<<
>>

§3. Гражданская дееспособность фонда Под дееспособностью лица

понимается способность приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п.1 ст.21 ГК).

Несмотря на то, что Гражданский кодекс Российской Федерации не упоминает о наличии у юридического лица гражданской дееспособности (именно поэтому в некоторых публикациях высказывалась точка зрения о том, что, исходя из сопоставления ст.21 и ст.49 ГК юридическое лицо не обладает гражданской дееспособностью), представляется, что такая организация обладает гражданской дееспособностью.

Данный вывод основывается на том, что юридическое лицо может действовать, следовательно, оно может ставить перед собой определенные цели. Исходя из того, что юридическое липо является субъектом права, а воля субъекта автономна (п.1 ст.2 ГК) и свободна в установлении прав и обязанностей, доказывается, что юридическое лицо обладает самостоятельной волей. В связи с тем, что участниками юридического лица признаются лица, также обладающие самостоятельной волей, в интересах каждого участника необходимо закрепление положения о том, чтобы волей юридического лица не признавалась воля любого (какого-то одного) участника. Способом, который позволит сохранить союз лиц для достижения общей цели, является выработка единой воли.

Волю юридического лица необходимо выразить, чтобы она могла вызвать правовые последствия. Поэтому для исключения ситуации, когда

действия любого участника юридического лица станут признаваться волей юридического лица и будут порождать права и обязанности, принято положение о том, что волсзые действия совершаются только органом юридического лица.

Для того чтобы волеизъявление влекло правовые последствия, нужно чтобы оно было признано государством в качестве условия возникновения (изменения, прекращения) правоотношения. Необходимость такого признания позволяет законодателю относительно свободно определять характер и содержание действий, устанавливать орган (органы), действия которого признаются за волеизъявление юридического лица, предписывать форм)' волеизъявления.

Но эта свобода ограничена интересами собственника юридического лица, а также интересами его участников и кредиторов.

Содержание дееспособности юридических лиц тесно связано с содержанием их правоспособности. Если содержание правоспособности составляют права и обязанности, которые юридическое лицо может иметь, то содержание дееспособности характеризуется способностью лица эти права и обязанности приобретать и осуществлять собственными действиями. Поэтому можно сделать вывсд, что дееспособность есть предоставленная юридическому лицу законом возможность реализации своей правоспособности собственными действиями.

В отношении гражданской дееспособности законодатель устанавливает ее неотчуждаемость и невозможность ограничения по воле самого юридического лица.

Гражданская дееспособность юридического лица возникает одновременно с его гражданской правоспособностью с момента государственной регистрации организации и обладает специальным содержанием1.

Традиционно в юридической литературе в качестве элементов i-ражданской дееспособности юридического лица (в т.ч. и фонда) выделяют:

сделкоспособность, т.е. возможность своими действиями приобретать гражданские права и создавать гражданские обязанности;

способность самостоятельно осуществлять гражданские права и исполнять гражданские обязгнности;

деликтоспособность, т.е. способность нести ответственность за гражданские правонарушения (ст.56 ГК)'.

Рассмотрим подробнее эти элементы.

I. Возможность фонда своими действиями приобретать гражданские права и создавать гражданские обязанности (сделкоспособность).

О.А. Красавчиков подчеркивал, что одним из признаков любой организации является наличие внутренней струюурной и функциональной дифференциации, что находит выражение в известном обособлении структурных подразделений, в выделении руководящего органа, дифференциации функций между отдельными звеньями социального образования .

При этом следует заметить, что ни в дореволюционном, ни в советском законодательстве не содержалось общего определения органа юридического лица.

Законодатель лишь упоминал об участии юридического лица в гражданском обороте через свои органы (слово «орган» происходит от греческого «organon» - орудие, инструмент) . П.1 ст.53 ГК, почти полностью воспроизводит норму ГК РСФСР 1964 года, и устанавливает, что «юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами».

Аналогичные нормы существуют и в зарубежном законодательстве. Так, согласно ст.55 ГК Швейцарии, органы выражают волю юридического лица, обязывают его заключением юридических сделок и другой деятельностью. Юридическое лицо несет ответственность за действия лиц, составляющих его органы1.

Вместе с тем отсутствие в российском законодательстве общего определения органа юридического лица порождает множество неточностей в различных законодательных актах (причем не только частно-правового, но и публично-правового характера), а также значительную неопределенность в отдельных сферах правоприменительной практики.

Следует заметить, что в теории гражданского права орган юридического лица определяется либо как его особого рода представитель, полномочия которого основаны на законе и учредительных документах организации (данная точка зрения поддерживалась в разное время авторитетными учеными-цивилистами, как правило, являющимися последователями теории фикции ) либо как составная часть юридического лица, предназначенная для реализации его гражданской дееспособности (указанную концепцию разделяют не менее авторитетные цивилисты- сторонники реалистической теории юридического лица ).

Воззрение на орган как на законного или добровольного представителя юридического лица иашлс отражение и в современном зарубежном законодательстве. Так, например, согласно §26 Германского гражданского уложения правление союза является его законным представителем, объем полномочий которого по отношению к третьим лицам может быть ограничен уставом.

Вместе с тем §31 Германского гражданского уложения возлагает ответственность на союз за убытки, причиненные правлением, членом правления или другим уполномоченным представителем при исполнении возложенных на них обязанностей.

Между тем, представляется, что понятия «орган юридического лица» и «представитель юридического лица» являются различными по своему объему и содержанию:

- органы юридическогс лица создаются одновременно с образованием юридического лица, а представители существуют как субъекты права и до их легитимации;

-у представителя и органа юридического лица различные источники легитимации. У органа юридического лица правомочия проявляются, прежде всего, на основании устава (положения), тогда как у доброволг>ного и законного представителей они порождаются другими основаниями;

у органа как такового нет своей правоспособности, дееспособности и интересов, отличных от интересов юридического лица; у представителя они имеются отдельно от правоспособности, дееспособности и интересов представляемого;

любое юридическое лицо (за исключением хозяйственного товарищества) не может действовать иначе, чем через орган. Выдача доверенности от имени юридического лица физическому лицу также происходит через орган. Представляемый же может существовать и действовать сам помимо представителя или наряду с ним;

при адресовании волеизъявления органу контрагенту известно, что за органом нет другого, отличного от него субъекта. Контрагент направляет свое волеизъявление предстазителю, зная, что за ним стоит представляемый как самостоятельный субъект,

орган, кроме юридических действий, совершает также и фактические, не переставая в это время быть органом, поскольку компетенция органа распространяется как на правомерную юридическую, так и фактическую деятельность. Между тем представитель сохраняет свое юридическое качество только при совершении сделок или других дозволенных действий и перестает быть представителем в собственном смысле этого слова при совершении фактических действий;

орган при исполнении своих обязанностей и при осуществлении прав юридического лица в соответствии с учредительными документами организации не находится в правоотношениях с юридическим лицом, поскольку он не является самостоятельным субъектом права.

Представляемый же в момент правомерной деятельности представителя, как правило, находится с ним в правоотношении, вытекающем из договора поручения, найма, опекунств!, родственных отношений и т.д.

Указанный вывод подтверждается и материалами судебно- арбитражной практики1.

Тезис о том, что орган юридического лица является его частью, находит свое подтверждение и в законодательстве зарубежных стран. Так, например, согласно п.1 ст.92 Гражданского кодекса Украины юридическое лицо приобретает гражданские права и обязанности и осуществляет их через свои органы, действующие в соответствии с учредительными документами и законом. Орган, выступающий от имени юридического лица, обязан действовать в его интересах добросовестно и разумно и не превышать своих полномочий.

На основании изложенного, следует согласиться с позицией Д.А. Сумского о том, что органом юридического лица является организационно обособленная часть юридического лица, обладающая властными полномочиями внутри данного юридического лица, реализация которых осуществляется им в пределах собственной компетенции2.

Говоря об органах фонда необходимо отметить, что в соответствии с п.З ст. 11В ГК порядок управления фондом и порядок формирования его органов определяется уставом фонда. При этом соответствующие разделы устава должны отвечать требованиям ст.118 ГК, ст.7, 28-30 Федерального закона «О некоммерческих организациях».

Смп например, 1юстан0а1снил Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 февраля 1999 года №6164/98 {Вестиик 13АС РФ. 1999, №5). от S октября 2002 года №6112/02 и №6113/02 (Вестник ВАС РФ, 2003, I), от 6 декабре 2005 года Х*9341/05 (Вестник ВАС РФ, 20П6, Jfrl), or 21 сентября 2005 года №6773/05 (Вестник ВАС РФ. 2006, от 1 \ апреля 2006 года №10327/05 (Вестник ВАС РФ. 2006» МЬ7)ь а также постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 31 марта 2006 года №А54-4492/2005 (Справочная правовая система «Консультант Плюс») к постановление Федерального арбитражного суда Поволжское округа от 4 июля 2006 года №А $5-31646/05*34 (Слраночная правовая сиаема «Консультант Плюс»).

Сумской Д.А.

Гражданско-правовое положение органа юридического лииа. - М., 2007. - С. 197.

Представляется верной точка зрения В.А. Белова о том, что исходя из того обстоятельства, что фонд преследует общественно-полезные цели, следует признать необходимость наличия у фонда двух ветвей органов: органы, предназначенные для собственно управления (преследование интересов самого фонда) и надзорные органы, задачей которых является уяснение вопроса о том, насколько фонд преследует общественные цели1.

Прежде чем перейти к классификации органов фонда по указанному основанию, следует определиться с понятиями «управление» и «контроль (надзор)». Дело в том, что сами понятия «управление» и «контроль (надзор)» имеют далеко не однозначную трактовку2. Так, в континентальной системе права контроль ассоциируется с проверкой деятельности определенных лиц. При этом подразумевается, что контролирующие органы вправе применять к виновникам установленные законодательством санкции или иные меры, если в их деятельности будут обнаружены нарушения. Не случайно, для того, чтобы показать цель и функции контроля в юридических лицах, созданных в странах романо-германской правовой семьи, американские и английские юристы прибегают к наглядному образу контролера в общественном транспорте, который имеет право оштрафовать безбилетного пассажира*. Основной смысл контроля заключается в сравнении идеальной ситуации, абстрактно смоделированной и документально зафиксированной, с реальной ситуацией, которая возникает в повседневной действительности. Если модель и факт не совпадают, то для лиц, отступивших от предписанного поведения, наступают негативные последствия. Контроль следует отличать от влияния, поскольку далеко не всякое влияние можно расценивать как контроль.

В странах общего права контроль всегда понимается как господство, именно господство, т.е. определяющее влияние на деятельность юридического лица . Именно такой позиции придерживается законодательство и судебная практика европейских стран .

По верному замечанию Д.И. Степанова с развитием в зарубежной доктрине права и науке администрирования концепции корпоративного управления по модели доли влияния (stakeholder theory) существенно изменились представления оэ экономической основе юридического лица . С точки зрения указанной концепции корпоративное управление юридическим лицом (вне зависимости от его типа) осуществляется не только в пользу отдельной группы лиц, которым данная организация принадлежит в экономическом смысле слова, т.е. участникам, обладающим тем или иным набором прав по отношению к юридическому лицу, но при управлении организацией в не меньшей степени учитываются также интересы других лиц, с которыми данная корпорация связана и которые тем самым могут оказывать на нее влияние . Круг таких лиц, которые являются держателями некого «актива влияния» на организацию, может быть чрезвычайно широким - в него могут входить наемные работники, кредиторы, потребители и коммерсанты из местного для данной фирмы сообщества, а в более широком плане также любые группы влияния, которые так или иначе оказывают воздействие на юридическое лицо. Так, для некоммерческих организаций, создаваемых с целью сбора и перераспределения средств (благотворительных организаций), широко распространенным является мнение, согласно которому наиболее крупные жертвователи обладают наибольшим влиянием на деятельность подобных организаций, тем самым подобные жертвователи наделяются неким аналогом корпоративного контроля .

При подобном понимании бенефициаров, в интересах которых осуществляется корпоративное управление, внутренняя структура юридического лица может строиться не по модели корпорации (акционерного или иного хозяйственного общества), может избираться организационно-правовая форма, наиболее учитывающая интересы конкретной группы влияния, позиция которой имеет критическое значение для осуществления определенного вида хозяйственной деятельности. При этом наблюдается поразительная картина: лица, обладающие указанным критическим значением и огромным влиянием на деятельность организации, не будучи наделенными формализованными инструментами экономической власти, контроля (акциями, долями в уставном капитале, правом членства или правом голоса), тем не менее фактически реализуют подобный контроль иным образом, при этом подобное положение, в общем, устраивает обе стороны - как саму организацию, так и наиболее влиятельных для ее деятельности лиц. Данный вывод подтверждается анализом грузинского законодательства - в цепях назначения правления и специальных представителей, их отзыва к контроля за ними уставом фонда может быть предусмотрено образование наблюдательного органа (куратория), члены которого приглашаются учредителями фонда. После смерти учредителен дестинаторами или в пределах, определенных уставом, состав наблюдательного органа может быть пополнен новыми членами (в порядке кооптации) (п.1 ст.48 Гражданского кодекса Грузии).

В ГК имеется лишь упоминание о том, что надзорный орган фонда называется попечительским советом (п.4 сг.118). Более детально функции попечительского совета фонда определены п.З ст.7 Федерального закона «О некоммерческих организациях», согласно которому попечительский совет фонда является органом фснда и осуществляет надзор за деятельностью фонда, принятием другими органами фонда решений и обеспечением их исполнения, использованием средств фонда, соблюдением фондом законодательства.

Таким образом, законодатель придает попечительскому совету достаточно широкие полномочия, но оставляет на усмотрение учредителей разработку механизма эффективного использования попечительским советом своих полномочий. Практически задача не из простых: с одной стороны, совет не должен мешать фонду осуществлять свою уставную и коммерческую деятельность, с другой - контроль за надлежащим использованием имущества фонда его органами управления должен быть реальным, а не подразумеваемым. Насколько обязательны для высшего органа управления фонда решения попечительского совета, и какие именно решения, определяется учредителями фонда в его уставе. Если устав не содержит таких положений, то у попечительского совета как контролирующего органа всегда остается возможность через суд воздействовать на органы управления фонда в случае ненадлежащего использования имущества фонда'. 1. Работа членов попечительского совета не оплачивается, а осуществляется па общественных началах. Из этого можно заключить, что для членов попечительского совета данная должность - скорее общественная нагрузка, а не дополнительный источник дохода. Как отмечается в юридической литературе, на практике в попечительский совет входят в зависимости от направлений деятельности фонда не только представители учредителей, но также известные деятели науки и культуры, представители органов социальной защиты, органов местного самоуправления, органов государственной власти .

Следует согласиться с точкой зрения В.Л- Белова о том, что в попечительский совет фонда не должны включаться учредители, их аффилированные лица, а также представители тех и других. В случае выбытия кого-либо из членов попечительского совета, оставшиеся члены сами избирают на его место новое лицо и вносят соответствующую поправку в устав .

На основании изложенного, представляется необходимым регламентировать процедуру образования и прекращении полномочий попечительского совета фонда. В частности, предлагается изложить абз.З п.З ст.7 Федерального закона «О некоммерческих организациях» в следующей редакции: «Попечительский совет фонда формируется путем избрания учредителями фонда. Прекращение полномочий члена попечительского совета осуществляется на основании решении попечительского совета фонда. Введение в состав попечительского совета фонда нового члема осуществляется на основании решения попечительского совета фонда. Порядок деятельности попечительского совета фонда определяется уставом фонда, утвержденным его учредителями».

Российский законодатель не случайно выделил попечительский совет в качестве органа фонда, контролирующего (осуществляющего надзор) деятельность фонда, тем самым, исключая возможность объединения органа управления фондом с попечительским советом . Объединение функций двух различных органов - органа управления фондом и попечительского совета - свело бы на нет надзорную функцию попечительского совета и исключило бы надлежащий контроль за деятельностью фонда и использованием его имущества1.

Именно этими соображениями руководствуются учредители фондов, предусматривая в уставах создаваемых ими фондов следующую систему органов: 1) надзорный орган - попечительский совет; 2) волеобразующий орган (высший орган управления) - совет фонда; 3) волеизъявляющие органы (регулярно действующие) - единоличный орган (управляющий фондом, директор фонда, председатель правления фонда), а также коллегиальный орган (правление или дирекция фонда)2.

Высшим органом управления фондом является его коллегиальный орган (ст.29 Федерального закона «О некоммерческих организациях»)3.

управления фонда, противоречит ст.7 Федерального зако!га «О некоммерческих организациях». Указанный вы иод подтверждается материалами судебно-арбитражной практики (см.% например, постановление Федерального арбитражного суда Волг>-Вягского округа от 8 апреля 1998 года №165/18 (Справочная правовая система «Консультант Плюс»)).

1 Следует заметтгть, что согласно ст. 101 Гражданского кодекса Украины в учреждении предусмотрено существование только даух органов - наблюдательного совета и коллегиального исполнительною органа (правления). Таким образом, в украинском законодательстве при определении структуры органов фонда не

j)(v>nn4.\h»iv* функции упрлодеиия и илдкра.

7 Белов В.А. Гражданское право: Общая часты Учебник. - M., 2002. - С. 149.

3 В юридической литературе высказана точка прения о том, чти я фонде сущесшует только один орган управления - исполнительный орган фонда, который может быть единоличным и (или) коллегиальным (См., например, Злобина Е.Л. Комментарий к Федеральному закону «О некоммерческих организациях»: Постатейный / Под редакцией C.H. Ьратановсхого. - М. 2006. - С.50; Рахмилович В.А. Некоммерческие юридические лица // Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Ответственный редактор О.Н. Садиков. - М., 2001. - С.237). Однако с подобным выводом согласиться нельзя, поскольку ст.29 Федерального закона «О некоммерческих организациях.» предусматривает существование в некоммерческой организации высшего органа управление, а ст.30 указанного Закона - наличие исполнительного органа. Таким образом, законодатель разграничивает компетенции высшего органа управления и исполнительного орган* некоммерческой организации. Упоминание в п.1 сг.29 Федерального закона иО некоммерческих организациях» о том, что «порядок управления фондом определяется его уставом» свидетельствует лишь о том, что наименование, порядок формирования и срок полномочий кысшсго органа управления фонда должны Сыть установлены его уставом, но никак ire означает того, чти п фонде лообше существует лишь один орган управления - исполнительны»! орган фонда. К тому же указанная корма расположена не в CT.2S

Поскольку фонд нс основан на членстве, его высшим органом управления не может быть собрание участников фонда. Чаще всего такой орган управления называется совет фонда, когорый может включать в себя представителей учредителей фонда, работников фонда, а также иных лиц1, К компетенции совета фонда относится решение следующих вопросов:

изменение устава фонда;

определение приорнтетЕ1ых направлений деятельности фонда, принципов формирования и использования его имущества;

образование исполнлтельного органа (исполнительных органов) фонда и досрочное прекращение сю (их) полномочий;

утверждение годового отчета и годового бухгалтерского баланса;

утверждение финансового плана фонда и внесение в него изменений;

создание филиалов и открытие представительств фонда;

Федерального закона «О некоммерческих орпингмииях», регламентирующей оснопы управления некоммерческой организацией, а в ст.19 указанного Закона, посвященной особенностям образования и компетенции высшего органа управлении фонда.

'Следует «метить, что иногда состав органов фонда определен в нормативных правовых актах, регламентирующих деятельность такого фонда Так, например, согласно И.З Указа Президента РОССИЙСКОЙ Федерации от 26 марта 200S года Хс401 «О создании Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной апуаиии» » указанном фонде предусмотрено образование двух органам - I) правления фонда,

осутс^олйкиисго ОИСР.\7НОИОЙ уЛраОЛС"ИС ФОНДОМ И COCI04UICCV и> 5 ЧЛСИО(«» 2) non^iMlCvll^hVIU COtfCia

фонда, утверждающего направления деятельности фонда и бюджет фонда, а также осуществляющего надзор за деятельностью фонда, принятиям»! органами фонда решений и обеспечением их исполнения, использованием средств фонда и соблюдением им законодательства Российской Федерации. При этом в состав попечительского совета фонда входят представители Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Государственной Думы Российской Федерации, Президента Российской Федерации. Правительства Российской Федерации, Общественной палаты Российской Федерации, религиозных и общественных организаций, средств мас<олой информации в холичествс 11 человек.

В соответствии с п.З Указа Президспа PoccniVcKoft Федерации от 21 июня 2007 года №796 «О создании фонда «Русский мир» и дзнном фонде предусмотрено образование правления фонда, осуществляющего уираазение фондом, и состоящею из исголиительного директора, возглавляющего правление, а также иных чле»юв правления (весь состав правления формируется Президентом Российской Федерации путем назначения) и поиечнгсльсхого совета, призванного обеак;чи&азь надзор за деятельностью фонда, принятием органами фонда решений и обеспеченис.м их исполнения, использованием средств фонда и соблюдением им законодательства Роса йскоЛ Федерации. Состав попечительского совета ||юнда «Русский мир» также утверждается Президентом Российской Федерации.

- участие в других организациях;

-реорганизация фонда (п.З ст.29 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

Члены совета фонда (тгкже как и члены его попечительского совета) не получают вознаграждения за выполнение ими функций члена совета фонда, за исключением компенсации расходов, непосредственно связанных с участием в работе фонда.

Согласно ст.ЗО Федерального закона «О некоммерческих организациях» исполнительный орган фонда может быть коллегиальным (как правило, он называется правлением или дирекцией фонда) и (или) единоличным (управляющий фондом, директор фонда, председатель правления фонда, президент фонда). Он осуществляет текущее руководство деятельностью фонда и подотчетен совету фонда.

Д.И. Степанов и Д.В. Новак справедливо обращают внимание на необходимость разрешения проблемы прав учредителей фонда в отношении последнего, проявляющейся, в частности, в том, что в законодательстве отсутствует возможность изменения состава попечительского совета фонда после его создания (тогда как в условиях многолетнего существования фонда это может оказаться необходимым) и совершенно не урегулирована процедура формирования его исполнительных органов. Логичным было бы поставить решение этих вопросов в зависимость от воли учредителей и наиболее крупных жертвователей фонда, однако отсутствие отношений членства в условиях действующего законодательства исключает какие-либо инструменты влияния учредителей на управление фондом после того, как он уже создан и функционирует1. В цивилистической литературе предлагается ряд возможных путей решения проблемы: либо допущение членских отношений в фонде, либо, разведение на законодательном уровне собственно

: Степанов Д. Формы реорганизации некоммерческих организаций // Приложение х журналу «ХомЛство и праио». - 2003. - .\s!0. - C.I0; Новак Д.П. К упорядочению системы некоммерческих организаций // Вестник гражданского права. - 2007. - К«3. -С.86.

членских отношений и отношений по поводу учреждения фонда путем детального урегулирования последних. Второй путь состоит в установлении возможности передачи прав учредителя фонда после его создания другим лицам, которые, чем не менее, не будут подпадать под категорию членства; в законодательном урегулировании процедуры формирования исполнительных органов фонда независимым органом, формируемым из наиболее почетных представителей общества, назначать которых в свою очередь вправе учредители фонда, и т.д.

Иногда законодатель предъявляет особые требования к органам некоторых фондов. Так, например, высшим органом управления благотворительного фонда является его коллегиальный орган, формируемый в порядке, предусмотренном его уставом. Компетенция этого органа определена ст. 10 Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». Члены высшего органа управления благотворительного фонда выполняют свои обязанности в этом органе в качестве добровольцев. В составе высшего органа управления может быть не более одного работника ее исполнительных органов (с правом либо без права решающего голоса). Члены высшего органа управления фонда и его должностные лица не вправе занимать штатные должности в администрации коммерческих и некоммерческих организаций, учредителем (участником) которых является этот благотворительный фонд.

Законодательством Российской Федерации может быть предусмотрено образование в фонде иных органов. В частности, в фондах, являющихся собственниками целевого капитала, предусматривается образование специального органа - совета по использованию целевого капитала. В специализированной организации (которая создается исключительно в организационно-правовой форме фонда) функции совета по использованию целевого капитала осуществляет попечительский совет фонда (ст.9 Федерального закона «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»). К компетенции совета по использованию целевого капитала относятся следующие полномочия:

предварительное еэглаеование финансового плана фонда и изменений в него;

определение назначения и целей использования дохода от целевого капитала, а также получателей дохода от целевого капитала, срока, на который сформирован целевой капитал, объема выплат за счет дохода от целевого капитала, периодичности и порядка осуществления в случаях, если договором пожертвования или завещанием не определены указанные условия;

предварительное одобрение стандартной формы договора пожертвования, заключаемого с жертвователями при публичном сборе денежных средств на пополнение целевого капитала;

утверждение внутреннего документа, определяюшего порядок осуществления контроля за выполнением финансового плана фонда, в том числе порядок и сроки рассмотрения поступающих жалоб, обращений и заявлений, формы и сроки предоставления отчетных документов;

подготовка предложений по полномочиям совета по использованию целевого капитала и предоставление их в совет фонда;

контроль за выполнением финансового плана фонда и подготовка предложений о внесении в него изменений.

В состав совета по использованию целевого капитала входят представители фонда, представители получателей дохода от целевого капитала, жертвователи (их представители), граждане и представители юридических лиц, имеющие заслуги перед обществом, авторитет и (или) достижения в области деятельности, соответствующей целям деятельности фонда.

Жертвователь, размер пожертвования которого составляет более 10 процентов балансовой стоимости имущества, составляющего целевой капитал, на последнюю отчетную дату, вправе потребовать включить себя или своего представителя в состав совета по использованию целевого капитала (п.6 ст.9 Федерального закола «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»).

Свою особую структуру имеет и центр исторического наследия Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий. Высшим органом подобного центра является попечительский совет; органами управления центра являются правление и исполнительный директор; органом внутреннего финансового контроля является ревизионная комиссия; а научно-исследовательским органом центра - научно- исследовательский совет, который создастся как консультативный орган в целях координации научно-исследовательской деятельности центра (стЛ 1 Федерального закона «О центрах исторического наследия Президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий»).

2. Способность самостоятельно осуществлять гражданские права и исполнять гражданские обязанности.

Самостоятельно осуществлять свои гражданские права и исполнять свои гражданские обязанности фонд можег через свои органы, через своих представителей, а также, в установленных законом случаях, через своих работников (так, например, согласно ст-402 ГК действия работников организации - должника по исполнению его обязательств считаются действиями должника).

3» Способность нести ответственность за гражданские правонарушения (дсликтоспособность) (ст.56 ГК).

Фонд самостоятельно несет имущественную ответственность по своим обязательствам всем своим имуществом (ст.48 ГК).

По мнению В.А. Плотникова юридическое лицо нельзя ограничить в дееспособности или признать недееспособным . Однако с подобным выводом согласиться нельзя. В соответствии с п.2 ст.49 ГК дееспособность юридического лица может быть ограничена в случаях, предусмотренных законом1. Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 12 марта 2001 года №4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, ст.49 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», а также ст. 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуальною кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц»2 назвал ограничением дееспособности должника введение в отношении пего процедуры наблюдения. Следовательно, введение в отношении фонда процедуры наблюдения является ограничением его гражданской дееспособности¦

R случаях, предусмотренных законом, фонд может быть лишен гражданской дееспособности. Так, например, согласно ст.94 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с даты введения внешнего управления полномочия руководителя должника прекращаются, т.е. прекращается право фонда своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права3.

1 Семина А.Н. Правоспособность и дееспособность юридического должника в ходе процедур банкротства: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - М., 2003. - С. 10-14. *СЗРФ> 2001 ,№12, ст. 1138.

* Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лшва. - М., 2005. - С.40.

<< | >>
Источник: ВАСИНА КСЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ФОНДА ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертацияна соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме §3. Гражданская дееспособность фонда Под дееспособностью лица:

  1. §2. Признаки фонда
  2. §3. Гражданская дееспособность фонда Под дееспособностью лица
  3. 4. Способы защиты гражданских прав
  4. § 3.1. Правосубъектность паевого инвестиционного фонда
  5. §1. Понятие гражданской правоспособности юридического лица
  6. §1. Участие юридических лиц в гражданском процессе
  7. 3.1. Характер и объем правоспособности акционерного общества. 3.1.1. Отечественная цивилистическая доктрина о правосубъектности юридического лица.
  8. §3. Предпринимательская деятельность гражданина (физического лица)
  9. §2. Виды юридических лиц как субъектов предпринимательской деятельности
  10. §1. Особенности возникновения и осуществления гражданских прав субъектов предпринимательской деятельности
  11. 2.4. Гражданская процессуальная дееспособность
  12. Юридические лица Понятие юридического лица
  13. §3. Субъекты гражданских правоотношений.
  14. Физические и юридические лица как субъекты гражданских правоотношений
  15. Субъекты гражданских правоотношений.
  16. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС ГЕРМАНИИ
  17. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС ШТАТА КАЛИФОРНИЯ (1872 г.)
  18. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
  19. § 1. Проблема понятия «орган юридического лица»
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -