<<
>>

Виды соучастия.

В действующем законодательстве (ст. 35 УК РФ) названы четыре вида соучастия: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная органи­зация).

Соучастие без предварительного сговора возникает либо в начале совер­шения преступления, либо в процессе исполнения, но всегда до окончания ис­полнения (чаще в виде присоединительной деятельности одного исполнителя к деятельности другого).

В ч. 1 ст. 35 УК РФ определено, что «преступление признается совершен­ным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора».

Можно выделить характерные признаки данного вида соучастия:

- участие в преступлении двух или более соисполнителей;

- отсутствие предварительной договоренности участников о совершении преступления;

- минимальная степень согласованности действий, что предполагает зна­ние соучастника о присоединяющемся преступном поведении другого и жела­ние либо сознательное допущение соединения преступных усилий и вытекаю­щего из этого преступного результата.

Группа без предварительного сговора представляет собой простое соис­полнительство, где все соучастники непосредственно сами полностью или ча­стично выполняют соответствующий состав преступления. Наиболее характер­

ные преступления, которые совершаются группой лиц без предварительного сговора: изнасилование, массовые беспорядки, хулиганство, вандализм и т. и.

Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора расценивается законодателем как квалифицирующее обстоятельство (и. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), либо как особо квалифицирующее обстоятельство (и. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ), либо как обстоятельство, отягчающее наказание (и. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Сложное соучастие в рамках термина «группа лиц» закон исключает (ст. 35 УК РФ).

Соучастие с предварительным сговором имеет место в случаях, когда со­глашение о совместном участии в совершении преступления состоялось зара­нее, до начала его совершения.

Подобную группу ч. 2 ст. 35 УК РФ характери­зует следующим образом: «преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее дого­ворившиеся о совместном совершении преступления».

Термин «заранее» означает, что соглашение достигается до начала вы­полнения исполнителем объективной стороны конкретного состава преступле­ния. Предварительное соглашение означает, что соучастники договорились об основных признаках преступления: объекте, характере деяния, способе, месте, времени совершения преступления.

В ряде случаев соучастие с предварительным сговором является квали­фицирующим признаком, например, в п. «ж» ч. 2 ст. 105, и. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ и др. Оно служит отягчающим ответственность обстоятельством в тех соста­вах, где нет такого квалифицирующего признака (и. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Этот вид соучастия возможен и при соисполнительстве, и при соучастии с разделением ролей. Однако в последнем случае следует помнить, что для ква­лификации по соответствующим пунктам статей Особенной части УК РФ, предусматривающим данный вид соучастия, в группе должно быть не менее двух исполнителей и иной (иные) соучастник(и). Судебная практика это под­тверждает. Так, в вышеназванном постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» сказано, что при предвари­тельном сговоре «наряду с соисполнителями (курсив наш. - Авт.) преступле­ния, другие участники преступной группы могут выступать в роли организато­ров, подстрекателей или пособников, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ».

В ином случае (например, один исполнитель и один пособник убийства) квалификация по данному пункту исключается, хотя ссылка на ст. 33 УК РФ у иного соучастника, кроме исполнителя, сохраняется.

Так, по делу п. и Ч. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, учитывая, что один из двух осужденных непосредственно не участвовал в разбойном нападении на потерпевших, не проникал в их квартиру, а лишь предоставил ис­полнителю оружие, транспортное средство и помощь в сокрытии похищенного и следов преступления, переквалифицировала его действия в этой части с ч.

2 ст. 162 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 162 УК РФ как соучастие в форме пособ­ничества в разбойном нападении с применением оружия. В отношении испол­

нителя преступления, осужденного за разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, она исключила из приговора квалифицирующий при­знак преступления - совершение его группой лиц по предварительному сгово­ру. Аналогичное решение было принято Военной коллегией Верховного Суда РФ также по делу Е. и А.1

Вместе с тем объективная сторона различных преступлений нередко но­сит сложный характер. Когда при совершении хищения одно лицо находится на страже, обеспечивая тем самым тайность изъятия имущества, другое взламыва­ет дверь квартиры, а третье физически изымает имущество, распределение ро­лей связано с технологией совершения кражи, не имеющей юридического зна­чения. Все эти лица являются соисполнителями, действия которых квалифици­руются как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ) без ссылки на ст. 33 УК РФ[28] [29]. Напротив, лицо, только предоставившее различный инструмент для взлома двери, является пособником и поэтому его действия должны квалифицироваться со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Таким образом, при совершении конкретного преступления в пределах объективной стороны внутри группы лиц по предварительному сговору вполне возможно «техническое» распределение ролей, не влияющее на квалификацию содеянного.

Организованная группа - это устойчивая группа лиц, заранее объединив­шихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ).

Можно отметить, что это разновидность соучастия с предварительным сговором, более опасный его вид, отличающийся от предыдущего, прежде все­го, устойчивостью. Как правило, организованная группа планирует (или уже совершила) несколько преступлений, т. е. готовится заниматься преступной де­ятельностью. Если речь идет об одном преступлении, то достаточно сложном в осуществлении (например, члены организованной группы могут готовить тер­рористический акт и т.

и.). Признак устойчивости указывает на более глубокие субъективные связи между виновными. Как правило, такие группы отличаются достаточно четкой структурой, выражающейся в строгом распределении ролей; преступная деятельность группы планируется; можно говорить об определен­

ной преступной специализации группы - квартирные кражи, грабежи; хищение транспортных средств; мошенничество и др.

Независимо от разделения ролей поведение всех участников организован­ной группы квалифицируют по статье (статьям) Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ, т. е. как действия исполнителей преступления.

Самая опасная разновидность соучастия - преступное сообщество (пре­ступная организация) - это структурированная организованная группа или объ­единение организованных групп, действующих под единым руководством, чле­ны которых объединены в целях совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансо­вой или иной материальной выгоды (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

Отличительная особенность подобной группы (организации) - ее структу­рированность, что выражается в четкой иерархии, более сложном строении, чем в организованной группе. Совершаемые ими преступления относятся к катего­рии тяжких или особо тяжких. Объединения организованных групп действуют под единым руководством. Цель - получение прямо или косвенно в результате совершения преступления финансовой или иной материальной выгоды.

В Особенной части УК РФ законодатель предусмотрел ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) в отдельной статье (ст. 210). Подробное толкование признаков преступного сообщества (преступной организации) содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголов­ных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»[30]. При этом высшая судебная инстанция разъясняет, что «под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понима­ется совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступле­ний (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредствен­ное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (пре­ступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги и т.

п. Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имуще­ство, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами». Особенностью сегодняшнего дня являет­ся то, что часто средства, добытые преступным путем, вкладываются в легаль­ный бизнес. Преступное сообщество, как правило, имеет свою территорию кри­минальной деятельности.

Преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность либо в форме структурированной организован­

ной группы, либо в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством. При этом законодатель не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями «преступное сообщество» и «преступная организация».

По мнению Верховного Суда РФ «под структурированной организован­ной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для со­вершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, со­стоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т. п.), характеризующихся ста­бильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в вы­полнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Под структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации) следует понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководите­ля этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного со­общества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность.

Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т. п.), но и вы­полнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования пре­ступного сообщества (преступной организации) (п. 4).

Объединение организованных групп предполагает наличие единого руко­водства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организо­ванными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполне­ние иных действий, связанных с функционированием такого объединения (п. 5)».

Напомним, что в зависимости от характера конкретных действий, кото­рые совершают виновные при соучастии, и степени их участия в преступлении различают следующие виды соучастников: исполнитель, организатор, подстре­катель и пособник (ч. 1 ст. 33 УК РФ).

На соучастников распространяются общие принципы ответственности по уголовному праву, согласно которым основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом (ст. 8 УК РФ). В статьях Особенной ча­сти УК РФ составы преступления, как правило, описываются исходя из совер­шения их одним лицом. Вместе с тем по прямому указанию ч. 2 ст. 34 УК РФ диспозиция статьи Особенной части, определяющей конкретное преступление, одновременно описывает исчерпывающим образом и действия исполнителя (соисполнителя).

Вопрос об ответственности за соучастие возникает лишь тогда, когда ис­полнитель совершил преступление или хотя бы начал его осуществление. В

противном случае нельзя говорить о совместной преступной деятельности не­скольких лиц, и поведение лиц, склонявших исполнителя к преступлению, спо­собствовавших его успеху, должно рассматриваться не как соучастие, а как приготовление к преступлению (ст. 30 УК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 34 УК РФ степень и характер участия каждого из со­участников в совершении преступления должны всегда учитываться при при­влечении их к уголовной ответственности (индивидуализация ответственности при одинаковых ее основаниях). Характер участия - это его роль в совместно совершенном преступлении. Организатор, как правило, должен нести повы­шенную ответственность. Роль подстрекателя чаще всего признается более опасной, чем роль пособника. Однако из этих общих положений есть и исклю­чения, когда подстрекатель более опасен, чем исполнитель, пособник опаснее подстрекателя и т. и.

Степень участия лица означает интенсивность его усилий, вложенных в осуществление преступления. Например, один исполнитель выполнил только незначительную часть объективной стороны преступления - удерживал жертву, а другой - наносил смертельные удары. По характеру участия - оба исполните­ли, но степень участия не одинакова. Это положение особенно важно учиты­вать в преступлениях, совершаемых группой. Например, члены банды являются исполнителями состава бандитизма. Но один был только членом, а другой участвовал в нападениях банды; один принял участие в одном нападении, дру­гой - в десяти. Эти данные должны повлиять на меру наказания каждого со­участника.

Конечно, ответственность организатора, подстрекателя, пособника опре­деленным образом зависит от ответственности исполнителя. Например, если факт совершения преступления исполнителем признан не доказанным, не мо­жет быть признано доказанным и преступление соучастника; или если деяние исполнителя обладает признаками малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК РФ), та­ким же является и деяние соучастников. Однако это не означает отсутствия са­мостоятельности ответственности соучастников, которая проявляется, в част­ности, в том, что смерть исполнителя автоматически не исключает ответствен­ности других соучастников, а применение в отношении исполнителя, например, ст. 75, 76, 761, 78, 79, 80, 801, 81, 83, 84, 85 УК РФ не означает, что эти соучаст­ники обязательно должны быть освобождены от уголовной ответственности или наказания.

Смягчающие или отягчающие обстоятельства (см. ст. 61 и 63 УК РФ), от­носящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику (ч. 2 ст. 67 УК РФ).

Можно выделить некоторые особенности квалификации действий со­участников.

Если лицо полностью либо частично, единолично или с кем-либо сов­местно выполняет объективную сторону преступления, то оно признается ис­полнителем (соисполнителем) и его действия квалифицируются только по ста­тье Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 34 УК РФ).

В случае когда соучастник не принимает непосредственного участия в выполнении объективной стороны, но содействует исполнителю различным образом в качестве организатора, подстрекателя или пособника, его действия квалифицируются по статье, вмененной исполнителю со ссылкой на соответ­ствующую часть ст. 33 УК РФ. Такая ссылка необходима, так как эти соучаст­ники непосредственно не выполняют конкретный состав преступления.

Если лицо одновременно выполняет действия исполнителя и иного со­участника, ссылка на ст. 33 УК РФ не нужна.

Когда исполнителю преступления не удается довести до конца совместно задуманное по причинам, не зависящим от него (вынужденно) (неоконченное соучастие), остальные соучастники в зависимости от стадии совершения пре­ступления исполнителем несут ответственность за приготовление к преступле­нию или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК РФ).

Выделив в качестве видов соучастия организованную группу и преступ­ное сообщество (преступную организацию), УК РФ обусловил необходимость законодательного определения пределов ответственности организаторов и участников этих объединений. В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК РФ лицо, со­здавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную ор­ганизацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 2054,

208, 209, 210 и 2821 УК РФ, а также за все совершенные организованной груп­пой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответ­ственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 2054, 208,

209, 210 и 2821 УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Организатор преступной группы в случаях, когда она предусмотрена в качестве конститутивного или квалифицирующего признака конкретного пре­ступления, отвечает как соисполнитель без ссылки на ст. 33 УК РФ за все пре­ступления, совершенные группой. Если лицо организует конкретное преступ­ление, его действия квалифицируются по ст. 33 и той статье Особенной части, которая предусматривает организованное им преступление.

Действия соучастников преступления иногда квалифицируются по другой статье (части, пункту статьи) УК РФ, а не по той, что действия исполнителя. Подобное имеет место при наличии квалифицирующих признаков состава пре­ступления, которые могут относиться к объекту, объективной стороне, субъек­тивной стороне, субъекту.

В первых трех случаях соучастники несут ответственность за преступле­ние, совершенное при наличии квалифицирующих признаков, если только они знали о них и были согласны на совершение преступления при этих условиях. Например, если подстрекатель знал, что потерпевшая беременна, он подлежит уголовной ответственности по ч. 4 ст. 33 и и. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если же соучастник не знал, что преступление будет совершено при наличии одного из

квалифицирующих признаков или не согласен на такое совершение исполните­лем преступления, квалификация действий будет различной.

Особенностью действий подстрекателя является то, что он склоняет ис­полнителя к конкретному преступлению. Призыв к преступной деятельности, обращенный к неопределенному кругу лиц, лишь в некоторых случаях может образовывать самостоятельный состав (например, публичные призывы к развя­зыванию агрессивной войны - ст. 354 УК РФ, призывы к массовым беспоряд­кам, а равно призывы к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК РФ и т. п.)).

В практике применения уголовно-правовых норм встречаются и специ­альные вопросы квалификации действий соучастников.

Некоторые особенности имеет уголовно-правовая квалификация преступ­лений, совершенных в соучастии со специальным субъектом (точнее - специ­альным исполнителем). Например, если какое-либо преступление против воен­ной службы совершено военнослужащим и гражданским лицом совместно, то действия специального субъекта охватываются статьей о воинском преступле­нии, а действия гражданского лица должны квалифицироваться по этой же ста­тье УК РФ, но со ссылкой на ст. 33. Такого рода квалификация, с одной сторо­ны, отражает тот факт, что виновный участвовал в преступлении со специаль­ным субъектом, с другой - указывает, что это лицо выступало не в качестве ис­полнителя - специального субъекта, а было либо организатором, либо подстре­кателем, либо пособником преступления (ч. 4 ст. 34 УК РФ).

При эксцессе исполнителя он совершает преступные действия, которые не были согласованы с другими соучастниками и не охватывались их умыслом. За эксцесс исполнителя отвечает только он сам (ст. 36 УК РФ). Остальные со­участники привлекаются к ответственности лишь за те преступления, которые охватывались их умыслом и на совершение которых они давали согласие.

Различают два вида эксцесса исполнителя - количественный и качествен­ный. При количественном эксцессе исполнитель хотя и совершает иное пре­ступление, но оно по своему характеру является однородным с ранее задуман­ным. Например, подстрекатель, склонивший к грабежу, будет привлечен к от­ветственности за соучастие именно в этом преступлении, хотя исполнитель и совершает разбойное нападение. При качественном эксцессе исполнитель со­вершает преступление, неоднородное по сравнению с тем, к которому готови­лись другие сообщники. В подобном случае о соучастии говорить не приходит­ся, оно не состоялось. Исполнитель будет нести ответственность за то преступ­ление, которое он совершит, а остальные лица будут нести ответственность по правилам о стадиях развития умышленного преступления - ст. 30 УК РФ. Например, подстрекатель, склонивший к краже, должен отвечать за приготов­ление к ней, если исполнитель, проникший в квартиру с целью совершения за­думанного преступления, вместо кражи совершит убийство.

При неудавшемся соучастии, несмотря на усилия других соучастников, исполнитель не совершил преступления. Оно может выразиться в том, что ор­ганизатору, подстрекателю на первых порах хотя и удалось склонить исполни­теля к совершению преступления (а пособнику - осуществить свои действия), но потом исполнитель отказался от совершения преступления (раздумал, побо­

ялся и т. п.). Поскольку преступление не совершено, нет исполнителя, а следо­вательно, нет и соучастия.

Соучастия здесь нет, но общественно опасная деятельность, направленная на совершение преступления исполнителем, имеется. Такую деятельность нуж­но считать предварительной как создание условий для совершения преступле­ния, т. е. квалифицировать как приготовление к преступлению (ст. 30 УК РФ). В законе сказано, что «за приготовление к преступлению несет ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления» (ч. 5 ст. 34 УК РФ). О неудавшихся организационных и пособнических действиях закон не упомина­ет. Думается, что это пробел закона. Необходимо также отметить, что ответ­ственность за приготовление наступает лишь в случаях, когда речь идет о тяж­ком или особо тяжком преступлении.

Особенности добровольного отказа при соучастии. Согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ лицо, добровольно и окончательно отказавшееся от доведения преступ­ления до конца, уголовной ответственности за него не подлежит. Доброволь­ный отказ при соучастии более сложен, чем в случае совершения преступления одним лицом. Он возможен лишь до окончания действий исполнителя. Для признания добровольного отказа в поведении организатора или подстрекателя необходимо, чтобы они не только сами отказались от преступления, но и при­няли меры к несовершению его исполнителем либо своевременно сообщили о содеянном органам власти. Пособник должен нейтрализовать те усилия, кото­рые он приложил для успеха действий исполнителя. Иначе говоря, он должен добиться, чтобы его поведение не было причиной совершения исполнителем преступления (ч. 4 ст. 31 УК РФ).

Меры по предотвращению преступления, принимаемые организатором и подстрекателем, выражаются в активном поведении (разубеждении исполните­ля, информировании органов власти), пособник же при этом может действовать активно или бездействовать (например, обещал дать нож - орудие преступле­ния, но не дал). Другими словами, характер мер по предотвращению преступ­ления обусловлен характером конкретного поведения организатора, подстрека­теля, пособника по обеспечению исполнения преступления.

Если организатор и подстрекатель не предотвратили преступления, и об­щественно опасное деяние было совершено исполнителем, то они несут ответ­ственность за преступление, совершенное в соучастии. Тот факт, что они при­нимали (безуспешно) меры к несовершению исполнителем преступления, не освобождает их от ответственности, а учитывается при назначении наказания как смягчающее обстоятельство (ч. 5 ст. 31 УК РФ). Если же названным со­участникам удалось предупредить совершение исполнителем преступления, а пособнику изъять свой «вклад» в задуманное преступление, они освобождают­ся от уголовной ответственности по правилам о добровольном отказе. Данные лица понесут ответственность только в том случае, если в их действиях содер­жатся признаки иного самостоятельного преступления.

При рассмотрении вопросов квалификации преступлений, совершенных в соучастии, необходимо учитывать и возможность наличия прикосновенности к преступлению, чтобы разграничить эти полярные ситуации.

Прикосновенность к преступлению - это особый институт уголовного права, устанавливающий основания и порядок ответственности лиц, не являю­щихся соучастниками, однако причастных в той или иной форме к совершению преступления.

В отличие от соучастия, поведение прикосновенных лиц, во-первых, не находится в причинной связи с совершенным преступлением, поскольку оно не создает необходимых условий для достижения преступного результата. Во- вторых, у прикосновенного лица отсутствует такой важный признак соучастия, как единый, совместный умысел.

Деяние при прикосновенности хотя субъективно и связано с преступным поведением третьих лиц (в виде знания прикосновенного лица о совершаемом либо совершенном преступлении), но никогда не согласовано с действиями ис­полнителя преступления.

Общее понятие прикосновенности в уголовном праве отсутствует. Теория уголовного права определяет прикосновенность как умышленную деятельность лиц, не принимавших участия в совершении преступления, каким-либо образом сопряженную с его совершением, выражающуюся по действующему уголовно­му законодательству в следующих видах:

1) легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ);

2) заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ);

3) заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316 УК РФ);

4) попустительство.

Специфика общественной опасности указанных преступлений заключает­ся в том, что они существенно затрудняют деятельность правоохранительных органов по предотвращению готовящихся и пресечению совершаемых преступ­лений. С другой стороны, они серьезно препятствуют раскрытию совершенных преступлений, изобличению виновных лиц и привлечению их к уголовной от­ветственности.

<< | >>
Источник: Косарев М.Н. и др.. Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений: учебник. - Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России,2017. - 338 с.. 2017

Еще по теме Виды соучастия.:

  1. 2.3. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии
  2. Статья 26. Понятие соучастия
  3. 3.2. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом института соучастия в преступлении
  4. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии
  5. §1. Понятие и социально-правовая сущность соучастия в преступлении по Уголовным кодексам России и Армении
  6. §3. Формы соучастия в преступлении
  7. Тема 6. Соучастие в преступлении
  8. 1. Объем понятия соучастия в преступлении
  9. 1. Криминологические и правовые критерии классификации форм соучастия. Сложное соучастие
  10. 5.4. Процессуальное соучастие (понятие, значение, виды;права и обязанности соучастников)
  11. _ 103. Соучастие
  12. Понятие преступления: признаки, категории. Стадии совершения преступления. Соучастие в преступлении. Обстоятельства, исключающие преступность деяния
  13. Понятие и виды соучастия
  14. Билет 7 1.Процессуальное соучастие: понятие, основания, виды. Процессуальные права и обязанности соучастников.
  15. Процессуальное соучастие: понятие, основания и виды. Процессуальные права и обязанности соучастников.
  16. 27.процессуальное соучастие
  17. 6. Стороны в гражданском процессе: понятие, признаки, ПиО. Порядок замены ненадлежащего ответчика. Процесс. соучастие, правопреемство
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -