7 Федерального закона «О некоммерческих организациях»). В рассматриваемой ситуации акция (доля участия) создаваемого общества будет оплачиваться фондом за счет имущества, принадлежащего ему на праве собственности, и, соответственно, такая акция (доля участия) поступает в собственность фонда. В случае предъявления фонду кредиторами каких-либо требований такие требования будут удовлетворяться за счет имущества, принадлежащего фонду на праве собственности. В том числе взыскание может быть наложено и на акции (доли участия). Риск потери имущества в связи с предъявлением требований кредиторов - это риск, который присутствует в деятельности всех хозяйствующих субъектов (т.е. не является характерным только лишь для фонда) .
Представляется верной позиция О.В. Ивковой о том, что фонд должен осуществлять реальный контроль за деятельностью созданных им коммерческих организаций, который возможен лишь при условии закрепления в уставе фонда специальных положений, обеспечивающих получение им исчерпывающей информации о деятельности коммерческих структур, созданных фондом .
Перечень видов деятельности, которыми фонд может заниматься на основании специального разрешения (лицензии) определяется законодательными актами (абз.З п.1 ст.49 ГК, п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года №6/8). На сегодняшний день таким законом является Федеральный закон от 8 августа 2001 года №128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»3.
Вместе с тем, нельзя согласиться с точкой зрения Е.П. Лихотниковой о том, что специальная правосубъектность некоммерческой организации (в том числе и фонда), подтвержденная лицензией, не ограничивает, а расширяет сферу деятельности некоммерческой организации (указанную правосубъектность в своей работе она называет дополнительной) . Дело в том, что получение или утрата (приостановление, аннулирование) лицензии вообще не влияет на правоспособность или дееспособность фонда, установленную законом (иными правовыми актами) .
Как и любое другое юридическое лицо, фонд обладает правом наследовать имущество (п.1 ст. 1116 ГК). Однако в отличие от граждан фонд не может завещать свое имущество (п.2 ст. 1118 ГК), которое переходит к их правопреемникам только в результате реорганизации (ст.58 ГК).
При исследовании гражданской правоспособности фондов особый интерес представляет вопрос о том, какими личными неимущественными правами обладает фонд. При этом следует подчеркнуть, что теория личных неимущественных прав юридических лиц не получила должного развития в цивилистической науке, хотя отдельным аспектам этих прав посвящено достаточно много публикаций.
По мнению B.C. Толстого к личным неимущественным правам юридических лиц относятся следующие:
право юридического лица на существование (оно вытекает из положений о прекращении юридического лица, которое не может быть прекращено по чьему бы то ни было произволу, а лишь в случаях и в порядке, предусмотренных закэном);
право юридического лица на автономную деятельность (автономная деятельность включает в себя внешнюю (публичную) и внутреннюю деятельность. Разновидностью права на автономную внутреннюю деятельность является право на неприкосновенность внутренней деятельности);
право юридического лица на внешний облик;
право на выбор обозначения (под этим субъект ивным правом понимается возможность юридического лица выбрать по своему усмотрению обозначения для себя, своих подразделений и отдельных видов имущества по
своему усмотрению). При этом B.C. Толстой приводит следующую классификацию обозначений:
а) название (наименование) юридического лица;
б) названия структурных подразделений организации - клубов, домов отдыха, магазинов, кафе, филиалов и т.д.;
в) индивидуальные имена крупных имущественных комплексов - морских и речных судов, космических аппаратов и т.п.;
г) товарные знаки и знаки обслуживания;
д) эмблемы и другие символы фирменного стиля коммерческой организации, не подпадающие под правовой режим фирменных наименований и товарных знаков (фирменный лозунг, особое сочетание цветов и т.д.);
е) место (доменное имя) в Интернете;
5) право на деловую репутацию (согласно ст. 150 и п.7 ст. J 52 ГК под деловой репутацией понимается оценка деловых качеств лица в общественном мнении) .
Представляется, что всеми этими личными неимущественными правами обладает и фонд.
Фонду могут также принадлежать исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности , которое состоит из двух правомочий - права использоиания и права распоряжения (п.1 ст. 1229 ГК). При этом право использования возникает в отношении любых охраняемых объектов, а право распоряжения возникает, если иное не предусмотрено ГК.
<< | >>
Источник: ВАСИНА КСЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ФОНДА ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертацияна соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме §2. Гражданская правоспособность фонда:

  1. 2.1. Правоспособность и дееспособность государственного органа.
  2. §1. Понятие фонда в теории и в законодательстве России изарубежных стран
  3. §2. Гражданская правоспособность фонда
  4. §1. Создание фонда
  5. § 2.2. Имущественная составляющая паевого инвестиционного фонда
  6. § 3.1. Правосубъектность паевого инвестиционного фонда
  7. ЯКОВЛЕВ В.Ф. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: РАЗВИТИЕ ОБЩИХ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  8. §1. Понятие гражданской правоспособности юридического лица
  9. §1. Участие юридических лиц в гражданском процессе
  10. Специальная правоспособность акционерного общества.
  11. 2. Гражданские правоотношения
  12. § 1. Некоторые вопросы общей теории правоотношения, гражданских и трудовых правоотношении в СССР
  13. Субъекты гражданских правоотношений
  14. ЛЕКЦИЯ 16. ОСНОВЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ
  15. 10.1. Общие положения о субъектах гражданских правоотношении
  16. §3. Субъекты гражданских правоотношений.
  17. Тема 1. Понятие гражданского правоотношения. Физические и юридические лица
  18. Физические и юридические лица как субъекты гражданских правоотношений
  19. Участие публично-правовых образований в гражданских правоотношениях, особенности их деятельности и имущественной ответственности.
  20. Конституционное право граждан на жилище как субъективное право и элемент гражданской правоспособности.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -